Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


748 просмотров

Искусство из глубин веков

В мире ювелирного искусства, пожалуй, нет человека, который бы никогда не слышал имени академика Бахтияра Таурбекова. Именно он создал авторскую интерпретацию на базе древнего скифо-сакского «звериного» стиля и разработал современную трактовку национального стиля в ювелирном искусстве

Фото из архива Б. Таурбекова

В мире ювелирного искусства, пожалуй, нет человека, который бы никогда не слышал имени академика Бахтияра Таурбекова. Именно он создал авторскую интерпретацию на базе древнего скифо-сакского «звериного» стиля и разработал современную трактовку национального стиля в ювелирном искусстве

«Звериный» стиль в искусстве племен, населявших территорию Великой степи, возник еще в VIII веке до нашей эры. У саков роль талисманов и амулетов играли изделия с изображением зверей. Он и заинтересовал Бахтияра Таурбекова. Впрочем, к «звериному» стилю ювелир пришел далеко не сразу. Путь выпускника Алма-Атинского театрально-художественного института начинался как обычный рутинный труд ученого в библиотеке. Необходимая информация собиралась им по крупицам во множестве источников, в материалах археологических раскопок, в артефактах, дошедших до нас. Все это через призму научного подхода, серьезной искусствоведческой подготовки и практического опыта.

Сегодня Бахтияр Таурбеков возрождает искусство Великой степи, которую называют колыбелью человеческих цивилизаций. Нам он показал свою новую работу – не ювелирные украшения, а коллекцию фигурок животных.

– Бахтияр, почему именно «звериный» стиль?

– Мы утратили свои истоки. Мы ушли от того ювелирного искусства, которое было 2,5 тысячи лет назад и сейчас эксплуатируем только один период. Тюркский стиль. Это тот казахский стиль, который появился в XVIII веке. Когда я начал изучать историю, то понял, что мы сами себя загнали в одно направление. А ведь все гораздо глубже.

– Быть может, мастера просто делают то, что уже популярно, что пользуется спросом?

– Знаете, там, где начинается коммерция, заканчивается творчество. Поэтому мастер, который работает успешно и творчески, никогда не пойдет на поводу у тенденций.

– Как появились ваша «звериная» коллекция?

– Изначально это был заказ. К нам приезжает достаточно большое количество иностранных делегаций, а у нас нет большого разнообразия сувениров. Национальных. Из глубины веков. А что у нас тогда было? Были сакские племена, искусство которых – это «звериный» стиль. Многие пытались в нем работать, но это оказалось очень сложно. Дело в том, что для того, чтобы понимать, что такое «звериный» стиль, надо очень хорошо знать все обычаи и традиции саков. Традиции, ушедшие в глубину веков. Изготавливать изделия надо правильно, ведь символика очень сильно действует на людей.

– Если говорить про древних мастеров, то такие фигурки никогда не были сувенирами, никогда не были просто украшением. Их никогда мастер не делал просто так.

– Совершенно верно.

– Так вот, ваши фигурки – это просто сувенир?

– Не совсем. Любое изделие, сделанное мастером вручную – это своего рода оберег. А древний сакский стиль насыщен мистикой. Вот, к примеру, олень. Олень – это символ солнца. Есть такая легенда у енисейских саков: каждое утро солнце-олень бежит по небосклону. А следом за оленем гонится волк. На закате волк его догоняет и разрывает, но олень успевает родить олененка. И так каждый день. Барс – символ власти. А здесь барс с крыльями. В тенгрианской мифологии существует три мира: нижний, средний и верхний. Нижний мир – это мир мертвых. Средний – здравствующих. А верхний мир – мир духов. Так вот, все, кто с крыльями, могут подниматься в верхний мир.

Никогда не обращали внимания, что при входе в мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави на портале есть деревяшки? Или на мазарах всегда есть какие-то шесты. Это для птиц. Потому что птицы являются носителями духов. И вот те животные, которые изображаются с крыльями, – это тоже носители духов.

Грифон – символ верховной мистической власти. Это то мистическое животное, которое может существовать в трех мирах. Копытные – символ достатка и благополучия. Если хотите, чтобы дома было благополучие, нужно их изображение. Волк – символ силы и власти. Если человек обладает слишком мягким характером, волк поможет ему стать жестче, решительнее. Птица Самрук – символ мудрости. Она есть в мифологии многих стран и, кстати, является гербом многих государств. Обычно изображается с двумя головами.

– Кстати, не только Самрук, но и другие животные – тот же грифон или крылатый конь – есть не только в тенгрианской культуре...

– Конечно. Великая степь является колыбелью человеческой цивилизации. Самая древняя культура – ведическая. Вслед за ней появилась арийская культура. За ариями пришли шумеры. А за шумерами тюрки. И все они вышли из Великой степи. Я никогда не думал об этом, но в 1997 году я встретился с одним голландцем, который приезжал сюда, чтобы поговорить с нашим правительством о строительстве ведического города. По расчетам Института Махаришей выяснилось, что веды зародились в Великой степи в Прибалхашье. Арии расселялись по северу Казахстана на Алтай. Причем Алтай – это не только Алтайские горы. Это достаточно обширная территория, которая доходит на севере до Иркутской области, включает в себя нынешний Алтайский край, Восточный Казахстан, часть Алматинской области, часть Монголии и Китая. Это все Алтай. Там в те далекие времена обитали алтайские саки. Южнее жили саки массагеты. Западнее был ареал проживания скифских племен – сарматов, савраматов. Они, как и уйсуни и гунны, и есть предки нынешних казахов. Аргыны – самое большое казахское племя – это саки – выходцы из шумер.

А можно понаблюдать, как двигаются курганы. Самые древние находятся здесь, на юго-востоке Казахстана. Отсюда они движутся до Уральских гор. Потом по восточной стороне Уральских гор до Северного полярного круга. А потом вдоль полярного круга уходят в аж в Ирландию. Ирландские курганы идентичны нашим. Но – повторюсь – более ранние находятся здесь. Это пирамидальные курганы. Их можно увидеть неподалеку от Чилика.

Вообще все курганы были нанесены на карту еще в конце XIX века. Но это была закрытая информация.

– Почему?

– Потому что это совсем иная история. Если сейчас все это раскопать, то выяснится, что металлургия была у саков уже 2,5 тысячи лет назад. И у греков. Об этом говорит отец истории Геродот, который отметил высокий уровень цивилизации скифов. При том, что они всегда были на лошадях. Более того, переправившись через Понт Эвксинский (Черное море), Геродот отметил, что там все говорят на одном языке. В Великой степи все действительно говорили на одном языке. Потом уже произошло разделение.

А Вавилон? Он образовался из шумер и семитов. А откуда взялись шумеры? Народ, обладающий собственным языком и развитыми технологиями, пришел с Алтая и поселился в Междуречье. Вавилонская царица Семирамида – Шамирам – в сущности была дочерью сакского царя.

– Если говорить о древнем сакском искусстве, то вы свои фигурки делаете, придерживаясь древних технологий?

– Я знаю технологию древних мастеров. Я ее изучал. Но она сложна, да и не нужна сегодня. Сейчас машина отливает воск значительно лучше, чем раньше. С другой стороны, технология мастеров древности давала возможность отлива толщиной 0,2 мм. На современном оборудовании такого не получится. В V–VI веках мастера делали такие вещи. В Шиликтинском захоронении были найдены фигурки, где некоторые детали были именно такой толщины. И это была отливка.

– А свои сувениры вы все делаете вручную?

– Каждый из них – это ручная работа. Когда мастер делает свое изделие вручную, это ощущается. Это совсем другая энергетика. А когда эти же изделия штампует машина, это все выхолащивается. И это тоже чувствуется.

– Но вы ведь ювелир. Мы увидим в скором времени какие-то ювелирные работы?

– Мысли есть. Я хочу сделать украшение с портретом Семирамиды. Есть у меня такая идея. Есть заготовка серебряного ожерелья в «зверином» стиле. Но чтобы довести его до ума, нужно около $40 тыс. Чтобы сделать его в высокопробном металле. С камнями. Потом его можно продать на аукционе минимум в 5–10 раз дороже. В Европе есть люди, которые ценят это искусство. Но изначально эти $40 тыс. надо где-то взять… А у нас, к сожалению, культура инвестиций в искусство, или меценатства, пока не развита.


536 просмотров

Экс-солистка группы «Лениград» Юлия Коган: «Сейчас время синглов»

Сейчас Юля строит сольную карьеру, и перед концертом в алматинском клубе Motor она рассказала «Курсиву» о ненормативной лексике и удаче

Фото: Infovoronezh.ru

Юлия Коган пела оперу, джаз и эстраду. Выступала в детском музыкальном театре, но известность обрела благодаря песне «Сладкий сон», которую для нее написал Сергей Шнуров, как обычно – не стесняясь в выражениях. 

Сейчас Юля строит сольную карьеру, и перед концертом в алматинском клубе Motor она рассказала «Курсиву» о ненормативной лексике и удаче.

– Вы прошли долгий путь на эстраду. От Театральной академии до детского музыкального театра, где пели оперные партии. Потом эстрада – группа «Ленинград» и, наконец, сольный проект…

– Все более чем логично. Я хотела быть певицей и шла по этой стезе. В детском оперном театре был очень серьезный вокал. И хотя я училась на оперную певицу, мне всегда больше была близка эстрада. А эти два жанра нельзя совмещать. Есть люди, которые это делают, но, на мой профессиональный взгляд, чтобы делать что-то хорошо, надо выбирать что-то одно. Очень много нюансов, разные вокальные приемы. Ты не будешь хорошим оперным певцом, если будешь время от времени петь на эстраде. Эстрадный стиль мне нравится за откровенность. Он ближе к зрителю. В опере ты больше находишься в действии, а не в общении со зрителем. 

– Вы одно время даже джаз пели…

– Нет. Я не пела настоящий джаз. Я пела что-то подобное тому, что пела Барбара Стрейзанд. Или Фрэнк Синатра. Но это же не джаз. Это поп-джаз. Такой мюзикловый джаз мне нравится. А вот настоящий джаз… Не представляю себя на джазовом фестивале. Я и он не совместимы. 

– Насколько я знаю, вы с Сергеем Шнуровым расстались не очень хорошо. Есть ли жизнь после «Ленинграда»? Не сожалеете, что пришлось расстаться?

– Жизнь, конечно, есть. Вот сейчас я в Алматы. Да и в целом у меня много концертов. Многим людям нравится то, что я делаю. Хотя, конечно, я понимаю, что еще больше людей даже не знает про мои сольные концерты. Но это вопрос времени. И стараний. Что касается сожалений: если бы они были, я бы вернулась в группу. У нас был не такой конфликт, чтобы нельзя было вернуться. По сути, мы нормально расстались – спустя годы это очевидно. 

– Кстати, о стараниях. Как вы думаете, ваша сценическая карьера – это плоды долгой и кропотливой работы или все же удача? Вообще, насколько в карьере артиста важен элемент везения?

– Это чистая удача. Есть миллион шикарных певцов и хороших профессионалов, которые не востребованы. Сцена – это мир, в который очень сложно попасть. И то, что я здесь, – это невероятная удача. Особенно с учетом моего не самого легкого характера. Я не умею уступать, льстить, подлизываться. 

– Что принесло вам ту самую удачу?

– «Ленинград», конечно. До этого я просто училась, развивала себя как личность. Мне повезло, что пришла в «Ленинград» уже сформировавшимся артистом. И просто применила свой талант там, где нужно.

– Вам с вашим характером тяжело было работать с Сергеем Шнуровым?

– Нет. Ко мне никогда не было никакой жесткости. У нас все было идеально.

– Тем не менее вы расстались…

– Посмотрите на миллиарды групп, которые распадаются. Просто кому-то шлея под хвост попала, и все. Но с другой стороны, раз это произошло, значит, это должно было произойти. И всем это было на пользу. Сергей нашел вдохновение в каких-то других людях, я – в себе. И приспособила себя к единоличному присутствию на сцене и перестала быть тенью Сергея Шнурова.

– Для вас ваша сольная карьера – это прежде всего коммерческий проект или самоутверждение, поиск себя?

– Я всегда пела для себя. Я достаточно рано решила, что хочу петь, и очень долго и упорно шла к этой цели. Даже тогда, когда училась и работала кондитером. Сейчас я пришла к этой цели и делаю то, чему научилась за столько лет. Я пою разные песни в разных жанрах. Мое творчество нельзя определить в какой-то один стиль. Я не пою рок, поп или техно. Я пою то, что мне нравится. А это уже говорит о том, что это не коммерческий проект.

– Вы сами пишете песни?

– Есть песни, мною спродюсированные: я нашла текст, нашла человека, который к этому тексту напишет музыку. Есть песни, написанные мной. Но это скорее от отчаяния, что я не могу найти то, что мне надо, чем от того, что я хороший поэт или композитор. В этом я тоже себя не вижу. Хотя мои песни оказались очень удачными. Но это опять же случайность. 

– В группе «Ленинград» было много ненормативной лексики. Никто не говорил традиционного «ты же девушка»?

– Нет. Тем, кто ходил на концерты группы «Ленинград», это нравилось. 

0745377443.jpg

– Тем не менее в своем сольном проекте вы от нее ушли. Не сталкиваетесь с тем, что зрители хотят ту Юлю из «Ленинграда»?

– В первые пару лет – возможно. Сейчас люди уже знают, что я пою. Хотя, конечно, бывает, что кто-то хочет услышать те песни. Но это бывает крайне редко. Год или полтора назад Сергей разрешил мне петь несколько песен «Ленинграда», и чувства этих страждущих успокоились. Потому что им, по сути дела, нужна была только одна песня – «Я такая крутая». И я ее пою. Понимаете, мои песни мне очень подходят. К середине концерта даже человек неподготовленный понимает, что это хорошо. И к концу концерта он полностью удовлетворен.
Мое творчество гораздо интереснее того, что я делала в «Ленинграде». Тематика же не изменилась. Изменился характер музыки. Мои краски в «Ленинграде» были очень примитивны – просто стоишь и орешь. В этом тоже есть свой кайф. Но сейчас я могу внести в свой концерт разнообразие. Под мои песни можно посмеяться, потанцевать, поплакать. Когда ты поешь двухчасовой концерт с «Ленинградом» и среди них свои шесть песен – это круто. Но если ты поешь свой концерт, ты должен брать мастерством, глубиной.

– А если слушаете новые композиции «Ленинграда», не возникает ощущение, что вы бы спели их лучше?

– Я не слушаю никакие композиции «Ленинграда» и не ассоциирую себя с «Ленинградом» с тех пор, как ушла оттуда. Я закрыла эту тему. Более того, я себя не ассоциирую даже с теми песнями, которые когда-то спела. Я не представляю, как запою «Сладкий сон» или «Прощай» на своем концерте. Это не мое. Это песни группы «Ленинград». Я бы не стала их петь сама. Они талантливые и мне, безусловно, нравились, но их для своего проекта выбирает Сергей Шнуров. Я для своего проекта выбираю другие. И на самом деле это круто, что все могут продвигать что-то свое.

– Юлия Коган на сцене – это «огонь-баба». Бунтарка. Какая Юлия Коган в жизни?

– Другая. На самом деле я не бунтарка. Подложи матерный текст – это будет что-то бунтарское. Положи страстный текст – это будет страсть. Я просто очень эмоционально пою. Поэтому и ушла из оперы. В оперном исполнении не должно быть страсти. Опера – это техника. И все страсти эту технику убивают. А эстрада позволяет все это делать.

– Юлия, вы не только певица, вы еще и мама. Какое будущее вы видите для своей дочери? Она пойдет по вашим стопам?

– Когда ребенку шесть лет, планировать что-то сложно. В него пока можно только вкладывать, вкладывать и вкладывать. В том числе то, чего была лишена я. У меня, к примеру, нет за плечами музыкальной школы. И я чувствую, что это пробел. На моем исполнительском искусстве это не отразилось, но для меня как для личности было бы очень полезно, если бы я владела каким-нибудь музыкальным инструментом. И все это я хочу вложить в свою дочь.

– Сейчас на вашем счету два сольных альбома. Что в планах?

– Мы записываем четыре новых песни. Планируем еще несколько. Чтобы это был полноценный альбом. Хотя сейчас время синглов и можно выпускать и по отдельной песне.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

900 000
тенге
примерная сумма каждого потребительского кредита казахстанцев

Цитата дня

В эти дни я получаю много писем от наших граждан, для которых оказалось неожиданным мое решение остановить свои полномочия. Некоторые сожалеют о моем решении. Даже получаю письма с предложением идти на новые выборы. Я благодарю за такое отношение и благодарен за доброе ко мне отношение, хочу низко поклониться и поблагодарить всех сограждан за такую любовь и такое отношение!

Нурсултан Назарбаев
экс-президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank