Перейти к основному содержанию

3135 просмотров

В Мангистауской области может радикально сократиться число газозаправок

Из-за новых правил реализации «голубого топлива»

Фото: Lucky Photographer

Владельцы автогазозаправочных станций Мангистауской области не согласны с правилами реализации сжиженного нефтяного газа через электронные торговые площадки. Бизнесмены считают, что в следующем году в регионе останется всего с десяток газозаправок. Остальные будут вынуждены уйти с рынка. 

Зашли в тупик

Правила организации и проведения торгов сжиженным нефтяным газом через электронные торговые площадки были приняты Министерством энергетики РК в 2018 году. 

До этого решения владельцы газозаправочных станций приобретали топливо непосредственно на газоперерабатывающем заводе в Жанаозене – это единственный производитель сжиженного газа в Мангистауской области. Затем предпринимателей обязали покупать газ через газосетевые организации.

Актауский бизнесмен Даригул Нурсултанов, который занимается продажей газа уже почти двадцать лет, отмечает, что такое положение вещей до недавнего времени устраивало большинство владельцев заправок. 

«Теперь согласно новым правилам газ через электронные торговые площадки могут приобретать лишь те владельцы АГЗС, у которых есть емкости для хранения сжиженного нефтяного газа объемом не менее 60 куб. м и железнодорожные тупики», – пояснил «Курсиву» Даригул Нурсултанов.

По его словам, в Мангыстау на сегодня этим бизнесом занимаются более двухсот предпринимателей, но не у всех есть возможность приобрести такую емкость, земельный участок и отвести тупик. 

Кроме того, предприниматели не согласны с тем, что им уменьшают лимит газа за счет передачи его части на электронную торговую площадку (ЭТП). 

«Если, к примеру, у меня был лимит 50 т, то к середине следующего года 40% я буду должен приобретать через электронную торговую площадку, а я не могу, так как не соответствую условиям. Таким образом, я лишусь 20 т, а у меня огромные расходы. Я просто не потяну их. Это только власти считают, что мы имеем стопроцентную маржу. Содержание АГЗС, зарплата, транспортировка газа – это все расходы. А вскоре полностью все 100% лимита отдадут на реализацию через ЭТП», – отмечает бизнесмен. 

По мнению предпринимателей, это приведет к тому, что закроется большинство АГЗС, останется лишь с десяток, которые соответствуют требованиям новых правил.

«Изначально цена на ЭТП была 43 тыс. тенге за тонну газа, потом – 53 тыс., сейчас стоимость поднялась до 87 тыс. тенге. Раньше мы покупали напрямую с завода, но потом появился посредник – газосетевая организация, она покупает у завода по 43 тыс. тенге за тонну, а нам продает по 50 тыс. тенге. При этом в этой компании ставят только печать на накладную и так с каждой проданной тонны зарабатывают из воздуха по 7 тыс. тенге», – говорит Даригул Нурсултанов.

Предприниматели подсчитали: если они будут покупать газ через ЭТП по 87 тыс. тенге за тонну, а продавать минимум по 60 тенге за литр, то останутся в убытке. 

«Цену на газ мы не можем поднять, нас за это штрафуют. Областной акимат даже составил нам рекомендации, в которых указана предельная цена на газ – 60 тенге. Мы писали письма и президенту, и в Министерство энергетики, просили, чтобы предпринимателям Мангыстау дали особый статус, чтобы мы могли покупать напрямую у завода или чтобы оставили нам наши лимиты через газосетевые организации», – рассказывает бизнесмен.

Исключат из правил?

Сегодня область потребляет ежемесячно 17 тыс. т сжиженного газа (более 80% автотранспорта в регионе заправляется именно этим топливом. – «Курсив»). Из них 15 тыс. т вырабатывает Жанаозенский КазГПЗ, еще 2 тыс. т поставляют из Актобе. В данный момент лишь 15% от общего лимита газа выставляется на торги через электронные торговые площадки. 

«Есть так называемый социальный газ, который завод продает через газосетевые организации. А есть рыночный газ, он продается через ЭТП. Да, там конкуренция, поэтому и цена выше. Главная причина, по которой вводятся ЭТП, – это прозрачность сделок и отсутствие коррупционной составляющей», – объяснил «Курсиву» руководитель отдела управления энергетики и ЖКХ Мангистауской области Бердибек Картбаев.

Несколько месяцев назад в акимате области прошло совещание с представителями Министерства энергетики РК и реализаторами газа. Мнения последних разделились: одни были за торговые площадки, другие – против. 

«Мы объяснили, что на сегодняшний день оборудование газоперерабатывающего завода изношено, требуется модернизация, а на это нужны средства. И поэтому заводу выгодно продавать через ЭТП. Но когда будет стопроцентный переход на электронные торги, то цена стабилизируется и, возможно, не будет такой, как сейчас», – говорит г-н Картбаев.

Кроме того, по информации областного управления, в настоящее время в министерстве разрабатывают дополнения к правилам реализации сжиженного нефтяного газа через ЭТП. И может быть, со следующего года из требований к участникам торгов исключат наличие емкости для хранения газа и железнодорожного тупика. 

«Мы подняли этот вопрос на уровне министерства. Тем более что в нашей области, где завод совсем рядом, нет нужды перевозить газ железнодорожным транспортом – его транспортируют газовозами», – добавил руководитель отдела.

Что касается цены на газ на автозаправочных станциях, то меняться она, даже с учетом того, что на ЭТП цена за тонну превышает 80 тыс. тенге, пока не будет – не позволят контролирующие госорганы. Сейчас цена на АГЗС Мангистауской области за литр топлива варьируется от 55 до 60 тенге. 

«Акимат не уполномочен диктовать цену предпринимателям. Мы лишь даем разъяснения и передаем письма в Антимонопольный комитет. А уже его представители выезжают на место и разбираются с каждым конкретным случаем повышения цены, выясняют причины. Если нет оснований для повышения, то на предпринимателей накладывают штраф», – отметил заместитель акима Актау Тимур Садвакасов. 

В 2017 году в областной департамент Комитета по защите и развитию конкуренции поступило четыре дела в отношении владельцев АГЗС. На них был наложен штраф общей суммой 142 тыс. тенге, а также конфискован монопольный доход на 630 тыс. тенге. В прошлом году не было рассмотрено ни одного подобного дела, а в этом году поступило сразу 17 материалов. Владельцев АГЗС подозревают в ценовом сговоре. Расследование в их отношении должно завершиться до февраля следующего года.
 

7695 просмотров

Кому помешал экспорт живого скота из Казахстана

Намерение Минсельхоза вызвало протест со стороны мелких крестьянских хозяйств и даже некоторых мясокомбинатов

Фото: Shutterstock

О готовности проекта решения по введению эмбарго на экспорт стало известно в понедельник, 20 января. Главный аргумент Минсельхоза – из-за вывоза живого скота за рубеж на внутреннем рынке образовался дефицит поголовья для отечественных откормочных площадок и сырья для мясокомбинатов. В итоге, по информации директора департамента производства и переработки животноводческой продукции МСХ РК Еркебулана Ахметова, мощности этих предприятий оказались загружены всего на 50% – и их решили загрузить за счет закрытия границ, заодно решив проблему с ценами. «Массовый экспорт живого скота для дальнейшей переработки и перепродажи создал основу для спекулятивного роста цен на мясную продукцию», утверждают в аграрном ведомстве.

Производители против

Мясной союз РК имеет прямо противоположную позицию. Аргументация председателя правления отраслевого союза Асылжана Мамытбекова строится на следующих цифрах. В год в Казахстане забивают 2 млн голов скота, а экспортируют в живом виде 160 тыс. голов крупного рогатого скота, то есть меньше 10% от общего количества забоя. По мнению Мамытбекова, ни на цены, ни на загрузку эта доля критически повлиять не может. 

Второй аргумент Мясного союза – соотношение экспорта и импорта мяса в стране в 2019 году. Отраслевая ассоциация оперирует следующими данными: Казахстан экспортировал в прошлом году 63 тыс. т мяса, из них примерно половина – это проданный за рубеж живой скот в пересчете на убойный вес. Импортировала же республика 26,7 тыс. т говядины, баранины, конины и свинины суммарно, причем экспорт превышал импорт по всем видам мяса. По оценке Мясного союза, обеспеченность внутреннего рынка мясом составляет сейчас 102%.

«Мы экспортируем мяса больше, чем импортируем, о каком дефиците может идти речь? – недоумевает Мамытбеков. – Разговоры о том, что у нас страдает поголовье оттого, что вывозится живой скот, тоже не имеют под собой оснований: у нас в 2011 году, когда экспорт был нулевой, поголовье казахской белоголовой в стране было всего 111 тыс. голов, на сегодня, когда экспорт развернут, ее поголовье 350 тысяч».

В не меньшем недоумении от инициативы минсельхоза директор ТОО «Мясная Индустрия» Кайыржан Наурызгалиев – он уверен, что в рыночной экономике может быть только один принцип: кто платит фермеру максимальную цену, тот и получает скот.

«Будет платить Китай – пусть покупает Китай, будет платить Узбекистан – пусть он покупает. Будет платить наш отечественный мясокомбинат – мы будем сдавать туда», – говорит директор откормочной площадки из ЗКО. Глава крестьянского хозяйства «Тлеу» и ответсек «Фермерского центра» Актобе Александр Мандрыкин предполагает, что попытки директивно увеличивать предложение на рынке будут иметь обратный эффект: запрет приведет к сокращению доходов производителя скота, соответственно, уменьшится и предложение им своей продукции, в конечном счете цены на мясо только вырастут.

Переработчики за, но не все

На вопрос о том, кто поддержал проект запрета на вывоз живого скота, Еркебулан Ахметов ответил: на площадке НПП «Атамекен» была выработана консолидированная позиция предприятий, имеющих отношение к отрасли. Фактически это мнение владельцев большинства откормочных площадок и мясокомбинатов, в особенности из южных регионов страны. Именно оттуда в первую очередь вывозится скот в Узбекистан. Соседняя республика – главный импортер казахстанского живого скота; взрывной рост экспорта пришелся на 2018 год, в денежном выражении он тогда увеличился более чем в 30 раз.

Считать позицию переработчиков консолидированным мнением отрасли не совсем корректно, замечает Наурызгалиев. Ведь за высказываются 94 мясокомбината, за вычетом ТОО «Актеп», а против – 20 тыс. фермеров, непосредственно выращивающих скот.

В настоящее время нормативно-правовой акт, который преду­сматривает введение запрета, находится на согласовании в правительстве, то есть пока в действие он не вступил. Ввести запрет предполагается на полгода, но при этом, по словам директора департамента производства и переработки животноводческой продукции МСХ РК Еркебулана Ахметова, у минсельхоза будет возможность запрет продлевать. «Мы посмотрим, как запрет повлия­ет на ситуацию: будем анализировать и оценивать, а потом принимать решение», – заверил Ахметов.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance