Перейти к основному содержанию

1472 просмотра

Крупнейшие нефтяные компании мира теряют деньги

Chevron, ExxonMobil и Shell почти одновременно отчитались об итогах деятельности за прошедший год и единогласно констатировали резкое сокращение доходов

Фото: Shutterstock

Слабый рост глобальной экономики и падение спроса на нефтепродукты не позволили нефтяным гигантам подтянуть прибыль даже до уровня предыдущего года.

К примеру, Chevron в сегменте «разведка и добыча» получил прибыль в пять раз меньше, чем за предыдущий год – $2,5 млрд, а в переработке и сбыте – $2,4 млрд (-34% к 2018 г.). Общая выручка за год уменьшилась на 11%, а чистая прибыль концерна сократилась в пять раз: с $14,8 млрд в 2018 году до $2,9 млрд в 2019-м. При этом среднегодовая добыча нефти в компании выросла на 4% – до 3,06 млн баррелей в сутки.

Падение прибыли в компании прежде всего связывают со снижением стоимости и списаниями активов на $10,4 млрд в проектах по добыче сланцевого газа в бассейне Appalachia в США, по производству сжиженного попутного газа в Kitimat в Канаде и нефтяном проекте Big Foot в Мексиканском заливе. Chevron пересмотрел свои планы и сокращает финансирование проектов по производству газа и сосредоточится на глубоковод­ных проектах в Мексиканском заливе, на сланцевых активах в Permian и увеличении добычи на Тенгизе. Капитальные затраты корпорации на развитие производства в 2020 году составят $20 млрд. «Мы считаем, что наилучшее использование нашего капитала – это инвестиции в наши наиболее выгодные активы», – объясняет действия компании председатель совета директоров и генеральный директор Chevron Майкл Вирт.

В Казахстане американской компании принадлежит 50% доли в ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), разрабатывающем Тенгизское и Королевское месторождения с общими разведанными запасами в 3,4 млрд т. Помимо этого Chevron имеет 18% доли участия в проекте по разработке Карачаганакского газоконденсатного месторождения, где оператором выступает «Карачаганак Петролиум Оперей­тинг» (КПО), владеет 15% акций АО «Каспийский трубопроводный консорциум» (КТК), эксплуатирующее нефтепровод «Тенгиз – Новороссийск» протяженностью более 1,5 тыс. км.
Другой участник Тенгизского проекта – американская ExxonMobil, правда, с долей намного ниже – в 25%, также объявила о снижении доходов.

Чистая прибыль нефтяной компании в 2019 году по сравнению с предыдущим упала на 31,2%, до $14,3 млрд. Прибыль в сфере разведки и добычи выросла на 2,6%, но в переработке и сбыте сократилась в 2,6 раза. Потери в основном связаны со снижением маржи на промышленное топливо, которое произошло из-за сезонных падений спроса на этот продукт и увеличения предложения на рынке. Кроме того, в IV квартале стало больше планового техобслуживания неф­теперерабатывающих заводов (НПЗ), включая капремонты на семи НПЗ компаний, расположенных в США, Австралии, Великобритании, Канаде и Таиланде.

В Казахстане ExxonMobil также имеет долю (16,81%) в Северо-Каспийском проекте (СКП), в рамках которого разрабатываются четыре морских месторождения, в том числе и Кашаган.

Еще один крупный участник казахстанской нефтянки – англо-голландская Shell объявила о снижении чистой прибыли по итогам прошедшего года на 32%, до $15,8 млрд. В разведке и добыче прибыль компании упала на 38%, а в переработке и сбыте – на 17%. Сокращение доходов в концерне связывают с низкими ценами на нефть. Если в 2018 году компания продавала свою нефть в среднем по $71 за баррель, то в 2019-м цена упала до $64. Кроме того, низкие темпы роста глобальной экономики, дисбаланс спроса и предложения оказали отрицательное влияние на маржинальность продуктов нефтепереработки и нефтехимии. При этом в Shell уверены, что в ближайшем будущем начнут приносить прибыль активы, которые ранее были проинвестированы компанией. Одним из таких активов является Кашаганский проект, где компания имеет долю в 16,81%. В Казахстане Shell также участвует в разработке Карачаганакского месторождения (29,25%), имеет долю (55%) в проекте «Жемчужина» – лицензионном участке, расположенном на шельфе Каспия. В октябре прош­лого года концерн отказался от совместного с NCOC освоения месторождений Хазар и Каламкас-море. По заявлению Shell проект был признан «недостаточно конкурентным по отношению к другим проектам в глобальном портфеле инвестиций концерна». По некоторым сведениям, стоимость разработки этих двух месторождений оценивалась в $4 млрд. 

Прошедший год для всех трех нефтяных гигантов стал финансово неудачным в основном из-за низких цен на углеводородное сырье и снижение спроса на неф­тепродукты.

0001 (2)_1.jpg

233 просмотра

Выращивать кирпичи и не только: как уменьшить углеродный след бетона

Предприниматели используют поглощающие углекислый газ бактерии, утилизацию парниковых газов и другие методы, чтобы сделать популярный строительный материал более экологичным

Биобетон компании BioMason, выращенный с помощью бактерий. Фото: Jeremy M. Lange / The Wall Street Journal

Автомобили. Самолеты. Электростанции. Крупный рогатый скот. Все они являются крупнейшими источниками выбросов парниковых газов, которые способствуют изменению климата. Есть и другой виновник выбросов: бетон.

Бетон – самый часто используемый в мире строительный материал. Он играет большую роль в выбросах углекислого газа просто потому, что производство бетона такое широкомасштабное. В год производится свыше 4 млрд тонн цемента, основного компонента бетона. Это примерно 8% глобальных эмиссий углекислого газа, по данным Chatham House – лондонского аналитического центра, который среди прочего изучает изменение климата.

«Больше, чем бетон, мы используем только воду», – сказал доктор Джереми Грегори, исполнительный директор Центра устойчивого производства бетона в Массачусетском технологическом институте.

Пока что снизить эмиссии, связанные с производством бетона, оказалось невозможно, особенно с учетом того, что развивающиеся страны возводят новую инфраструктуру: дороги, мосты, плотины и порты. Для всего этого нужно огромное количество бетона.

Примерно половина эмиссий от бетона образуется в процессе производства стандартного компонента, называющегося клинкером. Его получают, нагревая измельченный известняк в гигантских печах. Помимо того, что для нагрева печей требуются большие объемы ископаемого топлива, в результате нагревания из известняка выделяется углекислота.

Чтобы решить эту проблему, предприниматели разрабатывают альтернативные продукты – низкоуглеродистые заменители бетона. Правда, пока что строительные компании не стремятся переходить на экспериментальные и потенциально рискованные материалы.

«Этим заменителям предстоит серьезно доказывать, что они пригодны для использования», – отмечает доктор Грегори.

Вот три технологии, находящиеся в разработке.

Биобетон

vyrashchivat-kirpichi-ne-tolko-kak-umenshit-uglerodnyj-sled-betona1_0.jpg

Стартап из Северной Каролины BioMason – это одна из нескольких компаний, создающих «биобетон» из натуральных материалов. Для выращивания цементных кирпичей используются бактерии: по заявлению компании, в результате этого процесса парниковые газы не выделяются вообще. Генеральный директор компании Джинджер Досье имеет опыт в архитектуре и говорит, что начала изучать технологию выращивания кирпичей в 2000-х гг. Она экспериментировала с разными методами во второй спальне своего дома. По ее словам, на разработку у нее ушли тысячи повторных попыток.

В компании заявляют, что запустят новую плитку на рынок уже в этом году, кроме того, BioMason вместе с ВВС США работает над проектом по «выращиванию» взлетно-посадочных полос.

Исследователи из Колорадского университета в Боулдере разработали процесс создания строительного материала с использованием бактерий, которые для роста поглощают углекислый газ и выделяют карбонат кальция. Карбонат кальция – это основной компонент известняка, который делает его твердым. Кирпичи, созданные по этой технологии, вероятно, смогут сами заделывать свои трещины!

Впрыск углекислого газа

Другой вариант: взять углекислоту, уловленную в результате промышленных процессов, и ввести ее в цементную смесь. В результате начнется процесс минерализации, похожий на образование известняка, говорит доктор Грегори. По этой технологии производства бетона используется меньше клинкера, кроме того, находит применение углекислый газ, удаленный из атмосферы. Для инженеров этот метод привлекателен, так как конечный продукт практически идентичен обычному бетону.

Гаурав Сант, профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, недавно основал компанию CO2 Concrete, которая забирает выделяемый углекислый газ напрямую с заводов, включая цементные заводы, и вводит его в запатентованную смесь гидроксида кальция, воды и минералов.

Ключевое преимущество, по словам Санта, – в том, что из выбросов не нужно извлекать чистый углекислый газ перед тем, как добавить его в смесь. Это процесс дорогостоящий. Однако у технологии есть ограничение: из-за сложности процесса он используется только для отливки бетонных конструкций, которые потом транспортируются на строительную площадку. Обычный бетон замешивается и отливается сразу на месте.

Бетон с графеном

Будучи студентом-инженером в Университете Эксетера в Великобритании, Димитар Димов узнал о графене – сверхпрочном и сверхтонком материале, разработанном в 2000-х гг. в Манчестерском университете.

«Я подумал: почему бы не добавить самый прочный материал в бетон», чтобы увеличить его прочность и уменьшить объем, говорит Димов.

В то время графен стоил около $1000 за килограмм, из-за чего технология была бы слишком дорогостоящей. Но за последние годы цены на графен резко упали, что побудило доктора Димова создать компанию под названием Concrene Ltd, чтобы извлечь выгоду из производства бетона с графеном. Компания ведет переговоры с возможными клиентами, но пока не продала свой продукт.

vyrashchivat-kirpichi-ne-tolko-kak-umenshit-uglerodnyj-sled-betona2.jpg

Сверхпрочный синтетический материал графен укрепляет бетон и при этом делает его менее объемным. Фото: Concrene

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif