Меняю уголь на газ

Что мешает газификации некоторых регионов Казахстана

Фото: Sander van der Werf

В 2018 году в РК было добыто более 55 миллиардов кубометров «голубого» топлива. Однако лишь половина населения страны имеет доступ к газопроводам, несколько регионов до сих пор остаются негазифицированными. На карте присутствия нац­оператора «КазТрансГаз» не обозначены сети в Павлодаре, Петропавловске, Усть-Каменогорске, Семее, Караганде и других городах.

Надежды нет?

По самому реалистичному сценарию, рассчитанному в генеральной схеме газификации Казахстана до 2030 года, экологически неблагоприятные северные и восточные регионы страны могут быть обеспечены газом только благодаря объектам автономного газоснабжения. То есть через создание хранилищ сжиженного природного газа. Тянуть газопровод с запада или юга слишком затратно. Еще одна несбывшаяся мечта – подключение к будущему российскому газопроводу Барнаул – Рубцовск – Усть-Каменогорск. Оба проекта до сих пор так и остаются лишь на бумаге. 

Пять лет назад, когда составлялась данная схема, в правительстве сделали ставку на продолжение газификации запада, юга и центральной части страны. И если для Карагандинской и Акмолинской областей проблема почти решена благодаря революционному проекту строительства газопровода «Сарыарка», то для восточной части Казахстана вопрос газификации из-за нарастающих экологических проблем стоит все так же остро.

Малыми шагами

Например, в Восточном Казахстане из 15 районов четырех городов областного подчинения только Зайсанский район может похвастаться собственной сетью газопровода. Да и то лишь с прошлого года. В 2018 году власти наконец достроили внутрипоселковые сети, доставляющие газ от зайсанского газового месторождения Сарыбулак. По данным акима Зайсанского района Серика Актанова, в самом городе Зайсане газифицировано 90% зданий, еще в восьми селах к газопроводу подключили лишь 50% жителей. В этом году на строительство сетей в этих восьми аулах было выделено около 200 млн тенге. В ближайшее время необходимо еще 800 млн тенге.

Месторождение Сарыбулак было разведано и разработано силами и средствами иностранного инвестора ТОО «Тарбагатай Мунай» в рамках межправительственного казахстанско-китайского соглашения. Конечной контролирующей стороной является миллиардер из Урумчи Сан Гуансинь. 

Согласно меморандуму, заключенному в марте 2012 года, казахстанская сторона может оставлять на свои нужды 50% добытого в Зайсане газа (а это в перспективе более 2 млрд куб. м), остальную часть будут экспортировать в Китай. Однако, по данным из аудиторского отчета ТОО «Тарбагатай Мунай», 99% доходов компании приходились на одного покупателя. Практически весь добытый газ отправляется в КНР. Казахстан забирает только ту часть газа, которую готов доставить до потребителей.

Первоначально согласно планам зайсанский газ должны были подвести к 60 населенным пунктам Тарбагатайского, Зайсанского, Курчумского и Урджарского районов. В этих самых отдаленных от городов уголках цена на уголь достигает запредельных высот – 18–20 тыс. тенге за тонну. Самая главная причина, по которой казахстанская сторона не забирает свою долю газа, – отсутствие сетей. Третий год власти Восточного Казахстана не могут объявить конкурс на разработку проект­но-сметной документации для обеспечения газом нескольких районов области. Власти уверены: причина кроется в «Тарбагатай Мунай».

«Для того чтобы начать разработку ПСД для газификации Тарбагатайского района, нужны технические условия от «Тарбатагай Мунай». В управлении ЖКХ неоднократно писали им запросы – никакого ответа. Теперь направили запрос в прокуратуру, чтобы через надзорные органы заставить их дать техусловия. Без этого никакой разработки ПСД не может быть. До сих пор ни ответа ни привета. Я не знаю, как воздействовать на «Тарбагатай Мунай», – сообщила руководитель управления экономики и бюджетного планирования ВКО Сауле Улакова.

Безымянный_74.png

Свое сделали?

В свою очередь в ответе на запрос «Курсива» генеральный директор «Тарбагатай Мунай» Ван Дашань сообщил, что согласно межправительственному соглашению ТОО взяло на себя обязательство по строительству отводов до границы населенных пунктов, находящихся вдоль трассы газопровода Сарыбулак – Зимунай. 

В 2013 году компания построила автоматическую газораспределительную станцию близ Зайсана, подводящий газопровод до самого города и до девяти ближайших сел. Цена строительства превысила 1,3 млрд тенге. По данным Ван Дашаня, с 2015 года компания пыталась передать построенные объекты в госсобственность. Теперь АГРС и все газопроводы находятся на балансе районного отдела экономики и финансов и эксплуатируются «дочкой» нацоператора – АО «Интергаз Центральная Азия».

«Поэтому «Тарбагатай Мунай» не является компанией, ответственной за выдачу техусловий. По закону «О газе и газоснабжении» техусловия должны выдаваться газотранспортной либо газораспределительной организацией, эксплуатирующей сети. В данном случае такой организацией выступает «Интергаз Центральная Азия», – комментирует Ван Дашань.

Что касается того малого объема добытого метана, который остается казахстанской стороне, то, согласно информации гендиректора, на экспорт поставляется только та часть газа, которая не была реализована на внутреннем рынке. Такое положение регламентировано в том самом неправительственном соглашении. По условиям договора купли-продажи природного газа вопрос об увеличении объемов поставок является прерогативой казахстанской стороны.

Чтобы узнать, каковы результаты работы по газификации районов области, «Курсив» направил запрос в областное управление энергетики и ЖКХ. Однако пока ответа получить не удалось.
 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Вырастут ли цены на бензин в Казахстане

Падение спроса на топливо из-за пандемии коронавируса уже привело к сокращению продаж на казахстанских АЗС на 40%

Фото: Офелия Жакаева

Пандемия коронавируса привела к резкому снижению потребления топлива и спроса на нефтепродукты во всем мире, и Казахстан не стал исключением. В апреле нефтеперерабатывающие заводы страны были переведены на минимальный технологический режим, сообщили в Министерстве энергетики РК.

За первые пять месяцев 2020 года потребление бензина по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом уменьшилось на 15%, до 1,4 млн тонн, а дизельного топлива – на 5%, до почти 1,9 млн тонн. 
В отраслевом ведомстве считают, что автомобильного бензина отечественного производства вполне достаточно для покрытия потребностей всего казахстанского рынка. 

«В настоящее время все три НПЗ работают в штатном режиме, с ежесуточным производством светлых нефтепродуктов с последующей отгрузкой на внутренний рынок. Фактов возникновения дефицита ГСМ не наблюдается», – отметили в ведомстве.

Излишки ГСМ идут на экспорт в страны, не входящие в ЕАЭС, – с января по май из Казахстана было вывезено 206,7 тыс. тонн бензина. 

Продажи просели

Кризис на рынке транспортного топлива задел в первую очередь розничных продавцов нефтепродуктов. Представитель компании-владельца более чем ста автозаправочных станций рассказал «Курсиву», что в этой сети в первом полугодии продажи топлива упали примерно на 40%. Несмотря на уменьшение спроса, оптовые отпускные цены растут почти каждый месяц.

«Если раньше бензин на атырауском заводе (Атырауский НПЗ – «Курсив») стоил 150 тысяч тенге за тонну, то сейчас тонна стоит 160 тысяч тенге. То есть на 10 тысяч тенге выросла цена», – пожаловался бизнесмен.

Такой расклад его удивляет:

«Во время пандемии, когда цена на нефть упала, российский бензин стоил 66 тенге за литр (оптовая цена). Но мы его не могли привезти, потому что запрет был на ввоз. А наш стоил тогда 130 тенге за литр».

По словам представителя сети, розничные цены на автозаправках поднимать не разрешают.

«Курсив» направил запросы в Министерство энергетики и национальную компанию «КазМунайГаз», которая контролирует все три крупные казахстанские НПЗ и является одним из крупных ресурсодержателей, чтобы выяснить, когда и по какой причине были подняты оптовые цены на бензин. На момент подготовки статьи ответы еще не были получены.

Председатель ассоциации «Жанар-Жагармай» (объединение владельцев АЗС) Кайыпбек Камбаров говорит, что сейчас, к примеру, в Туркестанской области мелким розничным продавцам ГСМ стало труднее развиваться. В основном из-за того, что большую часть (около 60%) продукции они закупают через посредников и по повышенной цене. В результате маржа получается очень маленькой. По его словам, из-за пандемии передвижение на транспорте снизилось на 30–40%, соответственно, упали доходы и розничных реализаторов горючего. В регионе на данный момент более 560 действующих АЗС.

В целом по Казахстану, по данным Комитета статистики МНЭ РК, на начало 2020 года работали более 3,9 тыс. автозаправочных станций, свыше 2 тыс. газовых АЗС и 15 автомобильных газонаполнительных компрессорных станций. В 2019 году на них в розницу было продано нефтепродуктов на сумму свыше 1,1 трлн тенге. В том числе бензина – на 706 млрд тенге, дизтоплива – на 357 млрд тенге, пропана-бутана –
на 77 млрд тенге. По талонам нефтепродуктов за прошлый год было реализовано на 334 млрд тенге.

Больше, чем вчера

Несмотря на общее падение спроса на топливо, по данным Комитета по статистике, за первое полугодие выпуск бензина по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос на 7,1%, до свыше 2,1 млн тонн, сжиженного пропана и бутана – на 5,7%, до 1,3 млн тонн. Но более чем на 30% упало производство керосина.

Чтобы защитить отечественных производителей топлива, правительство недавно продлило до 1 сентября введенный ранее запрет на импорт бензина и дизтоплива из России, где последние два месяца, наоборот, наблюдается рост потребления и, соответственно, цен на нефтепродукты. По данным ценового агентства Argus, российские НПЗ, выполняя рекомендацию Минэнерго РФ, существенно нарастили производство автомобильного бензина в июне. Если 1 июня в сутки выпускалось 80,2 тыс. тонн бензина, то уже к 14 июня этот показатель повысился до 99,6 тыс. тонн, а 28 июня достиг 107,9 тыс. тонн. Хотя общий показатель по-прежнему немного меньше, чем было в аналогичный период прошлого года. Министерство энергетики и

Федеральная антимонопольная служба России предложили своему правительству рассмотреть возможность отмены запрета на импорт бензина и других нефтепродуктов, который был введен на срок до 1 октября этого года. Связано это «с восстановлением спроса на моторное топливо на уровень, близкий к уровню, который был до введения ограничительных мер в связи с коронавирусной инфекцией».

Некоторые казахстанские эксперты считают, что рост спроса на топливо и отмена запрета на импорт в России могут привести к росту цен на бензин в Казахстане. Они полагают, что казахстанские ресурсодержатели начнут экспортировать горючее в более выгодный с экономической точки зрения рынок. Однако, как выяснилось, республика не обладает большими возможностями, чтобы удовлетворить потребности соседней страны. В первую очередь это связано с качеством казахстанского бензина.

На вопрос, может ли Россия снять запрет на импорт бензина и начать вывоз топлива из Казахстана, редактор изданий «Argus Рынок Каспия» и «Argus Транспорт Каспия» Рауф Гусейнов ответил, что «да», это возможно.

«Такое раньше происходило, когда казахстанский бензин поставлялся именно на внутренний рынок России. В основном поставлялся бензин пятого класса (К5), с завода «Конденсат» из Западно-Казахстанской области», – сообщил он.

Однако в России возможна реализация топлива не ниже пятого класса.

«Поэтому количество предложений из Казахстана может быть ограниченным. Для казахстанских поставщиков топлива приоритетным направлением являются все же не Россия, а страны Центральной Азии, где они могут конкурировать с российскими производителями», – считает эксперт.

Другое дело, что экспорт неф­тепродуктов из Казахстана регулируется Министерством энергетики, ежемесячными графиками. По мнению Рауфа Гусейнова, казахстанское правительство в первую очередь заинтересовано в протекции внутреннего рынка, в полном обеспечении казахстанского потребителя, особенно дизельным топливом в преддверии уборочной кампании, которая, по сути, в августе уже начинается.

«На основании практики мы знаем, что все большие запасы, которые накапливаются в Казахстане зимой и летом, быстро расходуются в период посевной и уборочной кампаний (весна-осень). Потому что потребление в это время вырастает очень серьезными темпами», – поясняет эксперт.

По его словам, сейчас республика не экспортирует дизтопливо. В преддверии сезона экспорта дизеля не будет вовсе либо он будет очень ограниченным. Правительство не будет рисковать и открывать экспорт на фоне роста внутреннего потребления.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg