979 просмотров

«Павлодарэнерго» победило в судебных разбирательствах профильное министерство

Представители компании указали на нарушение прав бизнеса на получение дохода и свободу предпринимательской деятельности

Фото: Shutterstock

Судебные разбирательства между АО «Павлодарэнерго» и Минэнерго завершились победой предприятия. Это может стать одной из причин изменения предельных тарифов, установленных для производителей электрической энергии. 

Встретились в суде

АО «Павлодарэнерго» (входит в АО «ЦАЭК». – «Курсив») обратилось в суд с иском к Министерству энергетики РК и добилось признания незаконным приказа ведомства № 508 от 14 декабря 2018 года, подписанного теперь уже экс-министром Канатом Бозумбаевым.

Детали дела изложены в документах, опубликованных в открытой судебной базе. В них указывается, что Минэнерго, издав этот приказ, внесло изменения в утвержденную им же в ноябре 2017 года методику формирования фиксированной прибыли для генерирующих предприятий, в которой размер прибыли является составной частью предельных тарифов, утвержденных на 2019–2025 годы. 

«Обжалуемым приказом Министерство энергетики РК приравняло фиксированную прибыль к нолю, лишив заявителя, а также иные энергопроизводящие организации права на получение прибыли от продажи электрической энергии вплоть до 2025 года», – утверждают в иске представители компании в суде.

Они уточнили, что ведомство включило в формулу расчета прибыли поправочный коэффициент. И несмотря на то, что НПП «Атамекен» и ОЮЛ «Казахстанская электроэнергетическая ассоциация» предоставили на проект приказа отрицательные заключения, нормативный акт был министром энергетики подписан. И уже в декабре 2018 года ведомство объявило об утверждении предельных тарифов казахстанским энергопредприятиям сроком на 7 лет. Для АО «Павлодарэнерго» он составил 6,1 тенге за 1 кВт*ч. 

«В 2019 году себестоимость одного киловатт-часа электрической энергии, вырабатываемой электростанциями предприятия, составляет 6,56 тенге/кВт*ч. То есть убыток с одного киловатт-часа составляет 46 тиынов», – говорится в иске.

В нем отмечено, что при таком раскладе неизбежно причинение убытков, размер которых в 2019 году составит 1,5 млрд тенге. Представители «Павлодарэнерго» указали на нарушение прав бизнеса на получение дохода и свободу предпринимательской деятельности, принципы которой закреплены в Конституции РК и Предпринимательском кодексе.

Позиция министерства также отражена в судебных актах. Согласно ей предприятие с нулевым уровнем фиксированной прибыли считается с экономической точки зрения безубыточном. Как утверждали в суде представители ведомства, «Павлодарэнерго» может зарабатывать на других видах деятельности, где обеспечена прибыль выше ноля. Например, реализуя тепловую энергию и предоставляя услуги по поддержанию готовности электрической мощности. 

Счет 3:0

В целом судебные разбирательства длились более полугода. Сначала «Павлодарэнерго» обратилось с иском в специализированный межрайонный экономический суд Нур-Султана. Суд первой инстанции поддержал требования предприятия.

«Признать приказ Министра энергетики Республики Казахстан № 508 от 14.12.2018 года о внесении изменения в приказ Министра энергетики Республики Казахстан от 28.11.2017 года № 413 незаконным», – говорится в резолютивной части вынесенного им решения.

Затем министерство, не согласившись с решением, обжаловало его в апелляционной коллегии по гражданским делам городского суда Нур-Султана. Но Фемида вновь оказалась на стороне компании. После чего представители ведомства направили ходатайство о пересмотре дела в Верховный суд, который в конце ноября текущего года постановил, что оснований для дальнейшего разбирательства не имеется. 

На круги своя

В АО «Павлодарэнерго» «Курсиву» пояснили, что, подав иск против министерства, предприятие защищало не только свои права.

«Необходимо отметить, что данные судебные решения защищают законные интересы и других энергопроизводящих организаций Казахстана», – говорится в официальном ответе изданию.

В компании не ответили, каким образом исход судебного дела в дальнейшем отразится на отпускных ценах станций на электроэнергию. 

Тем временем Министерство энергетики Казахстана продолжило заниматься переписыванием своих нормативных актов. 

Текущей осенью казахстанцам был преподнесен сюрприз в виде повышения предельных тарифов для энергостанций на производство электроэнергии. Это следует из приказа № 315 от 23 сентября 2019 года, изменяющего приказ от 14 декабря 2018 года (№ 514), где тарифы устанавливались на семь лет. Теперь корректировать максимальную отпускную цену предприятиям разрешают правила. Если генерирующие компании обоснуют фактический или прогнозируемый рост основных затрат, они могут подать заявку на повышение цены электроэнергии. Что скажется на затратах потребителей.

При этом ведомство только в декабре прошлого года снизило и утвердило отпускные цены для более 40 групп энергопроизводящих организаций. Сделано это было после прошлогоднего заседания Совета безопасности под председательством Нурсултана Назарбаева, где были раскритикованы высокие цены на коммунальные услуги. 

Мнение

Владислав Окишев, председатель ОО «Консультативно-информационный центр», член межведомственной рабочей группы при Департаменте госслужбы Павлодарской области.

«Ситуация с предельными тарифами на электрическую энергию энергопроизводящих предприятий волнует странной их непредсказуемостью в связи с алогичными приказами Минэнерго. Как известно, на заседании Совета безопасности РК 8 ноября 2018 года бывший глава государства поручил принять меры по снижению стоимости электроэнергии для населения. При этом были озвучены масштабные суммы ущерба населению от излишне взысканных сумм и неэффективного использования субсидий, выданных местным исполнительным органам с целью снижения тарифов. 

Эти факты выявила Генеральная прокуратура в ходе проверки тарифообразования на электрическую и тепловую энергию. Однако по истечении года, когда волна осуждения схлынула, Минэнерго вновь стало проявлять труднообъяснимую «мягкотелость» при формировании и утверждении им предельных тарифов на электроэнергию и не только. 

Во-первых, ведомство не смогло отстоять в суде изменения, которые оно ввело в свой приказ «Об утверждении методики определения фиксированной прибыли, учитываемой, при утверждении предельных тарифов на электроэнергию…». Это касается обнуления фиксированной прибыли, которое оспаривало в суде «Павлодарэнерго». 

Во-вторых, действующие предельные тарифы для энергопроизводящих организаций Минэнерго до истечения срока их действия повышает. Это означает, что оно само же подрывает базовый принцип предельных тарифов по обеспечению их стабильности в течение того периода, на который они рассчитаны. В то время как следует принимать системные решения, чтобы раз за разом не наступать на одни и те же грабли».

banner_wsj.gif

107 просмотров

Сокращение добычи помогло повысить цены на нефть

По мнению финансиста и экономиста Мурата Темирханова, в этом году ВВП Казахстана должен сократиться на 4%

Фото: КМГ

Соглашение о коллективном сокращении добычи нефти положительно отразилось на ее стоимости. Цена на Brent с начала вступ­ления в силу сделки ОПЕК+ выросла более чем на 60%, хотя не все страны стопроцентно выполнили свои обязательства.

Сделка Организации стран – экспортеров нефти и государств, не входящих в картель, о коллективном сокращении добычи на 9,7 млн баррелей в сутки сыграла важную роль в поддержании стабильности на рынке нефти, считают в ОПЕК. И это несмотря на то, что в мае общее соответствие принятым обязательствам по сокращению добычи составило 87%. По данным Международного энергетического агентства (МЭА), мировые поставки нефти в мае упали на 11,8 млн баррелей в сутки. 

Помимо альянса добычу снизили США, Канада и другие экспортеры углеводородного сырья. Казахстан выполнил свои обязательства на 71%.

Спрос и предложение

В ОПЕК+ подсчитали, кто и насколько снизил производство нефти в первом месяце сделки, вступившей в силу 1 мая. Общее соответствие квоте за прошедший месяц составило 87%. В частности, Россия выполнила условия соглашения на 94%, Конго – на 72%, Казахстан и Ангола – на 71%, Нигерия – на 57%, Ирак – на 46%.

Соглашение о коллективном сокращении добычи страны – экспортеры нефти заключили 12 апреля. Продиктовано оно было сильным падением спроса на энергоносители в I квартале. Согласно договору в мае-июне этого года производство нефти должно было уменьшиться на 9,7 млн баррелей в сутки, на 7,7 млн – в течение второго полугодия и на 5,8 млн – с 1 января 2021 года по 30 апреля 2022 года. Исходным показателем для расчета корректировок для участников сделки (за исключением Саудовской Аравии и России) стал уровень октября 2018 года. Казахстан взял на себя обязательства сократить суточную добычу на 390 тыс. баррелей. При этом республике пришлось снижать добычу с гораздо более высоких уровней, чем этом было осенью позапрошлого года. Суточная добыча тогда составляла 1,7 млн баррелей, а в I квартале этого года – 1,88 млн. Практически страна должна снизить добычу более чем на полмиллиона баррелей в сутки. В итоге совокупное перепроизводство нефти в республике в первые 12 дней мая составило 3,13 млн баррелей в сутки и связано это «с инертностью отрасли», сообщил в ходе заседания комитета по мониторингу ОПЕК+, прошедшего 18 июня, министр энергетики РК Нурлан Ногаев. По его словам, компенсация невыполненного объема запланирована на август и сентябрь. Получается, что в этот период, с учетом компенсируемых объемов, суточная добыча должна упасть и вовсе до 1,26 млн баррелей.

Эксперты отмечают, что рес­публика сейчас использует старую тактику, когда пытается перенести сокращение на более поздний срок, который к тому же может совпасть с периодом проведения плановых ремонтных работ на Тенгизе, Кашагане и Карачаганаке либо на других крупных месторождениях. Аналогичным образом поступают многие экспортеры нефти, в том числе и Россия.

При этом постановление «О введении временных ограничений на пользование участками недр для средних, крупных и гигантских месторождений пропорционально экспортным объемам» правительство приняло буквально на этой неделе, 23 июня.

А как же ВВП?

Выполнение условий сделки может отрицательно отразиться на состоянии экономики респуб­лики. Финансист и экономист Мурат Темирханов отмечает, что в прошлом году в Казахстане было добыто 90,5 млн т нефти. В этом году после падения спроса в Минэнерго снизили прогноз по добыче до 86 млн т. По расчетам эксперта, если республика будет полноценно соблюдать требования ОПЕК+, то добыча должна снизиться до около 81 млн т, если не меньше. До 86 млн т добыча может снизиться в результате естественного падения производства на старых и дорогих по себестоимости месторождениях в условиях низких цен на нефть. 

С другой стороны, если мы будем выполнять требования ОПЕК+, то это нанесет двойной удар по росту ВВП. Во-первых, в марте-апреле из-за введения режима ЧП и карантинных мер половина экономики республики остановилась, что сильно отразит­ся на ВВП. «Честно говоря, я немного удивлен статистикой, которая показывает гораздо меньшее падение. В той же Европе за этот период произошло значительное падение экономик. По моим ожиданиям, в мае падение ВВП должно было быть не 1,7%, как говорят в правительстве, а гораздо больше», – поясняет Темирханов. До апреля был рост около 3%, а в апреле, наоборот, ВВП сократился на 0,2%. В мае вдруг темпы падения резко замедлились, хотя карантин был в полном разгаре. Статистические данные по падению ВВП в мае у эксперта вызывают большие сомнения.

«Во-вторых, сильно повлияют на экономику страны низкие цены на нефть и сокращение объемов ее добычи. По моей оценке, в целом по году ВВП Казахстана должен сократиться на 4%, и это с учетом того, что до конца марта у нас экономика выросла примерно на 3% в годовом выражении», – говорит Темирханов.

sokrashhenie-dobychi-pomoglo-povysit-ceny-na-neft-2.jpgФото: КМГ

Застрахованная Мексика

В целом, по данным МЭА, в мае страны – участницы соглашения ОПЕК+ сократили поставки нефти на 9,4 млн баррелей в сутки. Другие мировые производители сырья, не участвующие в сделке, с начала года снизили ежесуточную добычу на 4,5 млн баррелей. 

В начале июня члены альянса договорились продлить условия соглашения за первые два месяца еще и на июль. Решение было принято из-за сохраняющегося переизбытка сырья на рынке. По сведениям исследовательской компании Rystad Energy, в мае спрос на автомобильное топливо упал на 19,9%, до 38 млн баррелей в сутки. Тяжелая ситуация сохраняется в авиационном секторе, отмечает МЭА. Данные Международной ассоциации воздушного транспорта демонстрируют, что пассажиропоток в этом году будет почти на 55% ниже, чем в прошлом. Чтобы ускорить процесс восстановления спроса, экспортеры нефти, участники альянса приняли дополнительное соглашение. За исключением Мексики, которая решила выйти из соглашения ОПЕК+. В мае она выполнила свою квоту на 93%. В апреле, когда участники альянса обговаривали условия сделки, Мексике предложили сократить добычу на 400 тыс. баррелей. Тогда она отказалась, и часть ее квоты в размере 300 тыс. баррелей взяли на себя США.

По данным Bloomberg, правительство Мексики застраховало в американских банках свои поставки нефти по цене в $49 за баррель, поэтому она не идет на сделку с остальными производителями нефти и не ограничивает добычу. Хеджирование позволит этой стране получить около $6,2 млрд в результате падения цен на нефть в этом году. За последние 20 лет хедж защищал Мексику от каждого серьезного кризиса. В 2009 году, во время мирового финансового кризиса, когда цены на нефть также сильно упали, она получила $5,1 млрд, а при нефтяном кризисе 2015–2016 годов – $9,1 млрд.

Могут ли аналогичным образом поступить другие производители нефти, такие как Россия и Казахстан? Заместитель начальника департамента Государственной информационной системы топливно-энергетического комплекса (ГИС ТЭК) Российского энергетического агентства, эксперт «Русского гео­графического общества» (РГО) Наталья Гриб считает, что вопрос, надо ли России страховать свою добычу, дискуссионный. Потому что у нее бюджет сверстан, исходя из $42 за баррель. «И несмотря на обнуление мировых цен на нефть в апреле, у меня есть ожидания, что этот уровень рынок вернет себе уже в августе», – говорит эксперт. Она отмечает, что Россия была готова к данному спаду цен: есть фонд с запасом финансовых ресурсов, есть активные игроки, кто участвовал во всех этих играх ОПЕК+. И есть существенные политические выгоды в международных отношениях на высшем уровне.

Для Казахстана все зависит от уровня цен на нефть, заложенного в республиканский бюджет. С одной стороны, Казахстан – средний по объему игрок на мировом рынке. И страховка какой-то части добычи была бы нелишней. С другой – речь идет о довольно существенных платежах на постоянной основе страховым институтам. То есть о перекладывании на них ответственности за прогноз и всех рисков.

«Я бы сказала, что сегодня важнее модернизировать фонд скважин и применить новые технологии, позволяющие останавливать и вводить добычные скважины так же оперативно и без последствий обводнения, как это делают саудиты», – считает Наталья Гриб.

По ее словам, прямого ответа на вопрос, нужно ли Казахстану хеджировать риски, не существует. Когда ты доверяешь собственному планированию и прогнозу, то в этом нет необходимости, но если сохраняется слишком много факторов неизвестности, то можно попробовать застраховать какую-то часть.

Цены и запасы

Заключение сделки ОПЕК+ о сокращении добычи оказало положительное влияние на стоимость нефти в мае. Но ситуация на нефтяном рынке улучшилась не только благодаря сокращению добычи, но и росту потребления нефти, который произошел на фоне ослабления карантинных мер. В Китае в марте-апреле наблюдалось общее восстановление спроса, а в Индии в мае произошел резкий рост потреб­ления топлива. Об увеличении продаж нефтепродуктов объявили на неделе Великобритания и Италия. 23 июня нефть марки Brent на международных рынках продавалась уже по $43 за баррель. 

Первого мая, в первый день вступления в силу соглашения ОПЕК+, она торговалась по $26 за баррель. Стоимость WTI за этот же период выросла с $19 до 39 за бочку.

По прогнозу управления энергетической информации (EIA) Минэнерго США ежемесячные цены на Brent во втором полугодии составят в среднем $37 за баррель и вырастут до $48 в следующем году. EIA ожидает, что высокие запасы сырой нефти в хранилищах государств ограничат повышение цен в ближайшие месяцы, но по мере их сокращения в 2021 году рост цен будет увеличиваться.

В Rystad Energy считают, что общее потребление нефти восстановится не скоро. К примеру, в США в этом году спрос на нефть сократится на 2,4 млн баррелей в сутки, до 18,1 млн баррелей, что на 11,8% меньше, чем в прошлом году. В Европе суточная потребность в углеводородном сырье снизится на 2,2 млн баррелей, или до 12 млн баррелей, что на 15,6% меньше по сравнению с 2019 годом. В целом в этом году мировой спрос снизится на 11,8%, или на 11,7 млн баррелей, до 87,8 млн баррелей в сутки. При этом последствия сегодняшних сокращений добычи могут отрицательно сказаться на объемах производства нефти в будущем.

Эксперты ожидают, что глобальные расходы в нефтедобычу в этом году упадут до $383 млрд, что является самым низким показателем за последние 15 лет. По сравнению с прошлым годом затраты сократятся на 29%, или на $156 млрд. Уменьшение инвестиций в разведку и добычу приведет к снижению мировых запасов углеводородного сырья примерно на 282 млрд баррелей. Глобальные извлекаемые запасы нефти уменьшатся до 1,9 трлн баррелей.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg