Перейти к основному содержанию

672 просмотра

Kazakhstan and Russia Agree to Increase Kazakhstani Coal Transit

Negotiations have been going on since the end of the summer

Image: Shutterstock

NUR-SULTAN—Kazakhstan managed to reach an agreement with Russia on the increase of Kazakhstani coal transit to Ukraine through the Russian territory, according to the Trade Ministry press service in Nur-Sultan, Kazakhstan.

Previously, Kazakhstan was allowed to deliver to Ukraine no more than 90,000 tons of coal through Russian territory, but now that limit has been raised to 140,000 tons. Negotiations between the neighboring states started at the end of this summer.

Since June 1, coal and oil products exported from Russia to Ukraine are allowed only by special permission from the Russian Ministry of Trade. As a result of this barrier to coal transit to Ukraine, Kazakhstan loses $11 million in profit per month.

According to the Kazakhstani Trade Ministry, Russia’s ban on transit for a range of Kazakhstani goods discredits the basic principles of the Treaty on the Eurasian Economic Union because it restricts the freedom of transit of goods.

Transit restrictions by Russia have negatively affected the entire coal industry in Kazakhstan, according to the Trade Ministry.

On Oct. 15-16, a special Kazakhstani-Russian commission met in Nur-Sultan and discussed transit issues. As a result, the volume of coal that Kazakhstan can ship to Ukraine has increased to 140,000 tons or 55% per month.

Nevertheless, even that “isn’t enough to cover Kazakhstani coal exporters’ needs in full,” Minister of Trade Bakhyt Sultanov said.

“In November, Kazakhstani coal exporters requested the Russian Railways company to allow transit of more than 200,000 tons (204,610) to Ukraine. From the Kazakhstan point of view, Russia’s intention to unilaterally restrict our export is nothing but a barrier," he stated.

Kazakhstan planned to transit 103,500 tons of coal through Russia to Ukraine in July, but Russia approved only 60,200 tons. In August, transit of 240,800 tons was requested, and only 86,500 tons was allowed. The September request included 189,700 tons, but Russia set a limit of 86,500 tons. In October, Kazakhstan requested 191,900 tons and again Russia approved only 86,500 tons. Further, Russia confirmed these restricted numbers too late, so Ukrainian buyers lost interest in Kazakhstani coal and in some cases rejected the purchase.

Coal buyers are commonly obligated to purchase coal from the departure station, according to Kazakhstani officials. Late provision of information on the coordinated transit’s volume doesn’t allow buyers to make plans on exports in advance. This has already led to delivery failures and contract withdrawals.

Also, according to Kazakhstani Trade Ministry information, there have been several incidents of Russian Railways officials stopping coal cars without any specific reasons given.

For example, in July “ArcelorMittal Temirtau” JSC requested transit of 80,400 tons of coal. Russia confirmed only 55,200 tons, but later the volume was cut down to less than a third, – 13,600 tons. Meanwhile, 288 railway cars with 19,600 tons of Kazakhstani coal were already on their way. As a result, 189 cars were stopped by Russian Railways next to a Russian-Ukrainian border.

Thus, within three months (July through September), Kazakhstan failed to deliver around 340,000 tons of coal to its Ukrainian partners.

“We are going to continue negotiations with Russia both bilaterally and within the framework of the Eurasian Economic Union (EEU). EEU guarantees equal terms for all its members with freedom of transit of our goods to non-EEU countries. EEU partners aren't allowed to put barriers on our trade with other countries,” Sultanov said.

7368 просмотров

Инвестиции в казахстанские нефтяные месторождения оказались под вопросом

Слишком дорого и рискованно

Фото: Elnur

Одним из значимых событий уходящего года в нефтегазовой отрасли стали отказы концерна Shell и «НортКаспиан­Оперейтинг Компани Н.В.» (НКОК) от разработок нефтяных месторождений Хазар и Каламкас-море, расположенных в казахстанском секторе Каспийского моря. 

Напомним, на эти месторождения были возложены большие надежды. Ожидалось, что реализация проекта не только даст возможность увеличить общие показатели по добыче нефти в республике, но и привлечет крупные инвестиции в отрасль. 

Слишком дорого 

О том, что компании не собираются приступать к осуществ­лению проекта, стало понятно после того, как НКОК и «Каспий Меруерты Оперейтинг Компани Б.В.» (КМОК) отменили проведение общественных слушаний по материалам предварительной оценки воздействия на окружающую среду к технико-­экономическому обоснованию обустройства месторождений Каламкас-море и Хазар. Мероприятие было запланировано на 1 октября 2019 года в Актау.  

КМОК является совместной операционной компанией по выполнению нефтяных операций в рамках соглашения о разделе продукции (СРП) на контрактной территории «Жемчужина», где основная доля в 55% принадлежит концерну Shell. 

В службе по внешним связям Shell Kazakhstan «Курсиву» пояснили, что концерн принял решение не продолжать совместную разработку проекта «Каламкаc-море – Хазар». 

«Это обусловлено сложной экономикой проекта. Shell применяет строгие инвестиционные критерии при принятии решений касательно капитальных проектов. Данный проект был признан недостаточно конкурентным по отношению к другим проектам в глобальном портфеле инвес­тиций концерна», – ответили в компании на вопрос издания. 

Позже пресс-служба Министерства энергетики РК распространила информацию о том, что ведомство получило официальные уведомления от НКОК и Shell о выходе из проектов «Каламкас-море и Хазар», что их решение связано «с низкой рентабельностью этих проектов на фоне высоких капитальных затрат». 

«В декабре 2018 года между республикой и участниками Северо-Каспийского проекта было подписано соглашение в отношении месторождения Каламкас-море, в котором между сторонами была достигнута договоренность о том, что в случае непредставления на утверждение плана освоения до конца октября 2019 года месторождение Каламкас-море будет добровольно возвращено респуб­лике», – пояснили в ведомстве. 

Месторождения вернут 

В Минэнерго сообщили, что в скором времени должна быть начата процедура по возврату прав недропользования по месторождению Каламкас-море в собственность государства. 

«По завершении этого процесса республикой может быть рассмотрен вопрос о привлечении других инвесторов в проект. Новые контракты будут основаны на текущем налоговом законодательстве, а не на условиях соглашения о разделе продукции», – говорилось в сообщении. 

Аналогичная процедура намечается и по месторождению Хазар, если все участники проекта решат отказаться от разработки данного участка. При этом инвестиции, вложенные в реализацию проекта, являются невозмещаемыми. 

«Компания Shell на данный момент инвестировала в реализацию проекта «Хазар» порядка $900 млн в виде геологоразведочных и сейсмических работ, бурения оценочных скважин. И все это будет передано респуб­лике на безвозмездной основе», – отметили в Министерстве энергетики РК. 

Напомним, нефтегазовое месторождение Хазар входит в контрактную территорию «Жемчужина». Помимо Shell (55%) долю в проекте имеют АО «НК «КазМунайГаз» (25%) и «Оман Ойл» (20%). 

Месторождение Каламкас-море должно было разрабатываться в рамках Северо-Каспийского проекта консорциумом нефтегазовых компаний. Доли в проекте распределены следующим образом: КМГ – 16,88%, Eni (Италия) – 16,81%, ExxonMobil (США) – 16,81%, Shell (Великобритания) – 16,81%, Total (Франция) – 16,81%, CNPC (Китай) – 8,33%, и Inpex (Япония) – 7,56%. 

По некоторым данным, извлекаемые запасы этих двух месторождений превышают 80 млн т нефти, а стоимость их сов­местного освоения должна была составить более $4 млрд. 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance