Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


496 просмотров

«Чтобы создать вызывающий доверие бренд страны, нужно узнать ее изнутри»

Понятие страновой бренд прочно вошло в туристическую сферу. О том, что это такое и зачем в принципе нужна страновая айдентика мы поговорили со старшим стратегом московского офиса Landor Игорем Благодарским

Фото из свободных источников

Около 25 лет назад известнейшие маркетологи в лице Филипа Котлера, Дональда Хайдера и Ирвинга Рейна обосновали использование маркетинга в качестве механизма всестороннего продвижения территорий. С тех пор понятие страновой бренд прочно вошло в туристическую сферу. О том, что это такое и зачем в принципе нужна страновая айдентика мы поговорили со старшим стратегом московского офиса Landor Игорем Благодарским

- Что представляет собой страновой бренд? Зачем он нужен? Какую роль играет страновая айдентика?

- Сначала разберемся с понятием «бренд». Бренд – это не столько символ (логотип, знак), сколько ассоциации, возникающие в сознании потребителя. Убеждения в отношении страны формируются под влиянием информационного поля и опыта посещения, поэтому, грубо говоря, бренд страны существует вне зависимости от наличия логотипа. Ключевой вопрос – хотите ли вы управлять этим восприятием? Если да, то брендинг – один из ваших основных инструментов.

Айдентика – это визуальный и вербальный «язык» бренда страны. Этот язык помогает выделяться, транслировать отличные от других стран обещания, рассказывать потенциальным гостям об ожидаемом опыте, формировать необходимые ассоциации. Не стоит забывать и о выполнении обещаний, поэтому брендинг не ограничивается только айдентикой.

- Есть ли какая-то статистика, как меняется туристический поток в зависимости от удачной (или не очень) айдентики страны?

- Судить об увеличении туристического потока страны только лишь в зависимости от визуальной айдентики – не совсем верно. На туристический поток влияет множество факторов: от удаленности страны, уровня безопасности и наличия в ней развитой инфраструктуры – до количества проводимых масштабных мероприятий и несомненно, продвижения ее странового бренда. Если говорить о брендинге в целом, интересно будет рассмотреть пример Исландии, которая с начала 2010-х переживает туристический бум с двузначным процентом ежегодного прироста туристов. Бренд предлагает людям вдохновиться уникальным и загадочным стилем жизни, и активно коммуницирует это сообщение в социальных сетях и на YouTube. Коммуникационная инициатива страны и серия роликов Iceland Academy запустила волну других роликов, созданных уже самими исландцами. В итоге страна, которая раньше ассоциировалась с льдами и вулканом с труднопроизносимым названием, стала одним из самых востребованных направлений для путешественников из Европы и Северной Америки, а годовой ВВП на душу населения вырос за 9 лет с $5000 до $45 000.

Самым интересным примером среди стран бывшего СССР является Грузия. Она привлекла внимание туристов из стран Европы и реактивировала поток туристов из России. Согласно открытым данным, вклад туризма в ВВП страны сегодня составляет 18%. 

Также брендом может стать город. Мы разработали бренд для города Мельбурн, призванный представить его как креативную и прогрессивную столицу Австралии. Через два года продвижения бренда города его ВВП вырос на 10% и составил $56,8 млрд, а доходы от внешнего туризма – на 5% (до $3,4 млрд).

Совсем недавно мы представили идею нового бренда Азербайджана – «Взгляни по-новому». Она призвана подчеркнуть, что Азербайджан – это намного больше, чем может показаться на первый взгляд. Визуальная айдентика бренда состоит из двух фигур, которые вместе образуют иконку, стилизованную под прописную букву «а», символизирующую Азербайджан. Новый визуальный символ представляет собой объектив, позволяющий увидеть больше, взглянуть на место и его культуру под другим ракурсом. Уверен, что в ближайшее время эта страна станет еще одним хорошим примером увеличения потока туристов – все предпосылки для этого есть.

- На что делается акцент при создании странового бренда?

Чтобы создать вызывающий доверие бренд страны, нужно узнать ее изнутри, изучить историю, понять менталитет жителей, видение будущего. Это сложно сделать без реального опыта, который получают обычные туристы. Рядовые жители расскажут много интересного и вдохновляющего, чего не увидишь в аналитических отчетах или не услышишь в речах официальных лиц.

Кроме того, это этот процесс требует большой работы на стороне государственных органов, отвечающих за развитие туризма. Туризм вовлекает множество организаций: туроперторы, авиакомпании, отели, местные предприниматели и другие. Не все они непосредственно подчиняются государственным органам, но опыт и впечатления туристов напрямую зависят от вовлечения этих организаций. Чтобы построить сильный бренд страны, необходимо постоянное взаимодействие всех участников туристического рынка.  

- Что сейчас в тренде на туристическом рынке (экотуризм, этнотуризм, гастрономический туризм и т.п.)? Или для каждой страны выбирается какое-то свое направление?

- Это тема для отдельной статьи. Если попытаться ответить кратко, потребительские предпочтения меняются в силу того, что туристы становятся более искушенными, а также сменяются поколения путешественников: активнее путешествует поколение Y, и поколение Z уже на подходе. Соответственно меняются способы получения туристического продукта, а также занятия, которые люди предпочитают на отдыхе. Если раньше путешественники больше полагались на туроператоров, то сегодня благодаря цифровым продуктам они легко планируют путешествия и покупают необходимые услуги самостоятельно. Это возможность «сойти с туристической тропы», получить аутентичный опыт и поделиться впечатлениями в социальных сетях, чтобы набрать «лайков» и повысить личный «социальный капитал».

Выбор позиционирования зависит от целевой аудитории и возможностей страны – инфраструктуры, человеческих ресурсов, культурных достопримечательностей, возможностей для ведения бизнеса, транспортной доступности и пр.

- Какой, на ваш взгляд, должна быть айдентика Казахстана? В чем преимущество РК перед другими азиатскими направлениями? В чем недостатки?

- Пятиминутного рецепта для бренда страны не существует. Для того, чтобы понять, каким должен быть бренд страны (и айдентика в том числе), необходимо исчерпывающе ответить на следующие вопросы:

– каково видение людей, отвечающих за развитие туризма в стране, в отношении будущего в целом и туризма в частности?

– кто будет туристом страны в будущем? чего хотят эти путешественники? каково восприятие страны на текущий момент?

– какими возможностями страна обладает, чтобы эти нужды удовлетворить?

– какие основные конкурентные направления и как выделиться на их фоне?

– какие тренды влияют на развитие туризма в стране, и как это использовать?

Детально проанализировав все эти факторы, можно сформулировать, что бренд будет обещать туристам и какими средствами коммуникации он должен это доносить.


536 просмотров

Экс-солистка группы «Лениград» Юлия Коган: «Сейчас время синглов»

Сейчас Юля строит сольную карьеру, и перед концертом в алматинском клубе Motor она рассказала «Курсиву» о ненормативной лексике и удаче

Фото: Infovoronezh.ru

Юлия Коган пела оперу, джаз и эстраду. Выступала в детском музыкальном театре, но известность обрела благодаря песне «Сладкий сон», которую для нее написал Сергей Шнуров, как обычно – не стесняясь в выражениях. 

Сейчас Юля строит сольную карьеру, и перед концертом в алматинском клубе Motor она рассказала «Курсиву» о ненормативной лексике и удаче.

– Вы прошли долгий путь на эстраду. От Театральной академии до детского музыкального театра, где пели оперные партии. Потом эстрада – группа «Ленинград» и, наконец, сольный проект…

– Все более чем логично. Я хотела быть певицей и шла по этой стезе. В детском оперном театре был очень серьезный вокал. И хотя я училась на оперную певицу, мне всегда больше была близка эстрада. А эти два жанра нельзя совмещать. Есть люди, которые это делают, но, на мой профессиональный взгляд, чтобы делать что-то хорошо, надо выбирать что-то одно. Очень много нюансов, разные вокальные приемы. Ты не будешь хорошим оперным певцом, если будешь время от времени петь на эстраде. Эстрадный стиль мне нравится за откровенность. Он ближе к зрителю. В опере ты больше находишься в действии, а не в общении со зрителем. 

– Вы одно время даже джаз пели…

– Нет. Я не пела настоящий джаз. Я пела что-то подобное тому, что пела Барбара Стрейзанд. Или Фрэнк Синатра. Но это же не джаз. Это поп-джаз. Такой мюзикловый джаз мне нравится. А вот настоящий джаз… Не представляю себя на джазовом фестивале. Я и он не совместимы. 

– Насколько я знаю, вы с Сергеем Шнуровым расстались не очень хорошо. Есть ли жизнь после «Ленинграда»? Не сожалеете, что пришлось расстаться?

– Жизнь, конечно, есть. Вот сейчас я в Алматы. Да и в целом у меня много концертов. Многим людям нравится то, что я делаю. Хотя, конечно, я понимаю, что еще больше людей даже не знает про мои сольные концерты. Но это вопрос времени. И стараний. Что касается сожалений: если бы они были, я бы вернулась в группу. У нас был не такой конфликт, чтобы нельзя было вернуться. По сути, мы нормально расстались – спустя годы это очевидно. 

– Кстати, о стараниях. Как вы думаете, ваша сценическая карьера – это плоды долгой и кропотливой работы или все же удача? Вообще, насколько в карьере артиста важен элемент везения?

– Это чистая удача. Есть миллион шикарных певцов и хороших профессионалов, которые не востребованы. Сцена – это мир, в который очень сложно попасть. И то, что я здесь, – это невероятная удача. Особенно с учетом моего не самого легкого характера. Я не умею уступать, льстить, подлизываться. 

– Что принесло вам ту самую удачу?

– «Ленинград», конечно. До этого я просто училась, развивала себя как личность. Мне повезло, что пришла в «Ленинград» уже сформировавшимся артистом. И просто применила свой талант там, где нужно.

– Вам с вашим характером тяжело было работать с Сергеем Шнуровым?

– Нет. Ко мне никогда не было никакой жесткости. У нас все было идеально.

– Тем не менее вы расстались…

– Посмотрите на миллиарды групп, которые распадаются. Просто кому-то шлея под хвост попала, и все. Но с другой стороны, раз это произошло, значит, это должно было произойти. И всем это было на пользу. Сергей нашел вдохновение в каких-то других людях, я – в себе. И приспособила себя к единоличному присутствию на сцене и перестала быть тенью Сергея Шнурова.

– Для вас ваша сольная карьера – это прежде всего коммерческий проект или самоутверждение, поиск себя?

– Я всегда пела для себя. Я достаточно рано решила, что хочу петь, и очень долго и упорно шла к этой цели. Даже тогда, когда училась и работала кондитером. Сейчас я пришла к этой цели и делаю то, чему научилась за столько лет. Я пою разные песни в разных жанрах. Мое творчество нельзя определить в какой-то один стиль. Я не пою рок, поп или техно. Я пою то, что мне нравится. А это уже говорит о том, что это не коммерческий проект.

– Вы сами пишете песни?

– Есть песни, мною спродюсированные: я нашла текст, нашла человека, который к этому тексту напишет музыку. Есть песни, написанные мной. Но это скорее от отчаяния, что я не могу найти то, что мне надо, чем от того, что я хороший поэт или композитор. В этом я тоже себя не вижу. Хотя мои песни оказались очень удачными. Но это опять же случайность. 

– В группе «Ленинград» было много ненормативной лексики. Никто не говорил традиционного «ты же девушка»?

– Нет. Тем, кто ходил на концерты группы «Ленинград», это нравилось. 

0745377443.jpg

– Тем не менее в своем сольном проекте вы от нее ушли. Не сталкиваетесь с тем, что зрители хотят ту Юлю из «Ленинграда»?

– В первые пару лет – возможно. Сейчас люди уже знают, что я пою. Хотя, конечно, бывает, что кто-то хочет услышать те песни. Но это бывает крайне редко. Год или полтора назад Сергей разрешил мне петь несколько песен «Ленинграда», и чувства этих страждущих успокоились. Потому что им, по сути дела, нужна была только одна песня – «Я такая крутая». И я ее пою. Понимаете, мои песни мне очень подходят. К середине концерта даже человек неподготовленный понимает, что это хорошо. И к концу концерта он полностью удовлетворен.
Мое творчество гораздо интереснее того, что я делала в «Ленинграде». Тематика же не изменилась. Изменился характер музыки. Мои краски в «Ленинграде» были очень примитивны – просто стоишь и орешь. В этом тоже есть свой кайф. Но сейчас я могу внести в свой концерт разнообразие. Под мои песни можно посмеяться, потанцевать, поплакать. Когда ты поешь двухчасовой концерт с «Ленинградом» и среди них свои шесть песен – это круто. Но если ты поешь свой концерт, ты должен брать мастерством, глубиной.

– А если слушаете новые композиции «Ленинграда», не возникает ощущение, что вы бы спели их лучше?

– Я не слушаю никакие композиции «Ленинграда» и не ассоциирую себя с «Ленинградом» с тех пор, как ушла оттуда. Я закрыла эту тему. Более того, я себя не ассоциирую даже с теми песнями, которые когда-то спела. Я не представляю, как запою «Сладкий сон» или «Прощай» на своем концерте. Это не мое. Это песни группы «Ленинград». Я бы не стала их петь сама. Они талантливые и мне, безусловно, нравились, но их для своего проекта выбирает Сергей Шнуров. Я для своего проекта выбираю другие. И на самом деле это круто, что все могут продвигать что-то свое.

– Юлия Коган на сцене – это «огонь-баба». Бунтарка. Какая Юлия Коган в жизни?

– Другая. На самом деле я не бунтарка. Подложи матерный текст – это будет что-то бунтарское. Положи страстный текст – это будет страсть. Я просто очень эмоционально пою. Поэтому и ушла из оперы. В оперном исполнении не должно быть страсти. Опера – это техника. И все страсти эту технику убивают. А эстрада позволяет все это делать.

– Юлия, вы не только певица, вы еще и мама. Какое будущее вы видите для своей дочери? Она пойдет по вашим стопам?

– Когда ребенку шесть лет, планировать что-то сложно. В него пока можно только вкладывать, вкладывать и вкладывать. В том числе то, чего была лишена я. У меня, к примеру, нет за плечами музыкальной школы. И я чувствую, что это пробел. На моем исполнительском искусстве это не отразилось, но для меня как для личности было бы очень полезно, если бы я владела каким-нибудь музыкальным инструментом. И все это я хочу вложить в свою дочь.

– Сейчас на вашем счету два сольных альбома. Что в планах?

– Мы записываем четыре новых песни. Планируем еще несколько. Чтобы это был полноценный альбом. Хотя сейчас время синглов и можно выпускать и по отдельной песне.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

900 000
тенге
примерная сумма каждого потребительского кредита казахстанцев

Цитата дня

В эти дни я получаю много писем от наших граждан, для которых оказалось неожиданным мое решение остановить свои полномочия. Некоторые сожалеют о моем решении. Даже получаю письма с предложением идти на новые выборы. Я благодарю за такое отношение и благодарен за доброе ко мне отношение, хочу низко поклониться и поблагодарить всех сограждан за такую любовь и такое отношение!

Нурсултан Назарбаев
экс-президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank