Перейти к основному содержанию

2877 просмотров

Как эпидемия в Китае влияет на казахстанских производителей меди

Падение цен на этот металл может продлиться до конца года

Фото: Shutterstock/Funtay

Опасения по поводу замедления экономического роста в Китае из-за эпидемии коронавируса снижают спрос на сырьевые товары. Цена на медь только за вторую половину января упала на 11% – до $5,5 тысяч за тонну. Главный потребитель этого металла – Китай, на страну приходится более половины мирового спроса на медь.

Медь называют одним из индикаторов мировой экономики из-за ее широкого использования во многих отраслях промышленности. Логика проста: спрос на медь растет, если растет производство, а растет производство – растет экономика. Сейчас спрос падает на фоне рисков замедления экономического роста в Китае. По мнению аналитиков, если властям КНР не удастся остановить эпидемию за ближайшее полугодие, то падение цен может продлиться до конца 2020 года. Такой вариант развития событий очень невыгоден Казахстану, для которого Китай является одним из основных покупателей меди.

Казахская медь

Продажа меди для нашей республики – один из главных (после нефти) источников поступления валюты. Только с января по сентябрь 2019 года страна поставила на мировые рынки рафинированной меди на $1,9 млрд, а в 2018-м годовой экспорт превысил $2,4 млрд. Показатель 2018 года в физическом объеме – 390 тыс. т, и почти 218 тыс. т из них – это экспорт именно в Китай. Для сравнения: в ОАЭ – а это второй крупнейший импортер казахстанской меди – ушло около 62 тыс. т рафинированной меди и необработанных медных сплавов.

Медная промышленность – один из основных сегментов казахстанского ГМК. В 2019 году инвестиции в производство меди составили пятую часть (19%) от общего объема капиталовложений в отрасль. 

Главные производители меди в республике – KAZ Minerals PLC и ТОО «Корпорация Казахмыс», которые до 2014 года были частью активов одной компании – группы «Казахмыс». После реорганизации и разделения группы в публичную компанию KAZ Minerals перешли проекты в Восточно-Казахстанской и Павлодарской областях и рудник в Кыргызстане, за непубличной «Корпорацией Казахмыс» остались «зрелые» активы – предприятия и объекты в Карагандинской области. Основной акционер и той, и другой компании – Владимир Ким.

KAZ Minerals уже отчитался об итогах 2019 года, сообщив о производстве 311,4 тыс. т меди (+6% к предыдущему году). Это больше прогнозных 300 тыс. т из-за опережающих результатов Актогая, отмечают в компании. Годовой объем производства меди на Актогае в 2019 году составил 145,7 тыс. т, на Бозшаколе – 110,2 тыс. т. Восточный регион и Бозымчак дали 55,5 тыс. т. 

Быстрорастущая компания активно инвестирует в увеличение производственных мощностей. Государственный банк развития Китая выдал компании кредит на $2,7 млрд для расширения производства на Актогае, Бозшаколе и Бозымчаке. В 2018 году KAZ Minerals начала строительство второй обогатительной фабрики на Актогае, которая удвоит мощность переработки сульфидной руды. Общий объем инвестиций – $1,2 млрд. Начиная с 2011 года, компания инвестировала в строительство горнодобывающих объектов на Бозшаколе и Актогае в общей сложности $4,2 млрд. 

Китай для KAZ Minerals не только основной покупатель, но и источник финансирования, поставщик услуг и необходимого для производства сырья. «Введение таможенных пошлин между США и Китаем негативно повлияло на китайскую экономику и ее перспективы. Замедление развития китайской экономики может повлиять на доступность китайских кредитов и спрос на сырьевые товары, что имеет важное значение для группы», – отметили в компании, оценивая влияние ситуации в Китае на казахстанский медный бизнес.

«Корпорация Казахмыс» пока подвела итоги только за девять месяцев 2019 года. За этот период предприятие выпустило свыше 184 тыс. т очищенной меди (+5,3% к предыдущему году). Обогатительные фабрики компании переработали 22,8 млн т руды. 

В целом, по данным Комитета по статистике МНЭ РК, в 2019 году в Казахстане было обработано почти 120 млн т медной руды и добыто около 473 тыс. т катодной меди. Медь в РК производят не только KAZ Minerals и «Корпорация Казахмыс», однако вклад других участников рынка менее заметный и не превышает 10 тыс. т в год.

Мировое медное хозяйство 

По данным Геологической службы США, запасы меди в мире на данный момент составляют около 830 млн т, при этом предполагаемые неизученные запасы оцениваются примерно в 2,1 млрд т. Параллельно с ростом спроса на медь растут и ее разведанные запасы. «Медь более доступна миру, чем когда-либо в истории», – отмечают в International Copper Study Group (ICSG). В 2008–2018 годы в мире было добыто 197 млн т меди. Однако за тот же период ее резервы выросли на 280 млн т. 

Для мировой добычи медной руды итоги пока подведены тоже только за девять месяцев 2019 года. ICSG констатирует, что с января по сентябрь прошлого года мировая добыча медной руды снизилась примерно на 0,3%. В первую очередь это произошло из-за сокращения объемов добычи в Чили, крупнейшей в мире стране-производителе меди. Летом прошлого года работники горнорудной отрасли бастовали, требуя повышения заработной платы, а осенью – из-за повышения цен на общественный транспорт.

В Замбии на 37% снизился выпуск рафинированной меди из-за перебоев в подаче электричества на медеплавильные заводы. Производство электроэнергии на гидроэлектростанциях упало в том числе по причине засухи. Кроме того, ряд производителей этой страны приостановили работу медеплавильных заводов из-за введения с 1 января 2019 года 5-процентной таможенной пошлины на импорт медного концентрата, что привело к ограничению поставок сырья.

ICSG отмечает, что за первые девять месяцев 2019 года импорт очищенной меди в Китай сократился на 11%, и в то же время рафинирование меди внутри этой страны выросло на 2,2%. В остальном мире потребление меди сократилось примерно на 2%. По оценке ICSG, предварительный мировой баланс катодной меди за первые десять месяцев 2019 года указывает на дефицит в 439 тыс. т.

Здесь стоит сделать акцент: при разработке баланса глобального рынка меди ICSG использует прогноз спроса в Китае. КНР, к примеру, самый крупный производитель электроники и бытовой техники в мире. Только рынок процессоров в этой стране оценивается в $212,2 млрд. Для сравнения: во всей Северной Америке этот показатель равен $59,5 млрд.

Согласно данным ICSG, за последние 50 лет мировое потребление рафинированной меди выросло в три раза. Это произошло в первую очередь благодаря увеличению производства электротехнической и электронной продукции, промышленных машин и оборудования, транспорта и потребительских товаров. Использование рафинированной меди в 2018 году достигло 24,5 млн т. Крупнейшим ее потребителем стал Китай, которому было необходимо около 12,5 млн т.

При этом КНР сама – крупный производитель очищенной меди. Shanghai Metals Market сообщает, что страна выпустила в 2019 году 8,94 млн т катодной меди (+2,4% к предыдущему году).

Зараза промышленных масштабов

В конце 2019 года многие аналитики предсказывали рост спроса на медь, называя разные причины. Так, «Курсив» в январе опубликовал текст The Wall Street Journal о том, что ослабление доллара будет способствовать в 2020 году спросу на сырьевые товары в целом и медь в частности. Другие эксперты предполагали, что Китай использовал все свои медные запасы в 2019 году и в 2020-м ускорит рост потребления меди. Аналитики Deutsche Bank не исключали даже вариант, при котором ожидаемое восстановление спроса превысит рост поставок, и на этом фоне прогнозировали подъем медных котировок в район $6,5 тыс. за тонну. Но в прогнозы вмешался коронавирус. Теперь на рынке осторожно предполагают возможность быстрого восстановления, если вирус окажется под контролем, поскольку цены на металлы упали слишком сильно.

медь копия-1.jpg

banner_wsj.gif

6542 просмотра

Почему более половины услуг в нефтегазовой отрасли оказывают иностранные подрядчики

Доля отечественных нефтесервисных компаний в общем объеме поставок ТРУ продолжает оставаться низкой

Фото: Shutterstock/Alexey Rezvykh

Нефтегазовые компании Казахстана увеличили объем закупки товаров, работ и услуг в прошлом году на 15%, до $18,4 млрд. При этом больше половины из этой суммы освоили иностранные поставщики.

В Казахстане третий год подряд растет объем закупки товаров, работ и услуг (ТРУ) в нефтегазовой отрасли. В 2019 году, по сравнению с предыдущим, данный показатель вырос на 15%, достигнув 7 трлн тенге (около $18,4 млрд). Увеличение рынка происходит в основном за счет капитальных инвестиционных проектов, которые реализуют три крупных недропользователя: ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), «Карачаганак Петролеум Оперейтинг» (КПО) и North Caspian Operating Company (NCOC).

На их долю приходится более 80% от всех прошлогодних затрат на ТРУ. К примеру, ТШО в 2016 году начал реализацию проектов будущего расширения и управления устьевым давлением, стоимость которых изначально оценивалась в $36,8 млрд. Однако доля отечественных нефтесервисных компаний в общем объеме поставок ТРУ продолжает оставаться низкой. По данным Союза нефтесервисных компаний Казахстана (Kazservice), в прошлом году она так и не смогла вырасти до 50%. 

5-01.png

Бурильщики и ремонтники 

Казахстанские предприятия пока что преуспели в оказании услуг по бурению, особенно в строительстве и ремонте нефтегазовых скважин – 66% от общего объема рынка, оцениваемого в 403 млрд тенге. Более половины буровых работ заказали три нефтяные компании: «Мангистаумунайгаз», «Озенмунайгаз» и ТШО. А самыми крупными поставщиками услуг в этой сфере оказались два казахстанских – Oil Services Company и «Бургылау» – и одно совместное предприятие – KMG Nabors Drilling (США – Казахстан). 

Также хорошие позиции на рынке бурения республики имеют китайские компании – они освоили 23% всех заказов отрасли. Еще одним рынком, где доля местных нефтесервисных компаний стала преобладающей, является сфера технического обслуживания и ремонта нефтегазового оборудования. Здесь показатель казахстанского содержания достиг 57% от общего объема рынка стоимостью 470 млрд тенге. Более половины работ заказал ТШО, на долю NCOC пришлись свыше 22% заказов, КПО – 13,6%. В тройке крупных подрядчиков, освоивших почти треть всех тендеров: итало казахстанская компания Er Sai Caspian Contractor, казахстанская – «НефтеСтройСервис Лтд» и британская – Denholm-Zholdas. Успех отечественных компаний в бурении и техобслуживании объясняется большим опытом местных предприятий, нередко основанным на практике еще советских времен – особенно если речь идет о работе на суше. 

К примеру, ТОО «Бургылау» организовано на базе государственного бурового предприятия, созданного в 1964 году, а ТОО «НефтеСтройСервис Лтд» имеет 20-летнюю историю сотрудничества с ТШО – почти с первых дней работы оператора на Тенгизе. 

Инжиниринг – британцам 

Самое низкое участие на сегодняшний день, по данным Kazservice, казахстанские компании принимают в сфере проектирования и инжиниринга – всего 9% от общего объема рынка, который был оценен в 2019 году в 389 млрд тенге. Львиную долю из этой суммы – 82%, или свыше 321 млрд тенге – заработали две британские компании – KPJV и Mustang Engineering Limited, а самым крупным заказчиком таких работ выступила «Тенгизшевройл» – 340,7 млрд тенге. Легко догадаться, что речь идет об услугах, оказанных в рамках проекта будущего расширения на Тенгизе.

В таких предприятиях, как ТШО, капитальные проекты утверждают акционеры, а не сами операторы месторождений. В ТШО 80% доли принадлежит иностранцам и, по мнению экспертов, чаще всего они предпочитают проводить тендеры за рубежом и выбирать в качестве подрядчиков «проверенные» западные компании. Хотя правительство РК выступает за то, чтобы как минимум 50% инжиниринговых работ отдавали казахстанским предприятиям.

«Если бы инжиниринг проводили у нас в республике, то это намного упростило бы задачу для казахстанских поставщиков. Наши заводы могли бы напрямую общаться с заказчиками, презентовать свою продукцию», – считает генеральный директор Союза нефтесервисных компаний Казахстана Нурлан Жумагулов. 

Кроме того, в 2019 году наименьший заказ отечественные компании получили по строительно-монтажным работам, а также в сфере геологии и геофизики – 26% и 28% соответственно. В сегменте «нефтегазовое строительство» основной объем услуг на сумму свыше 600 млрд тенге выполнила южнокорейская компания Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering (DSME), изготовившая модули для нового завода ТШО. У идущей за ней Er Sai Caspian Contractor объем выполненных работ в три раза меньше – 179,6 млрд тенге. В целом оператор Тенгизского месторождения разместил заказов на строительство более чем на 1,5 трлн тенге. Почти 55% геофизических и геологических услуг в 2019 году оказали компании из США, в том числе такие, как Schlumberger, Baker Hughes и Halliburton. В общей сложности ими было освоено около 140 млрд тенге. Основной объем работ предоставила «Тенгизшевройл» – 105,3 тенге, следующая за ней КПО разместила заказов на 39,3 млрд тенге. 

Как в Норвегии 

Совместные казахстанско-иностранные предприятия освоили 20% всех заказов. В то же время, по оценке экспертов, статусом казахстанской компании могут обладать предприятия, зарегистрированные в Казахстане, но имеющие иностранных учредителей. Достаточно, чтобы штат местных сотрудников составлял не менее 95%. Но на деле основная прибыль таких предприятий выводится из страны. Избежать такого расклада, по мнению Kazservice, поможет норма, требующая, чтобы не менее 50% акционерного и учредительного капитала предприятия принадлежали гражданину РК. В последние годы государство стало уделять большое внимание увеличению доли местного содержания в подрядах недропользователей – власти считают, что нефтесервис может стать одним из драйверов роста и диверсификации экономики страны. 

«Увеличивая добычу нефти и газа, мы должны создавать современный нефтесервисный кластер по примеру Норвегии, где доходы от нефтесервиса превысили доходы от экспорта углеводородов», – заявил прошлой осенью президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на совещании по развитию нефтегазовой отрасли.

Сегодня основной объем услуг по-прежнему выполняется иностранными поставщиками, соответственно, большая часть выручки уходит за рубеж. Если показатели и растут, то очень незначительно. К примеру, в 2018 году доля местного содержания в закупках ТШО, КПО и NCOC составила 34%, а по итогам прошлого года этот показатель вырос всего на 4%. По закупке товаров казахстанского производства показатели еще ниже – с прошлогодних 7% они выросли всего лишь до 9,9% от общего объема затрат трех вышеназванных недропользователей.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif