Перейти к основному содержанию

2324 просмотра

В Минэнерго исключили возможность роста цен на бензин до российских

Вся разница в цене на АЗС РФ и РК формируется преимущественно за счет размеров акцизов и НДС

Фото: Shutterstock

Министерство энергетики не ставит задачу выровнять казахстанские розничные цены на бензин с российскими, сообщил вице-министр энергетики Асет Магауов.

«В принципе, у нас нет задачи выровнять цены за счет косвенных налогов, то есть задачу, чтобы в Казахстане была (цена на литр АИ-92 в рознице) 260 (тенге за литр как приграничных АЗС РФ), никто не ставит, и, в принципе, то, что на 10 тенге увеличили (акциз на бензин), определенно будет отрицательно сказываться на экономике этих нелегальных перевозок, и она будет минусоваться из их потенциального оборота и вставать дополнительным барьером по перетокам. А задачу по выравниванию всех ставок акцизов, НДС никто не ставит», – сказал он на пресс-конференции 6 декабря.

По его словам, если сравнивать розничные цены на бензин в Казахстане без косвенных налогов, существенной разницы с Российской Федерацией нет.

«Вся разница формируется непосредственно за счет ставки акциза и ставки налога на добавленную стоимость. Она дает именно такой существенный разрыв в наших розничных ценах. Этим, конечно, начинают пользоваться уже в сфере неофициальной торговли, то есть мы видим, что, например, когда у нас еще не было запрета на перевозки автомобильным транспортом, у нас большие объемы нефтепродуктов по заявкам давали нефтебазы, которые находятся в приграничных областях с Кыргызстаном и Российской Федерацией. У них существенный рост объемов потребления по сравнению с 2018 годом», – отметил Магауов.

Вице-министр отметил, что как только был издан приказ о запрете вывоза бензина автомобильным транспортом, то сразу прекратились заявки от этих нефтебаз.

«Мы видим существенное снижение в Восточно-Казахстанской, Алматинской области – около 40-50 тыс. тонн в месяц заявки упали. То есть эти объемы в теневую уходили на соседние страны. Сейчас мы через запрет обеспечили достаточный резерв для официального экспорта. Поэтому я считаю, что эти меры по запрету позволили нивелировать незаконные перетоки. Что касается разницы цен – она создается именно косвенными налогами», – сказал Магауов.

Он считает, что в целом Казахстан должен устанавливать рыночные взаимоотношения.

«Главное, чтобы на рынке были прозрачные взаимоотношения между конечными реализаторами в лице АЗС и производителями или поставщиками оптовых объемов бензина. Над этим мы работаем совместно с министерством (национальной) экономики – установлением транспарентных взаимоотношений на рынке нефтепродуктов, чтобы без посредников конечному потребителю можно было получать эти объемы», – сказал вице-министр.

В качестве примера он также привел ценообразование на авиакеросин.

«Если взять авиакеросин, в прошлом году, когда мы зависели от российского рынка, около 60% объема авиакеросина завозилось в Казахстан, мы ориентировались на уровень экспортных цен Российской Федерации. Соответственно, цена на авиакеросин доходила до 700 долларов за тонну. Как только свои объемы мы смогли обеспечить, уже на рынке ситуация стабилизировалась. В этом году цены снижались до 550-560 долларов за тонну авиакеросина, то есть рынок без каких-либо лишних механизмов регулирует», – сказал Магауов.

banner_wsj.gif

Как сохранить нефтесервис

Рассказывает генеральный директор Союза нефтесервисных компаний Казахстана 

Фото: Shutterstock

Низкие цены на нефть способствуют тому, что в нефтегазовой отрасли сохраняются риски высвобождения рабочих мест. Сегодня в нефтесервисе страны представлено более 2 тыс. компаний, в которых занято около 200 тыс. работников. Общие ежегодные налоговые выплаты отрасли в последние годы превышают 500 млрд тенге.

Мы не ожидаем улучшения ситуации на мировом рынке нефти в ближайшие месяцы. Может быть даже в течение одного-двух лет. Сейчас из-за срыва соглашения в ОПЕК+ на рынке будет очень много нефти, и этот фактор станет давить на цены.

Если говорить объективно, сокращения могут коснуться не нефтегазовых предприятий и их прямых подрядчиков, а нефтесервисных компаний страны. В частности, это будет связано с завершением работ на проектах и сокращением бюджетов в нефтегазовых компаниях. К примеру, этим летом на проекте будущего расширения ТШО будут высвобождены около 5 тыс. человек.

Для максимального сохранения рабочих мест и снижения социальной напряженности в регионах нужно предпринять ряд важных мер. В частности, нельзя допустить пересмотра стоимости действующих и новых подрядных договоров по нефтесервисным услугам. К примеру, в 2015 году, когда упали цены на нефть, операторы провели оптимизацию, снизив стоимость контрактов в среднем на 20% в тенге, при этом получая за нефть в долларах. Подобный сценарий может обанкротить сервисные компании.

Также надо предусмотреть индексацию действующих подрядных контрактов с учетом роста инфляции и корректировки курса национальной валюты. Потому что подрядчики закупают зарубежное оборудование, комплектующие и расплачиваются в иностранной валюте. Необходимо проконтролировать вопрос оплаты от нефтегазовых компаний за предоставленные услуги и товары нефтесервисным компаниям. Немало нефтесервисных компаний обанкротилось в 2015–2016 годах из-за невыполнения недропользователями своих обязательств. Еще одно предложение – позволить обновление рабочих разрешений иностранным гражданам из первой категории стран по коронавирусу, если эти граждане находятся в Казахстане и не выезжали в свои страны.

В настоящее время такие рабочие не могут остаться, так как акиматы не принимают документы на обновление разрешений. Нужно провести анализ финансового состояния основных нефтедобывающих компаний. Полагаем, что господдержка недропользователей, такая как налоговые преференции по НДПИ, расширение контрактной территории, увеличение срока действия контрактов, должна оказываться в обмен на обещания по сохранению инвестиционных обязательств и планов по строительству скважин. Это позволит поддержать уровень добычи и сохранить объемы работ для нефтесервисных компаний.

Необходимо ускорить реализацию новых инвестиционных проектов, в частности, проекта расширения Карачаганака, где объем инвестиций составляет около $4 млрд. Кроме того, нужно оказать содействие казахстанским нефтесервисным компаниям в экспорте услуг. В частности, в Россию, где в настоящее время на различных проектах уже задействованы более 2 тыс. казахстанских специалистов. Эти меры помогут снизить негативные последствия для отрасли в частности и экономики республики в целом от резкого падения цен на углеводороды и вспышки коронавируса.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif