Перейти к основному содержанию

1153 просмотра

Основные члены ОПЕК+ не договорились о сокращении добычи нефти

Эксперты считают, что России и Саудовской Аравии придется пойти на компромисс

Фото: Shutterstock

Два основных участника сделки по сокращению добычи нефти ОПЕК+ — Россия и Саудовская Аравия — на заседании мониторингового комитета, которое закончилось вечером в среду, 4 марта, не смогли договориться о рекомендациях по дальнейшему снижению производства на фоне эпидемии коронавируса. Об этом пишет РБК.

Саудиты предложили дополнительно сократить добычу нефти на 1,5 млн барр. в сутки — то есть даже больше, чем накануне рекомендовал технический комитет ОПЕК+ (0,6-1 млн барр. в сутки).

Россия считает, что сделку нужно продлить, но без дополнительных сокращений добычи нефти. Министр энергетики Александр Новак покинул штаб-квартиру ОПЕК в Вене, не дожидаясь окончания заседания комитета. Другие делегаты по итогам заседания отказались раскрыть согласованные рекомендации участникам сделки. Министр энергетики Саудовской Аравии, принц Абдулазиз бен Сальман заявил журналистам, что «у нас был замечательный день», но «нужно сохранять интригу».

В четверг, 5 марта, сделку должны обсудить министры стран ОПЕК, а 6 марта Новак вернется в Вену, чтобы продолжить обсуждение с министрами стран, которые не входят в картель. В этот же день должно быть принято окончательно решение о судьбе сделки.

Один из делегатов сказал, что Россия выжидает и объявит о позиции в последний момент. После новостей об отсутствии решений цена нефти марки Brent немного подешевела – до $51,2 за баррель, но затем в течение часа отскочила почти до прежнего уровня — около $52.

Российские нефтяники высказывались против дополнительного сокращения добычи еще в феврале, и внеочередное предложение технического комитета ОПЕК+ убрать с рынка еще 0,6 млн барр. в сутки Россия так и не поддержала. 1 марта ситуацию с нефтяниками обсудил президент Владимир Путин. Он напомнил, что с котировки Brent опустились с $70 до $50 за барр., а прошедшая неделя стала худшей для глобальных рынков, начиная с кризиса 2008 года. Путин отметил важность сделки ОПЕК+, но заявил, что Россию устраивают текущие цены на нефть и накопленные резервы позволят исполнить «бюджетные и социальные обязательства» даже при ухудшении ситуации.

Эксперты считают, что Россия в конце концов согласится на сокращение добычи, хотя бы небольшое. О том, что ОПЕК+ сократит добычу на 0,6-1 млн барр. и Россия может взять на себя сокращение на 200-300 тыс. барр., накануне венских совещаний заявил и совладелец – вице-президент ЛУКОЙЛа Леонид Федун. Но это «экспертная оценка», оговорился тогда топ-менеджер.

Положение глобальной экономики сильно изменилось с февраля 2020 года, когда Россия впервые отказалась поддерживать сокращение добычи, предложенное техническим комитетом ОПЕК+. Если бы Китай смог ограничить распространение вируса, последствия для мира могли бы быть ограничены первым кварталом, считают эксперты, но вспышка вируса в Европе, которая только начинает распространяться, делает ситуацию намного более пессимистичной.

В начале марта Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, объединяет 36 стран) снизила прогноз по росту мировой экономики в 2020 году сразу на 0,5 п. п. до 2,4%. Если эпидемия коронавируса затянется, прогноз может быть снижен еще сильнее — до 1,5%, говорится в отчете организации. ФРС США 3 марта снизила базовую ставку с 1,5-1,75% до 1-1,25%. Это намного больше, чем ожидал рынок, кроме того ФРС приняла решение досрочно — за две недели до планового заседания.

По словам эксперта, велик риск того, что в итоге рост спроса на нефть в 2020 году, который ожидался на уровне в 1 млн барр., может оказаться нулевым. С учетом увеличения добычи сланцевой нефти и производства нефти в Бразилии, это может создать на рынке новый «навес» предложения в 600-800 тыс. барр.

Еще одна проблема — снижение экспорта нефти из Ливии на 1 млн барр. из-за перекрытия повстанцами портов, говорит аналитик IHS Markit Максим Нечаев. В ближайшие месяцы этот объем может вернуться на рынок, а если ситуация с коронавирусом не улучшится и, может быть, напротив, станет хуже, цены на нефть могут рухнуть к $40 за барр., оценивает он. IHS снизила прогноз спроса на нефть на 2020 год примерно вдвое – на 500 тыс. барр. в сутки.

Bank of America 3 марта снизил прогноз цены Brent в 2020 году с $62 до $54 за барр. «на фоне замедления темпов экономического роста». По мнению аналитиков банка, во втором квартале цена Brent достигнет минимума в $48 за барр., а затем вернется к росту.

banner_wsj.gif

6297 просмотров

Почему более половины услуг в нефтегазовой отрасли оказывают иностранные подрядчики

Доля отечественных нефтесервисных компаний в общем объеме поставок ТРУ продолжает оставаться низкой

Фото: Shutterstock/Alexey Rezvykh

Нефтегазовые компании Казахстана увеличили объем закупки товаров, работ и услуг в прошлом году на 15%, до $18,4 млрд. При этом больше половины из этой суммы освоили иностранные поставщики.

В Казахстане третий год подряд растет объем закупки товаров, работ и услуг (ТРУ) в нефтегазовой отрасли. В 2019 году, по сравнению с предыдущим, данный показатель вырос на 15%, достигнув 7 трлн тенге (около $18,4 млрд). Увеличение рынка происходит в основном за счет капитальных инвестиционных проектов, которые реализуют три крупных недропользователя: ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), «Карачаганак Петролеум Оперейтинг» (КПО) и North Caspian Operating Company (NCOC).

На их долю приходится более 80% от всех прошлогодних затрат на ТРУ. К примеру, ТШО в 2016 году начал реализацию проектов будущего расширения и управления устьевым давлением, стоимость которых изначально оценивалась в $36,8 млрд. Однако доля отечественных нефтесервисных компаний в общем объеме поставок ТРУ продолжает оставаться низкой. По данным Союза нефтесервисных компаний Казахстана (Kazservice), в прошлом году она так и не смогла вырасти до 50%. 

5-01.png

Бурильщики и ремонтники 

Казахстанские предприятия пока что преуспели в оказании услуг по бурению, особенно в строительстве и ремонте нефтегазовых скважин – 66% от общего объема рынка, оцениваемого в 403 млрд тенге. Более половины буровых работ заказали три нефтяные компании: «Мангистаумунайгаз», «Озенмунайгаз» и ТШО. А самыми крупными поставщиками услуг в этой сфере оказались два казахстанских – Oil Services Company и «Бургылау» – и одно совместное предприятие – KMG Nabors Drilling (США – Казахстан). 

Также хорошие позиции на рынке бурения республики имеют китайские компании – они освоили 23% всех заказов отрасли. Еще одним рынком, где доля местных нефтесервисных компаний стала преобладающей, является сфера технического обслуживания и ремонта нефтегазового оборудования. Здесь показатель казахстанского содержания достиг 57% от общего объема рынка стоимостью 470 млрд тенге. Более половины работ заказал ТШО, на долю NCOC пришлись свыше 22% заказов, КПО – 13,6%. В тройке крупных подрядчиков, освоивших почти треть всех тендеров: итало казахстанская компания Er Sai Caspian Contractor, казахстанская – «НефтеСтройСервис Лтд» и британская – Denholm-Zholdas. Успех отечественных компаний в бурении и техобслуживании объясняется большим опытом местных предприятий, нередко основанным на практике еще советских времен – особенно если речь идет о работе на суше. 

К примеру, ТОО «Бургылау» организовано на базе государственного бурового предприятия, созданного в 1964 году, а ТОО «НефтеСтройСервис Лтд» имеет 20-летнюю историю сотрудничества с ТШО – почти с первых дней работы оператора на Тенгизе. 

Инжиниринг – британцам 

Самое низкое участие на сегодняшний день, по данным Kazservice, казахстанские компании принимают в сфере проектирования и инжиниринга – всего 9% от общего объема рынка, который был оценен в 2019 году в 389 млрд тенге. Львиную долю из этой суммы – 82%, или свыше 321 млрд тенге – заработали две британские компании – KPJV и Mustang Engineering Limited, а самым крупным заказчиком таких работ выступила «Тенгизшевройл» – 340,7 млрд тенге. Легко догадаться, что речь идет об услугах, оказанных в рамках проекта будущего расширения на Тенгизе.

В таких предприятиях, как ТШО, капитальные проекты утверждают акционеры, а не сами операторы месторождений. В ТШО 80% доли принадлежит иностранцам и, по мнению экспертов, чаще всего они предпочитают проводить тендеры за рубежом и выбирать в качестве подрядчиков «проверенные» западные компании. Хотя правительство РК выступает за то, чтобы как минимум 50% инжиниринговых работ отдавали казахстанским предприятиям.

«Если бы инжиниринг проводили у нас в республике, то это намного упростило бы задачу для казахстанских поставщиков. Наши заводы могли бы напрямую общаться с заказчиками, презентовать свою продукцию», – считает генеральный директор Союза нефтесервисных компаний Казахстана Нурлан Жумагулов. 

Кроме того, в 2019 году наименьший заказ отечественные компании получили по строительно-монтажным работам, а также в сфере геологии и геофизики – 26% и 28% соответственно. В сегменте «нефтегазовое строительство» основной объем услуг на сумму свыше 600 млрд тенге выполнила южнокорейская компания Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering (DSME), изготовившая модули для нового завода ТШО. У идущей за ней Er Sai Caspian Contractor объем выполненных работ в три раза меньше – 179,6 млрд тенге. В целом оператор Тенгизского месторождения разместил заказов на строительство более чем на 1,5 трлн тенге. Почти 55% геофизических и геологических услуг в 2019 году оказали компании из США, в том числе такие, как Schlumberger, Baker Hughes и Halliburton. В общей сложности ими было освоено около 140 млрд тенге. Основной объем работ предоставила «Тенгизшевройл» – 105,3 тенге, следующая за ней КПО разместила заказов на 39,3 млрд тенге. 

Как в Норвегии 

Совместные казахстанско-иностранные предприятия освоили 20% всех заказов. В то же время, по оценке экспертов, статусом казахстанской компании могут обладать предприятия, зарегистрированные в Казахстане, но имеющие иностранных учредителей. Достаточно, чтобы штат местных сотрудников составлял не менее 95%. Но на деле основная прибыль таких предприятий выводится из страны. Избежать такого расклада, по мнению Kazservice, поможет норма, требующая, чтобы не менее 50% акционерного и учредительного капитала предприятия принадлежали гражданину РК. В последние годы государство стало уделять большое внимание увеличению доли местного содержания в подрядах недропользователей – власти считают, что нефтесервис может стать одним из драйверов роста и диверсификации экономики страны. 

«Увеличивая добычу нефти и газа, мы должны создавать современный нефтесервисный кластер по примеру Норвегии, где доходы от нефтесервиса превысили доходы от экспорта углеводородов», – заявил прошлой осенью президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на совещании по развитию нефтегазовой отрасли.

Сегодня основной объем услуг по-прежнему выполняется иностранными поставщиками, соответственно, большая часть выручки уходит за рубеж. Если показатели и растут, то очень незначительно. К примеру, в 2018 году доля местного содержания в закупках ТШО, КПО и NCOC составила 34%, а по итогам прошлого года этот показатель вырос всего на 4%. По закупке товаров казахстанского производства показатели еще ниже – с прошлогодних 7% они выросли всего лишь до 9,9% от общего объема затрат трех вышеназванных недропользователей.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif