Перейти к основному содержанию

2114 просмотров

Как эпидемия в Китае влияет на казахстанских производителей меди

Падение цен на этот металл может продлиться до конца года

Фото: Shutterstock/Funtay

Опасения по поводу замедления экономического роста в Китае из-за эпидемии коронавируса снижают спрос на сырьевые товары. Цена на медь только за вторую половину января упала на 11% – до $5,5 тысяч за тонну. Главный потребитель этого металла – Китай, на страну приходится более половины мирового спроса на медь.

Медь называют одним из индикаторов мировой экономики из-за ее широкого использования во многих отраслях промышленности. Логика проста: спрос на медь растет, если растет производство, а растет производство – растет экономика. Сейчас спрос падает на фоне рисков замедления экономического роста в Китае. По мнению аналитиков, если властям КНР не удастся остановить эпидемию за ближайшее полугодие, то падение цен может продлиться до конца 2020 года. Такой вариант развития событий очень невыгоден Казахстану, для которого Китай является одним из основных покупателей меди.

Казахская медь

Продажа меди для нашей республики – один из главных (после нефти) источников поступления валюты. Только с января по сентябрь 2019 года страна поставила на мировые рынки рафинированной меди на $1,9 млрд, а в 2018-м годовой экспорт превысил $2,4 млрд. Показатель 2018 года в физическом объеме – 390 тыс. т, и почти 218 тыс. т из них – это экспорт именно в Китай. Для сравнения: в ОАЭ – а это второй крупнейший импортер казахстанской меди – ушло около 62 тыс. т рафинированной меди и необработанных медных сплавов.

Медная промышленность – один из основных сегментов казахстанского ГМК. В 2019 году инвестиции в производство меди составили пятую часть (19%) от общего объема капиталовложений в отрасль. 

Главные производители меди в республике – KAZ Minerals PLC и ТОО «Корпорация Казахмыс», которые до 2014 года были частью активов одной компании – группы «Казахмыс». После реорганизации и разделения группы в публичную компанию KAZ Minerals перешли проекты в Восточно-Казахстанской и Павлодарской областях и рудник в Кыргызстане, за непубличной «Корпорацией Казахмыс» остались «зрелые» активы – предприятия и объекты в Карагандинской области. Основной акционер и той, и другой компании – Владимир Ким.

KAZ Minerals уже отчитался об итогах 2019 года, сообщив о производстве 311,4 тыс. т меди (+6% к предыдущему году). Это больше прогнозных 300 тыс. т из-за опережающих результатов Актогая, отмечают в компании. Годовой объем производства меди на Актогае в 2019 году составил 145,7 тыс. т, на Бозшаколе – 110,2 тыс. т. Восточный регион и Бозымчак дали 55,5 тыс. т. 

Быстрорастущая компания активно инвестирует в увеличение производственных мощностей. Государственный банк развития Китая выдал компании кредит на $2,7 млрд для расширения производства на Актогае, Бозшаколе и Бозымчаке. В 2018 году KAZ Minerals начала строительство второй обогатительной фабрики на Актогае, которая удвоит мощность переработки сульфидной руды. Общий объем инвестиций – $1,2 млрд. Начиная с 2011 года, компания инвестировала в строительство горнодобывающих объектов на Бозшаколе и Актогае в общей сложности $4,2 млрд. 

Китай для KAZ Minerals не только основной покупатель, но и источник финансирования, поставщик услуг и необходимого для производства сырья. «Введение таможенных пошлин между США и Китаем негативно повлияло на китайскую экономику и ее перспективы. Замедление развития китайской экономики может повлиять на доступность китайских кредитов и спрос на сырьевые товары, что имеет важное значение для группы», – отметили в компании, оценивая влияние ситуации в Китае на казахстанский медный бизнес.

«Корпорация Казахмыс» пока подвела итоги только за девять месяцев 2019 года. За этот период предприятие выпустило свыше 184 тыс. т очищенной меди (+5,3% к предыдущему году). Обогатительные фабрики компании переработали 22,8 млн т руды. 

В целом, по данным Комитета по статистике МНЭ РК, в 2019 году в Казахстане было обработано почти 120 млн т медной руды и добыто около 473 тыс. т катодной меди. Медь в РК производят не только KAZ Minerals и «Корпорация Казахмыс», однако вклад других участников рынка менее заметный и не превышает 10 тыс. т в год.

Мировое медное хозяйство 

По данным Геологической службы США, запасы меди в мире на данный момент составляют около 830 млн т, при этом предполагаемые неизученные запасы оцениваются примерно в 2,1 млрд т. Параллельно с ростом спроса на медь растут и ее разведанные запасы. «Медь более доступна миру, чем когда-либо в истории», – отмечают в International Copper Study Group (ICSG). В 2008–2018 годы в мире было добыто 197 млн т меди. Однако за тот же период ее резервы выросли на 280 млн т. 

Для мировой добычи медной руды итоги пока подведены тоже только за девять месяцев 2019 года. ICSG констатирует, что с января по сентябрь прошлого года мировая добыча медной руды снизилась примерно на 0,3%. В первую очередь это произошло из-за сокращения объемов добычи в Чили, крупнейшей в мире стране-производителе меди. Летом прошлого года работники горнорудной отрасли бастовали, требуя повышения заработной платы, а осенью – из-за повышения цен на общественный транспорт.

В Замбии на 37% снизился выпуск рафинированной меди из-за перебоев в подаче электричества на медеплавильные заводы. Производство электроэнергии на гидроэлектростанциях упало в том числе по причине засухи. Кроме того, ряд производителей этой страны приостановили работу медеплавильных заводов из-за введения с 1 января 2019 года 5-процентной таможенной пошлины на импорт медного концентрата, что привело к ограничению поставок сырья.

ICSG отмечает, что за первые девять месяцев 2019 года импорт очищенной меди в Китай сократился на 11%, и в то же время рафинирование меди внутри этой страны выросло на 2,2%. В остальном мире потребление меди сократилось примерно на 2%. По оценке ICSG, предварительный мировой баланс катодной меди за первые десять месяцев 2019 года указывает на дефицит в 439 тыс. т.

Здесь стоит сделать акцент: при разработке баланса глобального рынка меди ICSG использует прогноз спроса в Китае. КНР, к примеру, самый крупный производитель электроники и бытовой техники в мире. Только рынок процессоров в этой стране оценивается в $212,2 млрд. Для сравнения: во всей Северной Америке этот показатель равен $59,5 млрд.

Согласно данным ICSG, за последние 50 лет мировое потребление рафинированной меди выросло в три раза. Это произошло в первую очередь благодаря увеличению производства электротехнической и электронной продукции, промышленных машин и оборудования, транспорта и потребительских товаров. Использование рафинированной меди в 2018 году достигло 24,5 млн т. Крупнейшим ее потребителем стал Китай, которому было необходимо около 12,5 млн т.

При этом КНР сама – крупный производитель очищенной меди. Shanghai Metals Market сообщает, что страна выпустила в 2019 году 8,94 млн т катодной меди (+2,4% к предыдущему году).

Зараза промышленных масштабов

В конце 2019 года многие аналитики предсказывали рост спроса на медь, называя разные причины. Так, «Курсив» в январе опубликовал текст The Wall Street Journal о том, что ослабление доллара будет способствовать в 2020 году спросу на сырьевые товары в целом и медь в частности. Другие эксперты предполагали, что Китай использовал все свои медные запасы в 2019 году и в 2020-м ускорит рост потребления меди. Аналитики Deutsche Bank не исключали даже вариант, при котором ожидаемое восстановление спроса превысит рост поставок, и на этом фоне прогнозировали подъем медных котировок в район $6,5 тыс. за тонну. Но в прогнозы вмешался коронавирус. Теперь на рынке осторожно предполагают возможность быстрого восстановления, если вирус окажется под контролем, поскольку цены на металлы упали слишком сильно.

медь копия-1.jpg

1140 просмотров

Фактор газа

Кто построит газоперерабатывающий завод на Кашагане

Фото: Depositphotos/lagereek

Увеличение добычи нефти на Кашагане автоматически влечет за собой вопрос: что делать с попутным газом? Оператор месторождения предпочитает закачивать его обратно в пласт, а власти респуб­лики хотят, чтобы газ перерабатывали. Осталось решить, кто будет финансировать переработку.

Газ – сдерживающий фактор для увеличения добычи на Кашагане: его надо либо закачивать обратно в пласт, либо перерабатывать. В рамках расширения производства первого этапа освоения месторождения к 2022 году консорциум должен увеличить уровень добычи нефти с нынешних 380 тыс. до 420 тыс. баррелей в сутки. Чтобы поддерживать объем производства нефти на сегодняшнем уровне, NCOC приходится ежесуточно закачивать обратно в пласт около 12 млн куб. м попутного газа. При этом чем больше выкачивается нефти, тем больше попутного газа надо утилизировать. Казахстан же заинтересован в переработке газа, чтобы его поставлять на внутренний рынок или отправлять на экспорт.

Обсуждаем детали

Сейчас в правительстве создана рабочая группа, в которой заинтересованные стороны обсуждают детали строительства газоперерабатывающего завода (ГПЗ) мощностью 1 млрд куб. м газа. По сведениям Министерства энергетики РК, начало строительства ГПЗ запланировано на 2020 год, а общий период строительства займет 2,5 года. Разрабатывается проектно-сметная документация объекта, финансирование проекта будет осуществляться за счет инвестора и заемных средств. Завод в год будет выпускать до 700 млн куб. м товарного и около180 тыс. т сжиженного газа, а также серу и газовый конденсат. Поставят ГПЗ в 60 км от города Атырау и в 12 км от установки комплексной подготовки нефти и газа «Болашак» компании North Caspian Operating Company.

В январе на портале yicaiglobal.com появилась информация, что китайская China Oil HBP Science & Technology (HBP) выиграла тендер на строительство ГПЗ на  месторождении Кашаган стоимостью $242 млн. В сообщении  говорилось, что компания предоставит владельцу проекта Gas Processing Company подробный дизайн проекта и все навесное оборудование, а также руководоство по монтажу оборудования и вводу в эксплуатацию проекта.  Однако в Минэнерго эту информацию опровергли. «В настоящее время все вопросы по данному проекту находятся лишь в стадии рассмот­рения, и никаких договоренностей, тем более контрактов не заключалось», – сообщили в ведомстве. Аналогичный ответ дали «Курсиву» в ТОО «Gas Processing Company». К слову, это предприятие построило ГПЗ в Актюбинской области на месторождении Кожасай и закупило часть оборудования у HBP. 
   
В компании отметили, что к проекту ГПЗ на Кашагане имеет отношение ТОО «GPC Investment», и это другое юридическое лицо. Информация об учас­тии в проекте GPC Investment появилась в конце декабря, когда в Макатском районе Атырауской области, где и будет построен завод, были проведены общественные слушания по оценке воздействия на окружающую среду будущего объекта. Как раз там было объявлено, что финансирование ГПЗ берет на себя ТОО «GPC Investment». В компании «Курсиву» сказали, что до официального объявления уполномоченными органами решения по ГПЗ они не могут раскрывать деталей проекта.

Проблемы производства

Найти инвестора, который готов вкладывать свои средства в строительство ГПЗ в Казахстане, не слишком просто. 

Эксперты IHS Markit считают, что производство газа в республике невыгодно. Недропользователи вынуждены продавать газ по ценам, которые значительно ниже его себестоимости. Цены устанавливаются индивидуально путем переговоров между производителями и покупателями, прежде всего АО «КазТрансГаз» (КТГ), за которым закреплены монопольные полномочия, предполагающие наличие преимущественного права на приобретение попутного газа. В 2018 году средняя цена на газ, выплачиваемая казахстанским производителям, составляла 14,5 тыс. тенге за 1 тыс. куб. м, в 2019-м – 14,3 тыс. тенге. «Этого может оказаться достаточно для покрытия себестоимости сухого газа с небольшой глубиной залегания, но не хватает для покрытия себестоимости жирного попутного газа с высоким содержанием серы, который необходимо извлечь, подготовить и транспортировать к месту подачи в газопровод», – поясняют эксперты и отмечают, что, пока цены на газ остаются искусственно заниженными, инвестиций в его производство ожидать трудно.

Нужный продукт

При этом газ – довольно востребованный продукт, который необходим как для внутреннего потребления, так и для отправки на экспорт. 

Газ на внутренний рынок в основном поставляет КТГ – нацио­нальный оператор в сфере газа и газоснабжения. Хотя есть компании, продающие газ напрямую энерговырабатывающим предприятиям. «Тенгизшевройл», к примеру, в год поставляет на Атыраускую ТЭЦ около 1 млрд куб. м газа.

По предварительным данным, в прошлом году продажа 14 млрд куб. м газа населению нанесла КТГ ущерб в размере 101 млрд тенге, поскольку газ коммунально-бытовым потребителям продается по утвержденным Антимонопольным комитетом ценам. Но благодаря экспорту 9,6 млрд куб. м газа компания не только покрыла убыток, но и получила чистую прибыль в размере 330 млрд тенге. Такая схема субсидирования внутреннего рынка работала бы долго, если бы параллельно росту потребления рос еще и объем производства газа.

В целом коммерческие объемы газа, то есть валовая добыча за вычетом обратной закачки, в Казахстане растут. В 2018 году они составили около 36,4 млрд куб. м, что на 10% выше, чем в 2017-м. Но и внутреннее потреб­ление растет – приблизительно на 1 млрд куб. м в год. По прогнозу IHS Markit к 2040 году объем производства товарного газа в республике увеличится всего лишь на 3,6%, до 38 млрд куб. м, тогда как конечное потребление вырастет на 68% – до уровня 25,4 млрд куб. м.

В сложившейся ситуации в увеличении коммерческих объемов казахстанского газа, а значит и строительстве газоперерабатывающих заводов, должны быть заинтересованы «КазТрансГаз» и Китай. Казахстанский национальный оператор не захочет терять экспортную выручку. В 2018 году одним из основных направлений экспорта казахстанского газа стал Китай, куда ушло 5,2 млрд куб. м. КТГ получил свыше $2,4 млрд выручки ($1,7 млрд в 2017-м). Поднебесная заинтересована в том, чтобы объемы казахстанского газа позволили заполнить газопровод «Цент­ральная Азия – Китай». 

Рост поставок из нашей страны в предыдущем году увеличил загрузку газопровода до уровня свыше 90% от существующей пропускной способности, которая составляет 55 млрд куб. м в год. Поэтому в октябре 2018 года КТГ и Petro China International подписали пятилетний контракт об увеличении с 2019 года экспорта газа до 10 млрд куб. м в год.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif