Перейти к основному содержанию

1470 просмотров

ВОЛС станет базой для интернета на селе в Казахстане

К концу 2020 года в стране будет построено около 16 тыс. километров линий

Фото: АО «Казахтелеком»

Проект строительства волоконно-оптических линий связи (ВОЛС) в сельских населенных пунктах в Казахстане реализуется по модели государственно-частного партнерства, принятой во всем мире, но при этом имеет социальную направленность, отличающую его от аналогичных проектов в других странах. 

К пониманию важности социальной составляющей проекта ВОЛС соседние с Казахстаном государства подходят только сейчас, говоря о необходимости развития на базе общестрановой магистрали зональных участков такой линии, которая предоставит жителям сельских населенных пунктов равные с городским населением возможности за счет доступа к высокоскоростному интернету. В нашей стране эта часть проекта ВОЛС уже реализуется: к концу 2020 года в Казахстане будет построено суммарно около 16 тыс. километров линий, которые позволят жителям села получать те же услуги, что и жителям города, включая доступ к сетям 4G. 

О том, как реализуется этот проект и какие задачи компании «Казахтелеком» предстоит решить в ходе его реализации, в интервью изданию рассказал главный технический директор «Казахтелекома» Александр Лезговко.

Лезговко А.В..png

- Александр Владимирович, «Казахтелеком» в настоящее время реализует амбициозный проект по строительству волоконно-оптических линий связи в Казахстане. Насколько сложен проект с технической точки зрения, насколько он затратный и когда «Казахтелеком» рассчитывает получить отдачу от этого проекта?

- С точки зрения исполнения проект, скажем так, реализуется средней сложности, потому он подразумевает набор стандартных технических решений, включающих в себя прокладку волоконно-оптических линий связи, установку оборудования, в том числе на магистральном и на распределительном уровне, также установку клиентского оборудования непосредственно в государственных органах для подключения абонентских сетей и потребителя. Вместе с тем, большой объем строительно-монтажных работ и кратчайшие сроки реализации требуют серьезной мобилизации ресурсов всех участников проекта. Затраты – около 48 млрд тенге, по отдаче – понятно, что проект долгосрочный, рассчитанный на 14 лет. Он и выполняется по программе ГЧП по причине достаточно длительного срока окупаемости. Но, тем не менее, за счет гарантированной оплаты за услуги со стороны государства мы считаем этот проект экономически целесообразным для нашей компании.  

- Ранее в одном из интервью Вы говорили о том, что в планах компании обеспечить высокоскоростным интернетом 2,5 млн сельских жителей. Сколько это сел – и правильно ли будет утверждать, что оптика придет во все села страны?

- Нет, оптика затронет всего лишь 828 сельских населенных пункта, в которых будет подключено 2 тыс. 496 государственных органов. Всего же у нас в Казахстане более 6 тыс. сел, при этом часть сельских населенных пунктов уже находится на волокне, их около 1 тыс. 200 сейчас, а после реализации проекта станет около 2 тыс. 

- А как отбирались эти населенные пункты? По количеству жителей?

- Списки СНП формировались профильным министерством: отбирались крупные села, в которых есть государственные органы, школы, больницы - там есть разное количество жителей в этих населенных пунктах, но в основном, конечно, больше, чем 250 человек. Основным критерием являлось наличие государственных органов и бюджетных учреждений.

- А что будет с селами с меньшим населением? 

- Эта категория населенных пунктов также получит свои выгоды от строительства ВОЛС: планируется к созданной по проекту кабельной инфраструктуры подключать базовые станции в стандарте LTE800 и таким образом обеспечивать доступ к высокоскоростному интернету для не попавших в программу сел. То есть мы доводим оптику до крупного села, а затем за счет базовых станций LTE сможем обеспечить и подключение сел близлежащих. 

DSC_4403.jpg

- Сколько сел удастся подключить к высокоскоростному интернету таким образом? 

- За счет этого инфраструктурного решения планируем подключить еще 3 – 3,5 тыс. сел через систему радиодоступа по технологии LTE800, но это уже в рамках отдельного проекта. Важно другое: реализуя один проект, по строительству ВОЛС, мы одновременно создаем инфраструктуру для будущих подключений по другим технологиям. ВОЛС становится базовой инфраструктурой, на основе которой можно будет затем варьировать технические решения, использовать другие типы оборудования для различных типов подключений населения других сельских населенных пунктов.  

- Когда проект будет завершен? 

- Если говорить о проекте ВОЛС, то его инвестиционная часть – два года, этот и следующий. За это время мы должны построить волоконно-оптические линии до 828 сельских населенных пунктов. Последующие 14 лет – это срок действия договора ГЧП, согласно которому, государство гарантирует нам выплату за предоставленные услуги. То есть строительство базовой инфраструктуры завершится уже к концу следующего года. 

- Требует ли реализация программы проведения каких-то еще технических мероприятий, кроме прокладки ВОЛС?

- Ну, конечно, это же комплекс работ: прокладка зоновых и сельских ВОЛС, развитие магистральной сети для пропуска дополнительного трафика, установка систем электроснабжения, подключение государственных органов с установкой оборудования непосредственно в точках подключения. Это большой комплексный проект. 

- Целью нынешнего проекта названо устранение цифрового неравенства, что отражает его социальную составляющую. Расскажите подробнее, что под этим следует понимать? 

- Получая доступ в интернет любой абонент получает полный комплекс услуг и сервисов, которые можно через эти каналы коммуникаций предоставить. Школы получают интернет доступ к образовательной сети, ко всем программам, которые реализуются министерством образования. Государственные органы тоже получают возможность предоставлять сервисы для клиентов: выдавать справки, документы оперативно и на месте, а не отсылая человека в город или в райцентр. Помимо этого, любой человек, пользуясь высокоскоростным интернетом, может получить доступ к любому объему информации, что является большим прорывом для наших отдаленных сельских населенных пунктов и живущих в них людей. Которые сейчас не могут воспользоваться тем, что для горожан является обыденностью: билет по интернету заказать, к примеру. 

- ВОЛС позволит реализовывать и другие инновационные услуги, например, обеспечить село видеонаблюдением. Так ли это? 

- Ну, технически да, другой вопрос - насколько это актуально в селе. Но сельчане как минимум получат три наших базовых услуги: это цифровая телефония, это высокоскоростной доступ в интернет, и это ID-телевидение.   То есть они будут иметь такой же базовый набор услуг, как и любой абонент в городе. А там, дополнительно, если кто-то захочет установить видеонаблюдение через интернет за своим домом – пожалуйста, можно получить и такой набор услуг. То же самое по возможности снимать показания со счетчиков дистанционно – мы создаем транспортную среду, которая позволяет это делать в принципе. А дальше это вопрос потребителя и поставщика услуг, нужно ли им этой возможностью пользоваться. Если нужно – такая возможность есть.    

- Очевидно, строительство ВОЛС станет подспорьем для разворачивания сетей стандарта 4G и 5G? Как разворачивание ВОЛС в целом скажется на распространении мобильного интернета в стране? 

- В зонах, охваченных данным проектом проживает более 3,5 млн человек, в настоящее время они фактически не имеют доступа к сотовой связи, и точно не имеют доступа к широкополосному интернету через девайсы и мобильные устройства. После полной реализации проекта плюс после установки базовых станций ЛТЕ800 они получат полный комплекс сервисов стандарта 4G. 

DSC_4331 (1).jpg

- Предполагается ли создание новых рабочих мест при реализации проекта по строительству ВОЛС? 

- При работе над проектом будут привлечены проектные и подрядные организации, таким образом, работу при реализации проекта получит несколько тысяч человек. И надо учитывать, что это казахстанские компании это 100% казахстанское содержание, это очень важно с социальной точки зрения, с точки зрения привлечения нашей дополнительной рабочей силы. Мы же используем все казахстанское, включая кабель, полиэтиленовую трубу, вспомогательные материалы – это все производят казахстанские предприятия, поэтому и на них существенно увеличится нагрузка. Другой вопрос, что оборудование в основном импортного производства, но и в этом случае, монтаж этого оборудования будут производить казахстанские специалисты, поэтому от проекта выиграют все.

847 просмотров

Должна ли индустрия ископаемого топлива возмещать климатический ущерб

Зависит от того, насколько оправданно сравнение топливной отрасли с табачной промышленностью

Иллюстрация: Mitch Blunt

В последнее время можно наблюдать нескончаемый поток судебных исков против индустрии ископаемого топлива от городов, округов и штатов США. Истцы пытаются взыскать ущерб, который они, по их словам, понесли в результате изменения климата.

Некоторые юристы обвиняют крупные нефтяные компании в мошенничестве с ценными бумагами. По их заявлениям, компании десятилетиями знали, что изменение климата представляет существенный риск для их бизнеса, но скрывали это от инвесторов. Другие юристы мотивируют иски тем, что добыча и продажа нефти и газа – это источник общественного вреда, так как эта деятельность ведет к выбросам парниковых газов и в итоге выливается в пагубные последствия изменения климата.

Пока что ни один из этих исков не увенчался успехом, а какие-то из них федеральный суд вовсе отказался рассматривать. Но все же некоторым таким делам был дан ход.

Те, кто считают, что нефтегазовая индустрия несет какую-то финансовую ответственность за ущерб, нанесенный изменением климата, приводят аналогию с табачными компаниями. Так же, как табачники долгое время тщательно скрывали вред курения от потребителей, топливные компании предвидели ущерб от использования их продуктов. Однако они не приняли никаких мер для предотвращения вреда и не предупредили о нем общественность.

Их оппоненты отвергают сравнение с табачной промышленностью: по их словам, ископаемое топливо, в отличие от табачных изделий, является насущной необходимостью для всех без исключения. Они утверждают, что сокращение выбросов парниковых газов – это не тот вопрос, который должен решаться в суде. Это вопрос государственной политики.

Джастин Гундлах, адвокат Института добросовестной политики в Школе юридических наук Нью-Йоркского университета, считает, что компании, добывающие ископаемое топливо, должны нести ответственность за свой разрушительный вклад в климатический кризис.

Линда Келли, старший вице-президент, главный советник и корпоративный секретарь в Национальной ассоциации производителей США, приводит аргументы против.

ДА: Эти компании знали об ущербе, который наносит использование ископаемого топлива

Автор: Джастин Гундлах

Когда компании производят и продают вредные продукты, то даже если вся опасность изначально неизвестна, они обязаны платить, чтобы исправить нанесенный ущерб.

Пример этого принципа в действии: Генеральное соглашение об урегулировании претензий 1998 года, согласно которому производители сигарет обязались бессрочно выплатить в государственную казну миллиарды долларов – чтобы помочь покрыть расходы на общественное здравоохранение, которые повлекло курение табака.

Другой пример: в 1980 году вступил в действие так называемый закон «О суперфонде», вводящий ответственность за неправильную утилизацию опасных веществ – даже если утилизация произошла до 1980 года.

Топливные компании вовсе не особенные, не является какой-то особенной и их продукция, так что ничто не освобождает их от действия этого принципа и не снимает с них ответственности за разрушительное влияние на климат. Даже наоборот. Крупнейшие компании топливной промышленности еще в начале 1980-х гг. предвидели с пугающей точностью, насколько их продукты увеличат содержание углекислого газа в атмосфере. Они также предвидели, что растущие выбросы парниковых газов приведут к опасному повышению средней температуры и уровня моря, а также другим серьезным последствиям. Согласно недавним судебным заключениям федеральных судов, эти компании предвидели вред и в то же время не сделали ничего для его предотвращения. Вместо этого они принялись за маркетинг и лоббистские кампании, чтобы потребители и власти не могли добраться до истины – связи между потреблением ископаемого топлива, выбросами парниковых газов и изменением климата.

Некоторые будут спорить, что несправедливо возлагать на одну отрасль ответственность за поставки товара, который весь мир жадно требовал и широко использовал. В конце концов, по их словам, в настоящее время мы полагаемся на ископаемое топливо по мириадам причин, а еще оно буквально послужило топливом для экономического развития.

Однако экономические выгоды от сжигания угля, газа и нефти необходимо соотносить с целым рядом расходов, включая наводящую ужас цену возможной дестабилизации климата. А в этом отношении вклад корпораций и частных лиц был далеко не одинаковым, если уж решать, кто должен нести финансовую ответственность.

Учтите, что физические лица, полагающиеся на ископаемое топливо для получения электроэнергии и передвижения, обычно не имеют выбора. Их потребление угля, газа или нефтепродуктов обусловлено решениями по устройству электроэнергетических и дорожных систем, которые за годы и даже десятилетия до этого сделали другие люди. Да, у отдельных людей есть выбор, но в нашем обществе этот выбор структурирован.

Есть несколько способов, которыми можно заставить компании платить за вклад в изменение климата: какие-то с участием судов, другие – с участием законодательных и регулирующих органов.

Например, суд может сослаться на нарушение закона о ценных бумагах в связи с сокрытием от инвесторов рисков, которые для активов и доходов представляет изменение климата: по требованию суда топливным компаниям придется платить штрафы и раскрывать информацию. Или, ссылаясь на принципы общего права, суд может постановить, чтобы одна или несколько компаний возместили истцам причиненный им ущерб.

Между тем власти штатов или федеральные власти могут ввести пошлины, чтобы перенаправить прибыли от продаж угля, нефти и газа на климатические инициативы или на поддержку зарождающихся отраслей экономики, которые, возможно, заменят отрасли, зависимые от ископаемого топлива. Эти и другие методы не являются взаимоисключающими.

И то, что сегодня мы повсеместно используем ископаемое топливо в различных секторах экономики, не освобождает топливные компании от необходимости платить за климатический ущерб. Однако потенциально это усложняет вопрос о том, как и до какой степени они должны этот ущерб возмещать. Например, самые явные осложнения включают вопрос о том, что делать с прошлыми или существующими государственными лицензиями и присутствием других компаний в цепочках поставок, через которые проходит ископаемое топливо. Но и в этом случае табачное соглашение 1998 года и закон о суперфонде доказывают, что общество и раньше сталкивалось с подобными проблемами.

Решения здесь необходимо принимать тщательно, чтобы общество могло признать их последствия законными. И какие бы при этом ни возникли проблемы, они не должны служить оправданием для топливных компаний.

dolzhna-li-industriya-iskopaemogo-topliva-vozmeshchat-klimaticheskij-ushcherb.png

НЕТ: Изменение климата – вопрос государственной политики, а не судебных тяжб

Автор: Линда Келли

В течение 150 лет нефть, газ и другие источники энергии давали нам электричество, питали наши заводы, транспортные системы, охлаждали и согревали наши дома, наращивали экономическую независимость Америки и улучшали уровень жизни по всему миру.

Так что, оценивая, должны ли производители энергии теперь отвечать за изменение климата, федеральный судья в Калифорнии недавно задал ключевой вопрос: «После получения всех выгод от данного исторического прогресса будет ли справедливо теперь игнорировать нашу собственную ответственность за использование ископаемого топлива и обвинять в глобальном потеплении тех, кто поставлял продукт, который мы требовали?».

Ответ – нет, решил федеральный судья Уильям Элсап, когда отклонил иск, касающийся изменения климата.

Использование ископаемого топлива законно, строго регламентировано и, хочется некоторым это признавать или нет, все еще необходимо для нашего существования. Города США, которые подают эти климатические иски вместе с самыми упорными активистами, выступающими против угля, газа и нефти, не смогли бы выжить и дня без использования этих видов топлива. Как и все остальные, они полагаются на эти источники энергии, и при этом они пытаются взыскать компенсацию с их поставщиков.

Делать одну-единственную отрасль козлом отпущения – не только несправедливо, но и непродуктивно, особенно если указанная отрасль уже работает над инновационными решениями климатического кризиса. Так же, как все мы внесли свой вклад в этот кризис, наша общая обязанность теперь – выяснить, как и дальше добиваться экономического и общественного прогресса при снижении выбросов парниковых газов.

Федеральные суды неоднократно отклоняли попытки навесить на компании ответственность за изменение климата. Там поняли, что решение этой проблемы не может быть найдено через судебные тяжбы о материальной ответственности, что это – общественный вопрос, который должны решать Конгресс и исполнительная власть. Правовая система США не предусматривает ответственности за производство законных продуктов, которые работают именно так, как предполагалось. А нет никаких сомнений, что уголь, газ и нефть питают семьи и предприятия Америки так, как предполагалось.

Чтобы обойти этот факт стороной, изобретательные юристы истцов и эко-активисты придумали новый вид судебного разбирательства. Они предъявляют иски местным властям и иным лицам, утверждая, что несмотря на то, что топливо необходимо и выгодно в современном мире, тем не менее реклама и продажа топлива юридически является «источником общественного вреда». То есть необоснованным вмешательством в права широкой общественности. Однако теория общественного вреда не имеет ничего общего с регулированием глобального энергоснабжения. А представление о том, что эти сообщества имеют право требовать финансовой компенсации и в то же время использовать те самые продукты, которые они злостно очерняют в своих исках, просто лишено смысла.

Пришло время прекратить попытки этих деятелей нашуметь в СМИ, которые ничего не меняют. В том числе пора прекратить делать не относящиеся к делу заявления, что энергетические компании каким-то образом устраивали кампании, вводящие общественность в заблуждение касательно изменения климата. Эти аргументы служат для того, чтобы отвлекать СМИ и общественность от бессмысленности этих судебных исков. Дела об общественном вреде не имеют ничего общего с чьей-то публичной или политической повесткой.

Вместо того, чтобы играть в эту лицемерную игру «Найди виноватого» и позволять юристам истцов, гонящихся за наживой, определять федеральную энергетическую политику США, мы должны предпринять шаги для введения политики, которая поспособствует внедрению инноваций для решения этого общего глобального кризиса.

Изменение климата – самое важное испытание современности, и производители стремятся проложить путь через него благодаря инновациям. Мы также осознаем сложность причин и последствий изменения климата, поэтому Национальная ассоциация производителей США призвала представителей власти принять ;законодательство, касающееся изменения климата, а также возобновить присутствие США на международной арене, чтобы достичь справедливого климатического соглашения.

Производители уже работают над решением проблемы и сотрудничают с лидерами как демократов, так и республиканцев. А кто за этим не замечен, так это адвокаты истцов-стяжателей и активисты, которые стремятся превратить глобальную проблему в предмет судебных разбирательств.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций