2879 просмотров

Четыре инновации, которые кардинально изменят строительную индустрию

Названы главные тренды отрасли

Источник: mvrdv.nl

Строительная отрасль – один из лидеров инновационной экономики. Уже сегодня строительные конструкции печатают на 3D-принтере, здания собирают из готовых модулей, как в LEGO, с невероятной для привычных нам технологий скоростью, а проектирование осуществляется с помощью искусственного интеллекта. Мы собрали главные тренды, определяющие направления эволюции строительной индустрии, благодаря которым отрасль радикально изменится в ближайшее время. 

Модульное строительство 

Времена становления объемно-блочного домостроения остались позади. Теперь модульная технология – главное направление развития строительной индустрии. Девелоперы возводят не «картонные домики», где можно общаться с соседями через стену, а престижные отели и жилые дома, которые дадут фору кирпичным и монолитным собратьям. 

Второе название технологии – префабрикация. В этом слове заключена суть технологии: модульные блоки производят на заводе заранее, а потом, в процессе сборки дома, подвозят на стройплощадку. 

Модули – главный конструктивный элемент метода. Внешний вид и конструкция этих элементов могут быть разными: некоторые похожи на брикеты LEGO, другие представляют собой целую комнату или даже несколько помещений, причем сразу в чистовой отделке. 

Модульный метод отличается от обычных способов, так же как заводское производство от ручного труда. Цена в разы ниже, сроки в разы короче, а качество сборки – ювелирно точное благодаря идеальным условиям фабрики, где исключено воздействие погодных условий, а влияние человеческого фактора сведено к минимуму. 

Кроме того, модульное производство экологически чистое. И на модульной стройплощадке мусора практически нет по сравнению с традиционными технологиями. 

rendering-latest-2048x1206.jpgИсточник: dannyforster.com

«Модульное домостроение – это будущее отрасли. Оно позволяет строить в четыре раза быстрее и в несколько раз дешевле – сколько людей смогут получить свое долгожданное качественное жилье! И это далеко не то, что мы застали при СССР. Новые дома имеют отличные параметры звуко- и теплоизоляции. Это современное жилье», – говорит Кайрат Касканов, директор завода по индустриальному домостроению Mode X в Казахстане (холдинг BI Group). 

Лидером сборно-модульного домостроения в мире считается Швеция. История применения этой технологии здесь насчитывает более 80 лет: почти 90% домов в стране возводится по prefab-технологии. Вторая в группе лидеров Канада. Даже Япония, которая обладает сетью домостроительных автоматизированных фабрик, импортирует оттуда до 40% сборно-модульных домов.

Революция в Китае 

Миллиардер Чжан Юэ произвел революцию в строительном секторе Китая с помощью модульной технологии. После землетрясения 2008 года он разработал метод быстрой сборки сейсмостойких зданий. Его суть – в особой гибкой стали и системе одинаковых блоков. Один из домов, 57-этажную башню, компания Чжана Юэ построила всего за 19 дней. 

Дизайнерский отель 

Самый высокий в мире модульный отель появится в Нью-Йорке в конце 2020 года. Гостиничный гигант Marriott возведет 26-этажный небоскреб всего за три месяца, и это будет на треть дешевле, чем обходятся подобные здания, – $70 млн против $100 млн.

Инновации в Москве 

Всемирно известное архитектурное бюро MVRDV разработало для российского девелопера беспрецедентный проект. Многофункциональный комплекс апартаментов RED7 с дизайнерской отделкой будет возведен в центре Москвы по модульному методу в 2022 году. 

3D-печать домов 

3D-принтер – это не только must have для технологических стартапов, но и реальный инструмент строительства. И да, это не только красиво (посмотрите на видео, как дома печатают на принтерах!), но и надежно. 

Сначала разработчики создают 3D-модель, потом отправляют задание на принтер, который работает по методу экструзии: бетонную смесь выдавливают слой за слоем, она оседает – так получается стена. Печатать могут как в стенах завода, так и на самой площадке. В ходу у строителей портальные, дельта-принтеры, роботизированные и отдельный класс принтеров D-Shape, которые печатают порошковой смесью. Сегодня технологию используют в мире главным образом для создания небольших частных домов и дизайнерских элементов, но перспективы ее огромны. Как отмечает в одном из интервью «Российской газете» Ма Ихе, генеральный директор компании WinSun, печатающей дома, «3D-печать позволяет на 60% снизить использование материалов, на 70% – время и на 80% – ручной труд по сравнению с обычным процессом строительства».

Винтерфелл в 3D 

Ринат Брылин, директор Екатеринбургского цементного завода, увлекающийся 3D-печатью со студенческих лет, поселил охрану завода в реплике башни замка Винтерфелл из «Игры престолов». Ее напечатала для него компания «Спецавиа».

Офисы для Дубая 

В Дубае впервые возвели офисное здание из печатных модулей. Российско-американская компания ApisCor всего за 24 часа напечатала основу дома площадью 38 м². Власти Дубая планируют нарастить долю напечатанных на 3D-принтерах зданий до 25% к 2030 году.

BIM-проектирование 

Большинство строек выходит за рамки сроков и бюджетов, но BIM помогает победить хаос. Более того, только с помощью BIM невероятные футуристические здания становятся реальностью. BIM – метод проектирования, который учитывает все параметры, связанные со всеми этапами жизни здания. Это не просто 3D-образ – это информационная модель дома, куда заложены даже сроки, затраты, объемы и вид используемых материалов. Больше никаких ошибок сметчиков: если в модели нужно что-то поменять, автоматически обновляется вся система. BIM не является компьютерной программой, так называют сам метод подобного моделирования. В мире существует масса платформ, которые выполняют эти задачи. В развитых странах мира BIM-проектирование – обыденная практика. 

BIM и Заха Хадид 

Бюро ZahaHadidArchitects, основанное архитектором-легендой Захой Хадид, использует более десятка различных программ для BIM-проектирования зданий. Без них мы бы не увидели такие шедевры, как Центр Гейдара Алиева в Баку, оперный театр в Гуанчжоу и небоскребы SignatureTowers в ОАЭ. 

Роботы 

Отнимут ли роботы работу у людей? Безусловно, да, ведь с делами на стройплощадке они справляются гораздо лучше. Страны-лидеры, главные из которых, конечно, Китай и Япония, используют роботов для самых разных задач. Они отделывают полы, производят железобетонную арматуру, сваривают и красят, ведут безоператорную погрузку, управляют манипуляторами. 

Согласно отчету ResearchAndMarkets.com объемы глобального рынка строительных роботов будут расти с $76,6 млн в 2018 году до $166,4 млн в 2023 году. В этом объеме – самые разные устройства: полностью или частично автономные системы, принтеры для трехмерной печати, экзоскелеты, дроны, тяжелая техника и многое другое. 

На стройплощадке будущ его роботы точно станут главными героями. Фундамент дома будет создавать робот-принтер. Котлован и планировку территории будут делать роботы с GPRS-управлением основных органов – отвалом бульдозера или ковшом экскаватора. А роботы-манипуляторы будут собирать воедино модульные конструкции, подвезенные прямиком с «умных фабрик».

Дома для Марса 

В мае 2019 года NASA подвела итоги масштабного конкурса 3D-Printed HabitatChallenge по «изобретению» жилья, которое можно использовать при колонизации Марса, Луны и других планет. За три дня участники должны были построить прототип проекта с помощью роботов и 3D-принтера. Победителем стало ньюйоркское «мультипланетарное архитектурное и технологическое проектное агентство» AI SpaceFactory c проектом MARSHA высотой 4,5 метра и округлым «гуманистическим» дизайном. Этот процесс уже не остановить, весь вопрос в том, чтобы не остаться от него в стороне. Не внедряя новейшие технологии сегодня, можно навсегда остаться на обочине технологического прогресса.

banner_wsj.gif

210 просмотров

Почему энергетики потребовали повышения тарифов

Участники рынка считают, что это покроет лишь текущие затраты энергоснабжающих станций

Фото: Аскар Ахметуллин

Новые предельные тарифы на электроэнергию в Казахстане утвердило Минэнерго РК – приказ был опубликован 30 июня. По мнению участников рынка, даже после повышения тарифы покроют лишь текущие затраты энергоснабжающих станций в 2020 году. Дальнейший рост стоимости топлива и увеличение гарантированного объема закупа у производителей возобновляемой энергии может привести к новому пересмотру тарифов.

Энергетики массово подали заявки на повышение установленных предельных тарифов в апреле 2020 года – обращение о корректировке тарифа прозвучало со стороны 35 из 44 действующих энергопроизводящих организаций страны. Директор департамента развития электроэнергетики Министерства энергетики Айдос Дарибаев объяснил: хоть в октябре прошлого года было утверждено повышение предельных тарифов энергопроизводящих организаций в среднем на 15%, а тарифы на электрическую энергию в соответствии с действующим законодательством устанавливаются на семь лет, но при этом производители электро­энергии имеют право обращаться за внеочередным повышением в случае фактического увеличения затрат. И именно фактическое увеличение затрат, по словам представителя Минэнерго, стало причиной обращения о корректировке тарифа.

Дорогие источники  

«С начала 2020 года увеличились затраты на приобретение топлива на 9,9%, тарифы на электроэнергию от возобновляемых источников энергии увеличились на 9,3%, при этом объем вырабатываемой энергии от ВИЭ увеличился в два раза. Также увеличились в тарифе доли платежей в бюджет и оплаты услуг системного оператора», – перечислил все форс-мажорные обстоятельства Дарибаев. По его словам, доля затрат на топливо в себестоимости электроэнергии составляет 35% в угольной генерации и 60% – в газовой. При этом еще 11% затрат традиционных энергопроизводителей уходит на закуп у ВИЭ по очень высокому тарифу. По данным участников рынка, киловатт зеленой электроэнергии обходится им сейчас в 43 тенге, а реализовывать его конечному потребителю они вынуждены по цене, не превышающей их предельный тариф.

Для понимания разницы: максимальное значение предельного тарифа до сих пор было у ТОО «МАЭК-Казатомпром» и равнялось 11,64 тенге за киловатт-час. И если ранее традиционная энергетика страны еще справлялась с ролью спонсора альтернативной энергетики, то сейчас в совокупности с другими факторами двукратный рост объемов этих закупок стал одной из причин повышения тарифов. 

«По возобновляемым источникам у нас наблюдается ежегодный рост закупаемого объема, все станции традиционной генерации закладывают в себестоимость данные расходы. В этом году фактически доля от закупа электроэнергии от ВИЭ в себестоимости киловатт-часа достигла одного тенге, выросла с 45–50 тиын до 95 тиын – 1 тенге в структуре себестоимости одного киловатта по энергопроизводящим организациям «Самрук-Энерго»; по рынку, наверное, то же самое произошло, – говорит управляющий директор по финансам – член правления АО «Самрук-Энерго» Айдар Рыс­кулов. – Вторая равнозначная причина – рост цен на топливо и рост стоимости его транспортировки. Основной поставщик энергетического угля – это «Богатырь Комир». В силу того, что он также находится в портфеле «Самрук-Энерго», мы в прошлом году согласовали повышение на 9,9%, в структуре затрат оно дало 2% роста себестоимости киловатта – это, грубо говоря, до 50 тиын», – добавил он.

В результате повышения этих составляющих многие электростанции стали работать в убыток: по словам директора ТОО «Степногорская ТЭЦ» Валерия Донцова, при установленном для его станции предельном тарифе 7,1 тенге за кВт*ч по факту себестоимость вырабатываемой электроэнергии перевалила за 8 тенге. Энергетикам при этом надо индексировать зарплату своему персоналу, поскольку отрасль и так испытывает кад­ровый голод: ее предприятия просто неконкурентоспособны на региональных рынках труда. «У нас на станции средняя зарплата составляет 117 тыс. тенге при средней зарплате в отрасли в 191 тыс. тенге и при зарплате на промышленных предприятиях региона свыше 200 тыс. тенге, – говорит Донцов. – Как можно удержать людей при такой разнице, если мы еще и в убыток себе работаем последние полгода?».

На модернизацию все еще не хватает

Минэнерго согласовало увеличение предельных тарифов энергопроизводящих организаций в среднем на уровне 16%, что в IV квартале 2020 года обернется для конечного потребителя прибавкой в 200 тенге в месяц к текущим счетам. При этом, по словам экспертов, нынешнее повышение тарифов позволит станциям лишь выйти в ноль по расходам в текущем году, а вот решить проблему износа оборудования станций на 60% оно не поможет. С модернизацией генерирующих мощностей в стране вообще сейчас все достаточно сложно, констатирует первый заместитель генерального директора АО «Центрально-Азиатская Электроэнергетическая Корпорация» Дюсенбай Турганов.

«Как известно, тариф на элект­роэнергию с 2019 года поделен на две составляющие с вводом рынка электрической мощности, – напоминает Турганов. – Предполагалось, что для инвестиций будет использоваться тариф на мощность, который изначально должен был составить 700 тыс. тенге/МВт*мес., которого было явно недостаточно для выполнения инвестиционных программ. В итоге данный тариф был утвержден в размере 590 тыс. тенге/МВт*мес., что только усугубило ситуацию. Решение о применении нулевой рентабельности окончательно могло поставить крест на будущем электроэнергетики страны, учитывая, что многие энергокомпании для реконструкции и модернизации оборудования брали большие кредиты, которые нужно выплачивать, при этом средств для инвестиционных программ практически нет», – добавляет он.   

По словам управляющего директора по развитию и продажам – члена правления АО «Самрук-Энерго» Марата Улданова, страна нуждается не только в модернизации действующих, но и в вводе новых мощностей традиционной генерации. 

Потребление электроэнергии в Казахстане ежегодно вырастает на 3–5%, по 3 млрд кВт*ч.  «Сейчас генерирующие мощности покрывают этот рост, но пиковые часы потребления, с 18.00 до 22.00, когда оно вырастает на 30% от нормы, нам уже покрывать тяжело – у нас уже не хватает резервов в Казахстане. И нет денег, чтобы создать эти резервы», – отмечает Улданов. Он напоминает, что в 2024 году на Экибастузской ГРЭС будет запущен новый блок в 500 мВт, в 2027 году там же произойдет запуск еще одного такого блока. Каждый из них по году способен будет производить 2,5 млрд кВт*ч, то есть при нынешних темпах роста потребления Казахстану необходимо вводить по одному такому блоку ежегодно. А его стоимость колеблется от 90 млрд тенге (при имеющейся инфраструктуре) до 300 млрд тенге (при строительстве с нуля). Очевидно, что таких денег нынешний тариф энергетикам не даст, но без нынешнего повышения станции стали бы использовать свои доходы, получаемые на рынке мощности и предназначенные для модернизации на покрытие своих текущих затрат, отмечает независимый эксперт Ануар Кошкарбаев.

«Текущее повышение тарифов не есть решение всех проблем станций, которые имеются сегодня, – это лишь восстановление тех условий работы станций, когда их тарифы на электро­энергию позволяют им полностью покрывать свои затраты на ее производство, – отмечает эксперт. – Но тут надо понимать, что без таких мер мы через три-четыре года можем прийти к той же ситуации, которая была в 2008 году, когда в энергосистеме из-за длительной нехватки средств у станций назревал дефицит мощности. Что было после 2008 года, мы все помним: была оперативно принята программа «предельных тарифов», которые начали резко расти, – иного выхода уже не было. Так что рост тарифов будет и дальше, сомнений нет, ведь расширение мощностей требует еще больше инвестиций, просто сейчас еще есть возможность прийти к этому росту постепенно», – заключает он.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg