Как золото может заменить нефть в экспорте Казахстана

И что для этого нужно сделать

Фото: Shutterstock

Доходы от экспорта золота в России впервые с 1994 года превысили выручку от экспорта газа, достигнув в апреле – мае $3,58 млрд, сообщает РБК.

«Ведомости» цитируют руководителя группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Максима Худалова, который приводит цифры: в апреле – мае 2019 года Россия экспортировала золота на $247 млн, а в I квартале 2020 года – на $1,4 млрд. За год продажи выросли более чем в 14 раз, а по сравнению с январем – мартом – в 2,5 раза.

В апреле 2020 года было опубликовано постановление правительства РФ за подписью премьера, согласно которому производителям разрешили вывозить золото за пределы России при наличии генеральной лицензии. По мнению экспертов, это было правильное решение. Ведь если экономика страны зависит от цен на энергоносители и от их экспорта, если цены на нефть обваливаются, что приводит к снижению поступлений в бюджет, почему бы бюджету не предложить альтернативу? И эта альтернатива – драгоценные металлы.

Положения законодательства России и Казахстана в части регулирования добычи и реализации драгоценных металлов не сильно отличаются друг от друга: везде присутствует обязательство по продаже всего добываемого золота государству. Закон РК «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» предусматривает механизм, согласно которому у государства есть преимущественное право выкупа производимого золота. 

Если сильно упростить, то процесс добычи и продажи золота выглядит следующим образом: добыли породу, раздробили и измельчили, переместили на завод (обычно расположенный прямо на месторождении) и на выходе получили сплав Доре. Это сплав из золота и серебра. Далее этот бесформенный кусок драгоценных металлов отправляется на аффинажный завод, на котором происходит разделение металлов и переплавка их в слитки с пробой 999. После чего добывающей компании перечисляется на счета их фактическая стоимость по ценам Лондонской биржи на день расчета за вычетом 10%. Через месяц доплачивают и оставшиеся 10%, но уже по средневзвешенной стоимости за месяц по ценам той же Лондонской биржи. В общем, все просто и понятно. Обмана нет, цена по бирже, сбыт гарантирован государством, и не надо искать на рынке, куда пристроить свою продукцию. Мечта бизнесмена: сколько бы ты ни произвел, все будет продано. За исключением одного момента. Казахстанские золотодобывающие компании лишены такого важного инструмента, как фьючерс. Свободного рынка нет, значит, и рыночных инструментов тоже нет.

Возможность продажи драгметаллов за рубеж дает доступ казахстанским производителям к рыночным инструментам и продаже фьючерсов или по простому получению предоплаты от оффтейкеров (агенты покупателей или продавцов). Причем продать таким образом можно объем за несколько лет. Но тут уже необходимо считать, что выгоднее: получить все деньги сейчас или в расчете на рост цен на золото продавать по факту. Так, 17 июля 2018 года цена за тройскую унцию была $1232,80, на сегодняшний день это более $1700. 

Покупка в будущем добытого золота по сути является инвестициями, которые могут быть направлены на расширение производства и увеличение объема продаж и выручки. Например, месторождение добывает в год 500 килограммов золота, это чуть более 16 тыс. тройских унций. Теперь умножаем на $1700 и получаем годовую выручку в $27 млн (расчет приблизительный, с сильным округлением). 

Что в минусе? Государство, скупая золото у производителей, полностью контролирует рынок и наращивает золотой запас. Есть мнение, что контроль никуда не денется и оборот золота как был, так и останется жестко регламентируемым и контролируемым.

Пример России показал, что временные послабления способны давать серьезный экономический эффект.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Вырастут ли цены на бензин в Казахстане

Падение спроса на топливо из-за пандемии коронавируса уже привело к сокращению продаж на казахстанских АЗС на 40%

Фото: Офелия Жакаева

Пандемия коронавируса привела к резкому снижению потребления топлива и спроса на нефтепродукты во всем мире, и Казахстан не стал исключением. В апреле нефтеперерабатывающие заводы страны были переведены на минимальный технологический режим, сообщили в Министерстве энергетики РК.

За первые пять месяцев 2020 года потребление бензина по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом уменьшилось на 15%, до 1,4 млн тонн, а дизельного топлива – на 5%, до почти 1,9 млн тонн. 
В отраслевом ведомстве считают, что автомобильного бензина отечественного производства вполне достаточно для покрытия потребностей всего казахстанского рынка. 

«В настоящее время все три НПЗ работают в штатном режиме, с ежесуточным производством светлых нефтепродуктов с последующей отгрузкой на внутренний рынок. Фактов возникновения дефицита ГСМ не наблюдается», – отметили в ведомстве.

Излишки ГСМ идут на экспорт в страны, не входящие в ЕАЭС, – с января по май из Казахстана было вывезено 206,7 тыс. тонн бензина. 

Продажи просели

Кризис на рынке транспортного топлива задел в первую очередь розничных продавцов нефтепродуктов. Представитель компании-владельца более чем ста автозаправочных станций рассказал «Курсиву», что в этой сети в первом полугодии продажи топлива упали примерно на 40%. Несмотря на уменьшение спроса, оптовые отпускные цены растут почти каждый месяц.

«Если раньше бензин на атырауском заводе (Атырауский НПЗ – «Курсив») стоил 150 тысяч тенге за тонну, то сейчас тонна стоит 160 тысяч тенге. То есть на 10 тысяч тенге выросла цена», – пожаловался бизнесмен.

Такой расклад его удивляет:

«Во время пандемии, когда цена на нефть упала, российский бензин стоил 66 тенге за литр (оптовая цена). Но мы его не могли привезти, потому что запрет был на ввоз. А наш стоил тогда 130 тенге за литр».

По словам представителя сети, розничные цены на автозаправках поднимать не разрешают.

«Курсив» направил запросы в Министерство энергетики и национальную компанию «КазМунайГаз», которая контролирует все три крупные казахстанские НПЗ и является одним из крупных ресурсодержателей, чтобы выяснить, когда и по какой причине были подняты оптовые цены на бензин. На момент подготовки статьи ответы еще не были получены.

Председатель ассоциации «Жанар-Жагармай» (объединение владельцев АЗС) Кайыпбек Камбаров говорит, что сейчас, к примеру, в Туркестанской области мелким розничным продавцам ГСМ стало труднее развиваться. В основном из-за того, что большую часть (около 60%) продукции они закупают через посредников и по повышенной цене. В результате маржа получается очень маленькой. По его словам, из-за пандемии передвижение на транспорте снизилось на 30–40%, соответственно, упали доходы и розничных реализаторов горючего. В регионе на данный момент более 560 действующих АЗС.

В целом по Казахстану, по данным Комитета статистики МНЭ РК, на начало 2020 года работали более 3,9 тыс. автозаправочных станций, свыше 2 тыс. газовых АЗС и 15 автомобильных газонаполнительных компрессорных станций. В 2019 году на них в розницу было продано нефтепродуктов на сумму свыше 1,1 трлн тенге. В том числе бензина – на 706 млрд тенге, дизтоплива – на 357 млрд тенге, пропана-бутана –
на 77 млрд тенге. По талонам нефтепродуктов за прошлый год было реализовано на 334 млрд тенге.

Больше, чем вчера

Несмотря на общее падение спроса на топливо, по данным Комитета по статистике, за первое полугодие выпуск бензина по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос на 7,1%, до свыше 2,1 млн тонн, сжиженного пропана и бутана – на 5,7%, до 1,3 млн тонн. Но более чем на 30% упало производство керосина.

Чтобы защитить отечественных производителей топлива, правительство недавно продлило до 1 сентября введенный ранее запрет на импорт бензина и дизтоплива из России, где последние два месяца, наоборот, наблюдается рост потребления и, соответственно, цен на нефтепродукты. По данным ценового агентства Argus, российские НПЗ, выполняя рекомендацию Минэнерго РФ, существенно нарастили производство автомобильного бензина в июне. Если 1 июня в сутки выпускалось 80,2 тыс. тонн бензина, то уже к 14 июня этот показатель повысился до 99,6 тыс. тонн, а 28 июня достиг 107,9 тыс. тонн. Хотя общий показатель по-прежнему немного меньше, чем было в аналогичный период прошлого года. Министерство энергетики и

Федеральная антимонопольная служба России предложили своему правительству рассмотреть возможность отмены запрета на импорт бензина и других нефтепродуктов, который был введен на срок до 1 октября этого года. Связано это «с восстановлением спроса на моторное топливо на уровень, близкий к уровню, который был до введения ограничительных мер в связи с коронавирусной инфекцией».

Некоторые казахстанские эксперты считают, что рост спроса на топливо и отмена запрета на импорт в России могут привести к росту цен на бензин в Казахстане. Они полагают, что казахстанские ресурсодержатели начнут экспортировать горючее в более выгодный с экономической точки зрения рынок. Однако, как выяснилось, республика не обладает большими возможностями, чтобы удовлетворить потребности соседней страны. В первую очередь это связано с качеством казахстанского бензина.

На вопрос, может ли Россия снять запрет на импорт бензина и начать вывоз топлива из Казахстана, редактор изданий «Argus Рынок Каспия» и «Argus Транспорт Каспия» Рауф Гусейнов ответил, что «да», это возможно.

«Такое раньше происходило, когда казахстанский бензин поставлялся именно на внутренний рынок России. В основном поставлялся бензин пятого класса (К5), с завода «Конденсат» из Западно-Казахстанской области», – сообщил он.

Однако в России возможна реализация топлива не ниже пятого класса.

«Поэтому количество предложений из Казахстана может быть ограниченным. Для казахстанских поставщиков топлива приоритетным направлением являются все же не Россия, а страны Центральной Азии, где они могут конкурировать с российскими производителями», – считает эксперт.

Другое дело, что экспорт неф­тепродуктов из Казахстана регулируется Министерством энергетики, ежемесячными графиками. По мнению Рауфа Гусейнова, казахстанское правительство в первую очередь заинтересовано в протекции внутреннего рынка, в полном обеспечении казахстанского потребителя, особенно дизельным топливом в преддверии уборочной кампании, которая, по сути, в августе уже начинается.

«На основании практики мы знаем, что все большие запасы, которые накапливаются в Казахстане зимой и летом, быстро расходуются в период посевной и уборочной кампаний (весна-осень). Потому что потребление в это время вырастает очень серьезными темпами», – поясняет эксперт.

По его словам, сейчас республика не экспортирует дизтопливо. В преддверии сезона экспорта дизеля не будет вовсе либо он будет очень ограниченным. Правительство не будет рисковать и открывать экспорт на фоне роста внутреннего потребления.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg