Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


13946 просмотров

Асылжан Мамытбеков: «Мясное животноводство в Казахстане состоялось как отрасль»

В результате реформирования племенного дела выросло число племенных животных

25-26 октября в Акмолинской области состоялся 2-й Мясной тур, который собрал более 150 игроков мясной отрасли. Бизнесмены от животноводства посетили откормочную площадку ТОО «KazBeef», выявили лучших племенных животных среди всех пород КРС, а главное – обсудили общие задачи отрасли. Организатором выступил Мясной союз Казахстана совместно с палатами по породам КРС.

«Самой главной задачей мясной программы было формирование технологической цепочки производства и переработки мяса и внедрение разделения труда, чтобы каждый занимался своим делом, а между элементами цепочки была связь», – пояснил Председатель правления МСК Асылжан Мамытбеков

Он также добавил, что важно отойти от подхода «натурального хозяйства», к которому все стремились: иметь свой племрепродуктор, свое откормочное хозяйство и свой же небольшой мясокомбинат. Отрасли нужен был промышленный подход.

Ярким примером кооперации всех участников отрасли служит мясной кластер Актюбинской области, созданный с нуля. Вокруг компании «Актеп» сплотилось более 350 фермеров, которые берут племенных быков, сдают своих бычков на откорм, получают помощь с техникой в лизинг, кормами, консультациями по ветеринарии, финансам, сотрудничают во многих других аспектах. Откормплощадка обеспечивает себе постоянный закуп и загружает мощности мясокомбината. 

«Фермер понимает, что в его ограниченных земельных и хозяйственных условиях на зиму ему лучше оставить маточное поголовье (коров), не оставлять бычков, которые за зиму не только не наберут вес, но и еще похудеют. У него нет возможности держать столько голов сконцентрированно», – рассказал Мамытбеков о том, как фермеры начали сдавать бычков на откормплощадки.

Цепочка заработала благодаря субсидированию, которое выдавалось именно для мотивации работать по правильной технологии. 

244.jpg

Однако так было не всегда. Еще 10 лет назад мясная отрасль представляла собой набор разрозненных элементов, откормплощадок в классическом понимании не существовало вовсе, а крупные игроки отрасли преследовали цели, которые не вели ни к увеличению поголовья, ни к повышению качества продукта, к тому же получая 100% субсидий.

Племенные хозяйства

До начала реформирования отрасли племенной статус присваивался хозяйству, а не животному. Что означало, что любое животное в племенном хозяйстве считалось племенным. Статус племенного хозяйства присваивался работниками акимата по соответствию небольшому набору требований, а субсидии племхозам выплачивали напрямую. 

«Это сразу определяло задачу племхозяйств, что цель была не улучшение своего племпоголовья и его дальнейшая реализация на рынке, а получение статуса племхозяйства, ведь субсидии начинали идти автоматически. Субсидии подтверждали чиновники министерства, все это было на договорной основе. Никакого рыночного контроля и механизма стимуляции улучшения работы не было, покупалось только маточное поголовье, чтобы лишь открыть новое племхозяйство, а быки все шли под нож», – поделился Мамытбеков.

14425314_615757438597226_5174470182480978465_o (1).jpg

Результатом стало снижение качества животных: казахская белоголовая порода лишь на 40% соответствовала своему выведенному советскими учеными эталону; инбридинг, номинальная селекционно-племенная работа и при этом ещё 2,5 тысячи племенных инспекторов получали за это заработную плату из государственного бюджета. 

Какие изменения были сделаны? 

  1. статус племенного стали присваивать не хозяйствам, а животным. Эту работу выполняют сами бизнесмены, ассоциации по принципу саморегулирования отрасли, как во всем мире;
  2. развернули субсидии не на производителей, а на покупателей племенной продукции. То есть племенное хозяйство работает для поддержки и стимулирования покупателей племенной продукции, а частник, конечно, начал обращать внимание на качество покупаемой продукции. В свою очередь покупатель получает субсидии за то, что участвует в породном преобразовании поголовья, что гарантирует лучший результат на выходе – более качественное мясо и в большем объеме. Сейчас 90% всех субсидий в мясном скотоводстве получают мелкие и средние фермеры, лишь 10% – откормплощадки;
  3. субсидии стали выплачивать раз в месяц, а не единожды в конце года, а затем и вовсе полностью автоматизировали через систему ИАС. Это значительно упростило процесс получения господдержки, в особенности для мелких и средних фермеров;
  4. убрали все фиксированные цены и все закрепления, то есть создали рыночные условия в этой сфере. Ранее же определенный район мог покупать только у определенного племенного хозяйства, причем по установленной цене. В таких условиях смысла в племенной работе не было, поэтому быки и шли на убой, а не занимались улучшением генетики товарного стада.

Это породило спрос на племенных быков, который превысил предложение на рынке. 

Импорт

«Было принято решение для обеспечения всех фермеров племенным скотом его импортировать, чтобы фермер был в состоянии купить этого быка. Потому как знаете, что по закону рынка, как только спрос превышает предложение, начинает расти цена. Цена за 1 кг племенной продукции живого веса доходила в те тучные для племхозяйств годы до 2,5-3 тысяч тенге. Все говорили: «Зачем нам этот импорт? Мы погубим наших животных! У нас есть свои породы». Никто и не был против наших пород. Просто их было мало», – рассказал Мамытбеков.

Обоснования необходимости импорта два: 

  1. физическая нехватка скота: цена выросла в 3-4 раза, потому что пошел спрос, а предложение его не покрывало;
  2. необходимость конкуренции между племенными хозяйствами и между породами, что повышает качество.
  3. достижение минимального уровня доли племенного скота в 10%, необходимого отрасли.

Племенное дело не стоит на месте: нужно постоянно улучшать существующие породы, селекционировать необходимые качества, такие как продуктивность, адаптивность и другие. 

«Было ли это достижимо в советском или постсоветском Министерстве сельского хозяйства? Таких задач даже не ставили, а сейчас ассоциации видят и работают над этими задачами, и не потому что они умнее чиновников, а потому что работают в рыночных конкурентных условиях. И это само по себе уже достижение!» – поделился Мамытбеков. 

Так, результатом реформирования племенного дела в Казахстане стал рост числа племенных животных. В его основе – спрос со стороны фермеров, которые мотивированы субсидиями на покупку племенных быков и на каждую голову маточного поголовья в случае использование племенного быка. 

PHOTO-2019-10-29-19-24-18.jpg

Казахская белоголовая и аулиекольская породы

«Все домыслы, что Мясной союз лоббирует только ангус или герефорд – это только домыслы. Все породы хороши. Продавай, если ты хорош, развивайся, отвечай требованиям фермеров, которые идут на рынок и покупают себе необходимый инструмент для производства, не мясо, а инструмент (быка, который потом придет на откормплощадку)», – объяснил Мамтыбеков. 

В 2020 году порода казахская белоголовая празднует свое 70-летие. В 2017 году была утверждена программа развития породы: за счет бюджетных средств будет финансироваться научная программа по казахской белоголовой. Она поможет определить, что нужно делать по белоголовой: какие качества развивать, как это делать, в какую сторону двигаться? Современные методы геномного анализа позволяют не ждать проявления качеств племенного животного в потомстве, а по крови определить возможности быка, качество его генов. 

 

69855760_976362366030023_7631640282030669824_o.jpg

«В Мясном союзе мы не ставим цель развивать ту или иную породу, нам нужна конкуренция, нужно, чтобы никто друг от друга не отставал. И цифры, которые сейчас у нас есть, они прямое свидетельство тому. Нам говорили, что если мы импорт начнем, то белоголовая и аулиекольская породы умрут и растворятся. Но рыночные меры дают свои результаты», – отметил Мамытбеков. 

2 (2).jpg

Он продолжил тем, что реформы без всякого шума сократили госрасходы, а породы развиваются.

«Да, сейчас есть проблемы в сбыте, но это и вызов. Если бы не было этого вызова, вы бы сидели расслабленные. У белоголовой породы отстают показатели по продажам от ангусов, это и есть вызов, на это и надо отвечать. Почему отстает? Нужно усилить разъяснительную и рекламную работу, нужно усилить работу над качеством, прямую работу, возить в туры», – обратился Председатель правления МСК к заводчикам племенного скота.

Похожая ситуация с аулиекольской породой.

В то же время это не самозадача – развиваться и увеличивать племенное поголовье. Задача – это построение прибыльного бизнеса, в котором каждый участник цепочки получает достойное вознаграждение за свой труд.

Откормплощадки и МПК

1 (1).jpg

«Не было вообще понимания того, что такое«откормплощадка». Ведрами таскали, ручными носилками корма носили. Ведь на тот момент субсидировали откорм хозяйства от 50 голов. Когда мы начали поднимать требования, столкнулись с сопротивлением, но натиск выдержали. Сейчас минимальный откорм от 1000 голов скота может претендовать на то, чтобы называться откормплощадкой. Тогда говорили: «Откуда вы столько поголовья соберете? Как вы такое количество животных будете кормить?» В 2019 году у нас есть откормплощадки на 20 тыс. голов», – рассказал Мамытбеков. 

Откорм – это технологичный процесс, в котором важна эффективность: низкая себестоимость производства и высокие привесы. Это возможно при соблюдении технологий, автоматизации труда, выстроенных бизнес-процессах. 

Для сравнения, в таких странах, как Австралия, откормплощадка на 30 тыс. голов считается оптимальным производством, которое обслуживает 12 человек и даже не имеет своего мясокомбината, потому что это нерентабельно. Рентабельным, по мнению австралийцев, мясокомбинатом считается тот, который забивает около 500 тыс. голов скота в год (2000 голов в смену).

В Казахстане функционируют мясоперерабатывающие комплексы (МПК) с производственной мощностью 100-120 голов КРС в смену. Крупные транснациональные компании рассматривают инвестиции в строительство МПК мощностью от 300 голов КРС в смену, а в идеале – 2000 голов в смену. МПК будут развиваться эволюционным путем, по мере возможностей загрузки их мощностей. 

Задачи

Всего 10 лет назад все элементы технологической цепочки работали разрозненно, откормплощадок не существовало, фермерских хозяйств было очень мало, после развала совхозов и снижения поголовья с 10 до 3 млн голов 85% мяса производилось в ЛПХ. В 2019 году отрасль состоялась и работает как часть мирового рынка. Доля скота в организованных хозяйствах (фермерских, откормплощадках, племенных репродукторах) превысила 50%. На сегодняшний день в Казахстане около 25 тыс. фермерских хозяйств в мясной отрасли и их число продолжает расти.

Теперь стоят новые цели по масштабированию процессов и повышению эффективности работы. Важно:

  1. привлечь в отрасль как можно больше людей – фермеров, обеспечить их землей и льготными кредитами для открытия своего дела; 
  2. работать над увеличением маточного поголовья, 7-8 млн голов для нашей страны с такими ресурсами – это очень мало;
  3. работать над улучшением генетики животных; 
  4. повышать эффективность откормплощадок и мясокомбинатов.

4062 просмотра

Низкие цены на комуслуги в Казахстане препятствуют производству природного газа

Как повысить цены, не рассердив население?

Фото: Oil and Gas Photographer

Правительство Казахстана озадачено сложным вопросом. С одной стороны, республике нужно обеспечить население недорогим голубым топливом, с другой – необходимо стимулировать производство природного газа, для чего надо повысить закупочную цену для добывающих компаний.

В Казахстане одни из самых низких цен на коммунальные услуги, в частности, на газоснабжение и электроэнергию – 3% от среднего семейного дохода. Это значительно меньше, чем в странах Европейского союза, где аналогичный показатель составляет 23%. В России, к примеру, на комуслуги тратят в среднем 5–8% семейного дохода, в Индии – 10–12%, в Азербайджане и Турции – от 8 до 10%. В перспективе низкие цены на газ могут привести к проблемам с инвестициями в производство газа. К такому мнению пришли эксперты исследовательской компании IHS Markit, подготовившие для Ассоциации «Kazenergy» Национальный энергетический доклад 2019 года.

Добыча: сегодня и в будущем

По данным IHS Markit, в 2018 году всего в Казахстане было добыто 55,5 млрд куб. м газа, из них 34%, или 19,1 млрд куб. м, ушло на обратную закачку, а 36,4 млрд куб. м – на продажу. Из коммерческих объемов 19,4 млрд куб. м были экспортированы, а 17 млрд куб. м – реализованы на внутреннем рынке.

Коммерческие объемы добычи на месторождении Кашаган в прошлом году составили 5,46 млрд куб. м, на Тенгизе – 9,2 млрд куб. м, на Карачаганаке – 10,3 млрд куб. м.

Эксперты прогнозируют, что к 2040 году валовая добыча газа в стране вырастет на 52%, до уровня 84,4 млрд куб. м в год. Но коммерческие объемы при этом увеличатся лишь на 3,6% – до уровня 38 млрд куб. м в год, что объясняется высокой потребностью в обратной закачке газа.

С 2018 по 2040 год 95% прироста добычи придется на Кашаган, 2% – на Тенгиз. А вклад месторождения Карачаганак в валовую добычу снизится на 1%. При этом коммерческие объемы добычи газа на месторождении не изменятся – около 9,5 млрд куб. м в год. На Тенгизе они будут находиться на уровне порядка 9,5 млрд куб. м в год до 2035 года, после чего снизятся до 8,5 млрд куб. м к 2040 году.

Еще одним потенциальным источником прироста добычи может стать реализация новых проектов на Каспии.

2_60.png

Газоснабжение, электроэнергия и переработка

По прогнозу IHS Markit, в период до 2040-х годов включительно спрос на газ на внутреннем рынке будет удовлетворяться как за счет казахстанских объемов, так и за счет импорта. В 2018 году в приграничные регионы Казахстана из России и Узбекистана было импортировано 7 млрд куб. м газа. В результате внутреннее потребление достигло 24 млрд куб. м.

По сведениям аналитиков, в балансе первичных энергоресурсов Казахстана доля газа составляет всего 21%. На нефть приходится 18% генерации электроэнергии. 59% спроса на энергоресурсы удовлетворяется за счет угля. 

В основном, газ потребляют на западе страны. На севере и востоке чаще всего используется уголь. На юге – как уголь, так и газ.

Половина поставляемого на внутренний рынок газа применяется для производства электроэнергии, 36% потребления занимает жилищно-коммерческий сектор, 14% – промышленность.

К 2040 году доля электроэнергетики в конечном потреблении газа останется на уровне около 50%, хотя объем потребления газа в электроэнергетике при этом вырастет примерно до 13,5 млрд куб. м в результате ввода в эксплуатацию новых генерирующих мощностей. Доля жилищно-коммерческого сектора в потреблении газа снизится с 1/3 до 1/4, а доля промышленности вырастет с 14 до 25%.

К 2030 году газоснабжением будут охвачены 1,6 тыс. населенных пунктов, или 56% населения республики. Сейчас доступ к природному газу имеют 10 областей и два города республиканского значения – Алматы и Шымкент, или 49,7% населения республики.

В 2015 году, с завершением строительства газопровода Бейнеу – Бозой – Шымкент (ББШ), все основные магистральные газопроводы Казахстана объединены в единую газотранспортную систему.

На сегодня АО «КазТрансГаз» (КТГ) управляет магистральными газопроводами общей протяженностью более 19 тыс. км и газораспределительными сетями протяженностью более 48 тыс. км.

Отдельно необходимо отметить потребность в газе будущих газоперерабатывающих заводов. Только газохимический комплекс в Атырауской области будет потреблять ежегодно 7 млрд куб. м газа. Сухой газ с Тенгизского месторождения будет подаваться в установку сепарации газа для получения этана и пропана, необходимых для производства олефинов.

На первом этапе, к концу 2021 года, построят завод по производству полипропилена мощностью 550 тыс. т в год. Второй этап предусматривает строительство завода по производству полиэтилена с двумя линиями мощностью по 625 тыс. т в год каждая. Также планируется строительство установки парового крекинга для производства этилена мощностью 1,25 млн т в год. Строительство завода начнется в 2021 году, а ввод в эксплуатацию намечен на 2025 год.

В стадии разработки проект газохимического комплекса по производству полиолефинов в Актюбинской области. По данным IHS Markit, в январе 2018 года китайская компания Tianjin Bohai Petrochemical подписала соглашение о сотрудничестве по проекту с акиматом Актюбинской области.

Согласно этому документу, к 2021 году планируется запуск установок по производству метанола мощностью 1,8 млн т в год, олефинов мощностью 300 тыс. т в год, а также еще двух установок мощностью по 300 тыс. т в год для производства полиэтилена и полипропилена. В качестве сырья могут быть использованы газоконденсатные жидкости, поступающие с газоперерабатывающего завода АО «СНПС-Актобемунайгаз».

По данным Национального энергетического доклада 2019 года, подготовленного для Ассоциации «Kazenergy», еще один химический комплекс, стоимостью около $2,7 млрд, планируется построить в Мангистауской области. Это будет совместное предприятие казахстанского АО «КазАзот» (39%) и китайской компании Inner Mongolia Berun Holding Group (61%). Ежегодная мощность производства составит 1 млн т метанола, 1,2 млн т азотных удобрений и 600 тыс. т олефинов. 

Однако, компания "КазАзот" сообщила что еще в 2018 году получила отказ от китайской компании Inner Mongolia Berun Group по проекту газохимического комплекса по инвестированию проекта «Создание газохимического комплекса». В настоящее время продолжается поиск новых инвесторов.

1_59.png

Где взять газ?

Между тем наравне с предполагаемым ростом внутреннего спроса в стране прогнозируется снижение производства газа. По утверждению экспертов, более половины добываемого в Казахстане газа составляет попутный газ, значительная часть которого с высоким содержанием серы, что «требует дорогостоящей подготовки и дополнительных мер для обеспечения безопасного хранения, утилизации и монетизации больших объемов удаленной серы».

По данным IHS Markit, цены, которые платят недропользователям за газ, «на порядок» ниже себестоимости добычи. Эксперты поясняют, что эти цены не регулируются в административном порядке, а устанавливаются индивидуально путем переговоров между производителями и покупателями, прежде всего, КТГ, за которым закреплены монопольные полномочия, предполагающие наличие преимущественного права на приобретение попутного газа.

В середине 2018 года средняя цена на газ, выплачиваемая казахстанским производителям, составляла 14,5 тыс. тенге за 1 тыс. куб. м. В мае 2019 года за тот же объем давали 14,3 тыс. тенге.

«Этого может оказаться достаточно для покрытия себестоимости сухого газа с небольшой глубиной залегания, но не хватает для покрытия себестоимости жирного попутного газа с высоким содержанием серы, который необходимо извлечь, подготовить и транспортировать к месту подачи в газопровод», – поясняют эксперты.

По их мнению, пока цены на газ и другие энергоресурсы остаются искусственно заниженными, решение назревших проблем, стоящих перед энергетическим сектором – таких как обеспечение необходимых сумм инвестирования в электроэнергетику и увеличение коммерческих объемов предложения газа – будет «откладываться на потом».

При этом, по данным IHS Markit, при более внимательном изучении финансовых показателей КТГ выясняется, что компания несет убытки от своего основного вида деятельности – реализации газа казахстанским потребителям. В 2014–2018 годах потери компании от операций на внутреннем рынке составили 200 млрд тенге. А за первое полугодие 2019 года убытки КТГ достигли 63 млрд тенге. Несмотря на это совокупный чистый доход от деятельности компании в целом вырос на 100 млрд тенге, увеличившись на 140% в годовом исчислении.

«По сути компания выходит в плюс благодаря международным поставкам природного газа, включая транзит третьих лиц, а также экспорту газа», – отмечают эксперты.

Наибольшее влияние на стоимость газа для конечных потребителей оказывает антимонопольное ведомство, считают эксперты. По их мнению, комитет руководствуется не столько энергетической политикой как таковой, сколько более общими макроэкономическими соображениями.

Основным фактором, определяющим подход ведомства к формированию цен на газ, является заданный правительством целевой показатель инфляции.

3_47.png

Проблемы общего рынка ЕАЭС

Тем временем государства – члены Евразийского экономического союза (ЕАЭС) – Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия – договорились к 2025 году создать общий рынок природного газа, нефти и нефтепродуктов. 

По сведениям IHS Markit, общий рынок газа ЕАЭС призван создать условия для эффективной торговли на недискриминационной основе, обеспечить обмен информацией о потреблении, добыче, транспортировке и поставке природного газа, а также повысить прозрачность ценообразования.

Кроме того, рынок должен обеспечить возможность беспошлинных поставок газа, поддержание рыночных цен, предполагающих коммерческую рентабельность продаж газа на общем рынке, а также принятие странами-участницами согласованного решения о переходе на равнодоходные цены на газ на территории государств ЕАЭС.

По мнению экспертов, на практике создание общего рынка газа, к которому в течение вот уже многих лет стремится ЕС, потребует основательной либерализации и тщательного согласования политики.

«При этом для Казахстана задачи гармонизации выльются в серьезные сложности, поскольку в стране сохраняется высокий уровень регулирования внутренних цен на газ и внутреннего рынка в целом», – считают в IHS Markit.

К примеру, для гармонизации цен с Ямало-Ненецким автономным округом России к 2025 году цены на западе Казахстана в период с 2020 по 2025 год должны расти в среднем на 13% ежегодно, а затем – после 2026 года – следовать темпам внутренней инфляции в России.

В России в 2018 году объем добычи составил 725 млрд куб. м газа. Кыргызстан и Беларусь производят по 300 млн куб. м в год, а Армения и вовсе не добывает газ. Российская национальная компания «Газпром» владеет газотранспортными системами в Беларуси, Армении и Кыргызстане, поставляя газ в эти страны по относительно выгодным ценам, что выше внутренних цен, но ниже цен экспорта в Европу. Эксперты полагают, что в политике газового рынка ЕАЭС неизбежно будут преобладать интересы России – и, прежде всего, «Газпрома».

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций