nedvijimost-v-krizis.png

292 просмотра

Почему энергетики недовольны проектом нового Экологического кодекса

И где они хотят найти деньги для зеленой модернизации своих предприятий

Иллюстрация: Depositphotos

Казахстанская ассоциация организаций нефтегазового и энергетического комплекса Kazenergy настаивает на том, что перед принятием нового Экологического кодекса (ЭК) правительство должно определиться, из каких источников будет финансироваться внедрение наилучших доступных технологий (НДТ). Это технологии, которые должны снизить давление на окружающую среду. Новый ЭК обяжет предприятия внедрять НДТ. Сейчас это не является обязанностью.

Откуда брать деньги на внедрение НДТ – это главная проблема энергетиков, связанная с новым экологическим законодательством, считает генеральный директор крупнейшей энергетической ассоциации Казахстана Болат Акчулаков. На самом деле вопрос затронет более 2,5 тыс. промышленных предприятий разных отраслей. Но Акчулаков делает акцент на электроэнергетическом секторе, потому что стоимость электроэнергии влияет на цену всей производимой в стране продукции. А значит, модель финансирования НДТ критична для всей экономики страны и конкурентоспособности казахстанского экспорта, подчеркивают в Kazenergy.

Экологическая ноша

Когда в декабре прошлого года министр экологии, геологии и природных ресурсов Казахстана Магзум Мирзагалиев представлял проект нового ЭК, он отнес к ключевым два нововведения – механизм внедрения НДТ и экономические меры стимулирования для перехода к ним.

«Для максимального улучшения экологической ситуации необходимо внедрение наилучших доступных технологий. Для этого промышленные предприятия проходят технологический аудит. Им предлагаются технологии, использование которых позволит снизить объемы выбросов. Предприятия, внедрившие НДТ, будут освобождены от платы за эмиссии. В случае если они не переходят на НДТ, их ставки платы за эмиссии будут расти», – перечислил Мирзагалиев.

Предполагается, что экологи после принятия нового кодекса будут контролировать наиболее крупных загрязнителей. Сейчас по действующему законодательству пройти процедуру оценки воздействия на окружающую среду – ОВОС – должны практически все промпредприятия, а это 19 тыс. субъектов. Новый Экологический кодекс такое требование будет применять только в отношении 2,6 тыс. предприятий, на которые приходится 80% выбросов.

В этот список попали все так называемые традиционные предприятия энергетического сектора с угольной генерацией. Им придется в обязательном порядке выделять деньги на НДТ. Внедрение НДТ станет частью требований по получению комплексного экологического разрешения. Без него предприятие не сможет осуществлять свою деятельность.

В Kazenergy предлагают два варианта финансирования: через повышение тарифов на электроэнергию либо за счет налоговых послаблений для энергетиков. В обоих случаях компании смогут направлять «появившиеся» деньги на модернизацию.

«По электроэнергетике нет больших возможностей инвестировать дополнительные средства при нынешнем уровне тарифов. Надо будет что-то с тарифами делать и давать энергопроизводящим компаниям возможность накопить капитал для того, чтобы впоследствии его инвестировать. Конечно, это приведет к определенному росту тарифов, об этом нужно открыто говорить, – считает Болат Акчулаков. – Либо это может быть вариант, при котором государство даст определенные налоговые преференции на момент внедрения (НДТ. – «Курсив») и окупаемости таких вложений в экологию по принципу нулевой рентабельности».

Денег нет, но вы внедряйте

В октябре 2019 года энергетикам повышали предельные тарифы в среднем на 15%. После этого по закону тарифы не могли меняться в течение семи лет. Однако производители электро­энергии имеют право обращаться за внеочередным повышением, если их затраты увеличиваются.

И летом 2020 года 35 из 44 энергопроизводящих организаций страны обратились с такой просьбой, сославшись на увеличение расходов. По их данным, с начала 2020 года затраты на покупку топлива выросли на 9,9%, тарифы на электроэнергию от возобновляемых источников энергии увеличились на 9,3% (традиционные энергетические компании обязаны покупать товар у зеленых энергетиков), при этом объем вырабатываемой энергии от ВИЭ увеличился в два раза. Также увеличились платежи в бюджет и подорожали услуги системного оператора KEGOC – и многие электростанции стали работать себе в убыток. К примеру, директор ТОО «Степногорская ТЭЦ» Валерий Донцов говорит, что при установленном для его станции осенью 2019 года предельном тарифе 7,1 тенге за кВт*ч по факту себестоимость электро­энергии превышает 8 тенге.

В июне Министерство энергетики объявило о новой корректировке установленных предельных тарифов, после того как соответствующие заявки подали. Тарифы в среднем увеличились на 16%. 

Энергетики утверждают, что летнее повышение тарифов позволит им лишь выйти в ноль по расходам в текущем году, а вот решить проблему износа оборудования станций на 60% оно не поможет. «С модернизацией генерирующих мощностей в стране сейчас все сложно», – констатирует первый заместитель генерального директора АО «Центрально-Азиатская Электроэнергетическая Корпорация» Дюсенбай Турганов.

«С 2019 года тариф на электроэнергию поделен на две составляющие (текущий тариф для потребителей и тариф на введение электрических мощностей), – напоминает Турганов. – Предполагалось, что для инвестиций будет использоваться тариф на мощность, который изначально должен был составить 700 тыс. тенге/МВт*мес. Сразу было ясно, что этого недостаточно для выполнения инвестиционных программ. Но в итоге тариф был утвержден в размере 590 тыс. тенге/МВт*мес., что только усугубило ситуацию. Решение о применении нулевой рентабельности может поставить крест на будущем электроэнергетики страны, учитывая, что многие энергокомпании для реконструкции и модернизации оборудования брали большие кредиты, которые нужно выплачивать, при этом средств для инвестиционных программ практически нет».

Игра налогов

Вместо повышения тарифа участники рынка пытались найти другие источники финансирования НДТ. Председатель правления Ассоциации экологических организаций Казахстана Айгуль Соловьева предложила создать госэкофонд, в котором будут аккумулироваться средства от отплаты за эмиссию и перенаправляться на модернизацию предприятий-загрязнителей.  

Однако с этой идеей не согласилось ни Минэкологии, ни представители промышленных отраслей. 17 июля вице-министр экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан Ахметжан Примкулов заявил: «Чтобы не было глухого телефона, никакого создания государственного экологического фонда в Казахстане не планируется».

Директор Республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Николай Радостовец предложил государству работать с загрязнителями без посредников, оставлять начисленные средства за эмиссию на предприятиях взамен на обязательство использовать эти суммы на техперево­оружение под контролем экологов.

Как уже отмечалось, в проекте нового ЭК прописано, что предприятия, внедрившие НДТ, будут освобождаться от платы за эмиссии. Однако энергетики говорят, что деньги нужны не потом, а здесь и сейчас. Из контекста выступлений энергетиков и их защитников можно понять, что на НДТ требуются большие деньги. Однако никто не дает даже порядок цифр, необходимых для модернизации. 

«Есть еще одна проблема, – отмечает Болат Акчулаков, – сегодня Экокодекс и возможные поправки в Налоговый и Административный кодексы разделены. Изначально это был один пакет поправок, но сейчас в Налоговый кодекс нельзя вносить поправки через сопутствующие законопроекты. Поэтому придется ждать принятия Экокодекса, чтобы начать работу в следующем году по внесению изменений в Налоговый кодекс. Но изначально нужно договориться, чтобы завтра мы не остались один на один с проистекающими из Экокодекса требованиями без решений по экономической части».

Речь идет о том, что с 2020 года в Казахстане запрещается включать в неналоговое законодательство нормы, регулирующие налоговые отношения. При рассмотрении проекта ЭК по этой причине может быть не принята единственная на данный момент стимулирующая норма внедрения наилучших доступных технологий – об отмене платы предприятия за негативное воздействие (эмиссии) с даты получения комплексного экологического разрешения путем применения коэффициента «0» к ставке платы. Ее придется вносить через поправки, которые будет формировать Минфин по корректировке Налогового кодекса.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif