Перейти к основному содержанию

3770 просмотров

Размер имеет значение

В Шымкенте предприятие по выпуску ферросплавов планирует запустить марганцевую линейку, какую не производят нигде в Казахстане

Фото: Shutterstock.com

Ферросплавы используются в мире повсеместно. Это элементы, которые повышают качество металлоконструкций при промышленном и гражданском строительстве, применяются при прокладке новых железных дорог, при производстве высокоточных хирургических инструментов, при возведении мостов и туннелей, создании самолетов и автомобилей. Что сегодня происходит на рынке ферросплавов в Казахстане, выяснял «Курсив».

Около 200 т ферромарганца выпускает в месяц ТОО «Стекло К». Это небольшие объемы даже в масштабах страны. Так, металлургический завод в Таразе производит около 1000–1200 т ферросиликомарганца в месяц. Но в Казахстане есть и такие крупные предприятия, как: Аксуский завод ферросплавов – филиал АО «Транснациональная компания «Казхром», входящего в состав Евразийской Группы (ERG); Актюбинский завод ферросплавов и Темиртауский электрометаллургический комбинат, занимающийся добычей марганцевой руды и известняка и производством из них ферросплавов и карбида кальция. В июне текущего года в Караганде был открыт завод по производству высокомарочного ферросилиция (FeSi75), который является одним из важнейших элементов при производстве и легировании стали.

Согласно данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, производство ферросплавов в Казахстане в январе-августе 2019 года составило 1,5 млн т. По данным МНЭ за 2018 год, производство ферросплавов в январе-июне составило 1,014 млн т и выросло на 4,5% по сравнению с аналогичным показателем 2017 года. 

И юг не лыком шит

Казахстанские металлургические заводы-гиганты по сути являются прямыми конкурентами компании «Стекло К». Но у них другие, несопоставимые с шымкентским ТОО, масштабы. О плюсах и минусах производства рассказал «Курсиву» директор завода ферросплавов Хондамир Юлдашев.

«В Шымкенте четыре металлургических завода: «Феррум Втор», ТОО «Shymkent Temir», ТОО «АМИР-А», ТОО «Гермес». И каждый из них, с 2018 года и по сегодняшний день, увеличил выпуск продукции вдвое. Все изготавливают блюм, катанку, арматуру, уголки. Из этих четырех заводов двум мы поставляем свой продукт. Два других у нас покупают ферросплавы периодически, предпочитая завозить их из Китая. Сейчас они уже ставят собственные печи по производству ферросплавов. Но мне рынка хватает. Готовую продукцию мы продаем в Павлодар и на север Казахстана, крупным заводам. Также экспортируем в Узбекистан, Кыргызстан», – рассказал Хондамир Юлдашев. 

По его мнению, в небольших размерах завода есть свои положительные стороны. Можно быть более маневренным, гибким, быстрее реагировать на изменения рынка.

«Крупные заводы ставят цену в 520 тыс. тенге за тонну, я могу снизить ценовую планку до 490 тыс. тенге. Потому что я вижу, что зарабатываю на этом. А у больших предприятий много издержек. Гибкие цены привлекают ко мне покупателей», – делится глава предприятия.

Сегодня его завод производит два продукта – ферросиликомарганец и ферромарганец. Последний продается по 540 тыс. тенге за тонну. Для сравнения: на рынках ЕС цена ферромарганца 78% (Mn в/у) на 27 августа 2019 года составляла $1056–1089 за тонну; на рынке КНР – $1035–1063 за тонну; в экспорт из РФ – $979 за тонну.

«Даже Россия с ее мощностями дает цену выше. Большому заводу, чтобы перейти с одного вида продукта на другой, требуется два-три дня и значительные средства. Это сотни тысяч и миллионы долларов потерь. Я же перехожу с производства одного сплава на другой в течение полусуток. Без брака», – говорит глава ТОО «Стекло К». 

Кадры решают все

По словам Хондамира Юлдашева, при строительстве металлургического предприятия руководство компании столкнулось с кадровой проблемой.

«В Шымкенте нет специалистов-ферросплавщиков. Есть металлурги, свинцевики, а других – нет. На предприятии «Таукент Темир» нашел украинского специалиста, которого и переманил к себе. Сейчас он у нас главный технолог, обучил и воспитал 70 человек – плавильщиков, горновых, механиков. Этот человек пришел со своими идеями и знаниями, которые в совокупности и помогли снизить себестоимость конечного продукта», – делится опытом работы Хондамир Юлдашев.

По его словам, он готов платить молодым профессионалам среднюю заработную плату в размере 200 тыс. тенге. Возможно и больше, если работник окажется полезным компании. Но нехватка квалифицированных кадров, по словам Юлдашева, ощущается практически на всех позициях, начиная от рабочих плавильного цеха и заканчивая сбытом продукции.

«Не хватает грамотных специалистов с огнем в глазах. Пока мы заключили контракт со студентами кафедры металлургии ЮКГУ. Мы готовы дать им зарплату на 20% выше, чем у плавильщика без образования. Но после двух-трех посещений предприятия студенты, проходившие у нас производственную практику, переставали на нее ходить. Потому в планах у меня – обучить и воспитать своих специалистов», – рассказывает глава предприятия. 

Свой рынок

Потребность казахстанского рынка в ферросплавах, по оценке экспертов, около 100 тыс. т в год. На производство ферросплавов сильное влияние оказывает мировая конъюнктура. В 1996 году Казахстан выпускал более полумиллиона тонн ферросплавов, однако спустя два десятка лет объем произведенных в 2016 году ферросплавов в натуральном выражении составил 1 816,2 тыс. т, что на 4,3% больше, чем в 2015 году. Это увеличение обусловлено ростом производства ферросиликохрома на 26,6%, до 94,5 тыс. т, и феррохрома на 7,8%, до 1 525,2 тыс. т. Объем производства ферросиликомарганца, напротив, сократился на 23,3%, до 125,9 тыс. т. 

По данным аналитика АО «Рейтинговое агентство «РФЦА» Айгерим Медетбековой, за девять месяцев 2017 года объем производства черной металлургии вырос по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 39%, достигнув уровня в 1127,5 млрд тенге. Рост был обусловлен увеличением объемов производства почти по всем продуктам черной металлургии, включая ферросплавы. Объем их производства за три квартала 2018 года вырос на 8,8%, составив 1454,4 тыс. т, за счет увеличения производства ферросиликомарганца на 10,1%, до 101,1 тыс. т и феррохрома на 9,5%, до 1227,2 тыс. т.

Из всех видов ферросплавов, производимых в Казахстане, наибольшую долю в 2017 году занимал феррохром – 84%. Для сравнения: доля этого вида продукции в 2015 году составляла 81,2%.

«Производство других сплавов, в частности ферросиликомарганца и ферросиликохрома, значительно уступает производству феррохрома, однако их доли в структуре производства выделяются на фоне остальных видов ферросплавов – 6,9% (2015 год – 9,4%) и 5,2% (2015 год – 4,3%), соответственно. Остальные ферросплавы занимают 3,9% (2015 год – 5,1%) от производства ферросплавов», – отмечала аналитик РФЦА. 

Взгляд с высоты

Казахстан играет заметную роль в мировом производстве и экспорте ферросплавов. Основным производителем компонентов металлургического производства в РК является ТНК «Казхром». В корпорацию входят три крупнейших казахстанских завода – Аксуский завод ферросплавов, АО «Феррохром», АО «Донской ГОК», суммарной мощностью более 1 тыс. MBA, 42 электропечами и возможностью выпуска более 1 млн т ферросплавов.

В планах «Казхрома» в ближайшие пять лет провести реновацию цеха № 6 Аксуского завода ферросплавов с улучшением ТЭП за счет применения предварительного подогрева шихты теплом от сжигания отходящих ферросплавных газов печи. Кроме того, планируется модернизация печи 43 на Аксуском заводе ферросплавов с переходом на технологию производства ферросиликохрома без использования кокса. «Казхром» запланировал также строительство утилизационной электростанции на ферросплавном газе на базе плавильного цеха № 4 Актюбинского завода ферросплавов.

Если говорить об экспортном потенциале ферросплавов, то он, с точки зрения казахстанских аналитиков, достаточно высок. В I квартале текущего года АО ТНК «Казхром» увеличило экспорт ферросплавов на 6,4%. По информации компании, в январе-марте 2019 года было экспортировало 404 тыс. т ферросплавов.

«В основном ферросплавы АО «ТНК «Казхром» импортируются ведущими производителями нержавеющей стали из Китая, Японии, США, стран Европейского союза и Юго-Восточной Азии», – уточняют в пресс-службе компании, отвечая на вопросы казахстанских СМИ.

В январе текущего года Украина импортировала из ряда стран 2,7 тыс. т ферросплавов на сумму $11,7 млн, в том числе из Казахстана (18,8%), Италии (40,2%), Китая (12,05%).

Согласно исследованиям агентства Energyprom.kz, за I квартал 2017 года в металлургической продукции экспорт металлопроката увеличился в 3,5 раза, экспорт ферросплавов – на 86%.

Очевидно, что главным экспортным продуктом РК по-прежнему остается нефть. Но в топ-3 также входят медь и ферросплавы, сообщает Energyprom.kz. Так, по данным МНЭ РК, в 2017 году было экспортировано 370,1 тыс. т на сумму $546,3 млн. В 2018 году – 410,1 тыс. т на сумму $579,3 млн. 

На перспективу

В ТОО «Стекло К» планируют построить еще один завод, но уже с объемом готовой продукции до 600 т в месяц. Совокупно на двух заводах будут производить 800 т ферросплавов в месяц.

«У меня стратегия. Мы планируем запустить марганцевую линейку, какую не производят нигде в Казахстане, России и даже в Украине. Большие заводы на это не идут, потому что это большие инвестиции и большие риски. Если крупные заводы ставят, к примеру, электропечи 63 МВт час, то я 6,3 МВт. Но при этом у меня будут работать четыре печи и выпускать всю линейку продукции. Печи небольшие, но их мы сможем использовать для получения сразу двух продуктов. Если заработают 10 печей, то получим 20 продуктов. Разных. Сможем полностью закрыть по спецметаллам казахстанский рынок. Будем выходить на Узбекистан, Россию, Иран. Цель нашей компании – быть уникальным ферросплавным заводом», – рассказывает Хондамир Юлдашев. 

Для снижения зависимости от поставщиков, уменьшения себестоимости конечного продукта, расширения ассортимента, компания получает лицензию на разработку своего месторождения марганца. 

Кстати, в апреле текущего года на очередной отраслевой конференции по металлургической отрасли, организованной промышленным блоком Евразийской экономической комиссии, было отмечено, что в рамках научно-технического и инновационного сотрудничества комиссия сформировала Евразийскую технологическую платформу «Технологии металлургии и новых материалов». Одно из направлений ее работы – совместное создание технологий производства комплексных ферросплавов и других инновационных технологий в металлургии. По словам заместителя директора департамента промышленной политики ЕЭК Тиграна Арутюняна, в ЕАЭС уже существуют примеры успешного двустороннего и многостороннего сотрудничества.

«Производители из России и Казахстана сотрудничают в производстве высокогерметичных резьбовых соединений для нефтегазовой отрасли; России, Казахстана и Кыргызстана – ферросплавов; Казахстана, Беларуси и Армении с Россией – металлопродукции высоких переделов», – рассказал Арутюнян.

chto-proiskhodit-na-rynke-ferrosplavov-v-kazahstane.png

7514 просмотров

Инвестиции в казахстанские нефтяные месторождения оказались под вопросом

Слишком дорого и рискованно

Фото: Elnur

Одним из значимых событий уходящего года в нефтегазовой отрасли стали отказы концерна Shell и «НортКаспиан­Оперейтинг Компани Н.В.» (НКОК) от разработок нефтяных месторождений Хазар и Каламкас-море, расположенных в казахстанском секторе Каспийского моря. 

Напомним, на эти месторождения были возложены большие надежды. Ожидалось, что реализация проекта не только даст возможность увеличить общие показатели по добыче нефти в республике, но и привлечет крупные инвестиции в отрасль. 

Слишком дорого 

О том, что компании не собираются приступать к осуществ­лению проекта, стало понятно после того, как НКОК и «Каспий Меруерты Оперейтинг Компани Б.В.» (КМОК) отменили проведение общественных слушаний по материалам предварительной оценки воздействия на окружающую среду к технико-­экономическому обоснованию обустройства месторождений Каламкас-море и Хазар. Мероприятие было запланировано на 1 октября 2019 года в Актау.  

КМОК является совместной операционной компанией по выполнению нефтяных операций в рамках соглашения о разделе продукции (СРП) на контрактной территории «Жемчужина», где основная доля в 55% принадлежит концерну Shell. 

В службе по внешним связям Shell Kazakhstan «Курсиву» пояснили, что концерн принял решение не продолжать совместную разработку проекта «Каламкаc-море – Хазар». 

«Это обусловлено сложной экономикой проекта. Shell применяет строгие инвестиционные критерии при принятии решений касательно капитальных проектов. Данный проект был признан недостаточно конкурентным по отношению к другим проектам в глобальном портфеле инвес­тиций концерна», – ответили в компании на вопрос издания. 

Позже пресс-служба Министерства энергетики РК распространила информацию о том, что ведомство получило официальные уведомления от НКОК и Shell о выходе из проектов «Каламкас-море и Хазар», что их решение связано «с низкой рентабельностью этих проектов на фоне высоких капитальных затрат». 

«В декабре 2018 года между республикой и участниками Северо-Каспийского проекта было подписано соглашение в отношении месторождения Каламкас-море, в котором между сторонами была достигнута договоренность о том, что в случае непредставления на утверждение плана освоения до конца октября 2019 года месторождение Каламкас-море будет добровольно возвращено респуб­лике», – пояснили в ведомстве. 

Месторождения вернут 

В Минэнерго сообщили, что в скором времени должна быть начата процедура по возврату прав недропользования по месторождению Каламкас-море в собственность государства. 

«По завершении этого процесса республикой может быть рассмотрен вопрос о привлечении других инвесторов в проект. Новые контракты будут основаны на текущем налоговом законодательстве, а не на условиях соглашения о разделе продукции», – говорилось в сообщении. 

Аналогичная процедура намечается и по месторождению Хазар, если все участники проекта решат отказаться от разработки данного участка. При этом инвестиции, вложенные в реализацию проекта, являются невозмещаемыми. 

«Компания Shell на данный момент инвестировала в реализацию проекта «Хазар» порядка $900 млн в виде геологоразведочных и сейсмических работ, бурения оценочных скважин. И все это будет передано респуб­лике на безвозмездной основе», – отметили в Министерстве энергетики РК. 

Напомним, нефтегазовое месторождение Хазар входит в контрактную территорию «Жемчужина». Помимо Shell (55%) долю в проекте имеют АО «НК «КазМунайГаз» (25%) и «Оман Ойл» (20%). 

Месторождение Каламкас-море должно было разрабатываться в рамках Северо-Каспийского проекта консорциумом нефтегазовых компаний. Доли в проекте распределены следующим образом: КМГ – 16,88%, Eni (Италия) – 16,81%, ExxonMobil (США) – 16,81%, Shell (Великобритания) – 16,81%, Total (Франция) – 16,81%, CNPC (Китай) – 8,33%, и Inpex (Япония) – 7,56%. 

По некоторым данным, извлекаемые запасы этих двух месторождений превышают 80 млн т нефти, а стоимость их сов­местного освоения должна была составить более $4 млрд. 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance