4163 просмотра

Казахстанский нефтесервис на грани банкротства

Сотрудники подрядных компаний могут лишиться работы

Фото: jplenio/pixabay

Падение цен на нефть вынудило нефтяные компании сократить расходы, и в первую очередь от этого пострадали нефтесервисные предприятия. Если нефтегазовые операторы не возобновят реализацию своих капитальных проектов, десяткам тысяч сотрудников смежной отрасли грозит безработица.

Многие нефтегазовые операторы перенесли на следующий год даже проведение планового капитального ремонта, не говоря о запуске инвестиционных проектов. С начала года работу потеряли уже три с половиной тысячи казахстанцев, занятых в нефтесервисной отрасли. Около девяти тысяч могут быть высвобождены в III квартале. Если компания «Тенгизшевройл» (ТШО) не возобновит проект будущего расширения (ПБР) на Тенгизе, то ряды безработных пополнят еще 36 тыс. человек.

Представители отрасли просят правительство найти работу казахстанским нефтесервисным компаниям, чтобы они хотя бы сохранили квалифицированный персонал, который пришлось долго обучать. Естественного оживления рынка нефтесервисных услуг эксперты ожидают не раньше середины 2021 года.

Нет заказов – нет нефтесервиса

В начале апреля Союз нефтесервисных компаний Казахстана (KazService) от лица более тысячи казахстанских нефтесервисных предприятий обратился к президенту Касым-Жомарту Токаеву с просьбой поддержать отрасль.

Нефтесервисники просили отменить для всех компаний отрасли на полгода начисление и уплату налогов и других платежей с фонда оплаты труда (индивидуальный подоходный и социальный налоги, обязательные пенсионные взносы и социальное медицинское страхование). Снизить ставки КПН до 10% на 2020 год и предоставить отсрочки по выплате этого налога за 2019 год. Освободить от НДС в первом полугодии и снизить его размер до 8% – во втором. Провести индексацию действующих субподрядных контрактов на Тенгизе, Карачаганаке и Кашагане с учетом роста инфляции и корректировки курса национальной валюты. Выделить целевые кредиты для выплаты заработной платы работникам нефтесервисных компаний под 0%.

На обращение KazService ответили из Минэнерго. Там сообщили, что в правительстве сейчас рассматривается вопрос освобождения от уплаты налогов с фонда оплаты труда за апрель – сентябрь 2020 года. Министерство национальной экономики (МНЭ) не поддержало предложение по снижению КПН до 10%, поскольку этот налог уплачивается по итогам года с положительной разницы доходов и расходов. При снижении прибыли или получении убытков он соразмерно снижается или вовсе не выплачивается. А освобождение от НДС ставит в неравные условия других налогоплательщиков и противоречит принципу справедливости налогообложения, считают в МНЭ. Доступные деньги можно получить, подав заявку на кредит по программам «Дорожная карта бизнеса-2025» и «Экономика простых вещей», где конечная ставка по займам – 6%.

Вопросы же индексации действующих субподрядных работ и услуг находятся в компетенции операторов. Сейчас все ранее заключенные контракты остаются без изменений. «Однако, учитывая текущее снижение цен на нефть и ухудшение финансового состояния, все нефтедобывающие компании будут вынуждены проводить оптимизацию запланированных затрат», – отметили в Минэнерго.

На несколько долларов выше

Председатель президиума KazService Рашид Жаксылыков говорит, что организация ведет переговоры с нефтегазовыми операторами и их учредителями, чтобы они помогли местным предприятиям. «За последние 25 лет Chevron очень хорошо заработал на Тенгизском проекте (только за 2019 год – $3 млрд). Мы хотим их попросить, чтобы они полгода поддержали наших рабочих, дабы мы не потеряли их», – делится он.

«Тенгизшевройл» согласилась до конца июня платить среднемесячную зарплату работникам подрядных организаций, которых отправила в вынужденный отпуск из-за снижения темпов работ на ПБР. Компания эвакуи­ровала с месторождения более 18 тыс. рабочих. С учетом их сменщиков около 36 тыс. человек сидят на «пособиях» ТШО. Что будет с ними дальше, сократят их или же оператор возобновит каппроект, пока неизвестно. Сейчас компания намерена вывезти из Тенгиза еще 7,5 тыс. рабочих.

нефть-02.jpg

По оценке KazService, только в III квартале из-за снижения объемов работ будут сокращены свыше 9 тыс. человек, а по итогам года около 30% работников неф­тесервисной отрасли с большой вероятностью лишатся работы.

В 2016 году, когда цены на нефть упали в среднем до $28 за баррель, нефтесервисные операции в Казахстане, по сравнению с предыдущим годом, в денежном выражении сократились на 40%, а количество пробуренных скважин снизилось почти на 30%. Аналогичное падение показателей ожидается и в этом году. Половина казахстанских нефтесервисных компаний уже находится на грани банкротства. Могут сохранить свои позиции только те компании, которые смогли диверсифицировать производство.

«Нынешние цены на нефть не вдохновляют ни одного оператора на лишние траты. Поэтому нас предупредили, что работы, которые должны были выполняться в этом году, переносятся на 2021-й или даже 2022 год. Сегодня практически во всех сегментах нефтесервиса работы остановлены», – говорит Жаксылыков. Но если цена на нефть поднимется выше $45 за баррель, то операторы могут запустить проекты, и в нефтесервисе начнется оживление.

Пользуясь моментом

Нефтесервисные компании заинтересованы в сохранении работников, поскольку обучение новых, когда операции возобновятся, выйдет дороже. Неквалифицированный персонал сделает казахстанский нефтесервис неконкурентоспособным, и это сыграет на руку западным поставщикам.

Избежать этого, считают в KazService, можно – если принять ряд решений, которые позволят усилить позиции отечественных нефтесервисных компаний. Одно из предложений связано с пересмотром правила присуждения статуса казахстанского предприятия. Сегодня, объясняет генеральный директор KazService Нурлан Жумагулов, любой иностранный инвестор может открыть в Казахстане предприятие. Если 95% работников такого предприятия будут гражданами РК, то оно может рассчитывать на условные скидки в тендерах в размере 20%. Предложение KazService – считать казахстанскими только те предприятия, где как минимум 50% учредительного капитала принадлежат гражданам РК. Тогда, говорит Жумагулов, иностранные компании будут заинтересованы в создании совместных предприятий в Казахстане.

Представители отраслевого союза предлагают также присуждать заказы стоимостью до $100 млн только местным компаниям, а проектные работы стоимостью до $50 млн исполнять исключительно в республике. Основание для последней рекомендации – именно на стадии проектных работ определяются компании, которые и будут проект реализовывать. И если проектирование происходит за границей, то, как правило, выбирается иностранный поставщик. Жаксылыков отметил, что конкурентным преимуществом иностранных нефтесервисных компаний становится и их доступ к зарубежному финансированию – они получают займы под 2% годовых. Казахстанские компании кредитуются в местных банках под 7%, поэтому имеют меньше возможностей для маневра при оценке своих услуг.

banner_wsj.gif

404 просмотра

Казахстан ищет инвестиции в геологоразведку

Запасы ископаемых республики были подтверждены еще во времена СССР

Фото: "Курсив"

Министерство экологии, геологии и природных ресурсов РК рассчитывает привлечь свыше $2 миллиардов иностранных инвестиций на развитие геологоразведки в Казахстане.

Мингеологии совместно с агентством IHS Markit разрабатывает маркетинговую стратегию, которая поспособствует привлечению в казахстанскую геологоразведку крупных иностранных инвесторов.

Основная минерально-сырьевая база республики, то есть те запасы полезных ископаемых, которые Казахстан осваивает последние 30 лет, была подтверждена еще во времена СССР. Часть этих месторождений уже практически истощена, и если сейчас не начать вкладывать средства в поиск новых, то в ближайшие 10-15 лет некоторым из действующих предприятий придется закрыться – добывать и перерабатывать будет просто нечего. Поэтому профильное министерство разработало программу развития отрасли и готовит стратегию по привлечению иностранных инвесторов в геологоразведку страны. Только по углеводородным ресурсам геологами выявлено 15 осадочных бассейнов с прогнозными запасами около 76 млрд т условного топлива. Но государству придется решить вопрос, кто и как будет финансировать поисково-разведочные работы.

Коэффициент восполняемости

С момента обретения независимости в стране было добыто более 1,5 млрд т нефти и около 750 млрд куб. м газа. Если в 1991 году годовой объем добычи составлял 25 млн т, то в 2019 году он достиг 90,5 млн т, увеличившись более чем в 3,5 раза. В Национальный фонд, который формируется за счет сборов от нефтяного сектора, с начала его образования поступило свыше 34 трлн тенге. В целом около 60% валютной выручки обеспечивает экспорт нефти. То есть углеводородное сырье – один из основных продуктов страны. При этом Казахстан добывает и продает за рубеж и другие виды полезных ископаемых – медь, алюминий, железо, уголь и прочее. Поэтому от восполнения их запасов напрямую зависит надежность экономики республики.

С 1991 года запасы нефти выросли на 2,1 млрд т. Коэффициент прироста, если не считать Кашагана, который был обнаружен еще в конце 1980-х годов, составляет 0,9%. Президент Казахстанского общества нефтяников-геологов Балтабек Куандыков считает, что в последующие 10–15 лет в некоторых регионах страны может возникнуть угроза сворачивания нефтегазового сектора. Сейчас отрасль держится благодаря трем крупным проектам: Тенгизу, Кашагану и Карачаганаку. Потенциал этих месторождений может быть исчерпан через 20–30 лет. Чтобы не израсходовать запасы, на каждые 100 млн т добытой нефти нужно находить как минимум 150 млн т запасов.

Эксперт отмечает, что раньше, в 1990-х годах, инвестиции в гео­логоразведку осуществлялись за счет добывающих компаний, когда 8% от их прибыли выделялось на поиск новых запасов. Средств, которые направляются на это дело сейчас, недостаточно. По данным Минэкологии, в 2018 году объем инвестиций в геологоразведку в нефтегазовой сфере составил 105 млрд тенге, или около 1,8% от общей суммы расходов на добычу углеводородов в размере 5,9 трлн тенге. На разведку твердых полезных ископаемых (ТПИ) потрачено 34 млрд тенге, или 1,7%, от общей суммы на добычу ТПИ в 1,9 трлн тенге.

Если в горно-металлургическом комплексе геологоразведку можно проводить за $3–5 млн, то в нефтяной отрасли один разведочный проект оценивается примерно от $50 до $100 млн. И частных компаний, которые могут осилить такие расходы, немного. Поэтому государству стоит проводить эти работы за счет республиканских средств, считает эксперт. Кроме того, он напоминает о необходимости обобщить данные по уже разведанным частными компаниями месторождениям, составить общую картину о нефтяном потенциале страны. Полученные сведения позволят определить, в каком регионе стоит сконцентрироваться на поиске новых запасов сырья.

В поисках юниоров

В последние годы в геологоразведке наиболее успешными оказываются проекты, реализуемые юниорскими компаниями. Юниорские компании ориентированы на проекты ранней стадии развития, они мобильны в принятии решений, оперативно реагируют на изменения конъюнктуры рынка и имеют относительно невысокие административные издержки.

Страны, сделавшие ставку на развитие юниорского рынка, получили хорошие результаты. К примеру, в Канаде и Австралии на проведение гео­логоразведочных работ на одном квадратном километре ежегодно инвестируется около $200–300. Больше половины из них – средства юниорских компаний. В Казахстане, по данным 2019 года, на геологоразведку тратится всего около $35 на один квадратный километр. В предыдущие годы тратилось еще меньше. Закономерный итог – за последние 30 лет в стране не было открыто ни одного крупного месторождения твердых полезных ископаемых; добыча сырья сегодня в разы превышает прирост запасов. По мнению председателя правления национальной горнорудной компании «Тау-Кен Самрук» Каната Кудайбергена, которое он высказал в одной из статей в «Курсиве», высокая стоимость и рискованность инвестиций в геологоразведку диктуют необходимость мер поддержки со стороны государства. Самые распространенные проблемы казахстанских юниоров –  недостаток собственных средств и трудности с доступом к источникам финансирования.

На что рассчитывать

По сведениям Министерства экологии, геологии и природных ресурсов, запасы Казахстана по нефти составляют около 4,5 млрд т,

по газу – 1,6 трлн куб. м. По данным British Petroleum, запасы нефти в республике в конце 2019 года составляли 3,9 млрд т, газа – 2,7 трлн куб. м.

На государственном балансе страны числится более 8 тыс. месторождений. Из них 317 ме­сторождений углеводородного сырья, 910 – твердых полезных ископаемых, свыше 3 тыс. мес­торождений общераспространенных полезных ископаемых и около 4 тыс. месторождений подземных вод.

Минэкологии разработало концепцию государственной программы геологической разведки на 2021–2025 годы. Представляя документ в правительстве, глава ведомства Магзум Мирзагалиев сообщил, что за последние десятилетия в Восточном Казахстане отработаны крупные свинцово-цинковые месторождения, расположенные вблизи моногородов. Через 5–20 лет могут быть истощены запасы таких крупных месторождений, как Орловское, Малеевское, Тишинское и Риддер-Сокольное. На сегодняшний день коэффициент восполняемости по твердым полезным ископаемым составляет 0,13. Необходимо уже сейчас активизировать геологоразведку, чтобы сохранить предприятия и рабочие места, поскольку между открытием и запуском нового месторождения проходит 10–15 лет.

Перспективные участки для открытия золоторудных месторождений имеются в Костанайской области, на территории между Центральным и Восточным Казахстаном. Новые свинцово-цинковые месторождения могут быть открыты в Рудном Алтае, в центре и на юге респуб­лики. Есть возможность открытия новых месторождений, содержащих такие полезные ископаемые, как вольфрам, молибден, алюминий и олово.

Геологами выявлено 15 осадочных бассейнов с прогнозными ресурсами 76 млрд т углеводородного сырья. Очень привлекательным для инвесторов был и остается Прикаспийский бассейн. Многие отечественные и иностранные компании заинтересованы в геологическом изучении этого участка. Необходимо провести современную сейсморазведку, чтобы получить обновленную геологическую информацию.

Сейчас ведомство совместно с IHS Markit работает над созданием маркетинговой стратегии и проведением road-show по привлечению крупных иностранных инвесторов в геологоразведку. 

За пять лет реализации программы в развитие геологоразведки будет вложено около

1 трлн тенге, из них чуть больше 15% должны составить средства госбюджета, а остальное – инвестиции частных компаний, сообщил Мирзагалиев в интервью «Интерфаксу».

«Эти деньги в первую очередь будут направлены на проведение ранних стадий геологоразведочных работ, таких как региональные, поисковые, поисково-оценочные – это когда работы проводятся на больших по площади территориях, при этом вероятность обнаружения месторождения на данных стадиях низкая», – пояснил он.

По его словам, инвесторы вкладывают деньги в разведку месторождений в тех странах, где государство за свой счет уже провело или проводит ранние стадии работ, где уже сформирована база перспективных участков с прог­нозными ресурсами.

«Каждый вложенный в геологоразведку государственный тенге принесет нам до пяти тенге частных инвестиций в геологоразведку, а это около 800 млрд тенге», – обещает министр.

kazaxstan-ishhet-investicii.jpg

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg