Перейти к основному содержанию

1490 просмотров

Производителей сельхозтехники обвинили в намеренном завышении цен

Это случается в период принятия решений по субсидированию покупки техники

Фото: Shutterstock

Производители сельскохозяйственной техники и оборудования регулярно повышают цены вслед за принятием Казахстаном решения о субсидировании покупки техники, пожаловался председатель правления ассоциации Мясомолочного союза Казахстана Иван Саэур.

«Общий злободневный вопрос без поддержки правительства, который невозможно решить без хорошего нормального протекционизма: мы покупаем дорогую технику, покупаем дорогое оборудование, но мы не покупаем сервис. Наши поставщики, а это, как правило, к сожалению, не прямые поставщики с заводов, а через посредников. Они потом помимо того, что продают очень дорого технику, причем прослеживается тенденция – государство вводит субсидии на удешевление какого-то вида техники, оборудования – тут же сразу автоматически повышаются цены без улучшения сервиса», - сказал он на заседании правительства 3 декабря.

По его словам, в данном вопросе товаропроизводителям «нереально» разобраться самостоятельно. В связи с этим Саэур попросил поддержки правительства.

Он отметил также, что ему импонирует подход правительства к вопросам импортозамещения и субсидирования.

«Мы пытаемся производить продукцию, которая неконкурентоспособна, за счет собственных государственных субсидий ее удешевляем для того, чтобы экспортировать нашим соседям. Казалось бы, не знаю, это какой-то казус. В то же время тратим средства и завозим. Давайте, посмотрим, что же мы завозим. Разве мы можем привезти сюда качественную продукцию?», - сказал Сауэр.

По его словам, экспортируя качественные продукты, Казахстан взамен получает из-за рубежа в том числе ненатуральную продукцию.

«Мы экспортируем охлажденное мясо, получаем замороженное в брикетах, разве мы можем сюда привезти натуральное молоко? Конечно, идут сюда всякие заменители, растительное масло и так далее. И то, что сейчас мы будем все это замещать у себя внутри, это очень здорово, это очень правильный подход», - сказал он.

Кроме того, по мнению Сауэра, необходимо унифицировать подходы при строительстве коровников и других подобных объектов.

«Если мы заказываем проектно-сметную документацию, что, кстати, присуще, к сожалению, для всех отраслей, скажем, на коровник на 500 голов, то нам выдадут ПСД стоимостью 1 млрд тенге и выше в зависимости от региона – может быть и 1,5 млрд. Если мы его строим хозспособом, то он обходится не более 500 млн. Надо это унифицировать», - сказал он.

По его словам, сейчас Минсельхоз внес предложение сделать соответствующее ограничение.

«Нужно унифицировать и по ПСД. Нужно, чтобы эти деньги тоже не размывались, чтобы были типовые проекты, чтобы все это было контролируемо, потому что даже в зависимости от региона не может быть больших расхождений. Это все деньги и очень немалые деньги. Не нужно по одним и тем же коровникам по каждому отдельному случаю заново проектировать, расходовать на это средства и тем более тем самым увеличивать мощности», - сказал Сауэр.

Он отметил, что есть «очень много» вопросов, которые необходимо решить, дорабатывать в правилах.

1 просмотр

Крупнейшие нефтяные компании мира теряют деньги

Chevron, ExxonMobil и Shell почти одновременно отчитались об итогах деятельности за прошедший год и единогласно констатировали резкое сокращение доходов

Фото: Shutterstock

Слабый рост глобальной экономики и падение спроса на нефтепродукты не позволили нефтяным гигантам подтянуть прибыль даже до уровня предыдущего года.

К примеру, Chevron в сегменте «разведка и добыча» получил прибыль в пять раз меньше, чем за предыдущий год – $2,5 млрд, а в переработке и сбыте – $2,4 млрд (-34% к 2018 г.). Общая выручка за год уменьшилась на 11%, а чистая прибыль концерна сократилась в пять раз: с $14,8 млрд в 2018 году до $2,9 млрд в 2019-м. При этом среднегодовая добыча нефти в компании выросла на 4% – до 3,06 млн баррелей в сутки.

Падение прибыли в компании прежде всего связывают со снижением стоимости и списаниями активов на $10,4 млрд в проектах по добыче сланцевого газа в бассейне Appalachia в США, по производству сжиженного попутного газа в Kitimat в Канаде и нефтяном проекте Big Foot в Мексиканском заливе. Chevron пересмотрел свои планы и сокращает финансирование проектов по производству газа и сосредоточится на глубоковод­ных проектах в Мексиканском заливе, на сланцевых активах в Permian и увеличении добычи на Тенгизе. Капитальные затраты корпорации на развитие производства в 2020 году составят $20 млрд. «Мы считаем, что наилучшее использование нашего капитала – это инвестиции в наши наиболее выгодные активы», – объясняет действия компании председатель совета директоров и генеральный директор Chevron Майкл Вирт.

В Казахстане американской компании принадлежит 50% доли в ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), разрабатывающем Тенгизское и Королевское месторождения с общими разведанными запасами в 3,4 млрд т. Помимо этого Chevron имеет 18% доли участия в проекте по разработке Карачаганакского газоконденсатного месторождения, где оператором выступает «Карачаганак Петролиум Оперей­тинг» (КПО), владеет 15% акций АО «Каспийский трубопроводный консорциум» (КТК), эксплуатирующее нефтепровод «Тенгиз – Новороссийск» протяженностью более 1,5 тыс. км.
Другой участник Тенгизского проекта – американская ExxonMobil, правда, с долей намного ниже – в 25%, также объявила о снижении доходов.

Чистая прибыль нефтяной компании в 2019 году по сравнению с предыдущим упала на 31,2%, до $14,3 млрд. Прибыль в сфере разведки и добычи выросла на 2,6%, но в переработке и сбыте сократилась в 2,6 раза. Потери в основном связаны со снижением маржи на промышленное топливо, которое произошло из-за сезонных падений спроса на этот продукт и увеличения предложения на рынке. Кроме того, в IV квартале стало больше планового техобслуживания неф­теперерабатывающих заводов (НПЗ), включая капремонты на семи НПЗ компаний, расположенных в США, Австралии, Великобритании, Канаде и Таиланде.

В Казахстане ExxonMobil также имеет долю (16,81%) в Северо-Каспийском проекте (СКП), в рамках которого разрабатываются четыре морских месторождения, в том числе и Кашаган.

Еще один крупный участник казахстанской нефтянки – англо-голландская Shell объявила о снижении чистой прибыли по итогам прошедшего года на 32%, до $15,8 млрд. В разведке и добыче прибыль компании упала на 38%, а в переработке и сбыте – на 17%. Сокращение доходов в концерне связывают с низкими ценами на нефть. Если в 2018 году компания продавала свою нефть в среднем по $71 за баррель, то в 2019-м цена упала до $64. Кроме того, низкие темпы роста глобальной экономики, дисбаланс спроса и предложения оказали отрицательное влияние на маржинальность продуктов нефтепереработки и нефтехимии. При этом в Shell уверены, что в ближайшем будущем начнут приносить прибыль активы, которые ранее были проинвестированы компанией. Одним из таких активов является Кашаганский проект, где компания имеет долю в 16,81%. В Казахстане Shell также участвует в разработке Карачаганакского месторождения (29,25%), имеет долю (55%) в проекте «Жемчужина» – лицензионном участке, расположенном на шельфе Каспия. В октябре прош­лого года концерн отказался от совместного с NCOC освоения месторождений Хазар и Каламкас-море. По заявлению Shell проект был признан «недостаточно конкурентным по отношению к другим проектам в глобальном портфеле инвестиций концерна». По некоторым сведениям, стоимость разработки этих двух месторождений оценивалась в $4 млрд. 

Прошедший год для всех трех нефтяных гигантов стал финансово неудачным в основном из-за низких цен на углеводородное сырье и снижение спроса на неф­тепродукты.

0001 (2)_1.jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif