Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2067 просмотров

Может ли казахстанская нефть быть прозрачной

Что такое инициатива прозрачности добывающих отраслей и почему общество должно задавать правительству неудобные вопросы

Фото: Shutterstock/PhotoStock10

26 сентября в Нур-Султане прошла 10-я Нацио­нальная конференция Инициативы прозрачности добывающих отраслей (ИПДО). ИПДО – это общемировой стандарт надлежащего управления нефтяными, газовыми и минеральными ресурсами. Мария Лобачева, модератор диалоговой площадки объединений НПО по ИПДО, в интервью «Курсиву» рассказывает, что дает Казахстану участие в этой инициативе.

– Казахстан заявил о присо­единении к глобальной Инициативе прозрачности в добывающих отраслях в июне 2005 года, спустя всего три года после ее учреждения. Чем продиктован был, на Ваш взгляд, этот шаг: искренним стремлением искоренить коррупцию в сфере недропользования, данью моде или чем-то другим?

– Присоединению Казахстана предшествовала почти годовая кампания НПО. В 2004 году НПО объединились в коалицию «Нефтяные доходы – под контроль общества!». Мы писали письма парламентариям, убеждая их в необходимости присоединения Казахстана к инициативе. Кампания сработала. Почему Казахстан присоединился? Скорее всего, была совокупность причин. Конечно, мы, как гражданское общество, ставили своей целью в первую очередь искоренение коррупции. Что касается правительства, вероятнее всего, это было стремление улучшить имидж в глазах международного сообщества, подчеркивающее стремление страны к прозрачности. 

Кроме того, это было и намерением привлечь инвестиции – инвесторы ценят, когда страна устанавливает одинаковые правила для всех участников рынка. 

– Какую информацию обязаны раскрывать государства и компании, присоединившиеся к ИПДО? Если, допустим, какая-то нефтегазовая компания сделала по просьбе правительства некие выплаты во внебюджетные фонды, эти цифры будут обнародованы?

– Изначально суть ИПДО состояла в том, чтобы раскрывать платежи недропользователей стране обеими сторонами – и плательщиками, и получателями – и проводить независимую сверку этих платежей. Сейчас помимо этого инициатива требует раскрывать гораздо больший объем информации. Например, доходы государства от транспортировки полезных ископаемых, дивиденды от компаний, в которых у государства есть доли собственности, информацию об объемах экспорта, о правилах и итогах распределения лицензий, о бартерных сделках, о доходах в натуральной форме, о социальных и квазифискальных расходах, о вкладе добывающего сектора в экономику государства. Все требования перечислены в стандарте ИПДО, в котором восемь разделов посвящено описанию требований. 

Насчет внебюджетных фондов: еще с 2015 года в отчеты ИПДО включена форма отчетности по расходам на социальное развитие и местную инфраструктуру, за исключением средств, перечисленных на КБК 206114. Кстати, появление кода платежа 206114 «Отчисления недропользователей на социально-экономическое развитие региона и развитие его инфраструктуры» стало результатом работы по ИПДО, когда НПО обратили внимание представителей правительства, что серьезные суммы идут не в бюджет, а во внебюджетные фонды, непрозрачные и неподотчетные. 

Согласно контрактным обязательствам недропользователи выделяют средства на социальное и инфраструктурное развитие регионов, в которых они ведут добычу. И теперь они могут перечислять эти средства в местный бюджет, а местное население может участвовать в бюджетном процессе.

Если вернуться к вопросу о внебюджетных фондах, то компании по-прежнему вправе перечислять деньги на инфраструктурное развитие не в бюджет, а напрямую подрядчику, например для строительства школы, а уже готовый объект передается местной власти. Эта информация раскрывается в отчетах ИПДО и недропользователями, и акиматами. Кроме отчетов ИПДО, информацию по каждой компании в отдельности можно посмотреть на портале Единой государственной системы управления недропользованием РК.

К сожалению, в некоторых областях по-прежнему используются фонды-посредники, например фонд «Парыз» в Восточно-Казахстанской области. И хотя в отчетах ИПДО указаны цели перечисления средств в этот фонд, сам фонд не отчитывается. 

– Основным документом инициативы является ежегодный национальный отчет. Кто его составляет? Кто аудирует? Как на сегодняшний день оценивается исполнение Казахстаном своих обязательств по ИПДО?

– Национальный отчет по ИПДО составляется так называемым независимым администратором. Это аудиторская компания, которая выбирается в ходе конкурса при проведении государственных закупок. Кодекс о недрах требует от компаний, чтобы они предоставляли отчетность, предусмотренную стандартом Инициативы прозрачности добывающих отраслей, подтвержденную аудитором. Данные получателей – государственных органов, получающих платежи от недропользователей, должны подтверждаться проверкой, проведенной в Министерстве финансов РК Счетным комитетом по каждому плательщику. 

К сожалению, это еще одна проблема, так как мы не каждый год имеем такое заключение Счетного комитета, и вопрос, проводил ли Счетный комитет проверку данных по каждому недропользователю, остается открытым.

13 августа началась повторная валидация Казахстана – оценка прогресса исполнения обязательств по ИПДО. Полтора года назад наш прогресс был назван значимым (meaningful), тогда как высшей оценкой является удовлетворительный прогресс (satisfactory). Прогресс по 13 требованиям был признан удовлетворительным, еще по 7 требованиям прогресс превышал необходимый, то есть по ним мы, можно сказать, добровольно взяли на себя повышенные обязательства. Но 9 требований не выполнили в достаточной мере, а по одному – квазифискальным расходам – прогресс назвали неудовлетворительным.

Казахстану дали рекомендации по 10 исправительным мерам, и сейчас оценивается, насколько мы их выполнили. 
Достаточно серьезной проблемой было раскрытие информации по требованиям, связанным с деятельностью государственных компаний – квазифискальных. Стандарт требует раскрытия не просто суммы дивидендов, а любых политик, правил и практик денежных отношений между государством и его дочерними компаниями. Учитывая, что между «дочками» «КазМунайГаза» и правительством имеются два посредника – сам «КазМунайГаз» и «Самрук-Казына», такие отношения очень сложны для понимания денежных потоков. А что касается квазифискальных расходов, похоже, здесь нет единого понимания таких расходов у правительства, компаний, НПО и независимого администратора. Такие расходы могут включать участие компаний в строительстве социальных объектов, как в свое время КМГ строил государственный музей. Они также включают недополученные компанией доходы, если она продает сырье по сниженным ценам на внутреннем рынке. Это очень важная для казахстанцев статья расходов компаний, ясность которой помогла бы нам понять, уходят ли деньги на сегодняшние имиджевые мероприятия или же способствуют развитию и оставляют какие-либо блага будущим поколениям.

Другие вопросы касаются поставок сырой нефти, доходов от транспортировки полезных ископаемых компанией КТЖ. Также валидатора волнует вопрос, может ли участвовать гражданское общество в процессе, насколько свободно мы можем обсуждать вопросы, связанные с процессом ИПДО, имеются ли какие-либо препятствия. Именно на этом вопросе мы заостряем внимание на национальной конференции по ИПДО.

– 17 июня 2019 года на Глобальной конференции ИПДО в Париже был утвержден новый стандарт ИПДО-2019, согласно которому страны-участницы (в число которых входит и Казахстан) обязаны полностью раскрывать положения контрактов на недропользование, заключенных с 1 января 2021 года. Как отреагировала казахстанская сторона на эту новацию? Будет ли это правило иметь, что называется, «обратную силу», то есть будут ли раскрыты положения контрактов, заключенных в 1990-х – начале 2000-х годов?

– Надо сразу сказать, что директор департамента недропользования МИИР, который также является национальным координатором по ИПДО в Казахстане, Руслан Баймишев входит в состав международного правления ИПДО. Он участвовал в обсуждении этого новшества и в принятии нового стандарта. Наше правительство было информировано о предполагаемых изменениях еще зимой, но заявлений с категорическим несогласием не последовало.

Вопрос раскрытия контрактов несколько раз поднимался представителями гражданского общества на заседаниях НСЗС, но каждый раз встречал отказ со стороны в первую очередь представителей «Казэнерджи». Поэтому есть опасения, что «обратной силы» не будет, хотя конечно, это вопрос активного обсуждения, и надеюсь, что на конференции участники уделят ему внимание. 

На конференции в Париже старший советник президента компании Total Стивен Дуглас отметил, что положение о конфиденциальности в контрактах осталось со старых времен и уже является неким анахронизмом. Необходимо задать себе вопрос, зачем до сих пор нужно это положение, чаще всего оно абсурдно. 

Хотелось бы надеяться, что нам удастся убедить и правительство, и компании раскрыть информацию об уже заключенных контрактах.
 


1658 просмотров

Что происходит на рынке ферросплавов в Казахстане

Выяснял «Курсив»

Фото: Shutterstock.com

Ферросплавы используются в мире повсеместно. Это элементы, которые повышают качество металлоконструкций при промышленном и гражданском строительстве, применяются при прокладке новых железных дорог, при производстве высокоточных хирургических инструментов, при возведении мостов и туннелей, создании самолетов и автомобилей. Что сегодня происходит на рынке ферросплавов в Казахстане, выяснял «Курсив».

Около 200 т ферромарганца выпускает в месяц ТОО «Стекло К». Это небольшие объемы даже в масштабах страны. Так, металлургический завод в Таразе производит около 1000–1200 т ферросиликомарганца в месяц. Но в Казахстане есть и такие крупные предприятия, как: Аксуский завод ферросплавов – филиал АО «Транснациональная компания «Казхром», входящего в состав Евразийской Группы (ERG); Актюбинский завод ферросплавов и Темиртауский электрометаллургический комбинат, занимающийся добычей марганцевой руды и известняка и производством из них ферросплавов и карбида кальция. В июне текущего года в Караганде был открыт завод по производству высокомарочного ферросилиция (FeSi75), который является одним из важнейших элементов при производстве и легировании стали.

Согласно данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, производство ферросплавов в Казахстане в январе-августе 2019 года составило 1,5 млн т. По данным МНЭ за 2018 год, производство ферросплавов в январе-июне составило 1,014 млн т и выросло на 4,5% по сравнению с аналогичным показателем 2017 года. 

И юг не лыком шит

Казахстанские металлургические заводы-гиганты по сути являются прямыми конкурентами компании «Стекло К». Но у них другие, несопоставимые с шымкентским ТОО, масштабы. О плюсах и минусах производства рассказал «Курсиву» директор завода ферросплавов Хондамир Юлдашев.

«В Шымкенте четыре металлургических завода: «Феррум Втор», ТОО «Shymkent Temir», ТОО «АМИР-А», ТОО «Гермес». И каждый из них, с 2018 года и по сегодняшний день, увеличил выпуск продукции вдвое. Все изготавливают блюм, катанку, арматуру, уголки. Из этих четырех заводов двум мы поставляем свой продукт. Два других у нас покупают ферросплавы периодически, предпочитая завозить их из Китая. Сейчас они уже ставят собственные печи по производству ферросплавов. Но мне рынка хватает. Готовую продукцию мы продаем в Павлодар и на север Казахстана, крупным заводам. Также экспортируем в Узбекистан, Кыргызстан», – рассказал Хондамир Юлдашев. 

По его мнению, в небольших размерах завода есть свои положительные стороны. Можно быть более маневренным, гибким, быстрее реагировать на изменения рынка.

«Крупные заводы ставят цену в 520 тыс. тенге за тонну, я могу снизить ценовую планку до 490 тыс. тенге. Потому что я вижу, что зарабатываю на этом. А у больших предприятий много издержек. Гибкие цены привлекают ко мне покупателей», – делится глава предприятия.

Сегодня его завод производит два продукта – ферросиликомарганец и ферромарганец. Последний продается по 540 тыс. тенге за тонну. Для сравнения: на рынках ЕС цена ферромарганца 78% (Mn в/у) на 27 августа 2019 года составляла $1056–1089 за тонну; на рынке КНР – $1035–1063 за тонну; в экспорт из РФ – $979 за тонну.

«Даже Россия с ее мощностями дает цену выше. Большому заводу, чтобы перейти с одного вида продукта на другой, требуется два-три дня и значительные средства. Это сотни тысяч и миллионы долларов потерь. Я же перехожу с производства одного сплава на другой в течение полусуток. Без брака», – говорит глава ТОО «Стекло К». 

Кадры решают все

По словам Хондамира Юлдашева, при строительстве металлургического предприятия руководство компании столкнулось с кадровой проблемой.

«В Шымкенте нет специалистов-ферросплавщиков. Есть металлурги, свинцевики, а других – нет. На предприятии «Таукент Темир» нашел украинского специалиста, которого и переманил к себе. Сейчас он у нас главный технолог, обучил и воспитал 70 человек – плавильщиков, горновых, механиков. Этот человек пришел со своими идеями и знаниями, которые в совокупности и помогли снизить себестоимость конечного продукта», – делится опытом работы Хондамир Юлдашев.

По его словам, он готов платить молодым профессионалам среднюю заработную плату в размере 200 тыс. тенге. Возможно и больше, если работник окажется полезным компании. Но нехватка квалифицированных кадров, по словам Юлдашева, ощущается практически на всех позициях, начиная от рабочих плавильного цеха и заканчивая сбытом продукции.

«Не хватает грамотных специалистов с огнем в глазах. Пока мы заключили контракт со студентами кафедры металлургии ЮКГУ. Мы готовы дать им зарплату на 20% выше, чем у плавильщика без образования. Но после двух-трех посещений предприятия студенты, проходившие у нас производственную практику, переставали на нее ходить. Потому в планах у меня – обучить и воспитать своих специалистов», – рассказывает глава предприятия. 

Свой рынок

Потребность казахстанского рынка в ферросплавах, по оценке экспертов, около 100 тыс. т в год. На производство ферросплавов сильное влияние оказывает мировая конъюнктура. В 1996 году Казахстан выпускал более полумиллиона тонн ферросплавов, однако спустя два десятка лет объем произведенных в 2016 году ферросплавов в натуральном выражении составил 1 816,2 тыс. т, что на 4,3% больше, чем в 2015 году. Это увеличение обусловлено ростом производства ферросиликохрома на 26,6%, до 94,5 тыс. т, и феррохрома на 7,8%, до 1 525,2 тыс. т. Объем производства ферросиликомарганца, напротив, сократился на 23,3%, до 125,9 тыс. т. 

По данным аналитика АО «Рейтинговое агентство «РФЦА» Айгерим Медетбековой, за девять месяцев 2017 года объем производства черной металлургии вырос по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 39%, достигнув уровня в 1127,5 млрд тенге. Рост был обусловлен увеличением объемов производства почти по всем продуктам черной металлургии, включая ферросплавы. Объем их производства за три квартала 2018 года вырос на 8,8%, составив 1454,4 тыс. т, за счет увеличения производства ферросиликомарганца на 10,1%, до 101,1 тыс. т и феррохрома на 9,5%, до 1227,2 тыс. т.

Из всех видов ферросплавов, производимых в Казахстане, наибольшую долю в 2017 году занимал феррохром – 84%. Для сравнения: доля этого вида продукции в 2015 году составляла 81,2%.

«Производство других сплавов, в частности ферросиликомарганца и ферросиликохрома, значительно уступает производству феррохрома, однако их доли в структуре производства выделяются на фоне остальных видов ферросплавов – 6,9% (2015 год – 9,4%) и 5,2% (2015 год – 4,3%), соответственно. Остальные ферросплавы занимают 3,9% (2015 год – 5,1%) от производства ферросплавов», – отмечала аналитик РФЦА. 

Взгляд с высоты

Казахстан играет заметную роль в мировом производстве и экспорте ферросплавов. Основным производителем компонентов металлургического производства в РК является ТНК «Казхром». В корпорацию входят три крупнейших казахстанских завода – Аксуский завод ферросплавов, АО «Феррохром», АО «Донской ГОК», суммарной мощностью более 1 тыс. MBA, 42 электропечами и возможностью выпуска более 1 млн т ферросплавов.

В планах «Казхрома» в ближайшие пять лет провести реновацию цеха № 6 Аксуского завода ферросплавов с улучшением ТЭП за счет применения предварительного подогрева шихты теплом от сжигания отходящих ферросплавных газов печи. Кроме того, планируется модернизация печи 43 на Аксуском заводе ферросплавов с переходом на технологию производства ферросиликохрома без использования кокса. «Казхром» запланировал также строительство утилизационной электростанции на ферросплавном газе на базе плавильного цеха № 4 Актюбинского завода ферросплавов.

Если говорить об экспортном потенциале ферросплавов, то он, с точки зрения казахстанских аналитиков, достаточно высок. В I квартале текущего года АО ТНК «Казхром» увеличило экспорт ферросплавов на 6,4%. По информации компании, в январе-марте 2019 года было экспортировало 404 тыс. т ферросплавов.

«В основном ферросплавы АО «ТНК «Казхром» импортируются ведущими производителями нержавеющей стали из Китая, Японии, США, стран Европейского союза и Юго-Восточной Азии», – уточняют в пресс-службе компании, отвечая на вопросы казахстанских СМИ.

В январе текущего года Украина импортировала из ряда стран 2,7 тыс. т ферросплавов на сумму $11,7 млн, в том числе из Казахстана (18,8%), Италии (40,2%), Китая (12,05%).

Согласно исследованиям агентства Energyprom.kz, за I квартал 2017 года в металлургической продукции экспорт металлопроката увеличился в 3,5 раза, экспорт ферросплавов – на 86%.

Очевидно, что главным экспортным продуктом РК по-прежнему остается нефть. Но в топ-3 также входят медь и ферросплавы, сообщает Energyprom.kz. Так, по данным МНЭ РК, в 2017 году было экспортировано 370,1 тыс. т на сумму $546,3 млн. В 2018 году – 410,1 тыс. т на сумму $579,3 млн. 

На перспективу

В ТОО «Стекло К» планируют построить еще один завод, но уже с объемом готовой продукции до 600 т в месяц. Совокупно на двух заводах будут производить 800 т ферросплавов в месяц.

«У меня стратегия. Мы планируем запустить марганцевую линейку, какую не производят нигде в Казахстане, России и даже в Украине. Большие заводы на это не идут, потому что это большие инвестиции и большие риски. Если крупные заводы ставят, к примеру, электропечи 63 МВт час, то я 6,3 МВт. Но при этом у меня будут работать четыре печи и выпускать всю линейку продукции. Печи небольшие, но их мы сможем использовать для получения сразу двух продуктов. Если заработают 10 печей, то получим 20 продуктов. Разных. Сможем полностью закрыть по спецметаллам казахстанский рынок. Будем выходить на Узбекистан, Россию, Иран. Цель нашей компании – быть уникальным ферросплавным заводом», – рассказывает Хондамир Юлдашев. 

Для снижения зависимости от поставщиков, уменьшения себестоимости конечного продукта, расширения ассортимента, компания получает лицензию на разработку своего месторождения марганца. 

Кстати, в апреле текущего года на очередной отраслевой конференции по металлургической отрасли, организованной промышленным блоком Евразийской экономической комиссии, было отмечено, что в рамках научно-технического и инновационного сотрудничества комиссия сформировала Евразийскую технологическую платформу «Технологии металлургии и новых материалов». Одно из направлений ее работы – совместное создание технологий производства комплексных ферросплавов и других инновационных технологий в металлургии. По словам заместителя директора департамента промышленной политики ЕЭК Тиграна Арутюняна, в ЕАЭС уже существуют примеры успешного двустороннего и многостороннего сотрудничества.

«Производители из России и Казахстана сотрудничают в производстве высокогерметичных резьбовых соединений для нефтегазовой отрасли; России, Казахстана и Кыргызстана – ферросплавов; Казахстана, Беларуси и Армении с Россией – металлопродукции высоких переделов», – рассказал Арутюнян.

chto-proiskhodit-na-rynke-ferrosplavov-v-kazahstane.png

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций