Перейти к основному содержанию

3611 просмотров

Проект ВОЛС сотрет цифровую грань между городом и деревней

Широкополосный доступ к сети интернет даст новые возможности селу

Строительство волоконно-оптических линий связи в Казахстане, которым сейчас занимается АО «Казахтелеком» в рамках государственно-частного партнерства, приведет к появлению в казахстанской глубинке новых сервисов, способных резко изменить их жизнь.

Одним из индикаторов государственной программы «Цифровой Казахстан» является перевод 80% государственных услуг в электронный формат. На практике это означает, что получать различные справки, разрешительные и регистрирующие документы человек сможет с помощью смартфона, не тратя время на походы в ЦОНы. Но это в городе, в сельской же местности для получения этих услуг жителям приходится не то, что ходить в местный акимат – ехать за ними в райцентр или даже в ближайший город.

DSC_4305.jpg

Проблему отставания сельских населенных пунктов от города в Казахстане в плане цифровизации (при общем росте, количество пользователей сети интернет составляет с 74% до 81,3% от общего количества населения в 2018 году, а в сельской местности этот показатель едва приближается к 70%) государство намерено решить с помощью реализующегося с 2018 года проекта по строительству волоконно-оптических линий связи. АО «Казахтелеком» до 2021 года протянет оптоволокно к 826 сельским населенным пунктам: суммарно с уже имеющими такой вид связи 1 200 селами страны широкополосным доступом будет обеспечена треть казахстанских деревень.

Приход в сельскую глубинку интернета, прежде всего, изменит традиционный сельский бизнес, сделав его более эффективным и рентабельным. Сейчас в республике активно внедряются механизмы электронных торговых площадок, в том числе – и в агропромышленном секторе. Еще в 2010 году в Казахстане презентовали электронную торговую площадку www.е-agrotrade.kz, воспользовавшись которой производители и потребители сельскохозяйственной продукции имеют возможность оперативно найти бизнес-партнера в любом уголке Казахстана.

~0065330.jpg

Однако ее возможностями на данный момент могут пользоваться далеко не все сельские производители, поскольку для работы в этой системе требуется устойчивый доступ к интернету, с которым во многих селах Казахстана до нынешнего дня существуют проблемы. Между тем, учитывая специфику сельскохозяйственной продукции, некоторые виды которой не могут долго храниться, вопрос оперативного ее сбыта является для производителя зачастую без преувеличения вопросом жизни и смерти – вопросом нормальной работы или банкротства.

Еще одна сфера, в которой наличие широкополосного доступа становится критически важным для казахстанского села, это медицина. Эксперты во всем мире давно установили, что успешность лечения тяжелых заболеваний зависит от того, на какой стадии это заболевание было диагностировано – чем раньше, тем больше шансов на полное исцеление пациента. Но требовать от акушерско-фельдшерских пунктов большинства сел точной диагностики с их минимальным оборудованием и уровнем квалификации местных работников здравоохранения просто нереально.

~6999311.JPG

Широкополосный доступ же позволяет прибегнуть к услугам телемедицины – дистанционного врачебного консилиума местного медика с ведущими специалистами из крупных медицинских центров страны, повысить за счет этого количество выявления у сельчан тяжелых заболеваний на ранней стадии и, в конечном счете, продлить их жизнь. Наконец, широкополосный доступ в интернет даст возможности сельским школьникам обучаться по тем же программам и получать тот же объем знаний, которыми пользуются их городские сверстники – и в конечном счете повысит их конкурентоспособность на рынке труда, когда они повзрослеют.

Это только те новые возможности широкополосного доступа и проекта ВОЛС для сельчан, которые лежат на поверхности, на деле же распространение качественного высокоскоростного интернета в казахстанской глубинке имеет множество аспектов, связанных с проникновением в жизнь казахстанского села новых технологических укладов.

«Сейчас все ведущие телекоммуникационные компании связывают свое будущее с внедрением абсолютно новых стандартов и услуг, к примеру, 5G и «интернет вещей», – отмечает глава агентства стратегических коммуникаций «Khalykbergen», эксперт Нуркен Халыкберген. – Но для всего этого нужна надежная инфраструктура, которая позволяет обеспечить высокий уровень бесперебойности сигнала, а по этому показателю с волокном пока не сравнится ни одна из существующих технологий», – подчеркивает он.

Нуркен Халыкберген_фото.jpg

Нуркен Халыкберген

Пример Казахстана, решившего связать оптико-волоконными линиями всю страну, вдохновил на аналогичную программу и соседнюю Россию, где уровень цифрового неравенства между городом и деревней в силу масштабов территории еще выше: в российской глубинке вдвое меньше пользователей сети интернет, чем в городах этой страны. Там с помощью ВОЛС пытаются решить еще и фискальную проблему: подсадить сельское население на интернет-банкинг и онлайн-платежи, который позволит полностью собирать налоги с бизнеса, поставляющего сельчанам товары и услуги.

Но темпы реализации проекта ВОЛС в России все же несколько медленнее, чем в Казахстане – опять же, в силу масштабов программы: соседи планируют создать инфраструктуру для полного охвата широкополосным доступом к 2024 году, АО «Казахтелеком» же уже в этом году подключит к ВОЛС более 600 отдаленных аулов, а в следующем году завершит строительство инфраструктурной сети, проведя оптоволокно еще в 200 населенных пунктов. Таким образом, широкополосным доступом будут обеспечены более 2 тыс. казахстанских сел из 6 тыс. сельских населенных пунктов, существующих в республике. А в дальнейшем с помощью технологий радиосигнала с базовых станций, установленных в этих 2 тыс. сел, широкополосным доступом можно будет охватить еще 3-3,5 тыс. аулов – то есть обеспечить практически стопроцентное покрытие.

По этому пути в дальнейшем намерены пойти и россияне  – «Ростелеком» установит в селах Wi-Fi-точки, которые будут передавать данные со скоростью до 10 Мбит/с. Но в Казахстане это разворачивание сети завершится раньше: по мнению заместителя председателя Комитета телекоммуникаций министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Зульфии Худайбергеновой, казахстанские сотовые операторы начнут использовать построенную «Казахтелекомом» базу сразу по завершении проекта в 2020 году.

«Проект ВОЛС даст возможность операторам сотовой связи устанавливать свои базовые станции и предоставлять услуги связи 3G и 4G в близлежащих селах», – отмечает Худайбергенова.

Стоит особо отметить, что проект ВОЛС является сервисным: «Казахтелеком» не только построит линии связи, но и будет обслуживать их в течение 14 последующих лет. При этом рентабельность проекта подтверждается вхождением в состав финансирующих его организаций Банка Развития Казахстана, достаточно жестко оценивающих всех своих заемщиков и требует от них выполнения обязательств по реализации финансируемых проектов четко в срок.

«Ранее мы уже сотрудничали с Банком развития Казахстана, тогда нам удалось успешно реализовать проект по развертыванию сети 4G вместе с нашей дочерней компанией ТОО «Мобайл Телеком-Сервис». Сегодня перед нами стоит еще более масштабная задача – обеспечение отдаленных сел высокоскоростным интернетом, и компания эту  задачу выполнит в полном объеме и в  соответствии с утвержденным графиком», – подчеркивает председатель правления АО «Казахтелеком» Куанышбек Есекеев.

 

Есекеев К.Б._интервью.JPG

Куанышбек Есекеев.

Благодаря проекту ВОЛС будет обеспечен доступ к высокоскоростному интернету почти 2,5 млн жителей отдаленных сел страны, до конца следующего года АО «Казахтелеком» построит порядка 15 тыс. км волоконно-оптических линий связи для обеспечения интернетом 2 496 государственных органов и бюджетных организаций в 828 селах страны. В настоящее время компания подключила к волоконно-оптическим линиям связи государственные учреждения в селах Алматинской, Актюбинской, Восточно-Казахстанской, Жамбылской, Западно-Казахстанской, Карагандинской, Кызылординской, Павлодарской и Туркестанской областей.

1538 просмотров

Крупнейшие нефтяные компании мира теряют деньги

Chevron, ExxonMobil и Shell почти одновременно отчитались об итогах деятельности за прошедший год и единогласно констатировали резкое сокращение доходов

Фото: Shutterstock

Слабый рост глобальной экономики и падение спроса на нефтепродукты не позволили нефтяным гигантам подтянуть прибыль даже до уровня предыдущего года.

К примеру, Chevron в сегменте «разведка и добыча» получил прибыль в пять раз меньше, чем за предыдущий год – $2,5 млрд, а в переработке и сбыте – $2,4 млрд (-34% к 2018 г.). Общая выручка за год уменьшилась на 11%, а чистая прибыль концерна сократилась в пять раз: с $14,8 млрд в 2018 году до $2,9 млрд в 2019-м. При этом среднегодовая добыча нефти в компании выросла на 4% – до 3,06 млн баррелей в сутки.

Падение прибыли в компании прежде всего связывают со снижением стоимости и списаниями активов на $10,4 млрд в проектах по добыче сланцевого газа в бассейне Appalachia в США, по производству сжиженного попутного газа в Kitimat в Канаде и нефтяном проекте Big Foot в Мексиканском заливе. Chevron пересмотрел свои планы и сокращает финансирование проектов по производству газа и сосредоточится на глубоковод­ных проектах в Мексиканском заливе, на сланцевых активах в Permian и увеличении добычи на Тенгизе. Капитальные затраты корпорации на развитие производства в 2020 году составят $20 млрд. «Мы считаем, что наилучшее использование нашего капитала – это инвестиции в наши наиболее выгодные активы», – объясняет действия компании председатель совета директоров и генеральный директор Chevron Майкл Вирт.

В Казахстане американской компании принадлежит 50% доли в ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), разрабатывающем Тенгизское и Королевское месторождения с общими разведанными запасами в 3,4 млрд т. Помимо этого Chevron имеет 18% доли участия в проекте по разработке Карачаганакского газоконденсатного месторождения, где оператором выступает «Карачаганак Петролиум Оперей­тинг» (КПО), владеет 15% акций АО «Каспийский трубопроводный консорциум» (КТК), эксплуатирующее нефтепровод «Тенгиз – Новороссийск» протяженностью более 1,5 тыс. км.
Другой участник Тенгизского проекта – американская ExxonMobil, правда, с долей намного ниже – в 25%, также объявила о снижении доходов.

Чистая прибыль нефтяной компании в 2019 году по сравнению с предыдущим упала на 31,2%, до $14,3 млрд. Прибыль в сфере разведки и добычи выросла на 2,6%, но в переработке и сбыте сократилась в 2,6 раза. Потери в основном связаны со снижением маржи на промышленное топливо, которое произошло из-за сезонных падений спроса на этот продукт и увеличения предложения на рынке. Кроме того, в IV квартале стало больше планового техобслуживания неф­теперерабатывающих заводов (НПЗ), включая капремонты на семи НПЗ компаний, расположенных в США, Австралии, Великобритании, Канаде и Таиланде.

В Казахстане ExxonMobil также имеет долю (16,81%) в Северо-Каспийском проекте (СКП), в рамках которого разрабатываются четыре морских месторождения, в том числе и Кашаган.

Еще один крупный участник казахстанской нефтянки – англо-голландская Shell объявила о снижении чистой прибыли по итогам прошедшего года на 32%, до $15,8 млрд. В разведке и добыче прибыль компании упала на 38%, а в переработке и сбыте – на 17%. Сокращение доходов в концерне связывают с низкими ценами на нефть. Если в 2018 году компания продавала свою нефть в среднем по $71 за баррель, то в 2019-м цена упала до $64. Кроме того, низкие темпы роста глобальной экономики, дисбаланс спроса и предложения оказали отрицательное влияние на маржинальность продуктов нефтепереработки и нефтехимии. При этом в Shell уверены, что в ближайшем будущем начнут приносить прибыль активы, которые ранее были проинвестированы компанией. Одним из таких активов является Кашаганский проект, где компания имеет долю в 16,81%. В Казахстане Shell также участвует в разработке Карачаганакского месторождения (29,25%), имеет долю (55%) в проекте «Жемчужина» – лицензионном участке, расположенном на шельфе Каспия. В октябре прош­лого года концерн отказался от совместного с NCOC освоения месторождений Хазар и Каламкас-море. По заявлению Shell проект был признан «недостаточно конкурентным по отношению к другим проектам в глобальном портфеле инвестиций концерна». По некоторым сведениям, стоимость разработки этих двух месторождений оценивалась в $4 млрд. 

Прошедший год для всех трех нефтяных гигантов стал финансово неудачным в основном из-за низких цен на углеводородное сырье и снижение спроса на неф­тепродукты.

0001 (2)_1.jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif