Основные члены ОПЕК+ не договорились о сокращении добычи нефти

Эксперты считают, что России и Саудовской Аравии придется пойти на компромисс

Фото: Shutterstock

Два основных участника сделки по сокращению добычи нефти ОПЕК+ — Россия и Саудовская Аравия — на заседании мониторингового комитета, которое закончилось вечером в среду, 4 марта, не смогли договориться о рекомендациях по дальнейшему снижению производства на фоне эпидемии коронавируса. Об этом пишет РБК.

Саудиты предложили дополнительно сократить добычу нефти на 1,5 млн барр. в сутки — то есть даже больше, чем накануне рекомендовал технический комитет ОПЕК+ (0,6-1 млн барр. в сутки).

Россия считает, что сделку нужно продлить, но без дополнительных сокращений добычи нефти. Министр энергетики Александр Новак покинул штаб-квартиру ОПЕК в Вене, не дожидаясь окончания заседания комитета. Другие делегаты по итогам заседания отказались раскрыть согласованные рекомендации участникам сделки. Министр энергетики Саудовской Аравии, принц Абдулазиз бен Сальман заявил журналистам, что «у нас был замечательный день», но «нужно сохранять интригу».

В четверг, 5 марта, сделку должны обсудить министры стран ОПЕК, а 6 марта Новак вернется в Вену, чтобы продолжить обсуждение с министрами стран, которые не входят в картель. В этот же день должно быть принято окончательно решение о судьбе сделки.

Один из делегатов сказал, что Россия выжидает и объявит о позиции в последний момент. После новостей об отсутствии решений цена нефти марки Brent немного подешевела – до $51,2 за баррель, но затем в течение часа отскочила почти до прежнего уровня — около $52.

Российские нефтяники высказывались против дополнительного сокращения добычи еще в феврале, и внеочередное предложение технического комитета ОПЕК+ убрать с рынка еще 0,6 млн барр. в сутки Россия так и не поддержала. 1 марта ситуацию с нефтяниками обсудил президент Владимир Путин. Он напомнил, что с котировки Brent опустились с $70 до $50 за барр., а прошедшая неделя стала худшей для глобальных рынков, начиная с кризиса 2008 года. Путин отметил важность сделки ОПЕК+, но заявил, что Россию устраивают текущие цены на нефть и накопленные резервы позволят исполнить «бюджетные и социальные обязательства» даже при ухудшении ситуации.

Эксперты считают, что Россия в конце концов согласится на сокращение добычи, хотя бы небольшое. О том, что ОПЕК+ сократит добычу на 0,6-1 млн барр. и Россия может взять на себя сокращение на 200-300 тыс. барр., накануне венских совещаний заявил и совладелец – вице-президент ЛУКОЙЛа Леонид Федун. Но это «экспертная оценка», оговорился тогда топ-менеджер.

Положение глобальной экономики сильно изменилось с февраля 2020 года, когда Россия впервые отказалась поддерживать сокращение добычи, предложенное техническим комитетом ОПЕК+. Если бы Китай смог ограничить распространение вируса, последствия для мира могли бы быть ограничены первым кварталом, считают эксперты, но вспышка вируса в Европе, которая только начинает распространяться, делает ситуацию намного более пессимистичной.

В начале марта Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, объединяет 36 стран) снизила прогноз по росту мировой экономики в 2020 году сразу на 0,5 п. п. до 2,4%. Если эпидемия коронавируса затянется, прогноз может быть снижен еще сильнее — до 1,5%, говорится в отчете организации. ФРС США 3 марта снизила базовую ставку с 1,5-1,75% до 1-1,25%. Это намного больше, чем ожидал рынок, кроме того ФРС приняла решение досрочно — за две недели до планового заседания.

По словам эксперта, велик риск того, что в итоге рост спроса на нефть в 2020 году, который ожидался на уровне в 1 млн барр., может оказаться нулевым. С учетом увеличения добычи сланцевой нефти и производства нефти в Бразилии, это может создать на рынке новый «навес» предложения в 600-800 тыс. барр.

Еще одна проблема — снижение экспорта нефти из Ливии на 1 млн барр. из-за перекрытия повстанцами портов, говорит аналитик IHS Markit Максим Нечаев. В ближайшие месяцы этот объем может вернуться на рынок, а если ситуация с коронавирусом не улучшится и, может быть, напротив, станет хуже, цены на нефть могут рухнуть к $40 за барр., оценивает он. IHS снизила прогноз спроса на нефть на 2020 год примерно вдвое – на 500 тыс. барр. в сутки.

Bank of America 3 марта снизил прогноз цены Brent в 2020 году с $62 до $54 за барр. «на фоне замедления темпов экономического роста». По мнению аналитиков банка, во втором квартале цена Brent достигнет минимума в $48 за барр., а затем вернется к росту.

banner_wsj.gif

Казахстан ищет инвестиции в геологоразведку

Запасы ископаемых республики были подтверждены еще во времена СССР

Фото: "Курсив"

Министерство экологии, геологии и природных ресурсов РК рассчитывает привлечь свыше $2 миллиардов иностранных инвестиций на развитие геологоразведки в Казахстане.

Мингеологии совместно с агентством IHS Markit разрабатывает маркетинговую стратегию, которая поспособствует привлечению в казахстанскую геологоразведку крупных иностранных инвесторов.

Основная минерально-сырьевая база республики, то есть те запасы полезных ископаемых, которые Казахстан осваивает последние 30 лет, была подтверждена еще во времена СССР. Часть этих месторождений уже практически истощена, и если сейчас не начать вкладывать средства в поиск новых, то в ближайшие 10-15 лет некоторым из действующих предприятий придется закрыться – добывать и перерабатывать будет просто нечего. Поэтому профильное министерство разработало программу развития отрасли и готовит стратегию по привлечению иностранных инвесторов в геологоразведку страны. Только по углеводородным ресурсам геологами выявлено 15 осадочных бассейнов с прогнозными запасами около 76 млрд т условного топлива. Но государству придется решить вопрос, кто и как будет финансировать поисково-разведочные работы.

Коэффициент восполняемости

С момента обретения независимости в стране было добыто более 1,5 млрд т нефти и около 750 млрд куб. м газа. Если в 1991 году годовой объем добычи составлял 25 млн т, то в 2019 году он достиг 90,5 млн т, увеличившись более чем в 3,5 раза. В Национальный фонд, который формируется за счет сборов от нефтяного сектора, с начала его образования поступило свыше 34 трлн тенге. В целом около 60% валютной выручки обеспечивает экспорт нефти. То есть углеводородное сырье – один из основных продуктов страны. При этом Казахстан добывает и продает за рубеж и другие виды полезных ископаемых – медь, алюминий, железо, уголь и прочее. Поэтому от восполнения их запасов напрямую зависит надежность экономики республики.

С 1991 года запасы нефти выросли на 2,1 млрд т. Коэффициент прироста, если не считать Кашагана, который был обнаружен еще в конце 1980-х годов, составляет 0,9%. Президент Казахстанского общества нефтяников-геологов Балтабек Куандыков считает, что в последующие 10–15 лет в некоторых регионах страны может возникнуть угроза сворачивания нефтегазового сектора. Сейчас отрасль держится благодаря трем крупным проектам: Тенгизу, Кашагану и Карачаганаку. Потенциал этих месторождений может быть исчерпан через 20–30 лет. Чтобы не израсходовать запасы, на каждые 100 млн т добытой нефти нужно находить как минимум 150 млн т запасов.

Эксперт отмечает, что раньше, в 1990-х годах, инвестиции в гео­логоразведку осуществлялись за счет добывающих компаний, когда 8% от их прибыли выделялось на поиск новых запасов. Средств, которые направляются на это дело сейчас, недостаточно. По данным Минэкологии, в 2018 году объем инвестиций в геологоразведку в нефтегазовой сфере составил 105 млрд тенге, или около 1,8% от общей суммы расходов на добычу углеводородов в размере 5,9 трлн тенге. На разведку твердых полезных ископаемых (ТПИ) потрачено 34 млрд тенге, или 1,7%, от общей суммы на добычу ТПИ в 1,9 трлн тенге.

Если в горно-металлургическом комплексе геологоразведку можно проводить за $3–5 млн, то в нефтяной отрасли один разведочный проект оценивается примерно от $50 до $100 млн. И частных компаний, которые могут осилить такие расходы, немного. Поэтому государству стоит проводить эти работы за счет республиканских средств, считает эксперт. Кроме того, он напоминает о необходимости обобщить данные по уже разведанным частными компаниями месторождениям, составить общую картину о нефтяном потенциале страны. Полученные сведения позволят определить, в каком регионе стоит сконцентрироваться на поиске новых запасов сырья.

В поисках юниоров

В последние годы в геологоразведке наиболее успешными оказываются проекты, реализуемые юниорскими компаниями. Юниорские компании ориентированы на проекты ранней стадии развития, они мобильны в принятии решений, оперативно реагируют на изменения конъюнктуры рынка и имеют относительно невысокие административные издержки.

Страны, сделавшие ставку на развитие юниорского рынка, получили хорошие результаты. К примеру, в Канаде и Австралии на проведение гео­логоразведочных работ на одном квадратном километре ежегодно инвестируется около $200–300. Больше половины из них – средства юниорских компаний. В Казахстане, по данным 2019 года, на геологоразведку тратится всего около $35 на один квадратный километр. В предыдущие годы тратилось еще меньше. Закономерный итог – за последние 30 лет в стране не было открыто ни одного крупного месторождения твердых полезных ископаемых; добыча сырья сегодня в разы превышает прирост запасов. По мнению председателя правления национальной горнорудной компании «Тау-Кен Самрук» Каната Кудайбергена, которое он высказал в одной из статей в «Курсиве», высокая стоимость и рискованность инвестиций в геологоразведку диктуют необходимость мер поддержки со стороны государства. Самые распространенные проблемы казахстанских юниоров –  недостаток собственных средств и трудности с доступом к источникам финансирования.

На что рассчитывать

По сведениям Министерства экологии, геологии и природных ресурсов, запасы Казахстана по нефти составляют около 4,5 млрд т,

по газу – 1,6 трлн куб. м. По данным British Petroleum, запасы нефти в республике в конце 2019 года составляли 3,9 млрд т, газа – 2,7 трлн куб. м.

На государственном балансе страны числится более 8 тыс. месторождений. Из них 317 ме­сторождений углеводородного сырья, 910 – твердых полезных ископаемых, свыше 3 тыс. мес­торождений общераспространенных полезных ископаемых и около 4 тыс. месторождений подземных вод.

Минэкологии разработало концепцию государственной программы геологической разведки на 2021–2025 годы. Представляя документ в правительстве, глава ведомства Магзум Мирзагалиев сообщил, что за последние десятилетия в Восточном Казахстане отработаны крупные свинцово-цинковые месторождения, расположенные вблизи моногородов. Через 5–20 лет могут быть истощены запасы таких крупных месторождений, как Орловское, Малеевское, Тишинское и Риддер-Сокольное. На сегодняшний день коэффициент восполняемости по твердым полезным ископаемым составляет 0,13. Необходимо уже сейчас активизировать геологоразведку, чтобы сохранить предприятия и рабочие места, поскольку между открытием и запуском нового месторождения проходит 10–15 лет.

Перспективные участки для открытия золоторудных месторождений имеются в Костанайской области, на территории между Центральным и Восточным Казахстаном. Новые свинцово-цинковые месторождения могут быть открыты в Рудном Алтае, в центре и на юге респуб­лики. Есть возможность открытия новых месторождений, содержащих такие полезные ископаемые, как вольфрам, молибден, алюминий и олово.

Геологами выявлено 15 осадочных бассейнов с прогнозными ресурсами 76 млрд т углеводородного сырья. Очень привлекательным для инвесторов был и остается Прикаспийский бассейн. Многие отечественные и иностранные компании заинтересованы в геологическом изучении этого участка. Необходимо провести современную сейсморазведку, чтобы получить обновленную геологическую информацию.

Сейчас ведомство совместно с IHS Markit работает над созданием маркетинговой стратегии и проведением road-show по привлечению крупных иностранных инвесторов в геологоразведку. 

За пять лет реализации программы в развитие геологоразведки будет вложено около

1 трлн тенге, из них чуть больше 15% должны составить средства госбюджета, а остальное – инвестиции частных компаний, сообщил Мирзагалиев в интервью «Интерфаксу».

«Эти деньги в первую очередь будут направлены на проведение ранних стадий геологоразведочных работ, таких как региональные, поисковые, поисково-оценочные – это когда работы проводятся на больших по площади территориях, при этом вероятность обнаружения месторождения на данных стадиях низкая», – пояснил он.

По его словам, инвесторы вкладывают деньги в разведку месторождений в тех странах, где государство за свой счет уже провело или проводит ранние стадии работ, где уже сформирована база перспективных участков с прог­нозными ресурсами.

«Каждый вложенный в геологоразведку государственный тенге принесет нам до пяти тенге частных инвестиций в геологоразведку, а это около 800 млрд тенге», – обещает министр.

kazaxstan-ishhet-investicii.jpg

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg