5850 просмотров

Российские вагоны нашли путь в Казахстан

Казахстан начал принимать порожние российские вагоны

Фото: Cock-Robin/Pixabay

15 июня в Совет по железнодорожному транспорту государств-участников Содружества (ЦСЖТ), который координирует работу железнодорожных администраций стран с шириной колеи 1 520, поступило соответствующее письмо за подписью и.о. первого заместителя председателя правления АО «НК «Казахстан Темир Жолы» Каната Альмагамбетова.

Согласно документу, копия которого имеется в распоряжении «Курсива», с этого дня разрешается прием порожних полувагонов «чужих» железнодорожных администраций, находящихся в собственности и аренде. В частности, речь идет о ООО «Мечел-Транс», АО «НефтеТрансСервис» в адрес Аксуского филиала АО «Казхром» (станция Аксу); АО СУЭК и ООО «Тезко» в адрес ТОО «Богатырь Комир» (Экибастуз); ООО «Тезко» в адрес АО «ЕЭК» (Экибастуз); ООО «Мечел-Транс», АО «Новая Перевозочная Компания», АО «НПК» в адрес Актюбинского завода ферросплавов-филиал АО «ТНК «Казхром» (станция Жинишке); АО «ФГК», ООО «ТФМ-Оператор», ПАО «Совфрахт» в адрес ТОО «Торговый дом «Майкубен Комир» (станция Ушкулын); Transterminal-S в адрес ТОО «Казфосфат» (станция Шайкорык). Также разрешаются к приему порожние вагоны ООО «КузбассТрансЦемент» в адрес ТОО «Латон-Маркет» (станция Шомиш); АО «НефтеТрансСервис», АО «Новая Перевозочная Компания», АО «НПК», АО «ФГК», ЗАО «Евросиб СПб-Транспортные системы», ООО «СоюзТранс» в адрес АО «Шубарколь Комир», АО «КФС-Транс», АО «ТГК», ООО «Ай Эм Ти Экспресс», ООО «Портэкспресс», ООО «Тандем-Трансгрупп», ООО «Урал Логистика» в адрес АО «Шубарколь Премиум» (станция Шубарколь).

На пространстве Евразийского Экономического Союза (ЕАЭС) более пяти лет функционирует общий рынок оперирования подвижным составом. В рамках общего рынка грузоотправители из государств-членов ЕАЭС могут свободно воспользоваться услугами по предоставлению вагонов операторов подвижного состава любого из государств-участника ЕАЭС. Ставки аренды и предоставления вагонов не регулируются государством и меняются в зависимости от баланса спроса и предложения.

Но с 15 июня в республике вновь был введен запрет на въезд на все станции казахстанской сети порожних собственных и арендованных полувагонов сторонних железнодорожных администраций (страны СНГ, Прибалтики и Грузия). Полувагоны используются для перевозки массовых грузов, в том числе каменного угля или руд черных и цветных металлов. Срок действия запрета – с 15 июня до отмены.

В обращении Альмагамбетова в ЦСЖТ в качестве причин введения запрета назывались инфраструктурные ограничения пропускной способности сети, значительное увеличение количества порожних вагонов, не востребованных к погрузке, ежесуточное наличие более 240 временно отставленных от движения поездов и проведение летних работ по содержанию верхнего строения пути. По данным КТЖ, из более чем 240 временно отставленных от движения поездов в груженном состоянии стояло более 85 поездов, или 4 300 вагонов, и в порожнем состоянии - более 155 поездов (7,5 тыс. вагонов), в том числе из-за отказа китайской железной дороги - 80 груженных и 42 порожних поездов.

При этом в письме отмечалось, что в случае нормализации ситуации железнодорожная администрация Казахстана отменит конвенционный запрет. С 5 января текущего года Казахстан вводил запрет на въезд на свою железнодорожную сеть вагонов сторонних администраций, но уже 20 января были отменены ограничения на порожние полувагоны, а с 20 февраля - и на другие виды вагонов. 

Погрузка грузов в соседней России за январь-май 2020 года сократилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 4,5% - до 508 млн тонн. Среди лидеров падения - каменный уголь, погрузка которого за пять месяцев сократилась на 11% - до 141,7 млн тонн. На этом фоне заместитель генерального директора ОАО «РЖД» Алексей Шило сообщил в мае о пересмотре плана погрузки на 2020 год.

Базовый прогноз снижения погрузки на сети РЖД по итогам 2020 года составляет 5%, а пессимистичный сценарий допускает падение до 15%. В конце марта общее количество парка грузовых вагонов на сети РЖД составило 1 182 081 единиц, что на 5,2% больше по сравнению с мартом 2019 года, когда парк насчитывал 1 123 375 ед. Количество общего парка полувагонов на сети РЖД в марте 2020 года выросло на 5,7% и достигло 563 355 единиц.

В результате переизбыток парка и ограниченная грузовая база продолжает сказываться на ставках. По данным ценового агентства Argus, в настоящее время рыночная ставка суточной аренды полувагонов в России составляет 700-800 рублей в сутки (без НДС), или 4 060-4 640 тенге в сутки при пересчете по курсу Национального банка Казахстана на 14 июня. При этом ставка суточной аренды полувагонов собственности АО «Казтемиртранс» (КТТ, дочерняя структура КТЖ), отметил заместитель исполнительного директора Республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий» (АГМП) Максим Кононов, составляет 8 300-8 500 тенге в сутки (без НДС), или 1 430-1 465 рублей в сутки при пересчете по тому же курсу.

По информации АГМП, экспортеры казахстанского угля с начала текущего года неоднократно обращались к руководству КТЖ и КТТ с просьбами о понижении ставок предоставления полувагонов для перевозки угля в экспортных назначениях и необходимости расчета таких ставок исходя из рыночных ставок суточной аренды полувагонов.

«Однако КТТ до настоящего времени продолжает рассчитывать свои ставки предоставления полувагонов исходя из уже далеко не рыночной ставки их суточной аренды 8 300-8 500 тенге в сутки (без НДС). Разница 3 660-4 440 тенге в ставке суточной аренды полувагона позволяет экспортерам казахстанского угля удешевить стоимость перевозки одной тонны угля в порт Усть-Луга и/или порт Тамань на 2,10-2,55 долларов США», - сообщил Кононов «Курсиву».

При текущих неблагоприятных рыночных ценах угля на основных направлениях его экспорта из Казахстана (CIF порты Северо-Западной Европы, FOB порты Балтики и FOB порты Черного моря) в диапазоне $40-44 за тонну такая экономия является, по его мнению, очень существенной.

«Совершенно логично и нормально, что в текущей тяжелой экономической ситуации казахстанские грузоотправители массовых грузов, особенно экспортеры угля и железной руды, вынуждены искать альтернативные КТТ предложения по предоставлению полувагонов и выбирают более выгодные рыночные предложения российских операторов (собственников) полувагонов. При этом существенно более дорогие полувагоны собственности КТТ остаются невостребованными рынком», - сообщил Кононов.

Невостребованный парк полувагонов собственности КТТ ежемесячно увеличивался и, по имеющейся у АГМП информации, по состоянию на 8 июня составил 77 маршрутов (около 5 400 полувагонов). Чтобы защитить выпадающие доходы своей «дочки», КТЖ и пошло на данный шаг, отметил замглавы АГМП.

Введение запрета возможно действительно позволит загрузить часть свободного парка КТТ, отметила генеральный директор Казахстанской ассоциации перевозчиков и операторов вагонов Салтанат Адамбаева.

«Такое решение приняли из-за того, что, возможно, из-за карантина у крупных операторов – собственника вагонов «Казтемиртранс» - большой парк освободился, и его надо загрузить. Не факт (что конвенционный запрет позволит загрузить весь свободный парк КТТ)», - сказала она «Курсиву».

Адамбаева отметила, что запрет поможет разгрузить инфраструктуру от порожнего парка других железнодорожных администраций. По ее мнению, снижение цен российскими перевозчиками связано в том числе с желанием загрузить собственные полувагоны.

«И в России, и везде сейчас кризис, и им нужна загрузка. Они сбрасывают свои вагоны в Казахстан, а в Казахстане они простаивают в ожидании, будет или не будет (загрузка), перебивают цены и прочее. Иногда они возвращаются (через Казахстан в Россию) порожними из Узбекистана или Кыргызстана, и у них уже окуплена перевозка в оба конца. На обратном пути они могут предложить очень низкую цену, но это разовая акция», - сообщила она.

Вместе с тем, главным в этом процессе, по ее мнению, является грузоотправитель. Последний выбирает с каким перевозчиком работать и даже при наличии запрета, имея контракт с условным российским перевозчиком, может обратиться с соответствующим письмом в защиту своих интересов в национальную палату предпринимателей «Атамекен» и КТЖ.

banner_wsj.gif

448 просмотров

Казахстан ищет инвестиции в геологоразведку

Запасы ископаемых республики были подтверждены еще во времена СССР

Фото: "Курсив"

Министерство экологии, геологии и природных ресурсов РК рассчитывает привлечь свыше $2 миллиардов иностранных инвестиций на развитие геологоразведки в Казахстане.

Мингеологии совместно с агентством IHS Markit разрабатывает маркетинговую стратегию, которая поспособствует привлечению в казахстанскую геологоразведку крупных иностранных инвесторов.

Основная минерально-сырьевая база республики, то есть те запасы полезных ископаемых, которые Казахстан осваивает последние 30 лет, была подтверждена еще во времена СССР. Часть этих месторождений уже практически истощена, и если сейчас не начать вкладывать средства в поиск новых, то в ближайшие 10-15 лет некоторым из действующих предприятий придется закрыться – добывать и перерабатывать будет просто нечего. Поэтому профильное министерство разработало программу развития отрасли и готовит стратегию по привлечению иностранных инвесторов в геологоразведку страны. Только по углеводородным ресурсам геологами выявлено 15 осадочных бассейнов с прогнозными запасами около 76 млрд т условного топлива. Но государству придется решить вопрос, кто и как будет финансировать поисково-разведочные работы.

Коэффициент восполняемости

С момента обретения независимости в стране было добыто более 1,5 млрд т нефти и около 750 млрд куб. м газа. Если в 1991 году годовой объем добычи составлял 25 млн т, то в 2019 году он достиг 90,5 млн т, увеличившись более чем в 3,5 раза. В Национальный фонд, который формируется за счет сборов от нефтяного сектора, с начала его образования поступило свыше 34 трлн тенге. В целом около 60% валютной выручки обеспечивает экспорт нефти. То есть углеводородное сырье – один из основных продуктов страны. При этом Казахстан добывает и продает за рубеж и другие виды полезных ископаемых – медь, алюминий, железо, уголь и прочее. Поэтому от восполнения их запасов напрямую зависит надежность экономики республики.

С 1991 года запасы нефти выросли на 2,1 млрд т. Коэффициент прироста, если не считать Кашагана, который был обнаружен еще в конце 1980-х годов, составляет 0,9%. Президент Казахстанского общества нефтяников-геологов Балтабек Куандыков считает, что в последующие 10–15 лет в некоторых регионах страны может возникнуть угроза сворачивания нефтегазового сектора. Сейчас отрасль держится благодаря трем крупным проектам: Тенгизу, Кашагану и Карачаганаку. Потенциал этих месторождений может быть исчерпан через 20–30 лет. Чтобы не израсходовать запасы, на каждые 100 млн т добытой нефти нужно находить как минимум 150 млн т запасов.

Эксперт отмечает, что раньше, в 1990-х годах, инвестиции в гео­логоразведку осуществлялись за счет добывающих компаний, когда 8% от их прибыли выделялось на поиск новых запасов. Средств, которые направляются на это дело сейчас, недостаточно. По данным Минэкологии, в 2018 году объем инвестиций в геологоразведку в нефтегазовой сфере составил 105 млрд тенге, или около 1,8% от общей суммы расходов на добычу углеводородов в размере 5,9 трлн тенге. На разведку твердых полезных ископаемых (ТПИ) потрачено 34 млрд тенге, или 1,7%, от общей суммы на добычу ТПИ в 1,9 трлн тенге.

Если в горно-металлургическом комплексе геологоразведку можно проводить за $3–5 млн, то в нефтяной отрасли один разведочный проект оценивается примерно от $50 до $100 млн. И частных компаний, которые могут осилить такие расходы, немного. Поэтому государству стоит проводить эти работы за счет республиканских средств, считает эксперт. Кроме того, он напоминает о необходимости обобщить данные по уже разведанным частными компаниями месторождениям, составить общую картину о нефтяном потенциале страны. Полученные сведения позволят определить, в каком регионе стоит сконцентрироваться на поиске новых запасов сырья.

В поисках юниоров

В последние годы в геологоразведке наиболее успешными оказываются проекты, реализуемые юниорскими компаниями. Юниорские компании ориентированы на проекты ранней стадии развития, они мобильны в принятии решений, оперативно реагируют на изменения конъюнктуры рынка и имеют относительно невысокие административные издержки.

Страны, сделавшие ставку на развитие юниорского рынка, получили хорошие результаты. К примеру, в Канаде и Австралии на проведение гео­логоразведочных работ на одном квадратном километре ежегодно инвестируется около $200–300. Больше половины из них – средства юниорских компаний. В Казахстане, по данным 2019 года, на геологоразведку тратится всего около $35 на один квадратный километр. В предыдущие годы тратилось еще меньше. Закономерный итог – за последние 30 лет в стране не было открыто ни одного крупного месторождения твердых полезных ископаемых; добыча сырья сегодня в разы превышает прирост запасов. По мнению председателя правления национальной горнорудной компании «Тау-Кен Самрук» Каната Кудайбергена, которое он высказал в одной из статей в «Курсиве», высокая стоимость и рискованность инвестиций в геологоразведку диктуют необходимость мер поддержки со стороны государства. Самые распространенные проблемы казахстанских юниоров –  недостаток собственных средств и трудности с доступом к источникам финансирования.

На что рассчитывать

По сведениям Министерства экологии, геологии и природных ресурсов, запасы Казахстана по нефти составляют около 4,5 млрд т,

по газу – 1,6 трлн куб. м. По данным British Petroleum, запасы нефти в республике в конце 2019 года составляли 3,9 млрд т, газа – 2,7 трлн куб. м.

На государственном балансе страны числится более 8 тыс. месторождений. Из них 317 ме­сторождений углеводородного сырья, 910 – твердых полезных ископаемых, свыше 3 тыс. мес­торождений общераспространенных полезных ископаемых и около 4 тыс. месторождений подземных вод.

Минэкологии разработало концепцию государственной программы геологической разведки на 2021–2025 годы. Представляя документ в правительстве, глава ведомства Магзум Мирзагалиев сообщил, что за последние десятилетия в Восточном Казахстане отработаны крупные свинцово-цинковые месторождения, расположенные вблизи моногородов. Через 5–20 лет могут быть истощены запасы таких крупных месторождений, как Орловское, Малеевское, Тишинское и Риддер-Сокольное. На сегодняшний день коэффициент восполняемости по твердым полезным ископаемым составляет 0,13. Необходимо уже сейчас активизировать геологоразведку, чтобы сохранить предприятия и рабочие места, поскольку между открытием и запуском нового месторождения проходит 10–15 лет.

Перспективные участки для открытия золоторудных месторождений имеются в Костанайской области, на территории между Центральным и Восточным Казахстаном. Новые свинцово-цинковые месторождения могут быть открыты в Рудном Алтае, в центре и на юге респуб­лики. Есть возможность открытия новых месторождений, содержащих такие полезные ископаемые, как вольфрам, молибден, алюминий и олово.

Геологами выявлено 15 осадочных бассейнов с прогнозными ресурсами 76 млрд т углеводородного сырья. Очень привлекательным для инвесторов был и остается Прикаспийский бассейн. Многие отечественные и иностранные компании заинтересованы в геологическом изучении этого участка. Необходимо провести современную сейсморазведку, чтобы получить обновленную геологическую информацию.

Сейчас ведомство совместно с IHS Markit работает над созданием маркетинговой стратегии и проведением road-show по привлечению крупных иностранных инвесторов в геологоразведку. 

За пять лет реализации программы в развитие геологоразведки будет вложено около

1 трлн тенге, из них чуть больше 15% должны составить средства госбюджета, а остальное – инвестиции частных компаний, сообщил Мирзагалиев в интервью «Интерфаксу».

«Эти деньги в первую очередь будут направлены на проведение ранних стадий геологоразведочных работ, таких как региональные, поисковые, поисково-оценочные – это когда работы проводятся на больших по площади территориях, при этом вероятность обнаружения месторождения на данных стадиях низкая», – пояснил он.

По его словам, инвесторы вкладывают деньги в разведку месторождений в тех странах, где государство за свой счет уже провело или проводит ранние стадии работ, где уже сформирована база перспективных участков с прог­нозными ресурсами.

«Каждый вложенный в геологоразведку государственный тенге принесет нам до пяти тенге частных инвестиций в геологоразведку, а это около 800 млрд тенге», – обещает министр.

kazaxstan-ishhet-investicii.jpg

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg