2263 просмотра

Казахстанскому углю прописали обогащение

Он вырастет в цене, но станет чистым

Фото: Офелия Жакаева

В ближайшем будущем владельцам экибастузских угольных разрезов придется задуматься о совместном строительстве обогатительной фабрики. Она позволит повысить качество топлива для казахстанских ТЭЦ и поднять стоимость производимой тремя разрезами продукции. Идея такого проекта прозвучала не от представителей отрасли, а от казахстанских ученых-исследователей.

Три экибастузских разреза – «Богатырь», «Северный» и «Восточный» – основные поставщики сырья для казахстанской уголь-ной генерации. На них приходится 80% из 50 млн тонн угля, которые ежегодно сжигают отечественные ТЭЦ. У разрезов разные собственники – «Богатырь» и «Северный» принадлежат ТОО «Богатырь Комир», разработкой «Восточного» занимается Евразийская группа – ERG, и одна общая проблема – сужение рынков сбыта.

В 2019 году Казахстан экспортировал 28,1 млн тонн угля, а годом ранее – 29,2 млн тонн. В Министерстве индустрии и инфраструктурного развития снижение объемов экспорта связывают с падением спроса на уголь на внешних рынках и отмечают, что эта тенденция будет продолжаться. Основной импортер – Россия (21 млн тонн в 2019 году) постепенно переориентирует свою угольную генерацию на кемеровский уголь, а второй по величине импортер казахстанского угля – Европа – ужесточает требования к угольщикам в части эмиссии в окружающую среду.

Остается внутренний рынок, где уголь сейчас занимает 70% от общего объема генерации электроэнергии. При этом власти Казахстана намерены кардинально изменить расклад в топливно-энергетическом балансе, повысив долю возобновляемых источников энергии до 50% к 2050 году. Очевидно, что происходить это будет за счет снижения доли угля. 

Позволить угольной отрасли удержать свои позиции на внутреннем рынке и остановить падение сбыта на рынках внешних могут технологии «чистого угля», считает генеральный директор частного учреждения Nazarbayev University Research and Innovation System (NURIS) Айдар Жакупов.

Решать проблему на выходе или на входе?

Технологии «чистого угля», рассказывает гендиректор NURIS, можно разделить на две категории. На слуху в основном те из них, которые внедряются непосредственно на тепловых станциях и позволяют снизить выбросы при сжигании угля любого качества.

Например, метод сжигания угля в циркулирующем кипящем слое помогает решить задачу эффективного сжигания проблемных видов топлива. По словам представителя научно-исследовательского инжинирингового центра ERG Дияра Токмурзина, технология была апробирована Евразийской группой на своих генерирующих мощностях, и она позволяет снизить эмиссии вдвое. Однако внедрение метода на действующих тепловых станциях накладно, поэтому казахстанские ученые предлагают использовать в масштабах всей страны вторую категорию технологий, которые позволяют снизить зольность угля уже на выходе из разреза – через обогащение его химическим способом на специальной станции.

Обогащение энергетического угля в Казахстане производится и сейчас, но «дедовским способом», говорит представитель Алматинского университета энергетики и связи Бирлесбек Алияров. В Экибастузе уголь добывается из трех пластов, и чем глубже пласт, тем выше содержание в нем серы. Зольность угля третьих пластов доходит до 60% при товарном показателе в 42%.

«Мы очень странные люди: мы просто пилим угли первого и третьего пластов и их смешиваем, – говорит г-н Алияров. – А в Великобритании зольность уменьшают до 14% на обогатительных фабриках химическим путем – и продают потом уголь по $18 за тонну. А средняя стоимость тонны казахстанского угля сейчас – $10».

Кто получит пользу от угольно-обогатительной фабрики

По расчетам сотрудника действующей при NURIS лаборатории чистых угольных технологий Калкамана Сулейменова, стоимость обогащенного химическим путем экибастузского угля поднимется с нынешних $10 до $15 за тонну. Еще более оптимистичен в своих расчетах генеральный директор NURIS Айдар Жакупов:

«Да, в случае промышленного обогащения угля произойдет некоторое повышение тарифов на него, но не такое большое, как оценивают коллеги, а на 10–20%, то есть на $1–2 за тонну, по-тому что завод будет иметь большие доходы от реализации попутных отходов производства, которые позволят субсидировать стоимость обогащенного угля».

По утверждению г-на Жакупова, дополнительные отходы, которые получаются при обогащении угля, содержат в себе золото, кремний и алюминий – и их можно будет продавать как сырье для имеющихся в республике производств. 

Выгода ТЭЦ от использования обогащенного угля очевидна – если сейчас сжигание высокозольного экибастузского угля приводит к повышенным платам за эмиссии и высокому износу оборудования, то обогащенный уголь позволит сократить плату за выбросы в атмосферу и удлинить сроки между ремонтами котлоагрегатов, то есть затраты ТЭЦ снизятся.

«Участникам рынка необходимо понять: нам на самом деле проще построить обогатительную фабрику на выходе угля с разрезов, чем модернизировать станции, находящиеся в разных концах страны», – говорит Калкаман Сулейменов.

Мусор как альтернатива углю 

Пока угольщики только думают о выборе технологии «чистого угля», исследователи в Назарбаев Университете начали работы по изучению энергетической ценности мусора. Отсор­тированный мусор, включая пластик, спрессовывается в брикеты или в гранулы, которые можно сжигать на обычных электростанциях зимой вместе с углем – и такая мусорная смесь иногда на 20% калорийнее угля, а вот зольность ее на порядок ниже, утверждает Дияр Токмурзин.

В Павлодарском государственном университете им. С. Торайгырова рассматривают в качестве замены углю опавшую листву. Павлодарские ученые также спрессовали ее в брикет – и пришли к выводу, что она намного превосходит уголь по экологическим параметрам (эмиссия при сжигании – практически нулевая), по ценовой политике (стоимость сбора этого «сырья» на улицах города копеечная) и почти не уступает углю по калорийности. Последнее утверждение, правда, сотрудники лаборатории чистых угольных технологий Назарбаев Университета подвергают сомнению.

banner_wsj.gif

399 просмотров

Казахстан ищет инвестиции в геологоразведку

Запасы ископаемых республики были подтверждены еще во времена СССР

Фото: "Курсив"

Министерство экологии, геологии и природных ресурсов РК рассчитывает привлечь свыше $2 миллиардов иностранных инвестиций на развитие геологоразведки в Казахстане.

Мингеологии совместно с агентством IHS Markit разрабатывает маркетинговую стратегию, которая поспособствует привлечению в казахстанскую геологоразведку крупных иностранных инвесторов.

Основная минерально-сырьевая база республики, то есть те запасы полезных ископаемых, которые Казахстан осваивает последние 30 лет, была подтверждена еще во времена СССР. Часть этих месторождений уже практически истощена, и если сейчас не начать вкладывать средства в поиск новых, то в ближайшие 10-15 лет некоторым из действующих предприятий придется закрыться – добывать и перерабатывать будет просто нечего. Поэтому профильное министерство разработало программу развития отрасли и готовит стратегию по привлечению иностранных инвесторов в геологоразведку страны. Только по углеводородным ресурсам геологами выявлено 15 осадочных бассейнов с прогнозными запасами около 76 млрд т условного топлива. Но государству придется решить вопрос, кто и как будет финансировать поисково-разведочные работы.

Коэффициент восполняемости

С момента обретения независимости в стране было добыто более 1,5 млрд т нефти и около 750 млрд куб. м газа. Если в 1991 году годовой объем добычи составлял 25 млн т, то в 2019 году он достиг 90,5 млн т, увеличившись более чем в 3,5 раза. В Национальный фонд, который формируется за счет сборов от нефтяного сектора, с начала его образования поступило свыше 34 трлн тенге. В целом около 60% валютной выручки обеспечивает экспорт нефти. То есть углеводородное сырье – один из основных продуктов страны. При этом Казахстан добывает и продает за рубеж и другие виды полезных ископаемых – медь, алюминий, железо, уголь и прочее. Поэтому от восполнения их запасов напрямую зависит надежность экономики республики.

С 1991 года запасы нефти выросли на 2,1 млрд т. Коэффициент прироста, если не считать Кашагана, который был обнаружен еще в конце 1980-х годов, составляет 0,9%. Президент Казахстанского общества нефтяников-геологов Балтабек Куандыков считает, что в последующие 10–15 лет в некоторых регионах страны может возникнуть угроза сворачивания нефтегазового сектора. Сейчас отрасль держится благодаря трем крупным проектам: Тенгизу, Кашагану и Карачаганаку. Потенциал этих месторождений может быть исчерпан через 20–30 лет. Чтобы не израсходовать запасы, на каждые 100 млн т добытой нефти нужно находить как минимум 150 млн т запасов.

Эксперт отмечает, что раньше, в 1990-х годах, инвестиции в гео­логоразведку осуществлялись за счет добывающих компаний, когда 8% от их прибыли выделялось на поиск новых запасов. Средств, которые направляются на это дело сейчас, недостаточно. По данным Минэкологии, в 2018 году объем инвестиций в геологоразведку в нефтегазовой сфере составил 105 млрд тенге, или около 1,8% от общей суммы расходов на добычу углеводородов в размере 5,9 трлн тенге. На разведку твердых полезных ископаемых (ТПИ) потрачено 34 млрд тенге, или 1,7%, от общей суммы на добычу ТПИ в 1,9 трлн тенге.

Если в горно-металлургическом комплексе геологоразведку можно проводить за $3–5 млн, то в нефтяной отрасли один разведочный проект оценивается примерно от $50 до $100 млн. И частных компаний, которые могут осилить такие расходы, немного. Поэтому государству стоит проводить эти работы за счет республиканских средств, считает эксперт. Кроме того, он напоминает о необходимости обобщить данные по уже разведанным частными компаниями месторождениям, составить общую картину о нефтяном потенциале страны. Полученные сведения позволят определить, в каком регионе стоит сконцентрироваться на поиске новых запасов сырья.

В поисках юниоров

В последние годы в геологоразведке наиболее успешными оказываются проекты, реализуемые юниорскими компаниями. Юниорские компании ориентированы на проекты ранней стадии развития, они мобильны в принятии решений, оперативно реагируют на изменения конъюнктуры рынка и имеют относительно невысокие административные издержки.

Страны, сделавшие ставку на развитие юниорского рынка, получили хорошие результаты. К примеру, в Канаде и Австралии на проведение гео­логоразведочных работ на одном квадратном километре ежегодно инвестируется около $200–300. Больше половины из них – средства юниорских компаний. В Казахстане, по данным 2019 года, на геологоразведку тратится всего около $35 на один квадратный километр. В предыдущие годы тратилось еще меньше. Закономерный итог – за последние 30 лет в стране не было открыто ни одного крупного месторождения твердых полезных ископаемых; добыча сырья сегодня в разы превышает прирост запасов. По мнению председателя правления национальной горнорудной компании «Тау-Кен Самрук» Каната Кудайбергена, которое он высказал в одной из статей в «Курсиве», высокая стоимость и рискованность инвестиций в геологоразведку диктуют необходимость мер поддержки со стороны государства. Самые распространенные проблемы казахстанских юниоров –  недостаток собственных средств и трудности с доступом к источникам финансирования.

На что рассчитывать

По сведениям Министерства экологии, геологии и природных ресурсов, запасы Казахстана по нефти составляют около 4,5 млрд т,

по газу – 1,6 трлн куб. м. По данным British Petroleum, запасы нефти в республике в конце 2019 года составляли 3,9 млрд т, газа – 2,7 трлн куб. м.

На государственном балансе страны числится более 8 тыс. месторождений. Из них 317 ме­сторождений углеводородного сырья, 910 – твердых полезных ископаемых, свыше 3 тыс. мес­торождений общераспространенных полезных ископаемых и около 4 тыс. месторождений подземных вод.

Минэкологии разработало концепцию государственной программы геологической разведки на 2021–2025 годы. Представляя документ в правительстве, глава ведомства Магзум Мирзагалиев сообщил, что за последние десятилетия в Восточном Казахстане отработаны крупные свинцово-цинковые месторождения, расположенные вблизи моногородов. Через 5–20 лет могут быть истощены запасы таких крупных месторождений, как Орловское, Малеевское, Тишинское и Риддер-Сокольное. На сегодняшний день коэффициент восполняемости по твердым полезным ископаемым составляет 0,13. Необходимо уже сейчас активизировать геологоразведку, чтобы сохранить предприятия и рабочие места, поскольку между открытием и запуском нового месторождения проходит 10–15 лет.

Перспективные участки для открытия золоторудных месторождений имеются в Костанайской области, на территории между Центральным и Восточным Казахстаном. Новые свинцово-цинковые месторождения могут быть открыты в Рудном Алтае, в центре и на юге респуб­лики. Есть возможность открытия новых месторождений, содержащих такие полезные ископаемые, как вольфрам, молибден, алюминий и олово.

Геологами выявлено 15 осадочных бассейнов с прогнозными ресурсами 76 млрд т углеводородного сырья. Очень привлекательным для инвесторов был и остается Прикаспийский бассейн. Многие отечественные и иностранные компании заинтересованы в геологическом изучении этого участка. Необходимо провести современную сейсморазведку, чтобы получить обновленную геологическую информацию.

Сейчас ведомство совместно с IHS Markit работает над созданием маркетинговой стратегии и проведением road-show по привлечению крупных иностранных инвесторов в геологоразведку. 

За пять лет реализации программы в развитие геологоразведки будет вложено около

1 трлн тенге, из них чуть больше 15% должны составить средства госбюджета, а остальное – инвестиции частных компаний, сообщил Мирзагалиев в интервью «Интерфаксу».

«Эти деньги в первую очередь будут направлены на проведение ранних стадий геологоразведочных работ, таких как региональные, поисковые, поисково-оценочные – это когда работы проводятся на больших по площади территориях, при этом вероятность обнаружения месторождения на данных стадиях низкая», – пояснил он.

По его словам, инвесторы вкладывают деньги в разведку месторождений в тех странах, где государство за свой счет уже провело или проводит ранние стадии работ, где уже сформирована база перспективных участков с прог­нозными ресурсами.

«Каждый вложенный в геологоразведку государственный тенге принесет нам до пяти тенге частных инвестиций в геологоразведку, а это около 800 млрд тенге», – обещает министр.

kazaxstan-ishhet-investicii.jpg

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg