Перейти к основному содержанию

730 просмотров

В Казахстане предложили покрывать риски инвесторов в объектах ВИЭ

Через предоставление финансовой помощи со стороны правительства

Фото: Shutterstock

Депутат мажилиса Шавхат Утемисов на заседании Межведомственной комиссии по вопросам законопроектной деятельности презентовал поправки в закон по вопросам поддержки использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и электроэнергетики.

Депутат предложил на законодательном уровне стимулировать развитие маневренных мощностей для регулирования перепадов потребления электроэнергии.

«На сегодняшний день в республике профицит электрической мощности сопровождается дефицитом маневренных мощностей. Потребление электроэнергии в течение суток носит неравномерный характер с повышением в вечерние часы и снижением ночью. Это соответственно требует оперативной перемены работы электрической станции. Развитие маневренных мощностей для привлечения их к регулированию дисбаланса производств потребления позволит сократить (…) финансовые средства, которые сегодня оплачиваются России за услуги по регулированию», - заявил он.

Также было предложено закрепление размера гарантированного уровня фиксированной прибыли для энергопроизводящих организаций в виде 7% и установление сквозного тарифа на поддержку ВИЭ.

Для создания благоприятных условий для развития ВИЭ депутат предложил покрывать финансовые риски инвесторов.

«Предоставление финансовой помощи со стороны правительства расчетно-финансовому центру в случае невыполнения им своих обязательств по платежам перед проектом ВИЭ. Данная норма позволит снять риски инвесторов и, соответственно, снизить цену на аукционных торгах на электроэнергию, вырабатываемую объектами ВИЭ. Кроме того, введение данной нормы позволит повысить инвестиционную привлекательность на объекты ВИЭ в Казахстане», - утверждает Утемисов.

Вместе с тем Утемисов высказался за увеличение срока действия контракта на покупку электроэнергии с 15 до 20 лет и внедрение централизованных покупки-продажи паводковой электроэнергии через расчетно-финансовый центр.

В обсуждении поправок приняли участие представители государственных органов, неправительственного сектора и бизнес-сообщества.

7304 просмотра

Кому помешал экспорт живого скота из Казахстана

Намерение Минсельхоза вызвало протест со стороны мелких крестьянских хозяйств и даже некоторых мясокомбинатов

Фото: Shutterstock

О готовности проекта решения по введению эмбарго на экспорт стало известно в понедельник, 20 января. Главный аргумент Минсельхоза – из-за вывоза живого скота за рубеж на внутреннем рынке образовался дефицит поголовья для отечественных откормочных площадок и сырья для мясокомбинатов. В итоге, по информации директора департамента производства и переработки животноводческой продукции МСХ РК Еркебулана Ахметова, мощности этих предприятий оказались загружены всего на 50% – и их решили загрузить за счет закрытия границ, заодно решив проблему с ценами. «Массовый экспорт живого скота для дальнейшей переработки и перепродажи создал основу для спекулятивного роста цен на мясную продукцию», утверждают в аграрном ведомстве.

Производители против

Мясной союз РК имеет прямо противоположную позицию. Аргументация председателя правления отраслевого союза Асылжана Мамытбекова строится на следующих цифрах. В год в Казахстане забивают 2 млн голов скота, а экспортируют в живом виде 160 тыс. голов крупного рогатого скота, то есть меньше 10% от общего количества забоя. По мнению Мамытбекова, ни на цены, ни на загрузку эта доля критически повлиять не может. 

Второй аргумент Мясного союза – соотношение экспорта и импорта мяса в стране в 2019 году. Отраслевая ассоциация оперирует следующими данными: Казахстан экспортировал в прошлом году 63 тыс. т мяса, из них примерно половина – это проданный за рубеж живой скот в пересчете на убойный вес. Импортировала же республика 26,7 тыс. т говядины, баранины, конины и свинины суммарно, причем экспорт превышал импорт по всем видам мяса. По оценке Мясного союза, обеспеченность внутреннего рынка мясом составляет сейчас 102%.

«Мы экспортируем мяса больше, чем импортируем, о каком дефиците может идти речь? – недоумевает Мамытбеков. – Разговоры о том, что у нас страдает поголовье оттого, что вывозится живой скот, тоже не имеют под собой оснований: у нас в 2011 году, когда экспорт был нулевой, поголовье казахской белоголовой в стране было всего 111 тыс. голов, на сегодня, когда экспорт развернут, ее поголовье 350 тысяч».

В не меньшем недоумении от инициативы минсельхоза директор ТОО «Мясная Индустрия» Кайыржан Наурызгалиев – он уверен, что в рыночной экономике может быть только один принцип: кто платит фермеру максимальную цену, тот и получает скот.

«Будет платить Китай – пусть покупает Китай, будет платить Узбекистан – пусть он покупает. Будет платить наш отечественный мясокомбинат – мы будем сдавать туда», – говорит директор откормочной площадки из ЗКО. Глава крестьянского хозяйства «Тлеу» и ответсек «Фермерского центра» Актобе Александр Мандрыкин предполагает, что попытки директивно увеличивать предложение на рынке будут иметь обратный эффект: запрет приведет к сокращению доходов производителя скота, соответственно, уменьшится и предложение им своей продукции, в конечном счете цены на мясо только вырастут.

Переработчики за, но не все

На вопрос о том, кто поддержал проект запрета на вывоз живого скота, Еркебулан Ахметов ответил: на площадке НПП «Атамекен» была выработана консолидированная позиция предприятий, имеющих отношение к отрасли. Фактически это мнение владельцев большинства откормочных площадок и мясокомбинатов, в особенности из южных регионов страны. Именно оттуда в первую очередь вывозится скот в Узбекистан. Соседняя республика – главный импортер казахстанского живого скота; взрывной рост экспорта пришелся на 2018 год, в денежном выражении он тогда увеличился более чем в 30 раз.

Считать позицию переработчиков консолидированным мнением отрасли не совсем корректно, замечает Наурызгалиев. Ведь за высказываются 94 мясокомбината, за вычетом ТОО «Актеп», а против – 20 тыс. фермеров, непосредственно выращивающих скот.

В настоящее время нормативно-правовой акт, который преду­сматривает введение запрета, находится на согласовании в правительстве, то есть пока в действие он не вступил. Ввести запрет предполагается на полгода, но при этом, по словам директора департамента производства и переработки животноводческой продукции МСХ РК Еркебулана Ахметова, у минсельхоза будет возможность запрет продлевать. «Мы посмотрим, как запрет повлия­ет на ситуацию: будем анализировать и оценивать, а потом принимать решение», – заверил Ахметов.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance