4372 просмотра

Почему Европейский союз интересуют экологические проблемы Центральной Азии

И на что европейцы готовы тратить деньги

Фото: Shutterstock

Европейский союз тесно сотрудничает со странами Центральной Азии по вопросам использования водных ресурсов и устойчивости окружающей среды в условиях изменения климата и помогает странам  региона решать наиболее сложные проблемы экологического характера.

Еще в середине так называемых нулевых годов проблемы экологии не привлекали внимания большинства жителей стран Центральной Азии. Напротив, люди даже посмеивались над отдельными «чудаками», которые обращали внимание на быстрое таяние ледников, говорили о плохом качестве воздуха и воды или рассуждали о неправильном отношении к отходам в целом. Все заявления о наблюдаемых процессах изменения климата чаще всего воспринимались скептически. Доминировало мнение, что если что-то и произойдет, то не раньше чем через 100, а то и 200 лет. 

От замечаний к требованиям

Но в последние годы отношение к экологическим проблемам стало постепенно меняться во всех странах Центральной Азии. Вначале люди стали критичнее относиться к качеству воды, фактически заставив коммунальные хозяйства пересмотреть свое отношение к ее очистке. Вслед за этим пришло и понимание ценности воды как наиважнейшего природного ресурса планеты. Отсюда и ставшая ожидаемой негативная реакция населения на загрязнение любых водоемов, будь то небольшая речка или маленькое озерко. Наконец, прежде всего в городах, жители все чаще стали открыто поднимать вопросы о чистоте воздуха. От властей на местах они требуют более жесткого подхода к эксплуатации транспортных средств с двигателями внутреннего сгорания, а также запрета на использование угля и мазута в работе котельных и теплоэлектроцентралей. В частности, особенно активно выступают за перевод местных котельных и ТЭЦ на природный газ в Алматы и Бишкеке, где уровень загрязнения воздуха в несколько раз превышает предельно допустимые нормы. 

Два фактора, изменившие мировоззрение

Во многом наблюдаемые изменения в сознании рядовых граждан, на которые вынуждены реагировать и государственные структуры, связаны с двумя основными факторами. Во-первых, стали сбываться сделанные почти два десятилетия назад мрачные прогнозы экологов о прямой связи увеличения в атмосфере планеты парниковых газов из-за повсеместного сжигания ископаемого топлива с аномальными погодными явлениями в различных регио­нах мира. Во-вторых, для все большего числа проживающих в Центрально-Азиатском регионе людей примером становится опыт стран Европейского союза, которые добились успеха в решении целого ряда экологических проблем. Например, за счет расширения парка электромобилей и выработки более 50% электричества из возобновляемых источников энергии значительно сокращен объем выбросов углекислого газа в атмосферу. В результате воздух в крупнейших городах Европы стал заметно чище. 

Проведены мероприятия, которые позволили улучшить качество воды. После грамотно проведенной разъяснительной работы население массово стало отказываться от использования пластика. 

Что предлагает Европейский союз

Понимая, что в отдельно взятой стране невозможно решить проблемы общепланетарного масштаба, Европейский союз делится своим опытом с другими регионами мира. Не являются исключением и страны Центрально-Азиатского региона, географическое расположение которых имеет особое значение для климата всей планеты. 

В качестве механизма поддержки сотрудничества между ЕС и ЦА в 2009 году была основана Платформа ЕС – Центральная Азия в сфере охраны окружающей среды и водных ресурсов. Платформа охватывает такие приоритетные области, как управление природоохранной деятельностью, экономика замкнутого цикла, устойчивое производство и потребление, изменение климата и управление водными ресурсами. 

В прошлом году Европарламент и Европейский совет разработали новую стратегию ЕС в отношении Центральной Азии и приняли совместное коммюнике «ЕС и Центральная Азия: новые возможности для укрепления партнерства». Новая стратегия определяет три взаимосвязанных приоритета по устойчивости, процветанию и совместной работе и имеет конкретные цели по повышению устойчивости окружающей среды, климата и водных ресурсов.

ЕС стремится помочь Центральной Азии защитить окружающую среду и для этих целей финансирует ряд экологических проектов. Одним из них является проект WECOОP «Европейский cоюз – Центральная Азия: сотрудничество в области водных ресурсов, окружающей среды и изменения климата», третья фаза которого стартовала в октябре 2019 года.

Проект направлен на расширение регионального сотрудничества и привлечение стран-партнеров в Центральной Азии к более тесному взаимодействию с ЕС в области охраны окружающей среды, изменения климата и водных ресурсов.

Первым мероприятием в рамках третьей фазы реализации проекта WECOOP станет 9-е заседание рабочей группы «Европейский союз – Центральная Азия» по вопросам окружающей среды и изменению климата, которое состоится 12–13 февраля в Брюсселе (Бельгия). В заседании рабочей группы примут участие ведущие специалисты из стран Европейского союза и Центральной Азии, которые поделятся информацией о достижениях в прошедшем году и наметят пути решения важнейших проблем. «Курсив» подробно расскажет о достигнутых результатах после завершения этого мероприятия.

banner_wsj.gif

406 просмотров

Казахстан ищет инвестиции в геологоразведку

Запасы ископаемых республики были подтверждены еще во времена СССР

Фото: "Курсив"

Министерство экологии, геологии и природных ресурсов РК рассчитывает привлечь свыше $2 миллиардов иностранных инвестиций на развитие геологоразведки в Казахстане.

Мингеологии совместно с агентством IHS Markit разрабатывает маркетинговую стратегию, которая поспособствует привлечению в казахстанскую геологоразведку крупных иностранных инвесторов.

Основная минерально-сырьевая база республики, то есть те запасы полезных ископаемых, которые Казахстан осваивает последние 30 лет, была подтверждена еще во времена СССР. Часть этих месторождений уже практически истощена, и если сейчас не начать вкладывать средства в поиск новых, то в ближайшие 10-15 лет некоторым из действующих предприятий придется закрыться – добывать и перерабатывать будет просто нечего. Поэтому профильное министерство разработало программу развития отрасли и готовит стратегию по привлечению иностранных инвесторов в геологоразведку страны. Только по углеводородным ресурсам геологами выявлено 15 осадочных бассейнов с прогнозными запасами около 76 млрд т условного топлива. Но государству придется решить вопрос, кто и как будет финансировать поисково-разведочные работы.

Коэффициент восполняемости

С момента обретения независимости в стране было добыто более 1,5 млрд т нефти и около 750 млрд куб. м газа. Если в 1991 году годовой объем добычи составлял 25 млн т, то в 2019 году он достиг 90,5 млн т, увеличившись более чем в 3,5 раза. В Национальный фонд, который формируется за счет сборов от нефтяного сектора, с начала его образования поступило свыше 34 трлн тенге. В целом около 60% валютной выручки обеспечивает экспорт нефти. То есть углеводородное сырье – один из основных продуктов страны. При этом Казахстан добывает и продает за рубеж и другие виды полезных ископаемых – медь, алюминий, железо, уголь и прочее. Поэтому от восполнения их запасов напрямую зависит надежность экономики республики.

С 1991 года запасы нефти выросли на 2,1 млрд т. Коэффициент прироста, если не считать Кашагана, который был обнаружен еще в конце 1980-х годов, составляет 0,9%. Президент Казахстанского общества нефтяников-геологов Балтабек Куандыков считает, что в последующие 10–15 лет в некоторых регионах страны может возникнуть угроза сворачивания нефтегазового сектора. Сейчас отрасль держится благодаря трем крупным проектам: Тенгизу, Кашагану и Карачаганаку. Потенциал этих месторождений может быть исчерпан через 20–30 лет. Чтобы не израсходовать запасы, на каждые 100 млн т добытой нефти нужно находить как минимум 150 млн т запасов.

Эксперт отмечает, что раньше, в 1990-х годах, инвестиции в гео­логоразведку осуществлялись за счет добывающих компаний, когда 8% от их прибыли выделялось на поиск новых запасов. Средств, которые направляются на это дело сейчас, недостаточно. По данным Минэкологии, в 2018 году объем инвестиций в геологоразведку в нефтегазовой сфере составил 105 млрд тенге, или около 1,8% от общей суммы расходов на добычу углеводородов в размере 5,9 трлн тенге. На разведку твердых полезных ископаемых (ТПИ) потрачено 34 млрд тенге, или 1,7%, от общей суммы на добычу ТПИ в 1,9 трлн тенге.

Если в горно-металлургическом комплексе геологоразведку можно проводить за $3–5 млн, то в нефтяной отрасли один разведочный проект оценивается примерно от $50 до $100 млн. И частных компаний, которые могут осилить такие расходы, немного. Поэтому государству стоит проводить эти работы за счет республиканских средств, считает эксперт. Кроме того, он напоминает о необходимости обобщить данные по уже разведанным частными компаниями месторождениям, составить общую картину о нефтяном потенциале страны. Полученные сведения позволят определить, в каком регионе стоит сконцентрироваться на поиске новых запасов сырья.

В поисках юниоров

В последние годы в геологоразведке наиболее успешными оказываются проекты, реализуемые юниорскими компаниями. Юниорские компании ориентированы на проекты ранней стадии развития, они мобильны в принятии решений, оперативно реагируют на изменения конъюнктуры рынка и имеют относительно невысокие административные издержки.

Страны, сделавшие ставку на развитие юниорского рынка, получили хорошие результаты. К примеру, в Канаде и Австралии на проведение гео­логоразведочных работ на одном квадратном километре ежегодно инвестируется около $200–300. Больше половины из них – средства юниорских компаний. В Казахстане, по данным 2019 года, на геологоразведку тратится всего около $35 на один квадратный километр. В предыдущие годы тратилось еще меньше. Закономерный итог – за последние 30 лет в стране не было открыто ни одного крупного месторождения твердых полезных ископаемых; добыча сырья сегодня в разы превышает прирост запасов. По мнению председателя правления национальной горнорудной компании «Тау-Кен Самрук» Каната Кудайбергена, которое он высказал в одной из статей в «Курсиве», высокая стоимость и рискованность инвестиций в геологоразведку диктуют необходимость мер поддержки со стороны государства. Самые распространенные проблемы казахстанских юниоров –  недостаток собственных средств и трудности с доступом к источникам финансирования.

На что рассчитывать

По сведениям Министерства экологии, геологии и природных ресурсов, запасы Казахстана по нефти составляют около 4,5 млрд т,

по газу – 1,6 трлн куб. м. По данным British Petroleum, запасы нефти в республике в конце 2019 года составляли 3,9 млрд т, газа – 2,7 трлн куб. м.

На государственном балансе страны числится более 8 тыс. месторождений. Из них 317 ме­сторождений углеводородного сырья, 910 – твердых полезных ископаемых, свыше 3 тыс. мес­торождений общераспространенных полезных ископаемых и около 4 тыс. месторождений подземных вод.

Минэкологии разработало концепцию государственной программы геологической разведки на 2021–2025 годы. Представляя документ в правительстве, глава ведомства Магзум Мирзагалиев сообщил, что за последние десятилетия в Восточном Казахстане отработаны крупные свинцово-цинковые месторождения, расположенные вблизи моногородов. Через 5–20 лет могут быть истощены запасы таких крупных месторождений, как Орловское, Малеевское, Тишинское и Риддер-Сокольное. На сегодняшний день коэффициент восполняемости по твердым полезным ископаемым составляет 0,13. Необходимо уже сейчас активизировать геологоразведку, чтобы сохранить предприятия и рабочие места, поскольку между открытием и запуском нового месторождения проходит 10–15 лет.

Перспективные участки для открытия золоторудных месторождений имеются в Костанайской области, на территории между Центральным и Восточным Казахстаном. Новые свинцово-цинковые месторождения могут быть открыты в Рудном Алтае, в центре и на юге респуб­лики. Есть возможность открытия новых месторождений, содержащих такие полезные ископаемые, как вольфрам, молибден, алюминий и олово.

Геологами выявлено 15 осадочных бассейнов с прогнозными ресурсами 76 млрд т углеводородного сырья. Очень привлекательным для инвесторов был и остается Прикаспийский бассейн. Многие отечественные и иностранные компании заинтересованы в геологическом изучении этого участка. Необходимо провести современную сейсморазведку, чтобы получить обновленную геологическую информацию.

Сейчас ведомство совместно с IHS Markit работает над созданием маркетинговой стратегии и проведением road-show по привлечению крупных иностранных инвесторов в геологоразведку. 

За пять лет реализации программы в развитие геологоразведки будет вложено около

1 трлн тенге, из них чуть больше 15% должны составить средства госбюджета, а остальное – инвестиции частных компаний, сообщил Мирзагалиев в интервью «Интерфаксу».

«Эти деньги в первую очередь будут направлены на проведение ранних стадий геологоразведочных работ, таких как региональные, поисковые, поисково-оценочные – это когда работы проводятся на больших по площади территориях, при этом вероятность обнаружения месторождения на данных стадиях низкая», – пояснил он.

По его словам, инвесторы вкладывают деньги в разведку месторождений в тех странах, где государство за свой счет уже провело или проводит ранние стадии работ, где уже сформирована база перспективных участков с прог­нозными ресурсами.

«Каждый вложенный в геологоразведку государственный тенге принесет нам до пяти тенге частных инвестиций в геологоразведку, а это около 800 млрд тенге», – обещает министр.

kazaxstan-ishhet-investicii.jpg

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер