Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


5846 просмотров

Кто заплатит за «открытое небо» Казахстана

Плюсы и минусы всех девяти категорий свободы воздушного сообщения

Фото: Skycolors

В начале октября сначала министр индустрии и инфраструктурного развития РК Бейбут Атамкулов, а затем и президент страны Касым-Жомарт Токаев объявили о необходимости внедрения режима «открытого неба» в казахстанских аэропортах. 

Что это такое и в чем плюсы и минусы всех девяти категорий свободы воздушного сообщения – в материале «Курсива». 

Те, кто летал из Казахстана в Индию или страны Юг-Восточной Азии, наверняка задавались вопросом: «почему самолет в Дели или Бангкок летит не по прямой линии, а делает крюк через Афганистан, Пакистан и даже через Иран?» Дело вовсе не в высоте горных хребтов Гималаев или Тибета, над которыми может быть проложен наиболее оптимальный по времени и стоимости авиамаршрут. Большинство современных авиалайнеров уже давно способно летать на высоте более 11 тыс. метров. Таких маршрутов нет из-за особой позиции Китая. Официальный Пекин не подписывает Чикагское соглашение о транзитных полетах от 7 декабря 1944 года (IASTA), отдавая предпочтение двусторонним соглашениям между авиакомпаниями и странами их приписки с китайскими авиационными властями.

300 млн евро за право летать

Аналогичную политику проводят еще несколько территориально важных для гражданской авиации стран. Среди них особо выделяются Индонезия, Бразилия, Канада, Россия и Саудовская Аравия, которые жестко контролируют свое небо и взимают значительную плату с иностранных авиакомпаний за разрешенные транзитные полеты над своей территорией. К примеру, за привилегию летать над Россией одни только европейские авиаперевозчики ежегодно выплачивают по 300 млн евро. Все вышеперечисленные страны, а также соседи Казахстана по региону – Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан – не соответствуют даже первой степени свободы воздушного сообщения. Ведь она предусматривает уведомительный характер беспосадочного транзитного полета воздушных судов зарубежных авиакомпаний.

Всего в гражданской авиации различают девять степеней, или категорий, «открытого неба», из которых пять являются основными, а оставшиеся четыре считаются расширенными дополнениями. 

Вторая степень свободы воздушного сообщения при полете через территорию страны, подписавшей соответствующий пункт соглашения IASTA, дает право зарубежной авиакомпании осуществлять дозаправку и техническое обслуживание в заранее определенном транзитном аэропорту. Без высадки пассажиров и перемещения грузов. Примером является сезонный рейс Киев – Гонконг – Киев, который еще в прошлом году выполнялся украинской авиакомпанией SkyUp с остановкой на дозаправку в международном аэропорту Алматы. Поскольку маршрут соответствовал второй категории «открытого неба», пассажиры оставались на своих местах, а билеты на рейс в авиа­кассах Казахстана не продавались ни в сторону Гонконга, ни в сторону Киева. 

Свобода по согласию 

 

Третья и четвертая категории свободны воздушного сообщения в целом хорошо известны авиапассажирам из Казахстана. Они предусматривают право отечественных авиакомпаний выполнять регулярные рейсы из аэропортов Казахстана в другие страны и возвращаться обратно. По взаимной договоренности то же самое право получают и зарубежные авиаперевозчики, обслуживая маршруты в города нашей страны. Пример – авиасообщение между Казахстаном и Турцией. Сезонные и регулярные рейсы в Стамбул и Анталью выполняют как казахстанские авиакомпании – SСAT и Air Astana, так и турецкие авиаперевозчики – Pegasus Airlines, Turkish Airlines и Atlas Global. Есть соответствующие третьей и четвертой степени «открытого неба» и рейсы без наличия конкурирующих авиакомпаний. Речь идет о рейсах Belavia из Минска в Алматы и Нур-Султан, Mahan Air из Тегерана в Алматы и обратно или Air Astana из Алматы и Нур-Султана в Тбилиси. 

65146514.jpg

Помаши ручкой 

Пятая степень «открытого неба», которую и предлагается внедрить в аэропортах Нур-Султана, Алматы, Шымкента, Караганды, Кокшетау, Павлодара, Петропавловска, Семея, Тараза и Усть-Каменогорска, вызывает серьезные опасения у авиаперевозчиков страны, подписывающих соответствующий пункт IASTA. Тревога возникает отнюдь не на пустом месте. Введение пятой категории в отдельно взятой стране позволяет авиаперевозчикам из-за рубежа формировать так называемые многослойные международные рейсы с обслуживанием пассажиров трех и более стран. Правда, с обязательным возвращением воздушного судна в аэропорт своей приписки. Например, известная бюджетная авиакомпания Wizz Air может делать не прямой рейс Будапешт – Нур-Султан – Будапешт, как сейчас, а, скажем, Будапешт – Киев – Нур-Султан – Киев – Будапешт. 

Возможно появление многослойного маршрута и по направлению на Юго-Восточную Азию, если крупнейший лоукостер из Малайзии Air Asia примет предложение властей Казахстана наладить авиасообщение с нашей страной. В этом случае маршрут Куала-Лумпур – Дели – Сингапур – Дели – Алматы – Дели – Сингапур – Куала-Лумпур перестает выглядеть фантастичным, особенно с учетом того, что продажа авиабилетов на него допускается на каждом отдельном отрезке рейса. Хотите – летите из Алматы в Дели, хотите – из Сингапура в Куала-Лумпур или в Алматы. 

Появление на популярных международных маршрутах таких авиакомпаний, как Wizz Air или Air Asia, располагающих авиапарками в 110 и 96 воздушных судов средним возрастом чуть более пяти лет, почти наверняка поставит крест на развитии ведущих авиаперевозчиков Казахстана – авиакомпаниях Air Astana и SCAT. В отличие от конкурентов из Венгрии и Малайзии флот авиакомпании Air Astana вместе с «дочкой» Fly Arystan состоит из 33 самолетов средним возрастом почти в семь лет, а парк авиакомпании SCAT и дочерней Sunday Airlines – из 25 авиалайнеров, средний возраст которых 23 года. Нельзя исключать вероятности активного появления в аэропортах Казахстана с их пятой степенью «открытого неба» и авиакомпаний из России, Китая и Турции.

Многослойные маршруты от зарубежных авиаперевозчиков почти наверняка снизят на 30, 50, а в ряде случаев и на 70% стоимость авиабилетов на международных направлениях. Это на 100% понравится большинству граждан Казахстана. Как долго такое ценовое предложение просуществует – год или три, – зависит от конкурентоспособности отечественных авиакомпаний. Опыт Армении и Канады показывает: потеряв из-за демпинга зарубежных авиаперевозчиков популярные международные маршруты, местные авиакомпании либо банкротятся, либо будут вынуждены переключаться на обслуживание внутренних рейсов с повышением стоимости билетов. При таких обстоятельствах обеспокоенному ростом цен на внутренних направлениях правительству приходится соглашаться на предоставление зарубежным авиаперевозчикам от шестой до девятой степени «открытого неба». А цены на международные авиаперевозки, если нет достаточного пассажи­ропотока, могут вернутья на прежний уровень или даже вырасти на 20–30%.

Свободный вход 

Согласно шестой степени свободы воздушного сообщения иностранные авиакомпании получают право обслуживать комбинированные маршруты, которые осуществляются по внутренним маршрутам другой страны, но имеют конечный пункт в аэропорту своей страны по нетехническим причинам. К примеру, если в Казахстане дойдут до шестой категории «открытого неба», то велика вероятность появления рейса Саратов – Нур-Султан – Алматы – Нур-Султан – Саратов от одной из российских авиакомпаний; билеты на такой рейс можно будет приобрести на каждый отдельный отрезок маршрута. 

Седьмая степень свободы воздушного сообщения предоставляет иностранным авиакомпаниям право осуществлять международные перевозки без завершения маршрута в своей стране. Свежий пример – чуть больше месяца назад Министерство транспорта России в качестве исключения из правил объявило о предстоящем предоставлении санкт-петербургскому аэропорту Пулково седьмой степени свободы воздуха. К концу сентября о своих намерениях выполнять рейсы из Санкт-Петербурга в 33 страны мира объявили лоукостеры Wizz Air из Венгрии, ирландская Ryan Air и британская EasyJet. Появилась информация о планах открыть рейс Санкт-Петербург – Нью-Йорк и от авиакомпании Air Astana. Если «седьмую свободу» в итоге получат и казахстанские аэропорты, то из Алматы в Москву можно будет летать не только российскими и казахстанскими авиакомпаниями, но и авиаперевозчиками из Венгрии, Ирландии, Малайзии или Индии. 

Восьмая категория «открытого неба» позволяет зарубежным авиаперевозчикам одним воздушным судном обслуживать внутренние маршруты в другой стране, а после конечной остановки отправить этот борт по международному направлению новым рейсом. Допустим, в Казахстане появилась восьмая свобода воздуха, тогда вполне реальна ситуация, при которой зарегистрированный в Болгарии или Польше авиалайнер сначала доставит пассажиров из Шымкента в Актау, а спустя несколько минут вылетит в Софию или Варшаву. Девятая категория «открытого неба» дает право иностранным авиакомпаниям без каких-либо ограничений обслуживать рейсы по внутренним маршрутам другой страны, практически не задумываясь о возвращении в аэропорт своей постоянной прописки. 

Напрямую через Китай

Введение режима пятой степени свободы воздуха даст казахстанцам возможность за меньшую сумму и намного быстрее летать в Бангкок, Куала-Лумпур или Сингапур. Правда, произойдет это только в том случае, если такие крупнейшие китайские авиакомпании, как Hainan Airlines (237 самолетов в эксплуатации), Air China (421 самолет), China Eastern Airlines (552 самолета) или China Southern Airlines (621 самолет), сочтут целесообразным для себя освоение казахстанских аэропортов. Что касается российских, венгерских, малазийских или таиландских авиаперевозчиков, то им, как и сейчас, придется делать крюк через Иран и страны Персидского залива, поскольку Китайская Народная Республика ни при каких условиях не собирается открывать свое небо.


1 просмотр

Низкие цены на комуслуги в Казахстане препятствуют производству природного газа

Как повысить цены, не рассердив население?

Фото: Oil and Gas Photographer

Правительство Казахстана озадачено сложным вопросом. С одной стороны, республике нужно обеспечить население недорогим голубым топливом, с другой – необходимо стимулировать производство природного газа, для чего надо повысить закупочную цену для добывающих компаний.

В Казахстане одни из самых низких цен на коммунальные услуги, в частности, на газоснабжение и электроэнергию – 3% от среднего семейного дохода. Это значительно меньше, чем в странах Европейского союза, где аналогичный показатель составляет 23%. В России, к примеру, на комуслуги тратят в среднем 5–8% семейного дохода, в Индии – 10–12%, в Азербайджане и Турции – от 8 до 10%. В перспективе низкие цены на газ могут привести к проблемам с инвестициями в производство газа. К такому мнению пришли эксперты исследовательской компании IHS Markit, подготовившие для Ассоциации «Kazenergy» Национальный энергетический доклад 2019 года.

Добыча: сегодня и в будущем

По данным IHS Markit, в 2018 году всего в Казахстане было добыто 55,5 млрд куб. м газа, из них 34%, или 19,1 млрд куб. м, ушло на обратную закачку, а 36,4 млрд куб. м – на продажу. Из коммерческих объемов 19,4 млрд куб. м были экспортированы, а 17 млрд куб. м – реализованы на внутреннем рынке.

Коммерческие объемы добычи на месторождении Кашаган в прошлом году составили 5,46 млрд куб. м, на Тенгизе – 9,2 млрд куб. м, на Карачаганаке – 10,3 млрд куб. м.

Эксперты прогнозируют, что к 2040 году валовая добыча газа в стране вырастет на 52%, до уровня 84,4 млрд куб. м в год. Но коммерческие объемы при этом увеличатся лишь на 3,6% – до уровня 38 млрд куб. м в год, что объясняется высокой потребностью в обратной закачке газа.

С 2018 по 2040 год 95% прироста добычи придется на Кашаган, 2% – на Тенгиз. А вклад месторождения Карачаганак в валовую добычу снизится на 1%. При этом коммерческие объемы добычи газа на месторождении не изменятся – около 9,5 млрд куб. м в год. На Тенгизе они будут находиться на уровне порядка 9,5 млрд куб. м в год до 2035 года, после чего снизятся до 8,5 млрд куб. м к 2040 году.

Еще одним потенциальным источником прироста добычи может стать реализация новых проектов на Каспии.

2_60.png

Газоснабжение, электроэнергия и переработка

По прогнозу IHS Markit, в период до 2040-х годов включительно спрос на газ на внутреннем рынке будет удовлетворяться как за счет казахстанских объемов, так и за счет импорта. В 2018 году в приграничные регионы Казахстана из России и Узбекистана было импортировано 7 млрд куб. м газа. В результате внутреннее потребление достигло 24 млрд куб. м.

По сведениям аналитиков, в балансе первичных энергоресурсов Казахстана доля газа составляет всего 21%. На нефть приходится 18% генерации электроэнергии. 59% спроса на энергоресурсы удовлетворяется за счет угля. 

В основном, газ потребляют на западе страны. На севере и востоке чаще всего используется уголь. На юге – как уголь, так и газ.

Половина поставляемого на внутренний рынок газа применяется для производства электроэнергии, 36% потребления занимает жилищно-коммерческий сектор, 14% – промышленность.

К 2040 году доля электроэнергетики в конечном потреблении газа останется на уровне около 50%, хотя объем потребления газа в электроэнергетике при этом вырастет примерно до 13,5 млрд куб. м в результате ввода в эксплуатацию новых генерирующих мощностей. Доля жилищно-коммерческого сектора в потреблении газа снизится с 1/3 до 1/4, а доля промышленности вырастет с 14 до 25%.

К 2030 году газоснабжением будут охвачены 1,6 тыс. населенных пунктов, или 56% населения республики. Сейчас доступ к природному газу имеют 10 областей и два города республиканского значения – Алматы и Шымкент, или 49,7% населения республики.

В 2015 году, с завершением строительства газопровода Бейнеу – Бозой – Шымкент (ББШ), все основные магистральные газопроводы Казахстана объединены в единую газотранспортную систему.

На сегодня АО «КазТрансГаз» (КТГ) управляет магистральными газопроводами общей протяженностью более 19 тыс. км и газораспределительными сетями протяженностью более 48 тыс. км.

Отдельно необходимо отметить потребность в газе будущих газоперерабатывающих заводов. Только газохимический комплекс в Атырауской области будет потреблять ежегодно 7 млрд куб. м газа. Сухой газ с Тенгизского месторождения будет подаваться в установку сепарации газа для получения этана и пропана, необходимых для производства олефинов.

На первом этапе, к концу 2021 года, построят завод по производству полипропилена мощностью 550 тыс. т в год. Второй этап предусматривает строительство завода по производству полиэтилена с двумя линиями мощностью по 625 тыс. т в год каждая. Также планируется строительство установки парового крекинга для производства этилена мощностью 1,25 млн т в год. Строительство завода начнется в 2021 году, а ввод в эксплуатацию намечен на 2025 год.

В стадии разработки проект газохимического комплекса по производству полиолефинов в Актюбинской области. По данным IHS Markit, в январе 2018 года китайская компания Tianjin Bohai Petrochemical подписала соглашение о сотрудничестве по проекту с акиматом Актюбинской области.

Согласно этому документу, к 2021 году планируется запуск установок по производству метанола мощностью 1,8 млн т в год, олефинов мощностью 300 тыс. т в год, а также еще двух установок мощностью по 300 тыс. т в год для производства полиэтилена и полипропилена. В качестве сырья могут быть использованы газоконденсатные жидкости, поступающие с газоперерабатывающего завода АО «СНПС-Актобемунайгаз».

По данным Национального энергетического доклада 2019 года, подготовленного для Ассоциации «Kazenergy», еще один химический комплекс, стоимостью около $2,7 млрд, планируется построить в Мангистауской области. Это будет совместное предприятие казахстанского АО «КазАзот» (39%) и китайской компании Inner Mongolia Berun Holding Group (61%). Ежегодная мощность производства составит 1 млн т метанола, 1,2 млн т азотных удобрений и 600 тыс. т олефинов. 

Однако, компания "КазАзот" сообщила что еще в 2018 году получила отказ от китайской компании Inner Mongolia Berun Group по проекту газохимического комплекса по инвестированию проекта «Создание газохимического комплекса». В настоящее время продолжается поиск новых инвесторов.

1_59.png

Где взять газ?

Между тем наравне с предполагаемым ростом внутреннего спроса в стране прогнозируется снижение производства газа. По утверждению экспертов, более половины добываемого в Казахстане газа составляет попутный газ, значительная часть которого с высоким содержанием серы, что «требует дорогостоящей подготовки и дополнительных мер для обеспечения безопасного хранения, утилизации и монетизации больших объемов удаленной серы».

По данным IHS Markit, цены, которые платят недропользователям за газ, «на порядок» ниже себестоимости добычи. Эксперты поясняют, что эти цены не регулируются в административном порядке, а устанавливаются индивидуально путем переговоров между производителями и покупателями, прежде всего, КТГ, за которым закреплены монопольные полномочия, предполагающие наличие преимущественного права на приобретение попутного газа.

В середине 2018 года средняя цена на газ, выплачиваемая казахстанским производителям, составляла 14,5 тыс. тенге за 1 тыс. куб. м. В мае 2019 года за тот же объем давали 14,3 тыс. тенге.

«Этого может оказаться достаточно для покрытия себестоимости сухого газа с небольшой глубиной залегания, но не хватает для покрытия себестоимости жирного попутного газа с высоким содержанием серы, который необходимо извлечь, подготовить и транспортировать к месту подачи в газопровод», – поясняют эксперты.

По их мнению, пока цены на газ и другие энергоресурсы остаются искусственно заниженными, решение назревших проблем, стоящих перед энергетическим сектором – таких как обеспечение необходимых сумм инвестирования в электроэнергетику и увеличение коммерческих объемов предложения газа – будет «откладываться на потом».

При этом, по данным IHS Markit, при более внимательном изучении финансовых показателей КТГ выясняется, что компания несет убытки от своего основного вида деятельности – реализации газа казахстанским потребителям. В 2014–2018 годах потери компании от операций на внутреннем рынке составили 200 млрд тенге. А за первое полугодие 2019 года убытки КТГ достигли 63 млрд тенге. Несмотря на это совокупный чистый доход от деятельности компании в целом вырос на 100 млрд тенге, увеличившись на 140% в годовом исчислении.

«По сути компания выходит в плюс благодаря международным поставкам природного газа, включая транзит третьих лиц, а также экспорту газа», – отмечают эксперты.

Наибольшее влияние на стоимость газа для конечных потребителей оказывает антимонопольное ведомство, считают эксперты. По их мнению, комитет руководствуется не столько энергетической политикой как таковой, сколько более общими макроэкономическими соображениями.

Основным фактором, определяющим подход ведомства к формированию цен на газ, является заданный правительством целевой показатель инфляции.

3_47.png

Проблемы общего рынка ЕАЭС

Тем временем государства – члены Евразийского экономического союза (ЕАЭС) – Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия – договорились к 2025 году создать общий рынок природного газа, нефти и нефтепродуктов. 

По сведениям IHS Markit, общий рынок газа ЕАЭС призван создать условия для эффективной торговли на недискриминационной основе, обеспечить обмен информацией о потреблении, добыче, транспортировке и поставке природного газа, а также повысить прозрачность ценообразования.

Кроме того, рынок должен обеспечить возможность беспошлинных поставок газа, поддержание рыночных цен, предполагающих коммерческую рентабельность продаж газа на общем рынке, а также принятие странами-участницами согласованного решения о переходе на равнодоходные цены на газ на территории государств ЕАЭС.

По мнению экспертов, на практике создание общего рынка газа, к которому в течение вот уже многих лет стремится ЕС, потребует основательной либерализации и тщательного согласования политики.

«При этом для Казахстана задачи гармонизации выльются в серьезные сложности, поскольку в стране сохраняется высокий уровень регулирования внутренних цен на газ и внутреннего рынка в целом», – считают в IHS Markit.

К примеру, для гармонизации цен с Ямало-Ненецким автономным округом России к 2025 году цены на западе Казахстана в период с 2020 по 2025 год должны расти в среднем на 13% ежегодно, а затем – после 2026 года – следовать темпам внутренней инфляции в России.

В России в 2018 году объем добычи составил 725 млрд куб. м газа. Кыргызстан и Беларусь производят по 300 млн куб. м в год, а Армения и вовсе не добывает газ. Российская национальная компания «Газпром» владеет газотранспортными системами в Беларуси, Армении и Кыргызстане, поставляя газ в эти страны по относительно выгодным ценам, что выше внутренних цен, но ниже цен экспорта в Европу. Эксперты полагают, что в политике газового рынка ЕАЭС неизбежно будут преобладать интересы России – и, прежде всего, «Газпрома».

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций