364 просмотра
364 просмотра

Что может помешать трансформации «КазТрансГаза»

Казахстан рискует столкнуться с дефицитом голубого топлива в будущем

Фото: Аскар Ахметуллин

Власти намерены трансформировать «КазТрансГаз» в вертикально интегрированную компанию. Без наращивания ресурсной базы и рыночных подходов в ценообразовании затея рискует провалиться. 

В начале ноября закончилась полуторагодичная история преобразования «КазТрансГаза» (КТГ). Теперь КТГ, действовавший с начала 2000-х как дочерняя организация «КазМунай­Газа» (КМГ), стал самостоятельной портфельной компанией ФНБ «Самрук-Казына». Говоря иначе, обособление КТГ в структуре фонда позволяет компании реализовывать собственную политику, не ориентируясь на интересы нефтяников.  

С повышением статуса КТГ начинается новый виток реформ в газовой отрасли РК. Президент РК Касым-Жомарт Токаев ставит цель трансформировать компанию по аналогии с «Газпромом». Задача может показаться излишне амбициозной, но основная идея – достичь не масштабов российской компании, а ее роли в экономике.  

Суть вертикально интегрированной компании в том, что она контролирует все стадии производства. «Газпром» занимается разведкой углеводородов, добычей, переработкой, хранением и транспортировкой. КТГ, чтобы превратиться в такую компанию, следует решить две ключевые задачи. Первая – нарастить ресурсную базу. Вторая задача связана с первой, и она очевидна с экономической точки зрения, но в политическом плане не совсем целесообразна – устранение (как минимум смягчение) существующих ценовых искажений. Без этого нефтяным компаниям, которые контролируют разработку гигантских нефтяных месторождений (Карачаганак, Кашаган и Тенгиз) и, соответственно, контролируют львиную долю добычи попутного газа, невыгодно продавать газ внутри страны.  

chto-mozhet-pomeshat-transformacii-«kaztransgaza»  (3).jpg

Игры в трансформацию  

Новость о трансформации КТГ не стала неожиданностью. Публично об этом на высшем уровне заговорили еще в середине прошлого года. В июне 2020 года прошло заседание совета по управлению ФНБ «Самрук-­Казына» под председательством Нурсултана Назарбаева. И тогда председатель правления КМГ Алик Айдарбаев предложил напрямую переподчинить КТГ «Самрук-Казыне». Аргументы нефтяника были следующими. Во-первых, это позволит сократить количество уровней управления. Во-вторых, позволит оставить инфраструктурные проекты у государства, если КМГ выйдет на IPO. И в-третьих, нефтяная компания сможет сосредоточиться на переработке и добыче нефти и газа, а также на проектах нефте- и газохимии.  

В ноябре 2020 года на должность председателя правления КТГ был назначен Кайрат Шарипбаев, который ранее курировал газовое направление в КМГ. С его назначением о трансформации стали говорить все чаще.

В годовом отчете за 2020 год компания КТГ не преминула сообщить, что «намерена получить статус национального оператора – как полноправного партнера со стороны государства в проектах с высоким потенциалом добычи газа с правами согласования подходов к добыче, обратной закачке и переработке газа».  

В начале каждого года проходит расширенное заседание правительства РК, на котором президент обычно задает повестку для кабмина на предстоящие 12 месяцев. На заседании в январе 2021-го Токаев остановился на проблемах газовой отрасли.

«Сегодня внутренний рынок природного газа по-прежнему чрезмерно зарегулирован», – заявил он.

По его оценке, это сдерживает увеличение ресурсной базы, инвестиции в геологоразведку и строительство газоперерабатывающих мощностей.  

Из-за активного роста потреб­ления товарного газа возникает риск дефицита к 2027 году. Поэтому Токаев предложил работать над повышением эффективности нацоператора в сфере газа и передать ему соответствующие функции от КМГ.

«Требуется комплексное решение. Поручаю правительству совместно с госфондом «Самрук-Казына» выработать новые подходы к регулированию рынка газа. А также принять меры по увеличению его ресурсной базы», – сказал Токаев.  

Уже в марте 2021 года было принято правительственное постановление, согласно которому КТГ был передан в доверительное управление «Самрук-Казыне». Тем самым газовая компания стала самостоятельной портфельной компанией нацхолдинга.

«КТГ будет осуществлять не только транспортировку газа, но и становится полноценным национальным оператором в сфере газа и газоснабжения», – повторил президентские тезисы на тот момент глава ФНБ Ахметжан Есимов.  

История с переподчинением КТГ окончательно завершилась в текущем ноябре. «КазМунайГаз» передал 100% акций «КазТрансГаза» в пользу «Самрук-Казыны» за 1 тенге. Как оказалось, трудности с передачей КТГ были связаны с юридической и финансовой сторонами дела. Нужно было согласовать выход КТГ из состава КМГ с кредиторами нефтяной компании. 

Поэтому на первом этапе (октябрь 2020 года) КМГ рефинансировал еврооблигации на $750 млн, предусмотрев условия возможного вывода КТГ из состава нефтяной нацкомпании. На втором этапе (июнь 2021 года) было получено согласие держателей еврооблигаций КМГ на выделение КТГ. Вывод «КазТрансГаза» из структуры КМГ также был согласован с банками – кредиторами нефтяной нацкомпании, причем отдельные займы были рефинансированы в этих целях. 

Надежда на «большую тройку» 

Отсутствие богатой сырьевой базы является главным препятствием на пути к реальной трансформации КТГ в вертикально интегрированную компанию. Без контроля добычи невозможно выстроить следующие звенья производства – переработку и реализацию. В годовом отчете за 2020 год компания указывает, что располагаемые ею объемы запасов и добычи газа на рынке РК скромны.  

Всего в РК в прошлом году было добыто (без учета обратной закачки) 55,3 млрд кубометров природного газа. Доля КТГ составила 326 млн кубометров, или 0,6% от валовой добычи. Если учитывать лишь товарный газ, доля КТГ достигнет 0,9%.  

Добыча не была основным профилем компании. Ее усилия были сосредоточены на реализации газа на внешнем и внутреннем рынках, транспортировке и эксплуатации распределительных газопроводов. В законе «О газе и газоснабжении» КТГ указан как национальный оператор по участию в закупке, транспортировке и распределении голубого топ­лива. Помимо этого компания обладает преимущественным правом на закупку попутного газа у производителей, его продажу внутри РК и экспорт.  

В сложившихся условиях у национального оператора есть три варианта наращивания ресурсной базы. Первый вариант – открытие новых месторождений. Геологоразведка, как сообщили в КТГ, является одним из важнейших направлений для трансформации в вертикально интегрированную газовую компанию. Однако открытие месторождения требует финансовых затрат и времени – только на детальную разведку газовых залежей уходит от двух до пяти лет.  

Второй вариант – освоение имеющихся месторождений. На XVII Форуме межрегионального сотрудничества Казахстана и России, который прошел в конце сентября 2021 года, Токаев поделился планами трансформировать КТГ по аналогии с «Газпромом» и призвал российского президента Владимира Путина скорее договориться об освоении газовых месторождений Хвалынское и Имашевское. «Важно прийти к скорейшему решению коммерческих вопросов с «Газпромом», что ускорит реализацию названных проектов», – отметил Токаев. 

«Переговоры по этим месторождениям ведутся уже давно. Начинали их еще в 2003 году «КазМунайГаз» и «Лукойл», – комментируют «Курсиву» в КТГ. – Подписывались соглашения о принципах совместного освоения, создавались совместные предприятия».

В конце октября 2021 года в Санкт-Петербурге встретились министр энергетики РК Магзум Мирзагалиев и председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер.

«Стороны договорились о возобновлении переговоров по освоению месторождений Хвалынское и Имашевское», – сообщают в пресс-службе КТГ.  

chto-mozhet-pomeshat-transformacii-«kaztransgaza» .jpg

Имашевское месторождение считается средним по размеру (разведанные запасы – более 100 млрд кубометров) и характеризуется высоким содержанием сероводорода (15–17%). Необходимы производственные мощности для очистки газа – например, на Астраханском ГПЗ «Газпрома», но этот завод загружен полностью.  

Запасы месторождения Хвалынское составляют 332 млрд кубометров (категории С1 + С2). Тут проблема в затянувшихся переговорах между российскими «Газпромом» и «Лукойлом». Последний является одним из операторов этого месторождения.

«Мы предлагаем «Газпрому» стать покупателем газа с этого месторождения, но на территории Казахстана. Потому что газ содержит большой объем сероводорода и тащить его более 300 километров на территорию России, конечно, очень опасно», – сообщил в сентябре 2021 года глава «Лукойла» Вагит Алекперов в интервью «Коммерсанту».

Также он добавил, что газ с проекта «Лукойл» мог бы очищать, а «Газпром» через газотранспортную систему Казахстана – продавать в Китай. 

Наконец, третий вариант предполагает увеличение ресурсной базы за счет коммерческого освоения попутного газа, который добывается на наших трех гигантских нефтяных месторождениях и часть которого закачивается обратно в пласт.  

Казахстан входит в топ-20 стран с наибольшей ресурсной базой по природному газу. Например, по оценке British Petroleum, подтвержденные запасы оцениваются в 2,3 трлн кубометров (или 1,2% от мировых запасов). Оценка аналитического агентства IHS Markit более оптимистичная: доказанные и вероятные запасы (по международной категории 2Р) – на уровне 4,4 трлн кубометров.

«Подавляющая часть запасов (89%) находится в Прикаспийском бассейне на северо-западе страны, одном из мировых нефтегазовых «супербассейнов», охватывающем три гигантских нефтегазовых месторождения: Карачаганак, Тенгиз и Кашаган», – следует из Национального энергетического доклада Kazenergy 2021.  

КТГ в годовом отчете за 2020 год сообщает: «Компания будет стремиться к совместной работе по определению альтернативных вариантов разработки (технологий поддержания пластового давления) месторождений Тенгиз, Карачаганак и Кашаган, по рациональному и комплексному использованию недр, в том числе сокращение объемов обратной закачки».  

Редакция обратилась за комментариями в пресс-службу компании, чтобы выяснить, какие альтернативные варианты подготовлены КТГ и согласны ли операторы нефтяных месторождений с ними. Ответ пришел очень общий: «Этот вопрос требует тщательного изучения, причем принимать в этом участие должны все стороны, в первую очередь сами недропользователи. Сейчас КТГ тесно работает с правительством, представителями иностранных компаний по увеличению газоперерабатывающих мощностей. Например, строящийся завод на Кашагане позволит не только получать существенные дополнительные объемы газа, но и увеличит неф­тедобычу на месторождении».  

 

chto-mozhet-pomeshat-transformacii-«kaztransgaza»  (4).jpg

Нерыночные отношения  

Однако в действующей схеме работы рынка операторы крупных нефтяных месторождений не заинтересованы в переработке попутного газа и поставках на внутренний рынок из-за рыночных искажений. И в первую очередь это связано с политикой ценообразования.  

Цену на газ устанавливает государство, руководствуясь не интересами энергетической отрасли, а социальными задачами. В данном случае речь идет об обеспечении населения (преимущественно жителей южных регионов страны с низкими доходами) дешевым газом, который используется для отопления жилья.  

Действующие правила ценообразования подразумевают, что оптовые цены не могут быть увеличены более чем на 15% раз в год. С розничными ценами сложнее. Цены устанавливаются на переговорах между добывающими компаниями и единым закупщиком, которым является «КазТрансГаз». В переговорах используется ценовой механизм, прописанный законом, и он учитывает расходы на добычу сырого газа, затраты на переработку и транспортировку до места реализации национальному оператору. Также учитывается маржа добывающей компании, которая не должна превышать 10%.  

На практике цены, устанавливаемые для добывающих компаний, не всегда в полном объеме покрывают расходы, считают авторы доклада Kazenergy 2021. В том числе и поэтому добывающие компании закачивают газ обратно в пласт. По итогам прошлого года этот объем составил 20,6 млрд кубометров (около 37% добычи). Это сопоставимо с коммерческими объемами, которые по итогам 2020 года были на уровне 26 млрд кубометров.  

Негативные последствия рыночных искажений испытывает нацоператор, который, по оценке авторов доклада Kazenergy 2021, несет убытки от реализации газа потребителям на внутреннем рынке. С 2014 по 2020 год они составили 430 млрд тенге, следует из аналитического документа. Эти убытки покрываются за счет экспортных продаж. Но планы правительства по увеличению газификации, в случае их реализации, сократят прибыльный сегмент КТГ.  

В 2020 году операции на внешних рынках принесли компании 66,1% от общей выручки. Поиск приемлемого соотношения между маржинальными операциями на внешних рынках и субсидируемыми операциями внутри РК усложняет бизнес-модель компании и вносит большую неопределенность в прогнозирование ее денежных потоков. Лучший вариант для КТГ – работа на рыночных принципах, что позволит наращивать производительность и диверсифицировать бизнес.  

 

chto-mozhet-pomeshat-transformacii-«kaztransgaza»  (2).jpg

Токаев в июне 2021 года провел совещание по развитию отрасли. Он заявил, что следует повысить инвестиционную привлекательность газовой отрасли и создать прозрачную модель ценообразования, которая также будет учитывать интересы уязвимых слоев населения.  

Как пояснили в КТГ, сейчас три стороны – сам национальный оператор, Минэнерго РК и Миннацэк РК – рассматривают способы совершенствования механизма ценообразования при оптовой реализации товарного газа. Власти, похоже, готовы форматировать существующую модель ценообразования. Но о деталях, как это будет происходить, пока умалчивают. 

Без внятной политики цено­образования и на фоне активной газификации Казахстан рискует столкнуться с дефицитом голубого топлива в будущем. Это поставит крест на трансформации КТГ в вертикально интегрированную компанию, которая так и останется владельцем газотранспортной инфраструктуры и сбытовых сетей, правда, работающим преимущественно с импортным газом. 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер