Перейти к основному содержанию

Kazakhstan and Russia Agree to Increase Kazakhstani Coal Transit

Negotiations have been going on since the end of the summer

Image: Shutterstock

NUR-SULTAN—Kazakhstan managed to reach an agreement with Russia on the increase of Kazakhstani coal transit to Ukraine through the Russian territory, according to the Trade Ministry press service in Nur-Sultan, Kazakhstan.

Previously, Kazakhstan was allowed to deliver to Ukraine no more than 90,000 tons of coal through Russian territory, but now that limit has been raised to 140,000 tons. Negotiations between the neighboring states started at the end of this summer.

Since June 1, coal and oil products exported from Russia to Ukraine are allowed only by special permission from the Russian Ministry of Trade. As a result of this barrier to coal transit to Ukraine, Kazakhstan loses $11 million in profit per month.

According to the Kazakhstani Trade Ministry, Russia’s ban on transit for a range of Kazakhstani goods discredits the basic principles of the Treaty on the Eurasian Economic Union because it restricts the freedom of transit of goods.

Transit restrictions by Russia have negatively affected the entire coal industry in Kazakhstan, according to the Trade Ministry.

On Oct. 15-16, a special Kazakhstani-Russian commission met in Nur-Sultan and discussed transit issues. As a result, the volume of coal that Kazakhstan can ship to Ukraine has increased to 140,000 tons or 55% per month.

Nevertheless, even that “isn’t enough to cover Kazakhstani coal exporters’ needs in full,” Minister of Trade Bakhyt Sultanov said.

“In November, Kazakhstani coal exporters requested the Russian Railways company to allow transit of more than 200,000 tons (204,610) to Ukraine. From the Kazakhstan point of view, Russia’s intention to unilaterally restrict our export is nothing but a barrier," he stated.

Kazakhstan planned to transit 103,500 tons of coal through Russia to Ukraine in July, but Russia approved only 60,200 tons. In August, transit of 240,800 tons was requested, and only 86,500 tons was allowed. The September request included 189,700 tons, but Russia set a limit of 86,500 tons. In October, Kazakhstan requested 191,900 tons and again Russia approved only 86,500 tons. Further, Russia confirmed these restricted numbers too late, so Ukrainian buyers lost interest in Kazakhstani coal and in some cases rejected the purchase.

Coal buyers are commonly obligated to purchase coal from the departure station, according to Kazakhstani officials. Late provision of information on the coordinated transit’s volume doesn’t allow buyers to make plans on exports in advance. This has already led to delivery failures and contract withdrawals.

Also, according to Kazakhstani Trade Ministry information, there have been several incidents of Russian Railways officials stopping coal cars without any specific reasons given.

For example, in July “ArcelorMittal Temirtau” JSC requested transit of 80,400 tons of coal. Russia confirmed only 55,200 tons, but later the volume was cut down to less than a third, – 13,600 tons. Meanwhile, 288 railway cars with 19,600 tons of Kazakhstani coal were already on their way. As a result, 189 cars were stopped by Russian Railways next to a Russian-Ukrainian border.

Thus, within three months (July through September), Kazakhstan failed to deliver around 340,000 tons of coal to its Ukrainian partners.

“We are going to continue negotiations with Russia both bilaterally and within the framework of the Eurasian Economic Union (EEU). EEU guarantees equal terms for all its members with freedom of transit of our goods to non-EEU countries. EEU partners aren't allowed to put barriers on our trade with other countries,” Sultanov said.

banner_wsj.gif

868 просмотров

Как пандемия коронавируса влияет на рынок газа в мире

И что могут выиграть простые потребители  

Фото: Shutterstock

Газовая отрасль, по сравнению с нефтяной, не так сильно пострадала от пандемии Covid-19. Спрос на газ остается устойчивым, поскольку его в основном используют для производства электроэнергии и в коммунально-бытовых целях. Нефть же, главным образом, является сырьем для выпуска транспортного топлива. Но и рынок газа не избежал снижения цен и уровня потребления газа. Этому способствовали сразу несколько факторов, среди которых аномально теплая зима в Европе, вспышка коронавируса в Азии и рост предложения со стороны производителей сжиженного попутного газа (СПГ). 

Экспорт просел 

Эпидемия коронавируса привела к снижению экономической активности и сокращению промышленного производства в Китае, что, соответственно, уменьшило потребление энергоресурсов. Только в январе потребление природного газа в этой стране сократилось на 31,6 млрд куб. м, что на 1% ниже показателя за январь прошлого года. Крупные китайские компании-импортеры углеводородного сырья объявили о форс-мажоре и попросили своих поставщиков отсрочить доставку ресурсов. Аналогичное послание от своего китайского партнера, компании PetroChina, в начале марта получил национальный оператор газа – КазТрансГаз (КТГ). В результате экспорт казахстанского газа в Китай был снижен на 25%. 

Тем не менее министр энергетики РК Нурлан Ногаев заявил, что «даже при этом сокращении у нас уровень транспортировки почти на том же уровне, который был в прошлом году». За 2019 год республика экспортировала в КНР около 7,5 млрд куб. м природного газа. В этом году планировала увеличить поставки до 10 млрд куб. м, что должно было принести стране $2 млрд валютной выручки. 

В прошлом году в Казахстане было произведено 33,1 млрд куб. м товарного газа, из них свыше 14 млрд было продано на внутреннем рынке, около 19,5 млрд - отправлено на экспорт (доля национального оператора составила чуть больше 8,8 млрд куб. м, что на 10% меньше по сравнению с предыдущим годом). 

В нацкомпании КазМунайГаз, чьим дочерним предприятием является КТГ, снижение экспортных объемов экспорта газа объясняют тем, что в России, Кыргызстане и Узбекистане уменьшили закупки казахстанского газа, сделав выбор в пользу других поставщиков. 

В то же время, благодаря увеличению средней стоимости – с $179 за 1 тыс. куб. м в 2018 году до $200 в 2019-м, общая выручка от продажи газа выросла на 13,6%, превысив 874 млрд тенге. При этом только на транспортировке газа КТГ заработал свыше 209 млрд тенге, рост составил почти 50%. 

В мире 

В глобальном масштабе сейчас обострилась борьба за рынки сбыта и ценообразование между крупными экспортерами природного газа и СПГ. На фоне замедления экономической активности из-за коронавируса в январе–феврале этого года темпы роста импорта сжиженного газа со стороны Китая снизились до 2,3%. Это произошло в том числе из-за увеличения внутреннего производство газа, а также потому что в период низких цен 2019 году китайские компании закупили 13 млн тонн СПГ. 

Индия, еще один крупный потребитель газа, в конце марта приняла меры для предотвращения распространения Covid-19 в стране - в результате местные компании объявили форс-мажор по своим обязательствам на закупку газа. Невостребованный в Азии товар производители сжиженного газа перенаправили в Европу, где уже в прошлом году наблюдался дисбаланс спроса и предложения, и стоимость газа упала более чем на 40%. Рост мирового предложения СПГ в 2019 году составил рекордные 13%, или 40 млн тонн. В 2020 году ожидается увеличение предложения сжиженного газа на 8,5%, или на 30 млн тонн. 

По итогам отопительного сезона 2019-2020 гг. запасы газа в европейских хранилищах достигли рекордно высоких уровней - около 57 млрд куб. м. При этом за первые два месяца этого года более чем на треть выросли объемы импорта СПГ. Предполагается, что к концу лета резервы в хранилищах вырастут до максимального уровня - около 103 млрд куб. м. На рынке может образоваться излишек газа в объеме 45 млрд куб. м, что безусловно будет оказывать давление на цены. 

Тем временем обилие предложения на рынке вынуждает производителей сокращать поставки. В 2019 году Норвегия уменьшила объем экспорта газа на 7,2 млрд куб. м. В январе и феврале этого года поставки были снижены до минимального уровня с 2015 года. 

Сократились поставки газа и из России. Если в 2019 году Газпрому удалось экспортировать около 200 млрд куб. м, то в марте этого года из-за обилия предложения на рынке и мягкой зимы в Европе компания снизила поставки на 18%. Резкое падение цен на мировом рынке газа, в том числе и в Европе, заставило Газпром пересмотреть предварительные прогнозы на 2020 год и снизить стоимость своего товара с $200 до $175 за 1 тыс. куб. м. При этом российская компания защищена долгосрочными контрактами и пока сохраняет долю на европейском рынке на уровне 36%. 

Однако основным поставщиком газа на европейском рынке, похоже, вскоре станут США, опередив Катар и Россию. В январе американские производители увеличили экспорт сжиженного газа в Европу почти на 97%. В феврале поставки выросли до рекордных 144 млн куб. м газа в сутки. 

Рекордный рост предложения на рынке газа в конечном счете приводит к рекордному снижению его стоимости. При этом текущие цены на мировом рынке газа едва покрывают операционные и транспортные расходы как американских газовых компаний, так и Газпрома. Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings прогнозирует, что в ближайшие два года цены останутся на текущих низких уровнях. По мнению аналитиков агентства, в 2020 году стоимость газа на крупнейших европейских хабах Title Transfer Facility (TTF) и National Balancing Point снизится с $194,2 до $123,6 за 1 тыс. куб. м, а на американском Henry Hub – с $88,3 до $65,3 за 1 тыс. куб.м.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif