3048 просмотров

Поможет ли геологоразведка восполнить сырьевую базу страны

Министерство экологии, геологии и природных ресурсов РК подготовило и опубликовало концепцию по разработке Государственной программы геологической разведки на 2021–2025 годы

Фото: Shutterstock

Государство хочет улучшить условия подготовки кадров и развития науки. Но основная цель – это восполнение разведанных запасов. По данным министерства, по итогам 2018 года доля инвестиций в геологоразведку на объекты углеводородного сырья составила 105 млрд тенге, или 2% от общей суммы инвестиций на добычу углеводородов в стране в размере свыше 5,9 трлн тенге. На разведку объектов твердых полезных ископаемых (ТПИ) было потрачено еще меньше – 34 млрд тенге, или 2% от общей суммы на добычу ТПИ в сумме 1,9 трлн тенге.

«В настоящее время компании выплачивают налог от объема фактически добытого сырья, который за последние 15 лет возрос с 4,3 млрд до 257,6 млрд тенге. При этом сумма, выделенная на геологоразведочные работы из бюджета, от суммы налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) сократилась с 37 до 3%», – отмечают авторы концепции.

Между тем в мире за последние пять лет затраты на геологоразведочные работы на углеводородное сырье увеличились на 57%.

«По твердым полезным ископаемым мировые затраты на разведку месторождений, за исключением железных руд, углей, бокситов и некоторых нерудных видов, за период с 2000 по 2010 год увеличились с $2,7 млрд до $12,1 млрд, а в 2012 году достигли $21,5 млрд», – говорится в документе.

Министр экологии, геологии и природных ресурсов Магзум Мирзагалиев в сентябре этого года, выступая на совещании по развитию нефтегазовой отрасли, отметил, что между открытием и запуском нового месторождения проходит не менее 10–15 лет и что республике уже сейчас необходимо активизировать геологоразведку.

Главное – финансы

Между тем на реализацию программы в течение пяти лет министерство просит выделить из госбюджета 200 млрд тенге, или 40 млрд тенге в год. 

«Мировой опыт говорит, что такие виды работ, как геологическое изучение недр, и, в целом, развитие геологии финансируются государством. Есть определенные сферы, в которые частные компании, инвесторы не будут вкладывать свои средства. Это рискованно и нерентабельно для них», – отметил в комментариях «Курсиву» вице-министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Санжар Жаркешов.

Например, Россия в 2016 году потратила $564 млн на финансирование регионального геологического изучения недр и воспроизводство минерально-сырьевой базы. В результате были проведены работы по геологическому картированию, поиску и оценке полезных ископаемых, мониторингу состояния недр и прогнозированию.

Государственное финансирование геологоразведочных работ, например, в Канаде составляет $203 на 1 кв. км, в Австралии – $167, а в Казахстане – $7. 

Сама геологоразведка состоит из четырех этапов: региональные геологические исследования, поисковые, поисково-оценочные работы и сама геологоразведка. И все эти стадии работ придется выполнить государству.

«Допустим, если взять малоизученный Шу-Сарысуйский нефтегазовый бассейн, мы должны, как государство, получить первичную информацию. Самые рискованные стадии геологоразведки провести, получить информацию и определить перспективные участки бассейна. И только потом мы можем заинтересовать инвестора», – поясняет вице-министр.

По его словам, последние 30 лет в республике геологической отрасли не уделялось должное внимание и восполнения минерально-сырьевой базы практически не происходило.

«Мы, как страна, истощили свои изученные ресурсы по многим полезным ископаемым. И есть риск закрытия целых городов и небольших населенных пунктов, где ведутся разработки полезных ископаемых. Растет социальная напряженность. То есть надо учитывать и социальную сторону этого вопроса. Гео­логоразведка – это не прихоть, а критическая необходимость для страны. Это сук, на котором мы сидим», – говорит Санжар Жаркешов.

Безымянный_118.png

Что предлагается

Разработчики программы призывают внести изменения в законодательство в части особого порядка финансирования государственного геологического изучения недр, провести оценку ресурсного потенциала малоизученных осадочных бассейнов, предоставить преференции на геологоразведочные работы.

В частности, предлагается выделить из бюджета средства на научно-методическое и технологическое обеспечение геологоразведочных работ, анализ состояния минерально-сырьевой базы, региональные геологические исследования, поисковые и поисково-оценочные работы.

Предполагается, что проведение региональных геологических исследований также проинвестируют национальная компания «КазМунайГаз» и другие недропользователи.

В результате проведения всех необходимых работ к 2025 году прирост прогнозных ресурсов по золоту, меди и полиметаллам должен составить 50%, а по углеводородному сырью – 30%.

При этом также необходимо провести оцифровку первичной геологической информации, увеличить количество образовательных грантов на геологические специальности, укрепить материально-техническую базу колледжей и вузов. Институт геологических наук им. Сатпаева и Институт гидрогеологии и геоэкологии им. Ахмедсафина предлагается передать в введение МЭГПР и определить их национальными институтами развития геологических наук.

Ожидается, что в результате реализации программы численность персонала, задействованного в выполнении геологоразведочных работ за счет госбюджета, должна увеличиться с 1000 до 1500 единиц, а в рамках контрактов на недропользование – с 190 тыс. до 250 тыс. единиц.

Мнения 

Косан Таскинбаев, вице-президент ОО «Казахстанское общество нефтяников-геологов»:

«Первый актуальный вопрос, на который нужно обратить внимание при реализации государственной программы, – это подготовка кадров и в целом финансирование высшего образования. Сейчас зарплата у преподавателей очень низкая. Необходимо развивать современные научные программы, выходить на мировой уровень. Кое-что у нас делается, но мало.

Во-вторых, надо увеличить объем геологоразведочных работ. Например, в Актюбинской и Кызыл­ординской областях уже сейчас идет падение объемов добычи нефти, потому что доказанные запасы уменьшаются. Но важно, чтобы направления поисковых работ были научно обоснованы.

В-третьих, необходимо внедрять новые технологии поиска, разработки и добычи углеводородов. Мы немного отстали, и нам придется догонять. И на первом этапе нужно резко увеличивать объем геологоразведочных работ.

Самый идеальный вариант финансирования геологоразведки – это государственно-частное парт­нерство. Но сбрасывать нагрузку с государственного бюджета, я думаю, будет неправильно.

Был такой министр в советское время, курировавший в том числе и промышленность, звали его Серго Орджоникидзе. Так вот он говорил, что геологи могут как обогатить государство, так и разорить его. То есть если не будет грамотного подхода при проведении геологоразведочных работ, то деньги будут выброшены на ветер и государство разорится. Здесь подразумевается и научно обоснованное проведение геологоразведочных работ, и подготовка специалистов. 

Я считаю, что любая промышленность любого государства начинается с геологов. Если нет природных ресурсов, то и государству добывать нечего и зарабатывать не на чем. Материальная база любого государства зиждется на его природных ресурсах».

Махамбет Хакимов, геолог:

«25 лет назад Министерство геологии вообще было ликвидировано. Это была глупейшая стратегическая ошибка. Государство рассчитывало, что нефтяники сами будут искать нефть. Но они разобрали только те месторождения, которые были уже разведаны. А сейчас новых открытий нет, больше нечего отдавать недропользователям. Волей-неволей наши власти пришли к мысли, что надо возродить это направление промышленности. 

При этом в Казахстане еще много перспективных участков. Например, 10 лет назад промелькнуло сообщение, что чуть северо-восточнее от Тенгизского месторождения на глубине более 5 тыс. метров, в отложениях девона обнаружены огромные залежи нефти. Но информацию в прессе замолчали. Данные чуть ли не засекретили. И это, насколько я понял, не единственное перспективное месторождение.

Между тем пройдут десятилетия, пока будут накоплены данные о запасах. Подготовка нужных кадров тоже займет немало времени. Опытных, квалифицированных специалистов, которые были раньше, мы растеряли. А была многотысячная армия геологов, буровиков и геофизиков. Сейчас даже в институтах на факультетах геологоразведки нет студентов».

banner_wsj.gif

208 просмотров

Почему энергетики потребовали повышения тарифов

Участники рынка считают, что это покроет лишь текущие затраты энергоснабжающих станций

Фото: Аскар Ахметуллин

Новые предельные тарифы на электроэнергию в Казахстане утвердило Минэнерго РК – приказ был опубликован 30 июня. По мнению участников рынка, даже после повышения тарифы покроют лишь текущие затраты энергоснабжающих станций в 2020 году. Дальнейший рост стоимости топлива и увеличение гарантированного объема закупа у производителей возобновляемой энергии может привести к новому пересмотру тарифов.

Энергетики массово подали заявки на повышение установленных предельных тарифов в апреле 2020 года – обращение о корректировке тарифа прозвучало со стороны 35 из 44 действующих энергопроизводящих организаций страны. Директор департамента развития электроэнергетики Министерства энергетики Айдос Дарибаев объяснил: хоть в октябре прошлого года было утверждено повышение предельных тарифов энергопроизводящих организаций в среднем на 15%, а тарифы на электрическую энергию в соответствии с действующим законодательством устанавливаются на семь лет, но при этом производители электро­энергии имеют право обращаться за внеочередным повышением в случае фактического увеличения затрат. И именно фактическое увеличение затрат, по словам представителя Минэнерго, стало причиной обращения о корректировке тарифа.

Дорогие источники  

«С начала 2020 года увеличились затраты на приобретение топлива на 9,9%, тарифы на электроэнергию от возобновляемых источников энергии увеличились на 9,3%, при этом объем вырабатываемой энергии от ВИЭ увеличился в два раза. Также увеличились в тарифе доли платежей в бюджет и оплаты услуг системного оператора», – перечислил все форс-мажорные обстоятельства Дарибаев. По его словам, доля затрат на топливо в себестоимости электроэнергии составляет 35% в угольной генерации и 60% – в газовой. При этом еще 11% затрат традиционных энергопроизводителей уходит на закуп у ВИЭ по очень высокому тарифу. По данным участников рынка, киловатт зеленой электроэнергии обходится им сейчас в 43 тенге, а реализовывать его конечному потребителю они вынуждены по цене, не превышающей их предельный тариф.

Для понимания разницы: максимальное значение предельного тарифа до сих пор было у ТОО «МАЭК-Казатомпром» и равнялось 11,64 тенге за киловатт-час. И если ранее традиционная энергетика страны еще справлялась с ролью спонсора альтернативной энергетики, то сейчас в совокупности с другими факторами двукратный рост объемов этих закупок стал одной из причин повышения тарифов. 

«По возобновляемым источникам у нас наблюдается ежегодный рост закупаемого объема, все станции традиционной генерации закладывают в себестоимость данные расходы. В этом году фактически доля от закупа электроэнергии от ВИЭ в себестоимости киловатт-часа достигла одного тенге, выросла с 45–50 тиын до 95 тиын – 1 тенге в структуре себестоимости одного киловатта по энергопроизводящим организациям «Самрук-Энерго»; по рынку, наверное, то же самое произошло, – говорит управляющий директор по финансам – член правления АО «Самрук-Энерго» Айдар Рыс­кулов. – Вторая равнозначная причина – рост цен на топливо и рост стоимости его транспортировки. Основной поставщик энергетического угля – это «Богатырь Комир». В силу того, что он также находится в портфеле «Самрук-Энерго», мы в прошлом году согласовали повышение на 9,9%, в структуре затрат оно дало 2% роста себестоимости киловатта – это, грубо говоря, до 50 тиын», – добавил он.

В результате повышения этих составляющих многие электростанции стали работать в убыток: по словам директора ТОО «Степногорская ТЭЦ» Валерия Донцова, при установленном для его станции предельном тарифе 7,1 тенге за кВт*ч по факту себестоимость вырабатываемой электроэнергии перевалила за 8 тенге. Энергетикам при этом надо индексировать зарплату своему персоналу, поскольку отрасль и так испытывает кад­ровый голод: ее предприятия просто неконкурентоспособны на региональных рынках труда. «У нас на станции средняя зарплата составляет 117 тыс. тенге при средней зарплате в отрасли в 191 тыс. тенге и при зарплате на промышленных предприятиях региона свыше 200 тыс. тенге, – говорит Донцов. – Как можно удержать людей при такой разнице, если мы еще и в убыток себе работаем последние полгода?».

На модернизацию все еще не хватает

Минэнерго согласовало увеличение предельных тарифов энергопроизводящих организаций в среднем на уровне 16%, что в IV квартале 2020 года обернется для конечного потребителя прибавкой в 200 тенге в месяц к текущим счетам. При этом, по словам экспертов, нынешнее повышение тарифов позволит станциям лишь выйти в ноль по расходам в текущем году, а вот решить проблему износа оборудования станций на 60% оно не поможет. С модернизацией генерирующих мощностей в стране вообще сейчас все достаточно сложно, констатирует первый заместитель генерального директора АО «Центрально-Азиатская Электроэнергетическая Корпорация» Дюсенбай Турганов.

«Как известно, тариф на элект­роэнергию с 2019 года поделен на две составляющие с вводом рынка электрической мощности, – напоминает Турганов. – Предполагалось, что для инвестиций будет использоваться тариф на мощность, который изначально должен был составить 700 тыс. тенге/МВт*мес., которого было явно недостаточно для выполнения инвестиционных программ. В итоге данный тариф был утвержден в размере 590 тыс. тенге/МВт*мес., что только усугубило ситуацию. Решение о применении нулевой рентабельности окончательно могло поставить крест на будущем электроэнергетики страны, учитывая, что многие энергокомпании для реконструкции и модернизации оборудования брали большие кредиты, которые нужно выплачивать, при этом средств для инвестиционных программ практически нет», – добавляет он.   

По словам управляющего директора по развитию и продажам – члена правления АО «Самрук-Энерго» Марата Улданова, страна нуждается не только в модернизации действующих, но и в вводе новых мощностей традиционной генерации. 

Потребление электроэнергии в Казахстане ежегодно вырастает на 3–5%, по 3 млрд кВт*ч.  «Сейчас генерирующие мощности покрывают этот рост, но пиковые часы потребления, с 18.00 до 22.00, когда оно вырастает на 30% от нормы, нам уже покрывать тяжело – у нас уже не хватает резервов в Казахстане. И нет денег, чтобы создать эти резервы», – отмечает Улданов. Он напоминает, что в 2024 году на Экибастузской ГРЭС будет запущен новый блок в 500 мВт, в 2027 году там же произойдет запуск еще одного такого блока. Каждый из них по году способен будет производить 2,5 млрд кВт*ч, то есть при нынешних темпах роста потребления Казахстану необходимо вводить по одному такому блоку ежегодно. А его стоимость колеблется от 90 млрд тенге (при имеющейся инфраструктуре) до 300 млрд тенге (при строительстве с нуля). Очевидно, что таких денег нынешний тариф энергетикам не даст, но без нынешнего повышения станции стали бы использовать свои доходы, получаемые на рынке мощности и предназначенные для модернизации на покрытие своих текущих затрат, отмечает независимый эксперт Ануар Кошкарбаев.

«Текущее повышение тарифов не есть решение всех проблем станций, которые имеются сегодня, – это лишь восстановление тех условий работы станций, когда их тарифы на электро­энергию позволяют им полностью покрывать свои затраты на ее производство, – отмечает эксперт. – Но тут надо понимать, что без таких мер мы через три-четыре года можем прийти к той же ситуации, которая была в 2008 году, когда в энергосистеме из-за длительной нехватки средств у станций назревал дефицит мощности. Что было после 2008 года, мы все помним: была оперативно принята программа «предельных тарифов», которые начали резко расти, – иного выхода уже не было. Так что рост тарифов будет и дальше, сомнений нет, ведь расширение мощностей требует еще больше инвестиций, просто сейчас еще есть возможность прийти к этому росту постепенно», – заключает он.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg