Перейти к основному содержанию

2869 просмотров

Крупнейшие нефтяные компании мира теряют деньги

Chevron, ExxonMobil и Shell почти одновременно отчитались об итогах деятельности за прошедший год и единогласно констатировали резкое сокращение доходов

Фото: Shutterstock

Слабый рост глобальной экономики и падение спроса на нефтепродукты не позволили нефтяным гигантам подтянуть прибыль даже до уровня предыдущего года.

К примеру, Chevron в сегменте «разведка и добыча» получил прибыль в пять раз меньше, чем за предыдущий год – $2,5 млрд, а в переработке и сбыте – $2,4 млрд (-34% к 2018 г.). Общая выручка за год уменьшилась на 11%, а чистая прибыль концерна сократилась в пять раз: с $14,8 млрд в 2018 году до $2,9 млрд в 2019-м. При этом среднегодовая добыча нефти в компании выросла на 4% – до 3,06 млн баррелей в сутки.

Падение прибыли в компании прежде всего связывают со снижением стоимости и списаниями активов на $10,4 млрд в проектах по добыче сланцевого газа в бассейне Appalachia в США, по производству сжиженного попутного газа в Kitimat в Канаде и нефтяном проекте Big Foot в Мексиканском заливе. Chevron пересмотрел свои планы и сокращает финансирование проектов по производству газа и сосредоточится на глубоковод­ных проектах в Мексиканском заливе, на сланцевых активах в Permian и увеличении добычи на Тенгизе. Капитальные затраты корпорации на развитие производства в 2020 году составят $20 млрд. «Мы считаем, что наилучшее использование нашего капитала – это инвестиции в наши наиболее выгодные активы», – объясняет действия компании председатель совета директоров и генеральный директор Chevron Майкл Вирт.

В Казахстане американской компании принадлежит 50% доли в ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), разрабатывающем Тенгизское и Королевское месторождения с общими разведанными запасами в 3,4 млрд т. Помимо этого Chevron имеет 18% доли участия в проекте по разработке Карачаганакского газоконденсатного месторождения, где оператором выступает «Карачаганак Петролиум Оперей­тинг» (КПО), владеет 15% акций АО «Каспийский трубопроводный консорциум» (КТК), эксплуатирующее нефтепровод «Тенгиз – Новороссийск» протяженностью более 1,5 тыс. км.
Другой участник Тенгизского проекта – американская ExxonMobil, правда, с долей намного ниже – в 25%, также объявила о снижении доходов.

Чистая прибыль нефтяной компании в 2019 году по сравнению с предыдущим упала на 31,2%, до $14,3 млрд. Прибыль в сфере разведки и добычи выросла на 2,6%, но в переработке и сбыте сократилась в 2,6 раза. Потери в основном связаны со снижением маржи на промышленное топливо, которое произошло из-за сезонных падений спроса на этот продукт и увеличения предложения на рынке. Кроме того, в IV квартале стало больше планового техобслуживания неф­теперерабатывающих заводов (НПЗ), включая капремонты на семи НПЗ компаний, расположенных в США, Австралии, Великобритании, Канаде и Таиланде.

В Казахстане ExxonMobil также имеет долю (16,81%) в Северо-Каспийском проекте (СКП), в рамках которого разрабатываются четыре морских месторождения, в том числе и Кашаган.

Еще один крупный участник казахстанской нефтянки – англо-голландская Shell объявила о снижении чистой прибыли по итогам прошедшего года на 32%, до $15,8 млрд. В разведке и добыче прибыль компании упала на 38%, а в переработке и сбыте – на 17%. Сокращение доходов в концерне связывают с низкими ценами на нефть. Если в 2018 году компания продавала свою нефть в среднем по $71 за баррель, то в 2019-м цена упала до $64. Кроме того, низкие темпы роста глобальной экономики, дисбаланс спроса и предложения оказали отрицательное влияние на маржинальность продуктов нефтепереработки и нефтехимии. При этом в Shell уверены, что в ближайшем будущем начнут приносить прибыль активы, которые ранее были проинвестированы компанией. Одним из таких активов является Кашаганский проект, где компания имеет долю в 16,81%. В Казахстане Shell также участвует в разработке Карачаганакского месторождения (29,25%), имеет долю (55%) в проекте «Жемчужина» – лицензионном участке, расположенном на шельфе Каспия. В октябре прош­лого года концерн отказался от совместного с NCOC освоения месторождений Хазар и Каламкас-море. По заявлению Shell проект был признан «недостаточно конкурентным по отношению к другим проектам в глобальном портфеле инвестиций концерна». По некоторым сведениям, стоимость разработки этих двух месторождений оценивалась в $4 млрд. 

Прошедший год для всех трех нефтяных гигантов стал финансово неудачным в основном из-за низких цен на углеводородное сырье и снижение спроса на неф­тепродукты.

0001 (2)_1.jpg

banner_wsj.gif

6126 просмотров

Почему более половины услуг в нефтегазовой отрасли оказывают иностранные подрядчики

Доля отечественных нефтесервисных компаний в общем объеме поставок ТРУ продолжает оставаться низкой

Фото: Shutterstock/Alexey Rezvykh

Нефтегазовые компании Казахстана увеличили объем закупки товаров, работ и услуг в прошлом году на 15%, до $18,4 млрд. При этом больше половины из этой суммы освоили иностранные поставщики.

В Казахстане третий год подряд растет объем закупки товаров, работ и услуг (ТРУ) в нефтегазовой отрасли. В 2019 году, по сравнению с предыдущим, данный показатель вырос на 15%, достигнув 7 трлн тенге (около $18,4 млрд). Увеличение рынка происходит в основном за счет капитальных инвестиционных проектов, которые реализуют три крупных недропользователя: ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), «Карачаганак Петролеум Оперейтинг» (КПО) и North Caspian Operating Company (NCOC).

На их долю приходится более 80% от всех прошлогодних затрат на ТРУ. К примеру, ТШО в 2016 году начал реализацию проектов будущего расширения и управления устьевым давлением, стоимость которых изначально оценивалась в $36,8 млрд. Однако доля отечественных нефтесервисных компаний в общем объеме поставок ТРУ продолжает оставаться низкой. По данным Союза нефтесервисных компаний Казахстана (Kazservice), в прошлом году она так и не смогла вырасти до 50%. 

5-01.png

Бурильщики и ремонтники 

Казахстанские предприятия пока что преуспели в оказании услуг по бурению, особенно в строительстве и ремонте нефтегазовых скважин – 66% от общего объема рынка, оцениваемого в 403 млрд тенге. Более половины буровых работ заказали три нефтяные компании: «Мангистаумунайгаз», «Озенмунайгаз» и ТШО. А самыми крупными поставщиками услуг в этой сфере оказались два казахстанских – Oil Services Company и «Бургылау» – и одно совместное предприятие – KMG Nabors Drilling (США – Казахстан). 

Также хорошие позиции на рынке бурения республики имеют китайские компании – они освоили 23% всех заказов отрасли. Еще одним рынком, где доля местных нефтесервисных компаний стала преобладающей, является сфера технического обслуживания и ремонта нефтегазового оборудования. Здесь показатель казахстанского содержания достиг 57% от общего объема рынка стоимостью 470 млрд тенге. Более половины работ заказал ТШО, на долю NCOC пришлись свыше 22% заказов, КПО – 13,6%. В тройке крупных подрядчиков, освоивших почти треть всех тендеров: итало казахстанская компания Er Sai Caspian Contractor, казахстанская – «НефтеСтройСервис Лтд» и британская – Denholm-Zholdas. Успех отечественных компаний в бурении и техобслуживании объясняется большим опытом местных предприятий, нередко основанным на практике еще советских времен – особенно если речь идет о работе на суше. 

К примеру, ТОО «Бургылау» организовано на базе государственного бурового предприятия, созданного в 1964 году, а ТОО «НефтеСтройСервис Лтд» имеет 20-летнюю историю сотрудничества с ТШО – почти с первых дней работы оператора на Тенгизе. 

Инжиниринг – британцам 

Самое низкое участие на сегодняшний день, по данным Kazservice, казахстанские компании принимают в сфере проектирования и инжиниринга – всего 9% от общего объема рынка, который был оценен в 2019 году в 389 млрд тенге. Львиную долю из этой суммы – 82%, или свыше 321 млрд тенге – заработали две британские компании – KPJV и Mustang Engineering Limited, а самым крупным заказчиком таких работ выступила «Тенгизшевройл» – 340,7 млрд тенге. Легко догадаться, что речь идет об услугах, оказанных в рамках проекта будущего расширения на Тенгизе.

В таких предприятиях, как ТШО, капитальные проекты утверждают акционеры, а не сами операторы месторождений. В ТШО 80% доли принадлежит иностранцам и, по мнению экспертов, чаще всего они предпочитают проводить тендеры за рубежом и выбирать в качестве подрядчиков «проверенные» западные компании. Хотя правительство РК выступает за то, чтобы как минимум 50% инжиниринговых работ отдавали казахстанским предприятиям.

«Если бы инжиниринг проводили у нас в республике, то это намного упростило бы задачу для казахстанских поставщиков. Наши заводы могли бы напрямую общаться с заказчиками, презентовать свою продукцию», – считает генеральный директор Союза нефтесервисных компаний Казахстана Нурлан Жумагулов. 

Кроме того, в 2019 году наименьший заказ отечественные компании получили по строительно-монтажным работам, а также в сфере геологии и геофизики – 26% и 28% соответственно. В сегменте «нефтегазовое строительство» основной объем услуг на сумму свыше 600 млрд тенге выполнила южнокорейская компания Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering (DSME), изготовившая модули для нового завода ТШО. У идущей за ней Er Sai Caspian Contractor объем выполненных работ в три раза меньше – 179,6 млрд тенге. В целом оператор Тенгизского месторождения разместил заказов на строительство более чем на 1,5 трлн тенге. Почти 55% геофизических и геологических услуг в 2019 году оказали компании из США, в том числе такие, как Schlumberger, Baker Hughes и Halliburton. В общей сложности ими было освоено около 140 млрд тенге. Основной объем работ предоставила «Тенгизшевройл» – 105,3 тенге, следующая за ней КПО разместила заказов на 39,3 млрд тенге. 

Как в Норвегии 

Совместные казахстанско-иностранные предприятия освоили 20% всех заказов. В то же время, по оценке экспертов, статусом казахстанской компании могут обладать предприятия, зарегистрированные в Казахстане, но имеющие иностранных учредителей. Достаточно, чтобы штат местных сотрудников составлял не менее 95%. Но на деле основная прибыль таких предприятий выводится из страны. Избежать такого расклада, по мнению Kazservice, поможет норма, требующая, чтобы не менее 50% акционерного и учредительного капитала предприятия принадлежали гражданину РК. В последние годы государство стало уделять большое внимание увеличению доли местного содержания в подрядах недропользователей – власти считают, что нефтесервис может стать одним из драйверов роста и диверсификации экономики страны. 

«Увеличивая добычу нефти и газа, мы должны создавать современный нефтесервисный кластер по примеру Норвегии, где доходы от нефтесервиса превысили доходы от экспорта углеводородов», – заявил прошлой осенью президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на совещании по развитию нефтегазовой отрасли.

Сегодня основной объем услуг по-прежнему выполняется иностранными поставщиками, соответственно, большая часть выручки уходит за рубеж. Если показатели и растут, то очень незначительно. К примеру, в 2018 году доля местного содержания в закупках ТШО, КПО и NCOC составила 34%, а по итогам прошлого года этот показатель вырос всего на 4%. По закупке товаров казахстанского производства показатели еще ниже – с прошлогодних 7% они выросли всего лишь до 9,9% от общего объема затрат трех вышеназванных недропользователей.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif