363 просмотра
363 просмотра

Kursiv Research: На топ-10 предприятий приходится 88% добычи нефти в Казахстане

Эпидемиологическая ситуация на месторождениях остается основным риском для отрасли

Фото: Deposit Photos

В год снижения добычи крупные проекты продолжали увеличивать свой вклад в нефтяной пирог Казахстана: на топ-10 предприятий приходится 88% добычи в стране, фиксирует Kursiv Research.

Нефтедобывающий сектор Казахстана, в последние десятилетия обеспечивавший рост национальной экономики, в минувшем году показал спад. В 2021 году добыча нефти в лучшем случае останется на уровне 2020-го.

Несмотря на негативные результаты минувшего года и осторожные планы на этот, 2021 год для нефтяной промышленности РК будет крайне важным: должны завершиться несколько крупных проектов развития, продолжатся проекты, замороженные или частично свернутые из-за пандемии в минувшем году.

При этом основной риск для отрасли, как и в 2020 году, – не волатильность цен, а эпидемиологическая ситуация на месторождениях: на западе страны это основные очаги заражения.

kursiv-research-na-top-10-predpriyatij-prixoditsya-88%-dobychi-nefti-v-kazaxstane (6).jpg

Чувствительный минус

В 2020 году объем добычи нефти и газоконденсата в РК сократился на 5,4%, до 85,7 млн т. Факторов сокращения было несколько.

Во-первых, в начале года на фоне развивающейся пандемии COVID-19 и конфликта между ключевыми игроками – Россией и Саудовской Аравией – произошло падение спроса и рост предложения. После непродолжительного периода переговоров сделка ОПЕК+ была восстановлена, и Казахстан наряду с другими членами организации принял на себя обязательства по сокращению добычи: по условиям сделки участников расширенного нефтяного картеля для РК была установлена квота в размере 1 427 тыс. баррелей, которая в начале 2021 года была увеличена до 1 437 тыс..

Во-вторых, из-за спада цен на нефть, а также карантинных мероприятий были оптимизированы капитальные затраты в поддержание добычи и перенесены отдельные мероприятия по реализации проектов развития. Бюро национальной статистики Агентства по стратегическому планированию и реформам РК сообщает о сокращении объема инвестиций в основной капитал предприятий по добыче нефти и газа на 30,2% за 2020 год. Доля нефтегазодобычи в общем по экономике за год сократилась с 37,8 до 27,1%. Это в значительной степени повлияло на сокращение инвестиций по всем крупным предприятиям Казахстана (–24,9%) и экономике в целом (–3,4%). 

kursiv-research-na-top-10-predpriyatij-prixoditsya-88%-dobychi-nefti-v-kazaxstane (5).jpg

Поскольку основные инвесторы в казахстанскую нефтянку – нерезиденты, прямые иностранные инвестиции (ПИИ) также сократились. Валовый приток ПИИ в добычу нефти и газа за год упал на 59,2%, до $5,0 млрд. Это самый низкий объем с 2015 года ($2,7 млрд).

По данным ассоциации Kaz Service, в 2020 году впервые за последние пять лет было зафиксировано снижение динамики строительства нефтегазовых скважин: если в 2019 году при средних ценах на нефть в $64 за баррель было построено 1 107 скважин, то в 2020 году при $43 – 807.

Экспорт нефти, по данным Минэнерго РК, составил 68,5 млн т (–6,6%). Доля экспорта устойчиво находится на уровне около 80% от производства.

kursiv-research-na-top-10-predpriyatij-prixoditsya-88%-dobychi-nefti-v-kazaxstane (7).jpg

Мейджор минус, мейджор плюс

В структуре топ-10 нефтедобывающих компаний в 2020 году не произошло существенных изменений. Лидерами в последние несколько лет остаются три предприятия – «Тенгизшевройл» (ТШО; месторождения Тенгиз и Королевское), NCOC (месторождение Кашаган; также Каламкас-море, Актоты, Кайран и Юго-Западный Кашаган), а также Karachaganak Petroleum Operating (KPO; месторождение Карачаганак). 

kursiv-research-na-top-10-predpriyatij-prixoditsya-88%-dobychi-nefti-v-kazaxstane.jpg

ТШО остается лидером отрасли, даже несмотря на сокращение добычи: в 2020 году на Тенгизе было произведено 26,5 млн т (–11,2%). На месторождение приходится около 31% всей казахстанской сырой нефти. Тенгиз стал одним из первых крупных промышленных объектов в стране, где пришлось сворачивать работы из-за коронавируса. По данным компании, из-за вспышки COVID-19 с месторождения пришлось эвакуировать в общей сложности 27 тыс. работников компании и подрядных организаций, которые были заняты на Проекте будущего расширения и Проекте управления устьевым давлением (ПБР-ПУУД; завершение ожидается в 2023 году; стоимость – $45,2 млрд). Большую часть года на ПБР-ПУУД велись лишь критически важные работы, прогресс выполнения по проекту продвинулся с 74 до 80%. Специалистам и подрядчикам ТШО удалось завершить доставку на месторождение крупногабаритных модульных грузов; оставшиеся строительно-монтажные работы будут идти на территории РК.

kursiv-research-na-top-10-predpriyatij-prixoditsya-88%-dobychi-nefti-v-kazaxstane (3).jpg

По-видимому, под финансирование ПБР-ПУУД в июле 2020 года ТШО (через SPV – Tengizchevroil Finance Company International Ltd) провел размещение двух выпусков евробондов общим объемом в $1,2 млрд с погашением в 2025 и 2030 годах. 

В декабре было заявлено о смене гендиректора ТШО (перестановка была произведена в феврале): на место Имэр Боннер, которая ушла на повышение (возглавила технический центр и направление по технологиям Chevron), пришел бывший управляющий директор Chevron Indo Asia Business Unit Кевин Лайон, специалист с большим опытом реализации технологически сложных проектов. 

Проводя отчетную пресс-конференцию по итогам 2020 года, в феврале 2021-го в ТШО заявили о том, что прямые выплаты в бюджет за минувший год составили $6,6 млрд (–38% к аналогичному показателю 2019 года). Финансовая отчетность компании за 2020 год пока не размещена в открытом доступе. 

На Кашагане добыча росла: по итогам 2020 года здесь произведено 15,1 млн т нефти (+7,2%), а вес проекта в добыче по стране приблизился к 18%. В минувшем году на месторождении отметили четырехлетие со старта промышленного освоения; общий объем извлеченной за этот период нефти превысил 50 млн т, газа – 13 млрд куб. м. На этом проекте тоже ожидается смена руководства: на смену одному представителю Shell (один из крупных акционеров консорциума) Ричарду Хоуву в июне придет другой – глава Shell Kazakhstan (с 2017 года) Оливье Лазар. Поскольку впереди у Кашагана серия важнейших проектов, по которым потребуется плотное взаимодействие с казахстанскими властями, консорциуму не помешает CEO с хорошей локальной экспертизой.

Карачганак, где добыто 12,2 млн т, прибавил 7,8% относительно 2019-го. По данным KPO, общий объем добычи стабильных жидких углеводородов в минувшем году является историческим рекордом для месторождения. В KPO смогли избежать негативного влияния карантинов и перевыполнили производственный план по всем трем основным направлениям – добыче газа, нефти и обратной закачке газа в пласт. 

В декабре 2020 года консорциум достиг соглашения с властями РК по спору о методологии разделения продукции в рамках договора с инвесторами. Участники KPO признали обязательства на $1,3 млрд (которые были в тот же месяц выплачены правительству), а также утвердили окончательную методику раздела продукции: казахстанские чиновники сообщили, что пересмотр методологии позволит правительству получить дополнительно до $600 млн при ценах $40–50 за баррель Brent до завершения действующего соглашения с консорциумом (2037 год). 

В Минэнерго РК также согласовали условия Проекта Расширения Карачаганака-1А (ПРК1А). Проект стоимостью в $1 млрд призван поддержать уровень добычи жидких углеводородов на текущем уровне (10–11 млн т) до 2037 года. В компании его называют логическим продолжением уже реализуемых Проекта снятия производственных ограничений по газу КПК (ПСПОГ) и Проекта 4-го компрессора обратной закачки газа, которые завершаются в нынешнем году; стоимость обоих проектов – около $1,7 млрд. 

В группе предприятий, расположившихся в топ-10 с 4-го по 10-е место, фиксируется снижение добычи: «Мангистаумунайгаз» сократил добычу на 7,1%, «Озенмунайгаз» и «Эмбамунайгаз» – на 4,3 и 10,3%, «Каражанбасмунай» – на 7,5%. Наиболее глубокое падение добычи в 2020 году произошло у «Казгермуная» – на 30,2%.

Отдельно следует сказать о результатах нацкомпании «КазМунайГаз» (КМГ), которая владеет долями в восьми из десяти крупнейших нефтедобывающих компаний. По итогам 2020 года подконтрольный нацкомпании объем добычи упал на 7,9% (до 21,8 млн т). Таким образом, доля КМГ в совокупной добыче нефти в РК за год снизилась незначительно, с 26,1 до 25,4%. Политика выстраивания такой структуры активов, при которой в каждом крупном проекте на территории страны у нацкомпании есть доля от >10%, пока оправдывает себя. Но доказанные запасы (1P по PRMS) в распоряжении компании продолжают сокращаться: в 2020 году они упали на 8,0%.

Финансовые результаты КМГ хуже прошлогодних, но положение компании устойчиво. Выручка за год упала на 33,6% (4,6 трлн тенге), EBITDA – на 41,3% (1,1 трлн тенге), чистая прибыль сократилась в семь раз – до 172 млрд тенге. При этом компания получила положительный свободный денежный поток (88 млрд тенге; –85%), а показатели общего и чистого долга снизились (на 3,4 и 0,2% соответственно). Напомним, к кризису 2015–2016 годов КМГ подошла с растущими обязательствами, и нацкомпанию пришлось спасать, привлекая в том числе средства Национального банка РК.

Производственные мощности нефтедобывающего сектора Казахстана сконцентрированы вокруг крупных проектов, и уровень концентрации растет. Если в 2019 году на топ-10 компаний приходилось 87,8% добычи, то в 2020-м концентрация увеличилась до 88,0%, для топ-5 концентрация возросла с 74,2 до 76,0%, а три крупнейших проекта дают 62,8% добычи нефти в республике (в 2019 году – 60,9%). В долгосрочной перспективе вес проектов вырастет и к 2030 году достигнет не менее 75%. 

Год стабилизации

Краткосрочный прогноз по добыче был обновлен в начале марта 2021 года. Первоначально Минэнерго планировало добычу на уровне 86,0 млн т, однако после неудачного января 2021-го (на западе страны фиксировались перебои энергоснабжения) и спада добычи на ключевых проектах прогноз пересматривали в сторону снижения (до 83,4 млн т), но к марту опять вернулись к раннему прогнозу. Экспорт планируется с сокращением на 1,5%, до 67,5 млн т. 

На Тенгизе добыча нефти ожидается на уровне 25,3 млн т, то есть на 4,5% меньше, чем в минувшем году. Компании предстоит капитальный ремонт Завода второго поколения и объектов закачки сырого газа. Компания также продолжит реализацию ПБР-ПУУД, уровень прогресса по которому на конец года должен составлять 90% (+10 п.п. за год). Пандемия существенным образом не замедлила реализацию проекта: как и планировалось, новую мощность введут в 2023 году.

На Кашагане добыча также скорректируется: в планах – извлечь 14,5 млн т (–4,0%). Начнется строительство ГПЗ (проект мощностью в 1,15 млрд куб. м стоимостью $860 млн), которое завершится к концу 2023 года. Капремонт на проекте запланирован на 2022 год, и в нынешнем году пройдут подготовительные работы. По состоянию на март 2021 года находится в стадии согласования концепция развития месторождения (ее согласуют до конца года). В нынешнем виде предусматривается поэтапная реализация второй фазы развития проекта, которая предполагает увеличение мощности с 400 до 450 тыс. баррелей в сутки (около 21 млн т) до 2030 года, к 2036 году – 900 тыс., а к 2042 году – 1,1 млн баррелей.

На Карачаганаке ожидается добыча на уровне прошлого года (12,1 млн т). KPO завершит проекты ПСПОГ и строительства 4-го компрессора. Начнется реализация ПРК-1А, который планируется завершить к 2025 году.

Общая динамика укладывается в план добычи, опубликованный в обновленной (в 2020 году) концепции развития топливно-энергетического комплекса до 2030 года, в которой предполагается, что в 2021 году произойдет стабилизация объемов производства, а существенное увеличение планируется на 2023 год (завершение ПБР-ПУУД). Пик нефти запланирован на 2026 год. 

kursiv-research-na-top-10-predpriyatij-prixoditsya-88%-dobychi-nefti-v-kazaxstane (4).jpg

После продления сделки ОПЕК+ и позитивного ралли нефтяных цен в I квартале этого года ключевым краткосрочным риском является ухудшение эпидемиологической ситуации на нефтедобывающих предприятиях. В феврале 2021 года правительственная межведомственная комиссия по борьбе с COVID-19 называла в числе крупных очагов заболеваемости ТШО, отмечая большое количество заболевших среди сотрудников NCOC, «Эмбамунайгаза» и «Каспийнефти».

Один из важных новых проектов нынешнего – внедрение информсистемы учета нефти и газоконденсата (ИСУН), которая позволит автоматизировать учет оборота сырой нефти на всех уровнях: подготовки, транспортировки, хранения, отгрузки (в том числе экспорта) и реализации. Внедрение таких систем приводит к сокращению сверхнормативных потерь, а также оптимизации документооборота. До конца года к системе подключат предприятия, обеспечивающие 60% добычи нефти. До 2022-го ИСУН распространится на три крупных и 16 мини-НПЗ, четыре основных нефтепровода, 100 добывающих предприятий.

Конфиденциальная нефть

Стремясь предложить читателям как можно более широкий спектр данных о нефтяных компаниях, команда Kursiv Research направила запрос в Министерство энергетики РК с перечислением 22 крупнейших нефтяных компаний стран и просьбой указать данные о добыче.

Ответ Минэнерго, подписанный управлением информации и коммуникации департамента стратегического и информационного развития, был следующим: «Запрашиваемые данные недропользователей направляются в Министерство согласно Приказу Министра энергетики №203 от 23 мая 2018 года «Об утверждении форм отчетов при проведении разведки и добычи углеводородов, осуществлении операций в сфере добычи и оборота нефти и (или) сырого газа, урана, угля, проведении опытно-промышленной добычи и добычи урана и Правил их представления», где не предусмотрена передача этих данных третьим лицам. В связи с этим предоставление запрашиваемых данных не представляется возможным».
 
Ответ на запрос не был снабжен конкретным указанием имени и должности сотрудника департамента. 

В результате Kursiv Research при подготовке рейтинга крупнейших нефтедобывающих компаний использовал открытые данные, включая оперативные и годовые отчеты, данные официальной статистики и прочую публичную информацию, на основании которой делались расчеты. 

Однако мы решили проверить, соответствует ли действительности тезис, изложенный в ответе Минэнерго. Беглый анализ официальной информации показал: то, что не позволено журналистам, позволено чиновникам. По итогам расширенной коллегии Минэнерго от 05.03.2021 на сайте Primeminister.kz вышла публикация, в которой приводились данные (фактически передавались широкому кругу пользователей сайта) о добыче на трех ключевых месторождениях РК – Тенгизе, Кашагане и Карачаганаке. 

Информацию о добыче на ключевых месторождениях РК (и достаточно детальную) за отдельную плату в виде справки в формате документа Microsoft Excel предоставляет «дочка» Минэнерго РК – АО «Информационно-аналитический центр нефти и газа». Правда, в правом верхнем углу справки указано: «Собственность АО «ИАЦНГ»! Конфиденциально! Тиражированию и публикации не подлежит!» 

Это значит, что в Минэнерго попросту лукавят. В действительности сведения, которые запрашивал Kursiv Research, могут не просто передаваться третьим лицам, но в отдельных случаях (если это текст по докладу министра на официальном ресурсе премьера) и публиковаться.

В подготовке материала принимал участие Юрий Масанов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер