Перейти к основному содержанию
2524 просмотра

Сакен Жаксыбаев: «Казахстанской fashion-индустрии нужна господдержка»

Казахстанский дизайнер рассказал о проблемах развития отечественного рынка fashion-индустрии

фото: Олег Спивак

Один из основателей и ключевых персонажей казахстанской индустрии моды Сакен Жаксыбаев рассказал редакции Kursiv.kz о том, как стал дизайнером, что его вдохновляет на создание коллекций, оправдываются ли средства, потраченные на организацию показов и как можно преодолеть проблемы, которые затрудняют развитие отечественного fashion-рынка.

- Сакен, чем Вам запомнился 2018 год?

- Ушедший год, как для меня, так и для моей команды был достаточно продуктивным. Я представлял публике свои новые коллекции, которые как с творческой стороны, так и с коммерческой оказались достаточно успешными. Отечественный рынок модной индустрии медленно, но развивается. 

- Вы создаете уникальные, не похожие ни на один отечественный или зарубежный бренд, коллекции. Скажите, что Вас вдохновляет?

- Я вдохновляюсь тем, что вижу вокруг: погодой, цветами, людьми, эмоциями, музыкой, кино, живописью, музеями. Вот сегодня, например, ярко светит солнце, и вот этот перелив цвета дает какую-то идею для воображения. У меня не получается так часто вдохновляться в Казахстане, потому что я всегда занят работой. Я стараюсь вдохновляться где-то в дороге, в путешествиях, в музеях. Я люблю посещать музеи современного искусства, люблю классические музеи такие как: Лувр (Musée du Louvre в Париже – примечание Kursiv), Прадо (Museo Nacional del Prado в Мадриде - примечание Kursiv), музей Винсента Ван Гога (Van Gogh Museum в Амстердаме - примечание Kursiv), музей ЛАКМА (LACMA в Лос-Анджелесе – примечание Kursiv), MoMa (Museum of Modern Art New York Музей современного искусства Нью-Йорка – примечание Kursiv). Меня также вдохновляют старинные фильмы, обожаю эстетику и историю Золотого века Голливуда. Недавно я пересматривал картину «Унесенные ветром», прочитал историю о том, как снимался этот фильм, и через призму главных героев пришло несколько идей, потом все идеи собрались в единую картину, и может «родиться» новая коллекция.

Сакен 1.jpg

- Когда Вы поняли, что хотите стать дизайнером?

- У меня нет дизайнерского образования. Есть только хороший вкус, я так думаю (смеется - Kursiv), есть хорошее восприятие визуальной картинки, и я умею правильно сочетать цвета, комбинировать ткани. У меня есть какие-то академические знания в области искусства, культуры, которые мне помогли в создании первой коллекции. Тогда я не планировал глобально посвятить свою жизнь моде.

- Как Вы пришли к идее создать свою первую коллекцию?

- Тогда мне было 33 года, я жил в Монпелье - одном из крупнейших городов на юге Франции. И вот именно там у меня родилась идея создать первую и последнюю коллекцию. Я просто думал, что выпущу коллекцию, покажу как это должно выглядеть на мой взгляд: какие должны быть пригласительные, какой должен быть свет, какая должна быть музыка, make-up (макияж – примечание Kursiv). Я хотел показать свое видение прекрасного и успокоиться. Но 14 декабря в 2011-м году, когда я сделал первый показ в Казахстане, в отеле InterContinental Almaty, коллекция получилась успешной (учитывая коммерческую составляющую). Одежда была быстро распродана, и тогда я подумал: «почему бы и нет, у меня хорошо получилось». А когда подключился в этот процесс - отступать было некуда. Есть ведь клиенты, которые носят мою одежду, и они вдохновляют меня. Для этих людей и их эмоций каждый раз я стараюсь придумывать что-то новое.

- Расскажите, что вдохновило Вас создать последний показ, представленный в декабре 2018-го года?

- Красная лестница – есть в ней что-то такое изысканное и таинственное… Недавно был очень хороший сериал «Вражда», где у главной героини дома была шикарная лестница, у Скарлетт О'Хара (главной героини фильма «Унесенные ветром») тоже была такая лестница… И у меня родилась идея оформить подиум высокой (она состояла из 16 ступеней) красной лестницей с белым колоннами. Мы знаем много историй, когда девушка готовится и приходит на бал, но очень мало известно историй, которые описывают ее состояние (счастливая она, задумчивая или расстроенная) после бала… И эта конструкция помогла раскрыть саму коллекцию, показать, как это может быть красиво. Когда я видел эту картину за кулисами, я очень переживал. На самом деле я каждый раз переживаю, презентуя свою новую коллекцию. Для меня это рождение чего-то нового. И эти 15 минут  показа, к которым ты готовишься полгода, они очень быстро пролетают, и по завершению показа я остаюсь опустошенным.

- Сколько времени нужно на подготовку декораций для показа?

- Месяца полтора-два. Все делается в рабочем цехе. Сначала дизайнеры и архитекторы  рисуют эскиз, потом определенные лица занимаются подбором света и звука. Аренду зала нам дают за 48 часов до мероприятия, то есть, за это время мы должны подготовить полностью зал, провести финальную репетицию показа, выстроить свет и звук, чтоб фотографам было удобно работать.

Сакен6.jpg

- Как часто Вы посещаете показы в Европе?

- Когда работал в агентстве «Санбель» и занимался Неделей высокой моды в Казахстане, я очень часто посещал показы в 2003-м, в 2005-м, в 2007-м году. Сейчас, поскольку много времени занимают event-мероприятия, и по работе нет необходимости посещать мировые подиумы, я их редко посещаю. Если так получается, что я нахожусь в Париже и идет Неделя моды, то я с радостью иду на этот показ. Но целенаправленно лететь на международный показ сейчас для меня нет смысла.

- Какие проблемы, на Ваш взгляд, существуют в развитии отечественного модного рынка?

- Этот вопрос мне часто задают. Вот недавно выступал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев по поводу развития отечественного рынка модной индустрии, он призывал в своей речи и политиков, и граждан страны носить одежду «Made in Kazakhstan»… У нас в стране нет текстильной промышленности вообще. У нас мало производится ткани и фурнитуры. В стране есть хорошая рабочая сила, хорошие мастера и то, сейчас проблематично даже найти хорошего конструктора. Остались на рынке конструкторы, которые закончили Жамбылский технологический институт легкой и пищевой промышленности в свое время при Советском союзе. Вот этим конструкторам, в частности тем, кто работает со мной, им по 60-65 лет. В настоящее время трудно найти людей, которые умеют хорошо и качественно кроить. Выпускники школ чаще всего сегодня выбирают такие профессии как: финансист, юрист, блогер.

- А где вы закупаете ткани для создания своих коллекций?

- Для первой коллекции все ткани я закупал в Италии и во Франции. Тогда курс доллара составлял 120 тенге – это было нормально, сегодня курс доллара равен 374 тенге. Очевидно, что это все влияет на себестоимость готового изделия. Закупить, растаможить, понести все затраты на логистику, это получается очень дорого. Поэтому какие-то элементы декора: пайеточную ткань, пуговицы, отделочную фурнитуру, мы, конечно, покупаем в Европе. Но ткани сейчас очень хорошие по качеству есть и в Китае, и в Турции, и в Корее. Могу отметить, что очень удобно работать с Турцией. Есть такой замечательный город Бурса – это такая «текстильная» столица Турции, именно там многие мировые компании находят хорошие ткани для своего производства.

Сакен7.jpg

- Что, по-Вашему мнению, нужно сделать для развития рынка модной индустрии в Казахстане?

- Я считаю, что должна быть разработана какая-то глобальная государственная программа по поддержке дизайнеров. Вот, например, если турецкий бренд «заходит» на территорию Казахстана, то правительство Турции оплачивает этой компании расходы по рекламе, по продвижению товара и закрывает часть расходов по аренде помещения в Казахстане. Если у меня, например, торговля не пошла, я могу перекрыть другими источниками дохода, но в нашей стране есть дизайнеры, которые занимаются только дизайном, и, если у них возникает проблема с продажей коллекции, что им делать?.. Нет в январе продаж, в марте уже необходимо заплатить за аренду помещения, закупить снова ткани, отшить новую коллекцию… Должна быть какая-то государственная программа, должны быть микрокредиты с минимальной процентной ставкой, чтобы дизайнеру было выгодно. Поддерживая местного производителя, государство будет получать налоги. И не только: дизайнеры дают 12-14 рабочих мест в своих цехах, они платят им зарплаты, соответственно идут отчисления государству, и эти деньги остаются в Казахстане, пополняют казну. Поэтому и должна быть хорошо прописанная государственная программа. Кроме того, на мой взгляд, в любом торговом центре из общего количества аредополучателей 30% должны составлять отечественные производители. И это не только одежда, это могут быть производители обуви, посуды и так далее. Сейчас у нас в ТРЦ 95% зарубежных производителей размещены, так не должно быть.

Я считаю, что в любом ТРЦ можно отдать около 70% арендной площади иностранным производителям и 30% -  отечественным. Кроме того, нужно давать казахстанским производителям хорошие места (локации в ТРЦ), а не «загонять их в угол». Так что, у нас много проблем: это налоги, недостаточное количество оборотных средств, нет кредитов с привлекательной процентной ставкой, нет индустриального анклава, где бы находились казахстанские дизайнеры. Вот в Гонконге, например, есть PMQдистрикт. Это 10-этажное здание, его отреставрировали, отремонтировали и дали каждому дизайнеру по комнате. В этом здании недорогая аренда. И если ты хочешь купить что-то качественное и новое, тем самым поддержать отечественных дизайнеров, ты едешь в этот район и точно найдешь среди огромного количества производителей что-то красивое и подходящее. В Алматы очень много зданий, которые могли бы стать таким местом (например, Домом творчества казахстанских дизайнеров) для отечественных производителей. Ведь никто не просит место в центре города. Дизайнеры могут отшивать коллекции в своем цехе в Талгаре (городок в Алматинской области - прим. Kursiv), но размещать в городе - Доме творчества казахстанских дизайнеров (условно).

- Много ли в нашей стране хороших дизайнеров, производителей?

- В Алматы проводят такие мероприятия как Almaty Pop Up Store (концептуальная ярмарка, которая проводится дважды в год- примечание Kursiv). Если посетить эту локацию, то можно увидеть, сколько талантливых людей в Казахстане, которые занимаются кустарным ремеслом. И это очень круто, что люди своими руками что-то делают. Раньше, когда локация Pop Up Store только набирала популярность, на территории размещались 20-30 ремесленников, сейчас - больше ста дизайнеров и других различных компаний, которые производят одежду, украшения, ежедневники, очки, кружки, посуду. Этих производителей нужно поддержать и дать им возможность представлять свой продукт. Есть выставка WHITE MILANO (в Милане – примечание Kursiv), есть подобные выставки в Берлине и Париже. Но чтобы туда поехать - нужны деньги. И, как правило, отечественные производители не могут позволить себе понести такие расходы. Я считаю, что если дизайнер предоставит представителям нашего государства какой-то четкий, хорошо прописанный бизнес-план – то почему бы не профинансировать его? Можно же покрыть его расходы на аренду помещения на 3 дня, на гостиницу и на перелет.

- Европейский банк реконструкции и развития и Kazakhstan Brand Incubator представили новый проект TALENTS FROM KAZAKHSTAN, повлияла ли эта программа на развитие модного рынка в нашей стране?

- Я слышал про эту программу еще до ее запуска. Но в последнее время не слышал, что этот проект работает. Мне кажется, у каждого дизайнера должна быть какая-то отдельно прописанная история. Я считаю, что модельеры не могут работать под одним куполом, это конфликт творческих интересов.  Дизайнеры, которые едут на какие-то международные выставки (в данном случае на Неделю моды в Милане), должны (образно) приходить в Дом творчества казахстанских дизайнеров и говорить о своих идеях, о развитии своих интересов за рубежом. И государство, возможно, специальные органы должны рассматривать, насколько его проект рентабельный. И если, финансируя этого производителя раза два-три, становится понятно, что нет коммерческой выгоды или масштабного пиара для страны, то финансировать поездку этого производителя (на международную выставку, например), соответственно, уже не стоит. А если отечественный дизайнер посетил выставку, продвинул свой товар и привез еще 20 заказов, то конечно, ему нужно помогать: продвигать, финансировать, может быть, даже уменьшить налоговую нагрузку, помочь с логистикой.

Сакен5.jpg

- Бренд ZHSaken представлен за границей? 

- Бутиков (шоу-румов) за границей нет, но есть клиенты в Новой Зеландии, в Америке (США), в Великобритании, Италии и в Японии. Этому, в основном, способствует развитие рекламы в Интернете. То есть заказывают одежду клиенты из других стран через наш сайт.

- Насколько затратно отправлять одежду за границу?

- Для нас, например, большой преградой для доставки бренда ZHSaken в любую из этих стран является дорогая логистика. Отправить из Казахстана посылку – это очень дорого, и, как правило, эти расходы мы берем на себя. Когда есть большой заказ, мы за свой счет отправляем клиенту одежду. Иногда приходится отказывать в силу того, что расходы на логистику зачастую превышают стоимость самой вещи. У нас шубы (из экомеха) или пальто стоят, в среднем, по 65-75 тысяч тенге (для американцев это $175), для них - это небольшие деньги, и они могут себе позволить такую вещь. У нас сейчас эти шубы очень многие из США заказывают, но мы не можем их отправлять, потому что отправить эту шубу в Америку стоит ...60 тысяч тенге. Были случаи, когда клиент просил отправить такую шубу в Москву, и уже из Москвы этот товар доставляли в Америку. Почтовые расходы в Москву мы, естественно, оплачивали сами. Многие дизайнеры, скорее всего, радовались бы таким продажам, но мы чаще всего вынуждены отказывать, потому что это дорого. А вот если бы государство могло помочь и оплатить 50% логистических расходов, а 50% - мы сами, это было бы наиболее выгодно.

- Бренд ZHSaken – дорогое удовольствие?

- У нас вещи только с показа стоят дороже. А так, я думаю, цены достаточно демократичные. Футболки стоят от 5 000 до 7 500 тенге, дешевле, чем в магазинах ZARA. Там вы покупаете одну из футболок, которые будут проданы по всему миру в количестве миллиона, покупая футболку у нас за примерно такую же цену, стоит помнить, что этих футболок максимум выпущено 30 штук. У нас есть зимние куртки из качественного синтепона, которые стоят всего 35 000 тенге, и соответственно, в настоящее время на них уже скидки 30%, сейчас они стоят 31 500 тенге. С этих денег мы платим налоги, выдаем сотрудникам (менеджерам, продавцам, конструкторам, швеям) зарплату, закупаем материал для будущих коллекций. Мы зарабатываем с этой куртки всего лишь 2 000 тенге.

- На Вашем показе в декабре 2018 года были представлены серьги одного из казахстанских брендов. Серьги и клатчи были созданы специально для Вашего показа?

- Для того, чтобы мне самому создать, например, серьги для показа, мне нужно отложить определенную сумму денег, закупить материал, арендовать помещение, нанять профессионалов, которые качественно сделают серьги. Это займет много времени, а также будет потрачено много средств. Поэтому мы обращаемся к талантливым отечественным ремесленникам и предлагаем им сотрудничество. Они изготавливают для нас эксклюзивные серьги для показа, получая при этом рекламу среди аудитории клиентов Сакена Жаксыбаева. То есть, мы даем им хорошую рекламу. Сумки для последней коллекции тоже были изготовлены казахстанским брендом Red Crow Style. В Казахстане много талантливых и одаренных молодых людей, которые делают уникальные изделия. Я стараюсь их поддерживать, потому что они не могут выйти сразу на высокий уровень. Но через мой показ, через мою площадку они получают доступ к хорошей качественной публике и платежеспособным клиентам, кроме того, на них обращают внимание журналисты, блогеры, соответственно они получают дополнительный пиар, увеличивают рост продаж.

- Насколько затратны Ваши показы? Оправдывает ли продажа коллекции затраты на реализацию самого показа?

- Это очень дорогое удовольствие. Мы делаем показы 2 раза в год (в июне и декабре) и никогда не оправдываем затраченные средства. Хорошо, что есть люди, которым нравится эстетика, красивые вещи, наш продукт, организация показа. Эти люди с удовольствием поддерживают мой бренд. Есть также компании, которые через спонсорскую поддержку помогают мне воплотить идеи для показа. И я им очень благодарен, они помогают мне из года в год. Поскольку с нашим доходом это практически невозможно, в среднем арендовать ballroom (танц-зал – примечание Kursiv) стоит $5 000, а надо двое суток – это $10 000. Кроме того, нужно учитывать затраты на конструкции, фуршет, пригласительные, подарки, нужно заплатить моделям, визажистам, звукорежиссерам, операторам, которые выстраивают свет. В совокупности, очень большие затраты на показ получаются.

Сакен3_0.jpg

- Сакен, почему Вы чаще всего предпочитаете носить одежду других брендов? Вот, например, некоторые отечественные дизайнеры предпочитают носить только собственный бренд.

- Я пробовал запустить мужскую линию одежды, но учитывая тот факт, что люди у нас достаточно консервативные, и нет такого количества модников среди мужчин, ради которых стоит отшивать мужскую одежду. Мы запустили мужскую линию, показали людям, посчитали и поняли, что это оказалось совсем невыгодно. У меня в цеху работают мастера, которые в основном специализируются на пошиве женской одежды и просить этого мастера сшить мне мужские брюки… Мне проще пойти и купить брюки других брендов. Летом, когда производство не сильно загружено, я прошу своих сотрудников сшить мне шорты, брюки и пару рубашек. Вообще, мне нравится как одевался Стив Джобс, это джинсы и черная водолазка. Лично для меня главное в одежде - это комфорт, а комфортно я себя чувствую в футболке и брюках. Если я покупаю джинсы, и они мне подходят, я сразу беру три пары, то же самое могу сказать о футболках. У меня не всегда есть время на шопинг.

- Давайте поговорим о женских трендах. Что нужно приобрести в предстоящем сезоне (весна-лето 2019), чтобы выглядеть стильно?

 - Девушкам рекомендую быть естественными. Сейчас (учитывая погодные условия) девушке можно надеть белую шубу из экомеха, качественные светло-голубые джинсы, однотонную белую футболку, качественные кроссовки и красивый яркий шарф, и в Алматы еще нужны хорошие солнцезащитные очки. Если женщина работает в офисе, можно надеть брюки классического модного кроя, водолазку и завершить образ колье из жемчуга. Для вечернего образа лучше выбрать плотные колготы, коктейльное платье в стиле Chanel, черные классические туфли-лодочки и красивый яркий клатч. Сейчас на рынке очень много разных трендов. Также много популярных модных блогов, где можно получить правильные советы и рекомендации. Я считаю, что сегодня не нужно следовать моде, нужно ее или опережать, или носить то, что вам нравится.

banner_wsj.gif

4910 просмотров

Самый экстремальный рыбак хотел бы половить сомов в Казахстане

Джереми Уэйд о легендах, речных монстрах, рыбалке в Чернобыле и сомах в Казахстане

Фото: Discovery Channel

В поисках речных монстров, самый, пожалуй, известный экстремальный рыбак в мире объездил разные страны и континенты. Он рассказывал о «Рыбаках в джунглях» на канале BBC, охотился за «Речными монстрами» на Animal Planet  и теперь берется разгадывать тайны самых отдаленных водоемов и их обитателей в программе «Джереми Уэйд: темные воды» на Discovery Channel.

- Какое место запомнилось вам больше всего, ведь вы так много путешествовали?

- Очень сложно выбрать что-то одно, я провел много времени в джунглях, ливневых лесах, много где. Иногда испытываешь дискомфорт, иногда захватывает дух…Назову один уголок нашей планеты, где виды просто потрясающие, – это Монголия. Я побывал там несколько лет назад в поисках тайменя. Таймень – это рыба из семейства лососевых, но она никогда не добирается до моря, она просто мигрирует вверх и вниз по течению реки. И виды были настолько невероятные, что мне иногда хотелось прекратить рыбачить. Я сплавлялся вниз по реке на плоту, и вместо того чтобы все время забрасывать удочку, я хотел просто любоваться. Важный момент – в те края нужно ехать в правильное время года, ведь зелень там держится только пару месяцев.

- Что вы считаете своим самым большим достижением в жизни?

- Пару лет назад мы снимали сельдяного короля, или ремнетела – глубоководную рыбу, которая очень редко попадается на глаза. Это очень длинная лентообразная рыба. Думаю, я стал первым телеведущим, который оказался в кадре с ремнетелом. Мы очень много и долго к этому готовились плюс нам очень повезло. Но что касается достижений в целом – мы помогаем людям быть неравнодушными, интересоваться тем, кто живет рядом с ними в реках. Многие люди знают о том, кто живет в морях. Начиная с Жака Кусто было снято множество хороших телепередач о том, кто живет в океанах. Мало кто занимался пресноводными водоемами, поскольку в большинстве рек вода мутная, и нельзя увидеть, что в ней происходит. Если кто-то нырнет в воду, они не смогут ничего снять. Так что мы придумали способ показать этих животных – мы рассказываем о них увлекательные истории со свидетельствами очевидцев, а в конце показываем саму рыбу. И очень часто получалось так, что люди никогда раньше не видели этот вид на ТВ, даже не знали, что он существует.

А еще раньше я работал учителем. У меня в общей сложности было около 200 учеников, и это было очень тяжело. А сейчас я оказался в ситуации, где я учу в очень приятной форме аудиторию, состоящую из миллионов людей по всему миру, в каждой стране мира. И это приносит мне удовольствие. Мне нравится видеть энтузиазм и интерес со стороны зрителей. Как следствие, люди начинают заботиться о пресных водоемах и их обитателях, так что я назвал бы это моим достижением. И я бы хотел подчеркнуть, конечно же, что это не только мое достижение, это командное достижение, так как есть целая продюсерская команда, есть съемочная группа на месте, и есть телеканалы Animal Planet и Discovery Channel, которые все это транслируют. Я должен сказать, что Казахстан – это одно из мест, где я еще не был, и мне очень хочется туда поехать, потому что у вас в дельте реки Или живут очень большие сомы, о которых я слышал. Так что, возможно, однажды я к вам приеду.

- Мы были бы очень рады, если бы вы приехали. Вы могли бы вернуться немного назад и рассказать нам, как именно вы заинтересовались рыбалкой? Это был конкретный момент или вы всегда знали, что вам это интересно?

- Нет. Многие люди начинают заниматься рыбной ловлей, потому что их учит отец или дед. В моей семье никто не рыбачил, но я вырос на юго-востоке Англии, где река протекала прямо через нашу деревню. Многие мальчишки рыбачили, но обычно не очень успешно. И когда я начал, мне тоже нечем было похвастаться, мне это казалось очень глупым занятием. Ну вы понимаете – стоишь под дождем целый день, и ничего не происходит. В чем смысл? Я мог бы заняться чем-то еще. А потом один из моих школьных друзей, который знал, как ловить рыбу, потому что его дед был рыбаком, одолжил мне снаряжение получше, рассказал, что нужно делать, я поймал одну рыбину, и мне кажется, что как только я ее поймал, произошло какое-то волшебство. И мне захотелось выяснить, что же еще водится в реке.

На это можно посмотреть и с другой точки зрения. Люди спрашивают альпинистов, скалолазов: «Почему вы это делаете?». И есть очень известный ответ на этот вопрос, который, как мне кажется, принадлежит Эдмунду Хиллари, но я не уверен. «Почему вы взбираетесь на горы?» – «Потому что они есть». Со мной было то же. Передо мной была река, и это было приключение. Я шел через поля, я уходил далеко от поселений, я был один. Очень часто я не видел ни одного человека целыми днями. Это было по-настоящему, это было путешествие. Мне казалось, что я открываю что-то новое, не уходя далеко от дома, и это чувство заставляло меня двигаться дальше.

- Вы заинтересовались рыбалкой в очень юном возрасте. То есть сначала был интерес к рыбалке, и уже потом – к путешествиям?

- Точно. Я много рыбачил в Англии, и однажды наступил момент, когда все начало казаться очень знакомым. Мне хотелось чего-то нового. Я услышал о рыбе в Индии, и решил поехать туда. Я совершенно не понимал, что делаю, меня мало интересовали путешествия, мне просто хотелось поехать и найти эту рыбу, что я и сделал. Это было в 1982 году, и у меня было что-то вроде 300 фунтов в пересчете на современные деньги. Я тратил ничтожно мало, но это было на три месяца и было очень сложно. Когда я вернулся домой, у меня было такое чувство удовлетворения от того, что я смог выжить и путешествовать, это было как новая зависимость. Когда я вернулся из Индии, я подумал, что хочу поехать куда-нибудь еще. В других местах должна быть другая рыба, другие реки. И я стал планировать следующие поездки.

- Вы могли бы рассказать об истории, которую вам удалось опровергнуть. Сказать «нет, такого существа в реальной жизни нет».

- В первом сезоне программы «Речные монстры» я поймал очень больших тупорылых акул в реке в Южной Африке. Многие люди и не думали, что тупорылые акулы могут заплывать вверх по течению реки. Большинство людей скажут вам, что тупорылые акулы – очень глупые животные. Что они очень агрессивны, и, если дать им шанс, они нападут на человека. На самом деле тупорылые акулы не нападают на людей осознанно. Я работал с учеными, мы пометили двух особей, двух очень больших самцов тупорылой акулы – три метра в длину, 250 кг – с использованием акустических меток, чтобы можно было отследить их передвижения и знать, где они находятся. Их не видно, нет никакого плавника над поверхностью, не видно вообще ничего, но можно узнать, где они. Ученые отслеживали передвижения этих акул, и иногда, когда кто-то оказывался в воде, акулы передвигались невероятно быстро, чтобы проверить, что вызвало колебания в воде. Они подплывали на расстояние в несколько метров и разворачивались. Человек и не знал, что это произошло. Суть в том, что тупорылые акулы любят рыбу. Они предпочитают конкретные виды рыбы. Они как мы, не едят все подряд. Их не интересуют люди. На человека они могут напасть по случайности. Например, если вода была мутная. У рыб нет рук, они все проверяют на зуб. И для них это мелочь, а человек в результате лишается ноги. Но в этой конкретной реке, где в то время было много рыбы, акулы избегали людей, и это полностью противоречило всему, что говорилось о тупорылых акулах. Тут история не о том, существует ли то или иное животное, тут суть в том, что представление о тупорылых акулах не соответствует действительности. Они значительно более сообразительные и менее агрессивные, чем все думают.

- Вам удалось разгадать какие-нибудь речные загадки и секреты?

- Думаю, да. Во многих программах нет окончательного ответа. Один очень хороший пример – это первая серия программы «Джереми Уэйд: темные воды», которая с 30 июня будет выходить по воскресеньям на Discovery Channel и где мы изучаем истории об озерных монстрах в Италии. Еще в Средние века люди видели странных существ в этом озере, и они заметили их совсем недавно. Два человека мне рассказали, что обнаружили в озере странных существ. Я старался понять, идет ли речь о реально существующем животном, которое бы подходило по размеру и которое бы похоже двигалось. И в конце серии я получил ответ, в котором я относительно уверен. Единственный способ его проверить – полностью осушить озеро, что невозможно. Так что загадка остается. Если бы можно было осушить озеро Лох-Несс, то его тайна была бы разгадана. Так что да, во многих сериях моих программ мне удавалось дать очень правдоподобный ответ. Может быть, не со стопроцентной уверенностью, но, если бы это был суд с 12 присяжными, большинство сказало бы «да, мы верим». 

- Назовите пять самых опасных видов речных рыб в Европе и где они обитают?

- Первая серия программы «Джереми Уэйд: темные воды» об итальянском озерном монстре построена как детектив, поэтому я не хотел бы рассказывать слишком много до того, как люди ее посмотрят. Я попытался выяснить, существует ли в действительности персонаж этих историй. Так что в конце серии вы увидите один из европейских видов, который огромен и потенциально опасен. Если говорить о героях других программ, то пару раз занимался ловлей европейского (обыкновенного) сома. Эта рыба, как ни удивительно, может быть очень опасной. Дело в том, что сомы строят свои жилища на мелководье, иногда на глубине всего около 2 метров. Они делают небольшую ямку на дне озера или реки и очень агрессивно ее защищают. Несколько лет назад я снимал программу на озере в Германии недалеко от Берлина, где покусали нескольких пловцов. У них на ногах были огромные – сантиметров по 20 – следы от укусов. К счастью, никого не утащили под воду, но многие люди были очень напуганы. Упомяну также щуку, которая живет по всей Европе. Щуки нападают на водоплавающих птиц и даже на собак, если те оказываются в воде. Есть истории о том, как сильно они покусали людей, но я в них не очень-то верю. Однако при ловле щук нужно быть очень осторожными – если щука укусит, мало не покажется. И еще одна потенциально опасная рыба – это разные виды осетровых. Они не хищники, у них нет зубов, но эти рыбы массивны, и если она выпрыгнет из воды и навалится всей тушей, хорошего мало. Но эти случаи скорее из разряда случайностей, специально осетры нападать не будут. В Европе, пожалуй, на этом все. По сравнению с другими регионами здесь не так много опасных рыб.

- Чем рыбы могут быть опасны?

- Очень часто, когда я говорю, что та или иная рыба опасна, то не имею в виду, что они специально нападают на человека. Иногда человек может слишком близко подойти к месту, где рыбы размножаются, и те защищают свою территорию. Иногда в реке плохая видимость, и рыбы не разбирают, кто и что перед ними. Например, если щука кусает за ногу, она может не знать, что это нога. Она видит в реке что-то светлое и думает, что это маленькая рыба. В общем, если рыба нападает на человека, чаще всего виноват он сам.

- Едят ли люди опасных рыб?

- Потенциально да. Так исторически сложилось, что люди ели сомов. Люди ели щук, осетров, ели осетровую икру. Но, к сожалению, популяции большинства пресноводных рыб очень сильно сократились. Так что сегодня большинство рыбаков отпускает добычу обратно в реку, потому что иначе бы рыба и вовсе перевелась. 

- Самая необычная рыба в мире?

- Думаю, я ее увидел, когда рыбачил в прудах-охладителях в Чернобыле несколько лет назад. Там была очень большая популяция обыкновенного судака. Я ловил их на маленькие искусственные приманки, но там были еще и большие сомы. Было необычно видеть такую крупную рыбу так близко к промышленным сооружениям. И поскольку там закрытая зона, этих рыб оставили в покое, и они вымахали до значительных размеров. В общем, это была невероятная картина – крупные рыбы рядом с промышленными объектами, такого я раньше нигде не видел.

- Какую рыбу было сложнее всего найти?

- Думаю, сложнее всего было найти большую тигровую рыбу в Конго. Я впервые оказался в ливневых лесах в сердце Африки. Это было в 1985 году, когда это все еще был Заир, – сейчас это ДРК, Демократическая республика Конго. Я побывал там, когда там правил диктатор Мобуту. Туда было очень сложно попасть, да и обстановка в целом была напряженной. Сейчас, правда, ненамного лучше. Я провел там два месяца – это было очень тяжело. За все это время и ничего не поймал. Потом я вернулся туда через шесть лет и кое-что поймал. А потом мы решили еще раз туда поехать, это был первый или второй сезон программы «Речные монстры», и мне удалось поймать один экземпляр приличного размера в кадре. Это было очень сложно – найти и затем заснять эту рыбу.

- Самый сложный момент в вашей карьере на ТВ?

- В 2002 году, еще до программы «Речные монстры», я снимался в программе под названием Jungle Hooks, дело было в Амазонии. Мы вели съемки с воздуха, и наш вертолет упал. Все случилось моментально, ничего нельзя было сделать. Я просто сидел и ждал удара об землю и того, что будет очень больно. А на самом деле, ничего такого не произошло. Каким-то чудом никто не пострадал. 

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png