Перейти к основному содержанию

167 просмотров

Арбитраж для геологоразведки

Законодательное обеспечение геологоразведки нуждается в реформировании

Фото: Shutterstock

Министерство иностранных дел снабдит инвестсоглашения с иностранцами арбитражной оговоркой, когда все споры с государством смогут разрешаться в суде МФЦА. Эта практика в перспективе должна быть распространена в дальнейшем и на геологоразведочные проекты. 

Президент Казахстанского общества нефтяников-геологов Балтабек Куандыков напоминает, что эра легких месторождений уходит и на разведку требуются большие деньги. Хотя  бы для того,  чтобы не отстать от соседней России, где с 2007 года прирост запасов не был ниже объема текущей добычи.

Казахстан формально за годы независимости также обнаружил углеводородов больше, чем добыл: по данным председателя Комитета геологии и недропользования Министерства экологии, геологии и природных ресурсов страны Акбатыра Надырбаева, за эти годы рост запасов нефти составил 2,1 млрд т, а добыто 1,6 млрд т. «Львиная доля прироста приходится на долю одного Кашагана, – отмечает Надырбаев. – Поэтому ставится задача активизации геологоразведочных работ, и руководством страны дано поручение разработать отраслевую программу на 2021-2025 годы», – добавляет он.

Отраслевая программа должна запустить механизм привлечения инвесторов, который позволит геологам без зависти смотреть на Китай. Там, по утверждению заместителя начальника департамента управления правами на недропользование Ван Цзюна, минимальные требования по вложениям составляют 3 тыс. юаней ($420) на квадратный километр изучаемой территории. Для сравнения: в Казахстане аналогичный показатель равен $7, в США и в Австралии – $300. Взамен иностранцы в Поднебесной (ограничения на совместную разработку нефтегазовых месторождений на территории Китая были сняты в этом году) получили возможность «делать запросы на получение различных компенсаций и налоговых послаблений». Не факт, что все они будут удовлетворяться, но сам механизм переговоров инвестора и власти налажен в форме индивидуального диалога.

Работа над казахстанской отраслевой программой еще идет, так что у участников отрасли есть возможность  выйти с консолидированными предложениями, как изменить регуляторику геологоразведки, чтобы повысить инвестпривлекательность последней.  

Инвесторы просят арбитража

По оценке партнера и руководителя департамента «Природные ресурсы» юридической фирмы GRATA International Алмата Даумова, новая отраслевая программа, чтобы быть эффективной, должна предлагать решение сразу нескольких существующих проблем.  

Одна из них – возможность применения при составлении контрактов арбитражной оговорки: по ней государство соглашается рассматривать любые споры с хозсубъектом в арбитражах, как в местных, так и в зарубежных. Заместитель председателя Комитета по инвестициям Министерства иностранных дел Казахстана Лариса Джумагалиева утверждает, что с декабря этого года ее структура будет включать в инвестсоглашения арбитражную оговорку, но пока без выхода за пределы страны: споры могут быть рассмотрены в суде МФЦА.

«Наш Комитет по инвестициям заключает контракты по реализации проектов в обрабатывающем секторе, но такого же шага мы ожидаем и от Министерства энергетики, которое работает с недропользователями», – уточнила Джумагалиева. Представитель GRATA International характеризует это предложение МИД как «отличный шаг по созданию позитива у инвесторов», но подчеркивает: инвесторам хотелось бы иметь возможность вынесения споров и в иностранные арбитражи.

Волокиту просят отложить на период добычи

Геологоразведчики также просят либерализовать разрешительные процедуры со стороны государства: освободить полностью разведку от получения разрешений, поскольку на стадии разведки государству и контролировать особо нечего. «Сейчас по закону на получение разрешения (связанного с отчуждением объектов по праву недропользования) отводится месяц, но на практике это может растянуться на два-три месяца, а есть еще другие разрешения, и в итоге разрешительные процедуры могут до полугода растягиваться», – говорит Даумов.

Третья глобальная проблема связана с налогами: с 2008 года геологоразведка в Казахстане облагается налогом на добавленную стоимость, что юристы считают нонсенсом: никто не знает, будет ли на том или ином участке премия в виду нефти, но само бурение уже облагается НДС. «Вроде бы все понимают, что НДС на геологоразведку – это дополнительная нагрузка на инвестиции, если его не будет, инвестору будет проще привлекать финансирование под проект. И потом, в период добычи никто против выплаты НДС и других налогов не возражает», – отмечает спикер.

Почему не срабатывает понижение НДПИ

Еще одна налоговая проблема заложена на уровне добычи: с 2008 года Налоговым кодексом закреплена норма о понижении ставки налога на добычу полезных ископаемых для малодебетных, низкорентабельных, выработанных и обводненных месторождений. Размер ставки НДПИ в этом году на них колеблется от 0,5% до 1,5% при обычной ставке в диапазоне от 3% до 18%. Свое право на это снижение в 2018 году сумели доказать всего пять месторождений. 

«Для сбора доказательств требуется год-два, иногда даже дольше, а время идет, таких месторождений в стране становится больше, – констатирует Даумов. – Мы предлагаем установить четкие критерии, каким образом эта малодебетность или низкорентабельность будет доказываться, ввести требование об отчете независимого аудитора, на основании которого недропользователь мог бы сам применять автоматически пониженную ставку». По мнению представителя GRATA International, аналогичные механизмы необходимо запустить не только в сфере добычи углеводородов, но и в проектах по извлечению твердых полезных ископаемых, где активность геологоразведочных компаний сейчас выше, чем в нефтегазовом секторе.

7325 просмотров

Инвестиции в казахстанские нефтяные месторождения оказались под вопросом

Слишком дорого и рискованно

Фото: Elnur

Одним из значимых событий уходящего года в нефтегазовой отрасли стали отказы концерна Shell и «НортКаспиан­Оперейтинг Компани Н.В.» (НКОК) от разработок нефтяных месторождений Хазар и Каламкас-море, расположенных в казахстанском секторе Каспийского моря. 

Напомним, на эти месторождения были возложены большие надежды. Ожидалось, что реализация проекта не только даст возможность увеличить общие показатели по добыче нефти в республике, но и привлечет крупные инвестиции в отрасль. 

Слишком дорого 

О том, что компании не собираются приступать к осуществ­лению проекта, стало понятно после того, как НКОК и «Каспий Меруерты Оперейтинг Компани Б.В.» (КМОК) отменили проведение общественных слушаний по материалам предварительной оценки воздействия на окружающую среду к технико-­экономическому обоснованию обустройства месторождений Каламкас-море и Хазар. Мероприятие было запланировано на 1 октября 2019 года в Актау.  

КМОК является совместной операционной компанией по выполнению нефтяных операций в рамках соглашения о разделе продукции (СРП) на контрактной территории «Жемчужина», где основная доля в 55% принадлежит концерну Shell. 

В службе по внешним связям Shell Kazakhstan «Курсиву» пояснили, что концерн принял решение не продолжать совместную разработку проекта «Каламкаc-море – Хазар». 

«Это обусловлено сложной экономикой проекта. Shell применяет строгие инвестиционные критерии при принятии решений касательно капитальных проектов. Данный проект был признан недостаточно конкурентным по отношению к другим проектам в глобальном портфеле инвес­тиций концерна», – ответили в компании на вопрос издания. 

Позже пресс-служба Министерства энергетики РК распространила информацию о том, что ведомство получило официальные уведомления от НКОК и Shell о выходе из проектов «Каламкас-море и Хазар», что их решение связано «с низкой рентабельностью этих проектов на фоне высоких капитальных затрат». 

«В декабре 2018 года между республикой и участниками Северо-Каспийского проекта было подписано соглашение в отношении месторождения Каламкас-море, в котором между сторонами была достигнута договоренность о том, что в случае непредставления на утверждение плана освоения до конца октября 2019 года месторождение Каламкас-море будет добровольно возвращено респуб­лике», – пояснили в ведомстве. 

Месторождения вернут 

В Минэнерго сообщили, что в скором времени должна быть начата процедура по возврату прав недропользования по месторождению Каламкас-море в собственность государства. 

«По завершении этого процесса республикой может быть рассмотрен вопрос о привлечении других инвесторов в проект. Новые контракты будут основаны на текущем налоговом законодательстве, а не на условиях соглашения о разделе продукции», – говорилось в сообщении. 

Аналогичная процедура намечается и по месторождению Хазар, если все участники проекта решат отказаться от разработки данного участка. При этом инвестиции, вложенные в реализацию проекта, являются невозмещаемыми. 

«Компания Shell на данный момент инвестировала в реализацию проекта «Хазар» порядка $900 млн в виде геологоразведочных и сейсмических работ, бурения оценочных скважин. И все это будет передано респуб­лике на безвозмездной основе», – отметили в Министерстве энергетики РК. 

Напомним, нефтегазовое месторождение Хазар входит в контрактную территорию «Жемчужина». Помимо Shell (55%) долю в проекте имеют АО «НК «КазМунайГаз» (25%) и «Оман Ойл» (20%). 

Месторождение Каламкас-море должно было разрабатываться в рамках Северо-Каспийского проекта консорциумом нефтегазовых компаний. Доли в проекте распределены следующим образом: КМГ – 16,88%, Eni (Италия) – 16,81%, ExxonMobil (США) – 16,81%, Shell (Великобритания) – 16,81%, Total (Франция) – 16,81%, CNPC (Китай) – 8,33%, и Inpex (Япония) – 7,56%. 

По некоторым данным, извлекаемые запасы этих двух месторождений превышают 80 млн т нефти, а стоимость их сов­местного освоения должна была составить более $4 млрд. 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance