337 просмотров

Какие меры господдержки окажут казахстанским недропользователям

Нефтяники просят правительство предоставить налоговые льготы в связи с рекордным падением цен на нефть

Фото: КазМунайГаз

Продолжающаяся с начала года волатильность на нефтяном рынке и обвал цен в марте-апреле этого года привели к снижению прибыли нефтедобывающих компаний Казахстана. Некоторые из них, в том числе национальная компания «КазМунайГаз» (КМГ), обратились к правительству с просьбой облегчить им налоговую нагрузку. Минэнерго собрало предложения недропользователей и внесло на рассмотрение правительства.

В частности, нефтяники просят отменить вмененную рентабельность (себестоимость + 20%) при определении стоимости углеводородов при передаче их на переработку или использовании на собственные нужды. В минэнерго поясняют, что действующая норма приводит к постоянному «вмененному» положительному налогооблагаемому доходу.

Согласно расчетам, ожидаемые потери бюджета при отмене вмененной рентабельности превысят 5 млрд тенге. КГД поддержал предложение при условии фиксации определенных объемов углеводородного сырья, передаваемых на переработку и для собственных нужд.

Также предлагается изменить порядок расчета стоимости сырья для обложения налогом на добычу полезных ископаемых (НДПИ) технологически неизбежно сжигаемого газа, а также потерь нефти, исходя из их производственной себестоимости. В настоящее время НДПИ по технологически неизбежно сжигаемому газу в факелах исчисляется по ставке 10%, при этом стоимость такого газа определяется по мировой цене, отмечает минэнерго. Аналогичная ситуация складывается по потерям нефти. Согласно расчетам авторов предложения, ожидаемые потери бюджета только от изменения порядка расчета стоимости технологически неизбежно сжигаемого газа, исходя из их производственной себестоимости, в год составят 362 млн тенге. В КГД считают, что вопрос связан с экологической безопасностью и исполнением программ утилизации попутно добываемого газа, в связи с чем требует детального обсуждения.

Еще одно предложение – отменить НДПИ в случае реализации нефти на внутреннем рынке республики. Это необходимо для снижения стоимости нефтепродуктов. Ожидаемые потери бюджета – 30 млрд тенге. 

Помимо этого предлагается освободить от НДС геологоразведочные работы (ГРР). Такая норма действовала до 1 января 2009 года и при принятии нового Налогового кодекса была отменена. Сегодня при наличии контрактов на проведение разведки и при неуспешности такого проекта сумма НДС, уплаченная в периоде разведки, не подлежит возврату, и недропользователь не сможет отнести ее в зачет в связи с отсутствием облагаемого оборота. В результате риски нед­ропользователя по невозврату потерь от неуспешности проекта увеличиваются на сумму НДС. 

При освобождении геологоразведочных работ от НДС произойдет их удешевление и сохранение оборотных средств недропользователя на сумму налога. Однако у поставщика, оказывающего услуги недропользователю, появляется зачтенный НДС, который он возместить не сможет. Тогда у поставщика может увеличиться стоимость предоставляемых услуг на сумму налога. Тем самым может произойти нивелирование удешевления стоимости ГРР для недропользователя. 

Минэнерго предлагает еще раз со всех сторон изучить вопрос освобождения и выработать приемлемое для всех сторон решение. В КГД считают, что вопрос поднимается на протяжении многих лет и никак не связан с текущей экономической ситуацией.

КГД не поддержал предложение об освобождении от уплаты налога на имущество для юридических лиц до конца 2020 года и согласен рассмотреть только отсрочку уплаты данного вида налога.

Нефтяники также предлагают межведомственной комиссии в ускоренном порядке рассмат­ривать вновь получаемые заявления недропользователей по отнесению месторождений к категориям низкорентабельных, высоковязких и т. д. в целях получения льгот по НДПИ. В КГД поддержали предложение и отметили, что такой порядок сейчас действует в соответствии с нормами налогового законодательства при исполнении недропользователями обязательств по поставке нефти на отечественные НПЗ.

В целом ведомство предлагает рассматривать этот вопрос только после невозможности равно как неэффективности применения существующих уже в налоговом законодательстве мер поддержки. В частности, в случае если деятельность нефтяного сектора убыточна, то применять нормы Налогового кодекса по отнесению месторождения к категории низкорентабельных, высоковязких, обводненных, малодебитных и выработанных в целях применения понижающей ставки НДПИ. При этом предусмотреть ускоренный механизм рассмотрения заявок недропользователей на применение такого режима.

КМГ нужна помощь

Национальная компания в свою очередь попросила предоставить налоговые каникулы по НДПИ, налогу на сверхприбыль, рентному налогу на экспорт, экспортным таможенным пошлинам. Комитет ответил, что в соответствии с налоговым законодательством запрещается предоставление налоговых льгот индивидуального характера. В случае представления налоговых каникул данная норма распространится на всех недропользователей нефтегазовой отрасли, что повлечет существенные потери платежей в Национальный фонд РК. При этом поступления вышеуказанных налогов от предприятий углеводородного сектора за 2019 год составили 1,2 трлн тенге.

3W8A0940-Edit.jpgФото: КазМунайГаз

КГД поддержало предложение КМГ применить понижающий коэффициент 0,5 к льготной ставке НДПИ дочерней компании «Озенмунайгаз» (ОМГ) по объемам нефти, направленным на внутренний рынок или собственные производственные нужды. Министерство национальной экономики уже предоставило в правительство свою позицию о правомерности применения к ОМГ понижающего коэффициента к льготной ставке этого налога.

По сведениям «Курсива», рассмотрение всех предложений по фискальным мерам поддержки перенесено на осень этого года, когда будут рассматриваться поправки в Налоговый кодекс. Издание отправило запросы ряду нефтяных компаний и в ассоциацию Kazenergy с просьбой прокомментировать предложенные меры. На момент сдачи материала в номер ответы получены не были.

banner_wsj.gif

99 просмотров

Сокращение добычи помогло повысить цены на нефть

По мнению финансиста и экономиста Мурата Темирханова, в этом году ВВП Казахстана должен сократиться на 4%

Фото: КМГ

Соглашение о коллективном сокращении добычи нефти положительно отразилось на ее стоимости. Цена на Brent с начала вступ­ления в силу сделки ОПЕК+ выросла более чем на 60%, хотя не все страны стопроцентно выполнили свои обязательства.

Сделка Организации стран – экспортеров нефти и государств, не входящих в картель, о коллективном сокращении добычи на 9,7 млн баррелей в сутки сыграла важную роль в поддержании стабильности на рынке нефти, считают в ОПЕК. И это несмотря на то, что в мае общее соответствие принятым обязательствам по сокращению добычи составило 87%. По данным Международного энергетического агентства (МЭА), мировые поставки нефти в мае упали на 11,8 млн баррелей в сутки. 

Помимо альянса добычу снизили США, Канада и другие экспортеры углеводородного сырья. Казахстан выполнил свои обязательства на 71%.

Спрос и предложение

В ОПЕК+ подсчитали, кто и насколько снизил производство нефти в первом месяце сделки, вступившей в силу 1 мая. Общее соответствие квоте за прошедший месяц составило 87%. В частности, Россия выполнила условия соглашения на 94%, Конго – на 72%, Казахстан и Ангола – на 71%, Нигерия – на 57%, Ирак – на 46%.

Соглашение о коллективном сокращении добычи страны – экспортеры нефти заключили 12 апреля. Продиктовано оно было сильным падением спроса на энергоносители в I квартале. Согласно договору в мае-июне этого года производство нефти должно было уменьшиться на 9,7 млн баррелей в сутки, на 7,7 млн – в течение второго полугодия и на 5,8 млн – с 1 января 2021 года по 30 апреля 2022 года. Исходным показателем для расчета корректировок для участников сделки (за исключением Саудовской Аравии и России) стал уровень октября 2018 года. Казахстан взял на себя обязательства сократить суточную добычу на 390 тыс. баррелей. При этом республике пришлось снижать добычу с гораздо более высоких уровней, чем этом было осенью позапрошлого года. Суточная добыча тогда составляла 1,7 млн баррелей, а в I квартале этого года – 1,88 млн. Практически страна должна снизить добычу более чем на полмиллиона баррелей в сутки. В итоге совокупное перепроизводство нефти в республике в первые 12 дней мая составило 3,13 млн баррелей в сутки и связано это «с инертностью отрасли», сообщил в ходе заседания комитета по мониторингу ОПЕК+, прошедшего 18 июня, министр энергетики РК Нурлан Ногаев. По его словам, компенсация невыполненного объема запланирована на август и сентябрь. Получается, что в этот период, с учетом компенсируемых объемов, суточная добыча должна упасть и вовсе до 1,26 млн баррелей.

Эксперты отмечают, что рес­публика сейчас использует старую тактику, когда пытается перенести сокращение на более поздний срок, который к тому же может совпасть с периодом проведения плановых ремонтных работ на Тенгизе, Кашагане и Карачаганаке либо на других крупных месторождениях. Аналогичным образом поступают многие экспортеры нефти, в том числе и Россия.

При этом постановление «О введении временных ограничений на пользование участками недр для средних, крупных и гигантских месторождений пропорционально экспортным объемам» правительство приняло буквально на этой неделе, 23 июня.

А как же ВВП?

Выполнение условий сделки может отрицательно отразиться на состоянии экономики респуб­лики. Финансист и экономист Мурат Темирханов отмечает, что в прошлом году в Казахстане было добыто 90,5 млн т нефти. В этом году после падения спроса в Минэнерго снизили прогноз по добыче до 86 млн т. По расчетам эксперта, если республика будет полноценно соблюдать требования ОПЕК+, то добыча должна снизиться до около 81 млн т, если не меньше. До 86 млн т добыча может снизиться в результате естественного падения производства на старых и дорогих по себестоимости месторождениях в условиях низких цен на нефть. 

С другой стороны, если мы будем выполнять требования ОПЕК+, то это нанесет двойной удар по росту ВВП. Во-первых, в марте-апреле из-за введения режима ЧП и карантинных мер половина экономики республики остановилась, что сильно отразит­ся на ВВП. «Честно говоря, я немного удивлен статистикой, которая показывает гораздо меньшее падение. В той же Европе за этот период произошло значительное падение экономик. По моим ожиданиям, в мае падение ВВП должно было быть не 1,7%, как говорят в правительстве, а гораздо больше», – поясняет Темирханов. До апреля был рост около 3%, а в апреле, наоборот, ВВП сократился на 0,2%. В мае вдруг темпы падения резко замедлились, хотя карантин был в полном разгаре. Статистические данные по падению ВВП в мае у эксперта вызывают большие сомнения.

«Во-вторых, сильно повлияют на экономику страны низкие цены на нефть и сокращение объемов ее добычи. По моей оценке, в целом по году ВВП Казахстана должен сократиться на 4%, и это с учетом того, что до конца марта у нас экономика выросла примерно на 3% в годовом выражении», – говорит Темирханов.

sokrashhenie-dobychi-pomoglo-povysit-ceny-na-neft-2.jpgФото: КМГ

Застрахованная Мексика

В целом, по данным МЭА, в мае страны – участницы соглашения ОПЕК+ сократили поставки нефти на 9,4 млн баррелей в сутки. Другие мировые производители сырья, не участвующие в сделке, с начала года снизили ежесуточную добычу на 4,5 млн баррелей. 

В начале июня члены альянса договорились продлить условия соглашения за первые два месяца еще и на июль. Решение было принято из-за сохраняющегося переизбытка сырья на рынке. По сведениям исследовательской компании Rystad Energy, в мае спрос на автомобильное топливо упал на 19,9%, до 38 млн баррелей в сутки. Тяжелая ситуация сохраняется в авиационном секторе, отмечает МЭА. Данные Международной ассоциации воздушного транспорта демонстрируют, что пассажиропоток в этом году будет почти на 55% ниже, чем в прошлом. Чтобы ускорить процесс восстановления спроса, экспортеры нефти, участники альянса приняли дополнительное соглашение. За исключением Мексики, которая решила выйти из соглашения ОПЕК+. В мае она выполнила свою квоту на 93%. В апреле, когда участники альянса обговаривали условия сделки, Мексике предложили сократить добычу на 400 тыс. баррелей. Тогда она отказалась, и часть ее квоты в размере 300 тыс. баррелей взяли на себя США.

По данным Bloomberg, правительство Мексики застраховало в американских банках свои поставки нефти по цене в $49 за баррель, поэтому она не идет на сделку с остальными производителями нефти и не ограничивает добычу. Хеджирование позволит этой стране получить около $6,2 млрд в результате падения цен на нефть в этом году. За последние 20 лет хедж защищал Мексику от каждого серьезного кризиса. В 2009 году, во время мирового финансового кризиса, когда цены на нефть также сильно упали, она получила $5,1 млрд, а при нефтяном кризисе 2015–2016 годов – $9,1 млрд.

Могут ли аналогичным образом поступить другие производители нефти, такие как Россия и Казахстан? Заместитель начальника департамента Государственной информационной системы топливно-энергетического комплекса (ГИС ТЭК) Российского энергетического агентства, эксперт «Русского гео­графического общества» (РГО) Наталья Гриб считает, что вопрос, надо ли России страховать свою добычу, дискуссионный. Потому что у нее бюджет сверстан, исходя из $42 за баррель. «И несмотря на обнуление мировых цен на нефть в апреле, у меня есть ожидания, что этот уровень рынок вернет себе уже в августе», – говорит эксперт. Она отмечает, что Россия была готова к данному спаду цен: есть фонд с запасом финансовых ресурсов, есть активные игроки, кто участвовал во всех этих играх ОПЕК+. И есть существенные политические выгоды в международных отношениях на высшем уровне.

Для Казахстана все зависит от уровня цен на нефть, заложенного в республиканский бюджет. С одной стороны, Казахстан – средний по объему игрок на мировом рынке. И страховка какой-то части добычи была бы нелишней. С другой – речь идет о довольно существенных платежах на постоянной основе страховым институтам. То есть о перекладывании на них ответственности за прогноз и всех рисков.

«Я бы сказала, что сегодня важнее модернизировать фонд скважин и применить новые технологии, позволяющие останавливать и вводить добычные скважины так же оперативно и без последствий обводнения, как это делают саудиты», – считает Наталья Гриб.

По ее словам, прямого ответа на вопрос, нужно ли Казахстану хеджировать риски, не существует. Когда ты доверяешь собственному планированию и прогнозу, то в этом нет необходимости, но если сохраняется слишком много факторов неизвестности, то можно попробовать застраховать какую-то часть.

Цены и запасы

Заключение сделки ОПЕК+ о сокращении добычи оказало положительное влияние на стоимость нефти в мае. Но ситуация на нефтяном рынке улучшилась не только благодаря сокращению добычи, но и росту потребления нефти, который произошел на фоне ослабления карантинных мер. В Китае в марте-апреле наблюдалось общее восстановление спроса, а в Индии в мае произошел резкий рост потреб­ления топлива. Об увеличении продаж нефтепродуктов объявили на неделе Великобритания и Италия. 23 июня нефть марки Brent на международных рынках продавалась уже по $43 за баррель. 

Первого мая, в первый день вступления в силу соглашения ОПЕК+, она торговалась по $26 за баррель. Стоимость WTI за этот же период выросла с $19 до 39 за бочку.

По прогнозу управления энергетической информации (EIA) Минэнерго США ежемесячные цены на Brent во втором полугодии составят в среднем $37 за баррель и вырастут до $48 в следующем году. EIA ожидает, что высокие запасы сырой нефти в хранилищах государств ограничат повышение цен в ближайшие месяцы, но по мере их сокращения в 2021 году рост цен будет увеличиваться.

В Rystad Energy считают, что общее потребление нефти восстановится не скоро. К примеру, в США в этом году спрос на нефть сократится на 2,4 млн баррелей в сутки, до 18,1 млн баррелей, что на 11,8% меньше, чем в прошлом году. В Европе суточная потребность в углеводородном сырье снизится на 2,2 млн баррелей, или до 12 млн баррелей, что на 15,6% меньше по сравнению с 2019 годом. В целом в этом году мировой спрос снизится на 11,8%, или на 11,7 млн баррелей, до 87,8 млн баррелей в сутки. При этом последствия сегодняшних сокращений добычи могут отрицательно сказаться на объемах производства нефти в будущем.

Эксперты ожидают, что глобальные расходы в нефтедобычу в этом году упадут до $383 млрд, что является самым низким показателем за последние 15 лет. По сравнению с прошлым годом затраты сократятся на 29%, или на $156 млрд. Уменьшение инвестиций в разведку и добычу приведет к снижению мировых запасов углеводородного сырья примерно на 282 млрд баррелей. Глобальные извлекаемые запасы нефти уменьшатся до 1,9 трлн баррелей.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg