Перейти к основному содержанию

1700 просмотров

Озвучен тариф на электроэнергию из мусора в Казахстане

Он составит более 100 тенге за 1 кВт/ч

Фото: Shutterstock

Инвесторов привлекут к созданию мусоросжигающих заводов в Казахстане гарантированной поставкой твердых бытовых отходов (ТБО) с близлежащих территорий, а также высокими тарифами на вырабатываемую ими электроэнергию с гарантированной ее покупкой по примеру возобновляемых источников энергии. 

Такая информация была озвучена на презентации проекта Экологического кодекса (ЭК) и соответствующих поправок в законодательство в мажилисе парламента 3 февраля.

«В настоящее время на 3,5 тыс. полигонах страны накоплено более 120 млн тонн ТБО, ежегодно образуется свыше пяти миллионов тонн. Для сравнения – по размеру это примерно 42 футбольных поля. С 2016 года наблюдается рост переработки ТБО с 2,5% до 14%, однако понятно, что этого мало. С целью сокращения объемов образованных ТБО предлагается внедрение механизма waste to energy, предусматривающего сжигание отходов с последующим получением электроэнергии и тепла и передачей в сеть по аналогии с возобновляемыми источниками энергии», – сказал министр экологии, геологии и природных ресурсов Магзум Мирзагалиев.

По его словам, данный механизм хорошо себя зарекомендовал в Европе, где работает около 150 мусоросжигающих заводов. Министр отметил, что сжигание скопившегося в Казахстане мусора позволит сократить объемы отходов до 30% к 2025 году и привлечь частные инвестиции.

Вместе с тем, сообщил Мирзагалиев, высказываются опасения касательно внедрения механизма waste to energy, связанные с возможным образованием выбросов вредных веществ в атмосферный воздух, образуемых при недостаточном оснащении заводов газоочисткой. В этой связи планируется внедрение в Казахстане жестких ограничений по соблюдению требований к выбросам, аналогичным европейским директивам.

По данным космического мониторинга, количество несанкционированных свалок в стране выросло до 9,2 тыс. в 2019 году до с 8,6 тыс. свалок в 2018 году.

Министр отметил, что в настоящее время в Казахстане нет мусоропереработки.

«У нас есть мусоросортировка, где-то лучше, где хуже, но мусоропереработки у нас нет вообще на сегодняшний день. Инвестор не идет, потому что очень низкие тарифы. Сегодня в среднем тариф на вывоз мусорa – 200 тенге с населения. При этом, например, по городу Алматы, в котором вы знаете, не менее двух миллионов живет, платят (за вывоз мусора) всего около 580 тыс. человек», – сказал он.

По его мнению, чтобы привлечь инвесторов в сектор, необходимо повысить тарифы во много раз (с 200 до 1,5-2 тыс. тенге), что является неподъемным для населения.

«То есть из проблемы низких тарифов потом вытекает вопрос того, что инвесторы никогда не придут. Объективно поднять тарифы в разы, в десятки раз невозможно. Поэтому предлагается такой механизм (привлечь инвесторов в создание мусоросжигающих заводов)», – сказал Мирзагалиев.

Министр сообщил, что возможность внедрения мусоросжигающих заводов уже обсужден с рядом иностранных компаний.

«В целом заинтересованность есть, но нужно понимать, что инвестор пойдет только в тот регион, где ему создадут условия. Любой инвестор ставит три самых главных условия: наличие земельного участка; доступ к инфраструктуре, потому что когда он будет производить электроэнергию, ему нужно будет сдавать ее в сеть; каждый акимат должен будет гарантировать, что весь мусор будет везтись именно на этот объект. Поэтому если какой-то аким такие условия не сделает, тогда инвестор туда не пойдет», – сказал он.

В свою очередь представитель департамента развития электроэнергетики министерства энергетики Миржан Сасретов назвал депутатам тариф на электроэнергию, которая будет вырабатываться за счет сжигания мусора и поставляться в общую сеть по примеру ВИЭ. Таким образом, дорогая «мусорная» электроэнергия будет разбавляться недорогой электроэнергией, выработанной станциями на угле или гидроэлектростанциями.

«По сжиганию мусора тариф будет равен 102 тенге за 1 кВт/ч на мусорных заводах и в данное время хотят применить механизм оплаты как возобновляемых источников энергии», – сказал он.

1508 просмотров

Крупнейшие нефтяные компании мира теряют деньги

Chevron, ExxonMobil и Shell почти одновременно отчитались об итогах деятельности за прошедший год и единогласно констатировали резкое сокращение доходов

Фото: Shutterstock

Слабый рост глобальной экономики и падение спроса на нефтепродукты не позволили нефтяным гигантам подтянуть прибыль даже до уровня предыдущего года.

К примеру, Chevron в сегменте «разведка и добыча» получил прибыль в пять раз меньше, чем за предыдущий год – $2,5 млрд, а в переработке и сбыте – $2,4 млрд (-34% к 2018 г.). Общая выручка за год уменьшилась на 11%, а чистая прибыль концерна сократилась в пять раз: с $14,8 млрд в 2018 году до $2,9 млрд в 2019-м. При этом среднегодовая добыча нефти в компании выросла на 4% – до 3,06 млн баррелей в сутки.

Падение прибыли в компании прежде всего связывают со снижением стоимости и списаниями активов на $10,4 млрд в проектах по добыче сланцевого газа в бассейне Appalachia в США, по производству сжиженного попутного газа в Kitimat в Канаде и нефтяном проекте Big Foot в Мексиканском заливе. Chevron пересмотрел свои планы и сокращает финансирование проектов по производству газа и сосредоточится на глубоковод­ных проектах в Мексиканском заливе, на сланцевых активах в Permian и увеличении добычи на Тенгизе. Капитальные затраты корпорации на развитие производства в 2020 году составят $20 млрд. «Мы считаем, что наилучшее использование нашего капитала – это инвестиции в наши наиболее выгодные активы», – объясняет действия компании председатель совета директоров и генеральный директор Chevron Майкл Вирт.

В Казахстане американской компании принадлежит 50% доли в ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), разрабатывающем Тенгизское и Королевское месторождения с общими разведанными запасами в 3,4 млрд т. Помимо этого Chevron имеет 18% доли участия в проекте по разработке Карачаганакского газоконденсатного месторождения, где оператором выступает «Карачаганак Петролиум Оперей­тинг» (КПО), владеет 15% акций АО «Каспийский трубопроводный консорциум» (КТК), эксплуатирующее нефтепровод «Тенгиз – Новороссийск» протяженностью более 1,5 тыс. км.
Другой участник Тенгизского проекта – американская ExxonMobil, правда, с долей намного ниже – в 25%, также объявила о снижении доходов.

Чистая прибыль нефтяной компании в 2019 году по сравнению с предыдущим упала на 31,2%, до $14,3 млрд. Прибыль в сфере разведки и добычи выросла на 2,6%, но в переработке и сбыте сократилась в 2,6 раза. Потери в основном связаны со снижением маржи на промышленное топливо, которое произошло из-за сезонных падений спроса на этот продукт и увеличения предложения на рынке. Кроме того, в IV квартале стало больше планового техобслуживания неф­теперерабатывающих заводов (НПЗ), включая капремонты на семи НПЗ компаний, расположенных в США, Австралии, Великобритании, Канаде и Таиланде.

В Казахстане ExxonMobil также имеет долю (16,81%) в Северо-Каспийском проекте (СКП), в рамках которого разрабатываются четыре морских месторождения, в том числе и Кашаган.

Еще один крупный участник казахстанской нефтянки – англо-голландская Shell объявила о снижении чистой прибыли по итогам прошедшего года на 32%, до $15,8 млрд. В разведке и добыче прибыль компании упала на 38%, а в переработке и сбыте – на 17%. Сокращение доходов в концерне связывают с низкими ценами на нефть. Если в 2018 году компания продавала свою нефть в среднем по $71 за баррель, то в 2019-м цена упала до $64. Кроме того, низкие темпы роста глобальной экономики, дисбаланс спроса и предложения оказали отрицательное влияние на маржинальность продуктов нефтепереработки и нефтехимии. При этом в Shell уверены, что в ближайшем будущем начнут приносить прибыль активы, которые ранее были проинвестированы компанией. Одним из таких активов является Кашаганский проект, где компания имеет долю в 16,81%. В Казахстане Shell также участвует в разработке Карачаганакского месторождения (29,25%), имеет долю (55%) в проекте «Жемчужина» – лицензионном участке, расположенном на шельфе Каспия. В октябре прош­лого года концерн отказался от совместного с NCOC освоения месторождений Хазар и Каламкас-море. По заявлению Shell проект был признан «недостаточно конкурентным по отношению к другим проектам в глобальном портфеле инвестиций концерна». По некоторым сведениям, стоимость разработки этих двух месторождений оценивалась в $4 млрд. 

Прошедший год для всех трех нефтяных гигантов стал финансово неудачным в основном из-за низких цен на углеводородное сырье и снижение спроса на неф­тепродукты.

0001 (2)_1.jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif