5193 просмотра
5193 просмотра

Казахстанский режиссер снимет криптовалютный фильм об аномальной зоне в Оклахоме

Саламат Мухаммед-Али начал работу над новым казахстанско-американским кинопроектом «Город-призрак»

Фото из личного архива Саламата Мухаммеда-Али

Саламат Мухаммед-Али начал работу над новым казахстанско-американским кинопроектом «Город-призрак». Это вторая полнометражная работа Саламата Мухаммед-Али. Его первый фильм «Весь мир у наших ног» в декабре прошлого года получил Гран-при Шанxайского кинофестиваля The Silk Road Cohesion Awards 2018

«Город-призрак» заявлен как новый рывок казахстанско-американской киноиндустрии, о котором узнает весь мир: его соавторами выступают знаменитый создатель трилогии «Крестный отец» Грэй Фредериксон и известный американский кинорежиссер и продюсер Питер Жмутский. Фильм расскажет об исчезнувших в 1999 году в Оклахоме во время торнадо людях, попавших в параллельный мир. Почему режиссер посвятил этой теме фильм, что за ним последует, как в нем смогут поучаствовать казахстанцы и жители других стран, – об этом и многом другом Саламат Мухаммед-Али рассказал в эксклюзивном интервью «Къ».

– Саламат, расскажите, почему вы взялись за этот проект.

– Когда я снимал фильм «Весь мир у наших ног», который вышел в прокат в США в 2017 году под названием Diamond Cartel («Бриллиантовый картель»), я познакомился с такими выдающимися кинодеятелями, как Грэй Фредериксон – продюсер трилогии «Крестный отец» и Питер Жмутский – кинопроизводитель США. Мы решили сделать кинопродукт, который будет смотреть мир. Чтобы зритель не просто насладился спецэффектами или историей, а понял для себя суть своей жизни. Каждый человек задает себе на протяжении всей жизни один вопрос: кем мы являемся на этой планете, кто мы есть на самом деле? И мы хотим ответить на этот вопрос. Мы покажем миру одну часть многогранной истины. 

– И в чем эта истина?

– Для этого нужно смотреть кино (смеется – kursiv.kz).

– Хотя бы дайте намек.

– За последние несколько десятилетий технологии развивались очень быстро, развитие шло во всех сферах, в том числе в духовной. Спрашивается: почему предыдущие 100 тысяч лет такого не было, а в последние десятилетия был сделан столь грандиозный скачок? В этом отрезке времени и следует искать ответ.

– О чем конкретно фильм?

– Наш фильм об аномальной зоне, которая находится в американском штате Оклахома. Здесь за километр от бывшего города перестают работать телефоны, глохнут машины, не горят спички и происходят другие мистические вещи. Люди, идущие в ту сторону, пропадают.

В этом месте оказываются восемь героев фильма – студенты, в числе которых русскоговорящая девушка. Они решили исследовать это явление. По 10 штатам Центральной Америки проходит аллея торнадо: каждый год он сносит там сотни тысяч домов, и страховые компании выплачивают их владельцам компенсацию в тройном размере. Некоторые американцы построили на этом бизнес. «Ловцы торнадо» делают так, чтобы вихрь прошел по их территории, снес их дома, а потом получают за это страховку. Второй бизнес – когда «ловцы торнадо» снимают себя на камеру. Чем ближе торнадо – тем дороже кадры. После их продают каналам, то есть люди зарабатывают деньги, рискуя собственной жизнью.

Все это мы показываем в фильме. Герои исследуют это явление, и, в конце концов, сами пропадают в городе-призраке. Эта история основана на реальных событиях: в 1999 году в штате Оклахома бесследно пропала команда из восьми человек.

– Вы показываете, куда они исчезли?

– Да. Они попадают в другие измерения. А потом открывают для себя другие цивилизации и миры. Но об этом в последующем расскажет сериал. Мы рассчитываем на 28 сезонов, в каждом по 12 серий. Каждый сезон планируем посвятить одной из 28 цивилизаций или измерений, в которых побывают наши герои.

– Почему 28?

– На этой планете существует 28 цивилизаций. Люди, человечество – лишь одна из них. Кроме нас, существуют джины, ангелы, демоны, безликие, энергоинформационный мир и т. д.

– Весьма небесспорное воззрение...

– Мы покажем нашу точку зрения. А так как истина многогранна, я не оспариваю другие. Мир сейчас идет к интеллектуальному и духовному развитию, и большое количество людей этому верит, многие об этом знают. Никто не станет отрицать существование аномальных зон, где происходят странные, необъяснимые вещи.

Их на земле много, они есть практически в каждой стране. Одна из самых известных – Бермудский треугольник. Есть гора Хан-Тенгри, Долина падающих птиц в Индии, у нас в Казахстане – Барсакельмес, в России – Дьявольское озеро, город Аркаим и т. д. Так вот, ученые еще в советское время считали, что аномальные зоны – это врата в другие миры.

– Вы испытываете личный интерес к аномальным зонам?

– Я их изучаю, интересуюсь, бываю в местах силы. Общаюсь с высокодуховными людьми, хранителями знаний. Непосредственно сами зоны посещать не рекомендуется, их можно изучать со стороны. Со мной происходило много аномальных случаев. Однажды чуть не попал в индуцированную воронку. Это было в Казахстане, я находился в глубокой депрессии. Когда понял, что попал на самое дно, начал выбираться из этой воронки, и у меня открылись глаза. Начал понимать, чувствовать, пришел к осознанию, что собралась информация, которую должен знать мир. И донести ее – моя миссия.

– Нет ли боязни снимать об этом кино. Прецеденты были – та же мистика вокруг экранизации «Мастера и Маргариты»…

– Ни боязни, ни неверия нет. Морально и духовно я подготовлен. И прежде, чем рассказать об этом языком кино, взял разрешение (улыбается – kursiv.kz).

– У кого? Высших сил?

– Не знаю, как сказать, чтобы меня не сочли за сумасшедшего (смеется – «Къ»)… Не в этом мире, не в этой цивилизации.

– Ладно, вернемся к работе над фильмом. Что уже сделано и что сделать предстоит?

– На данный момент мы работаем над первой серией кинопроекта «Город-призрак», уже написан сценарий. Генеральный продюсер – Грэй Фредериксон, сорежиссер – Питер Жмутский. Создан фонд поддержки и развития бизнеса в индустрии развлечений, искусства и кино WHIZ BIZ, через который будут привлекаться инвестиции не только в наш, но и в последующем в другие проекты в сфере развлечений. После привлечения инвестиций начнется сама работа над фильмом. Будет проведен глобальный кастинг. Препродакшн, съемки, постпродакшн – все это будет проходить в Америке.

– То есть Казахстан в этом совместном проекте будете представлять только вы как соавтор и режиссер?

– Да, фактически на 90% это будет мировой продукт. Но я режиссер-постановщик проекта, и в любом случае часть фильма будет принадлежать нашей стране – если не интеллектуальные права, то моральные. Кроме того, казахстанская сторона будет участвовать в соинвестициях. В фильме будет одна русскоязычная роль, кастинг по СНГ скоро начнем.

То, что основные участники фильма из международной команды, – большое преимущество проекта. Генпродюсер – легенда Голливуда, в проекте будут задействованы его ресурсы. Естественно, сам фильм будет сниматься в США. Что американцы делают хорошо, так это снимают кино. Уверен, что благодаря этому наше кино будет на порядок выше и лучше.

Собственно, «эпопею» об аномальных зонах мы решили начать с американской истории тоже из этих соображений. Любой продукт сначала нужно показать на территории США: если он состоится там, значит, состоится во всем мире. Таким образом, аудитория нашего фильма, который за 28 сезонов расскажет об аномальных зонах в разных странах, расширится фактически на весь мир. И гарантом успеха станет то, что в этот проект будут вовлечены творческие, одаренные, в том числе обладающие сверхспособностями, люди планеты. И все это будет сделано по законам мирового кинематографа.

– Но ведь в то же время здесь кроется уязвимость. Отношение к американскому кино неоднозначное: для многих оно ассоциируется с невысоким интеллектуальным содержанием, массовым искусством.

– У меня своя точка зрения на этот вопрос. Каждый человек берет для себя лучшее. Цель каждого кинематографиста – попасть в лучшую киноиндустрию мира, в данный момент это Голливуд. Просто многие в этом не признаются. Мы себе не врем.

– Голливуд, Оскар, стандартная проторенная дорожка. Вы об этом мечтаете?

– Моей мечтой было снимать кино и через кино преподнести знания Востока. К сожалению, основная часть наших современников сейчас не развивается. Хотя есть много талантов вокруг. Кино может развивать человека духовно, воспитывать его.

– А как вам удалось привлечь в проект легенду Голливуда?

– Это длинная история. В 2012 году я познакомился в Москве с Питером Жмутским. Потом спустя время позвонил ему из Казахстана. У него своя киностудия в США, и я поинтересовался, не рассматривает ли он сценариев? Тогда я написал второй свой сценарий под названием «Рабы» («Украденный голос») об интеллектуальном рабстве. Питер взялся его прочитать. Через две недели вышел в скайп и поделился своими положительными комментариями. Спросил: может ли он показать сценарий Грэю Фредериксону? Я согласился, ведь что еще могло быть лучше?!

Потом мы вышли на связь по скайпу с Грэем Фредериксоном. Грэй сказал, что на разговор есть только 10 минут. И задал первый вопрос: кто мой любимый режиссер? Только со временем я понял, почему он задал мне этот вопрос. После того, как я сказал, что это Джеймс Кэмерон, он мгновенно задал второй вопрос: а чем ты лучше Кэмерона? Я не смог сразу нормально ответить, говорил всякую всячину. Вертелись разные мысли в голове, но нес какую-то ахинею. Тем временем истекали мои 10 минут.

И в какой-то момент пришло озарение. Я решил рассказать о смысле своей жизни, зачем я занимаюсь кино, какое кино хочу снимать, как я получу свой первый Оскар, заработаю первый миллион. В общем, выплеснул все, что накопилось за всю жизнь. На это ушло два с половиной часа. В конце Грэй Фредериксон сказал: я спродюсирую твой фильм.

Так я познакомился с ним виртуально в 2013 году. И с того момента по сей день он является моим ментором. Во время бесед по скайпу и последующих реальных встреч он обучил меня многим вещам: как работает механизм киноиндустрии США, что нужно дать зрителю, как зарабатывать деньги. Он передал мне знания и теперь выступает генеральным продюсером фильма.

– Каков предполагаемый бюджет фильма?

– $11,5 млн. Собирать эти деньги мы будем нестандартным путем. Обычно, когда появляется инвестор, то кинематографисты отдают основную долю проекта в одни руки, возникают ограничения, их загоняют в рамки. Инвестор начинает действовать в своих интересах. И получается, что влияет на творчество, вмешивается в продукт, трансформируя его в другую сторону.

Мы же хотим показать миру то, как именно мы, кинематографисты, это видим. Поэтому решили расширить аудиторию инвесторов, используя механизм краудфандинга, то есть народное финансирование. Люди получат возможность заработать и быть причастными к мировому искусству. В то же время это часть PR-кампании. Так как фильм на такой масштабный сценарий будет создан за счет краудфандинга, при выходе он вызовет большой интерес у зрителя.

– Но это же не первый случай использования такого механизма. Возьмем тех же «28 панфиловцев».

– Да, принцип тот же. Но разница в том, что деньги будут привлекаться при помощи криптовалюты. В мире еще нет фильма, который был бы снят при помощи критповалюты краудфандинга. Мы сделаем это одними из первых.

– Почему выбрали такой подход? 

– В данный момент это тренд. Рынок краудфандинга стремительно растет. Если в 2012 году оборот в этой сфере составлял $2,7 млрд, то к 2020 году прогнозируется до $160 млрд. Рынок криптовалют тоже стремительно растет. В 2017 году оборот всех криптовалют в мире составлял $17 млрд, к 2022 году, по прогнозам, он дойдет до $5 трлн. Первая криптовалюта– биткойн – была создана в 2009 году, потом появились другие. Кстати, создаваемый нами фонд поддержки современного искусства выводит на рынок собственный токен Whiz Biz Coin – WB.

10 лет прошло с момента выхода первой криптовалюты, и это время можно назвать репетицией. Это был дикий, никем не регулируемый рынок. С 2018 года большинство стран, в том числе Казахстан, успели выпустить правила обращения криптовалют. И теперь начинается легальный период развития этого рынка. На него зайдут биржи, фонды, реальные фининституты десятками, сотнями миллиардов долларов. И мы сейчас к этому готовимся. Если движение невозможно остановить, то его нужно возглавить.

При поддержке краудфандинговой платформы Crowdsale Network, основателем которой является Ерлан Думанулы, мы соберем первый стартовый капитал $1 млн. Эти средства направим на запуск международного ICO. Они пойдут на масштабную рекламную кампанию для привлечения $11,5 млн уже с мирового крипторынка. Держатели токенов WB смогут использовать эти токены в экосистеме проектов, создаваемых нашим фондом, а именно получать услуги нашей киношколы, тратить в компьютерных играх, оплачивать за вход в кино и на концерты, иметь доступ к программам для очков виртуальной реальности и т. д.

Как все мы знаем, уровень безработицы во всем мире с каждым годом будет только расти. Это приведет к тому, что у большого числа людей появится заметный избыток свободного времени. Учитывая, что тренд на автоматизацию и роботизацию производственных процессов появился не вчера, можно с полной уверенностью говорить, что он продолжится. На этом фоне роль сектора экономики, отвечающего за свободное время, будет также продолжать расти. Люди научатся зарабатывать интеллектуально, а заработанные деньги будут тратить на культурное развлечение. Поэтому мы готовим большой проект. Мы рассчитываем, что основной раунд краудсейла завершится до конца 2019 года. По мере поступления денежных средств мы приступим к съемкам самого фильма.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер