Сколько нефти Казахстан сможет экспортировать в Беларусь 

Об этом рассказали в минэнерго республики

Фото: Аскар Ахметуллин

Министр энергетики Казахстана Канат Бозумбаев в кулуарах правительства прокомментировал вопрос о том, какой объем нефти и нефтепродуктов может быть поставлен в Республику Беларусь. 

Глава минэнерго сообщил, что речь идет от 1 до 3,5 млн тонн нефти и нефтепродуктов в год. 

«Пока так, но это коммерческие переговоры. Мы на прошлой неделе с белорусской стороной парафировали соглашение о поставках нефти и нефтепродуктов в их страну, в целом о сотрудничестве в этой области. Основные принципы все готовы. Внутригосударственные процедуры все пройдем, потом кого-то уполномочим, мы подпишем, они подпишут, дальше на ратификацию отправим. Времени достаточно», – пояснил Бозумбаев

Он добавил, что на прошлой неделе провел переговоры с министром энергетики России Александром Новаком, по итогам которых «по принципам с белорусами договорились». 

«Никакой негативной реакции нет. Деловая реакция, в первую очередь. У нас хорошие отношения с российскими коллегами. Мы в принципе очень многие вопросы, которые нужно подписывать и утверждать, решаем по телефону. Думаем, что, если отношения распространятся на взаимоотношения с Беларусью, мы привнесем, может быть, нотку оптимизма и в их отношения в нефтегазовой сфере», – отметил Бозумбаев. 

Следующий этап, как выразился глава казахстанского минэнерго, – переговоры на уровне компаний.

«Нужно теперь «Белнефтехиму» провести коммерческие переговоры с нашими компаниями. Мы предполагаем, что это в основном компании, которые работают на принципах СРП и ТШО (Соглашения о разделе продукции и «Тенгизшевройл» – прим. Kursiv.kz). Как проведут переговоры, потом можно будет говорить», – резюмировал спикер.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как золото может заменить нефть в экспорте Казахстана

И что для этого нужно сделать

Фото: Shutterstock

Доходы от экспорта золота в России впервые с 1994 года превысили выручку от экспорта газа, достигнув в апреле – мае $3,58 млрд, сообщает РБК.

«Ведомости» цитируют руководителя группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Максима Худалова, который приводит цифры: в апреле – мае 2019 года Россия экспортировала золота на $247 млн, а в I квартале 2020 года – на $1,4 млрд. За год продажи выросли более чем в 14 раз, а по сравнению с январем – мартом – в 2,5 раза.

В апреле 2020 года было опубликовано постановление правительства РФ за подписью премьера, согласно которому производителям разрешили вывозить золото за пределы России при наличии генеральной лицензии. По мнению экспертов, это было правильное решение. Ведь если экономика страны зависит от цен на энергоносители и от их экспорта, если цены на нефть обваливаются, что приводит к снижению поступлений в бюджет, почему бы бюджету не предложить альтернативу? И эта альтернатива – драгоценные металлы.

Положения законодательства России и Казахстана в части регулирования добычи и реализации драгоценных металлов не сильно отличаются друг от друга: везде присутствует обязательство по продаже всего добываемого золота государству. Закон РК «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» предусматривает механизм, согласно которому у государства есть преимущественное право выкупа производимого золота. 

Если сильно упростить, то процесс добычи и продажи золота выглядит следующим образом: добыли породу, раздробили и измельчили, переместили на завод (обычно расположенный прямо на месторождении) и на выходе получили сплав Доре. Это сплав из золота и серебра. Далее этот бесформенный кусок драгоценных металлов отправляется на аффинажный завод, на котором происходит разделение металлов и переплавка их в слитки с пробой 999. После чего добывающей компании перечисляется на счета их фактическая стоимость по ценам Лондонской биржи на день расчета за вычетом 10%. Через месяц доплачивают и оставшиеся 10%, но уже по средневзвешенной стоимости за месяц по ценам той же Лондонской биржи. В общем, все просто и понятно. Обмана нет, цена по бирже, сбыт гарантирован государством, и не надо искать на рынке, куда пристроить свою продукцию. Мечта бизнесмена: сколько бы ты ни произвел, все будет продано. За исключением одного момента. Казахстанские золотодобывающие компании лишены такого важного инструмента, как фьючерс. Свободного рынка нет, значит, и рыночных инструментов тоже нет.

Возможность продажи драгметаллов за рубеж дает доступ казахстанским производителям к рыночным инструментам и продаже фьючерсов или по простому получению предоплаты от оффтейкеров (агенты покупателей или продавцов). Причем продать таким образом можно объем за несколько лет. Но тут уже необходимо считать, что выгоднее: получить все деньги сейчас или в расчете на рост цен на золото продавать по факту. Так, 17 июля 2018 года цена за тройскую унцию была $1232,80, на сегодняшний день это более $1700. 

Покупка в будущем добытого золота по сути является инвестициями, которые могут быть направлены на расширение производства и увеличение объема продаж и выручки. Например, месторождение добывает в год 500 килограммов золота, это чуть более 16 тыс. тройских унций. Теперь умножаем на $1700 и получаем годовую выручку в $27 млн (расчет приблизительный, с сильным округлением). 

Что в минусе? Государство, скупая золото у производителей, полностью контролирует рынок и наращивает золотой запас. Есть мнение, что контроль никуда не денется и оборот золота как был, так и останется жестко регламентируемым и контролируемым.

Пример России показал, что временные послабления способны давать серьезный экономический эффект.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg