Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


900 просмотров

ВОЛС станет базой для интернета на селе в Казахстане

К концу 2020 года в стране будет построено около 16 тыс. километров линий

Фото: АО «Казахтелеком»

Проект строительства волоконно-оптических линий связи (ВОЛС) в сельских населенных пунктах в Казахстане реализуется по модели государственно-частного партнерства, принятой во всем мире, но при этом имеет социальную направленность, отличающую его от аналогичных проектов в других странах. 

К пониманию важности социальной составляющей проекта ВОЛС соседние с Казахстаном государства подходят только сейчас, говоря о необходимости развития на базе общестрановой магистрали зональных участков такой линии, которая предоставит жителям сельских населенных пунктов равные с городским населением возможности за счет доступа к высокоскоростному интернету. В нашей стране эта часть проекта ВОЛС уже реализуется: к концу 2020 года в Казахстане будет построено суммарно около 16 тыс. километров линий, которые позволят жителям села получать те же услуги, что и жителям города, включая доступ к сетям 4G. 

О том, как реализуется этот проект и какие задачи компании «Казахтелеком» предстоит решить в ходе его реализации, в интервью изданию рассказал главный технический директор «Казахтелекома» Александр Лезговко.

Лезговко А.В..png

- Александр Владимирович, «Казахтелеком» в настоящее время реализует амбициозный проект по строительству волоконно-оптических линий связи в Казахстане. Насколько сложен проект с технической точки зрения, насколько он затратный и когда «Казахтелеком» рассчитывает получить отдачу от этого проекта?

- С точки зрения исполнения проект, скажем так, реализуется средней сложности, потому он подразумевает набор стандартных технических решений, включающих в себя прокладку волоконно-оптических линий связи, установку оборудования, в том числе на магистральном и на распределительном уровне, также установку клиентского оборудования непосредственно в государственных органах для подключения абонентских сетей и потребителя. Вместе с тем, большой объем строительно-монтажных работ и кратчайшие сроки реализации требуют серьезной мобилизации ресурсов всех участников проекта. Затраты – около 48 млрд тенге, по отдаче – понятно, что проект долгосрочный, рассчитанный на 14 лет. Он и выполняется по программе ГЧП по причине достаточно длительного срока окупаемости. Но, тем не менее, за счет гарантированной оплаты за услуги со стороны государства мы считаем этот проект экономически целесообразным для нашей компании.  

- Ранее в одном из интервью Вы говорили о том, что в планах компании обеспечить высокоскоростным интернетом 2,5 млн сельских жителей. Сколько это сел – и правильно ли будет утверждать, что оптика придет во все села страны?

- Нет, оптика затронет всего лишь 828 сельских населенных пункта, в которых будет подключено 2 тыс. 496 государственных органов. Всего же у нас в Казахстане более 6 тыс. сел, при этом часть сельских населенных пунктов уже находится на волокне, их около 1 тыс. 200 сейчас, а после реализации проекта станет около 2 тыс. 

- А как отбирались эти населенные пункты? По количеству жителей?

- Списки СНП формировались профильным министерством: отбирались крупные села, в которых есть государственные органы, школы, больницы - там есть разное количество жителей в этих населенных пунктах, но в основном, конечно, больше, чем 250 человек. Основным критерием являлось наличие государственных органов и бюджетных учреждений.

- А что будет с селами с меньшим населением? 

- Эта категория населенных пунктов также получит свои выгоды от строительства ВОЛС: планируется к созданной по проекту кабельной инфраструктуры подключать базовые станции в стандарте LTE800 и таким образом обеспечивать доступ к высокоскоростному интернету для не попавших в программу сел. То есть мы доводим оптику до крупного села, а затем за счет базовых станций LTE сможем обеспечить и подключение сел близлежащих. 

DSC_4403.jpg

- Сколько сел удастся подключить к высокоскоростному интернету таким образом? 

- За счет этого инфраструктурного решения планируем подключить еще 3 – 3,5 тыс. сел через систему радиодоступа по технологии LTE800, но это уже в рамках отдельного проекта. Важно другое: реализуя один проект, по строительству ВОЛС, мы одновременно создаем инфраструктуру для будущих подключений по другим технологиям. ВОЛС становится базовой инфраструктурой, на основе которой можно будет затем варьировать технические решения, использовать другие типы оборудования для различных типов подключений населения других сельских населенных пунктов.  

- Когда проект будет завершен? 

- Если говорить о проекте ВОЛС, то его инвестиционная часть – два года, этот и следующий. За это время мы должны построить волоконно-оптические линии до 828 сельских населенных пунктов. Последующие 14 лет – это срок действия договора ГЧП, согласно которому, государство гарантирует нам выплату за предоставленные услуги. То есть строительство базовой инфраструктуры завершится уже к концу следующего года. 

- Требует ли реализация программы проведения каких-то еще технических мероприятий, кроме прокладки ВОЛС?

- Ну, конечно, это же комплекс работ: прокладка зоновых и сельских ВОЛС, развитие магистральной сети для пропуска дополнительного трафика, установка систем электроснабжения, подключение государственных органов с установкой оборудования непосредственно в точках подключения. Это большой комплексный проект. 

- Целью нынешнего проекта названо устранение цифрового неравенства, что отражает его социальную составляющую. Расскажите подробнее, что под этим следует понимать? 

- Получая доступ в интернет любой абонент получает полный комплекс услуг и сервисов, которые можно через эти каналы коммуникаций предоставить. Школы получают интернет доступ к образовательной сети, ко всем программам, которые реализуются министерством образования. Государственные органы тоже получают возможность предоставлять сервисы для клиентов: выдавать справки, документы оперативно и на месте, а не отсылая человека в город или в райцентр. Помимо этого, любой человек, пользуясь высокоскоростным интернетом, может получить доступ к любому объему информации, что является большим прорывом для наших отдаленных сельских населенных пунктов и живущих в них людей. Которые сейчас не могут воспользоваться тем, что для горожан является обыденностью: билет по интернету заказать, к примеру. 

- ВОЛС позволит реализовывать и другие инновационные услуги, например, обеспечить село видеонаблюдением. Так ли это? 

- Ну, технически да, другой вопрос - насколько это актуально в селе. Но сельчане как минимум получат три наших базовых услуги: это цифровая телефония, это высокоскоростной доступ в интернет, и это ID-телевидение.   То есть они будут иметь такой же базовый набор услуг, как и любой абонент в городе. А там, дополнительно, если кто-то захочет установить видеонаблюдение через интернет за своим домом – пожалуйста, можно получить и такой набор услуг. То же самое по возможности снимать показания со счетчиков дистанционно – мы создаем транспортную среду, которая позволяет это делать в принципе. А дальше это вопрос потребителя и поставщика услуг, нужно ли им этой возможностью пользоваться. Если нужно – такая возможность есть.    

- Очевидно, строительство ВОЛС станет подспорьем для разворачивания сетей стандарта 4G и 5G? Как разворачивание ВОЛС в целом скажется на распространении мобильного интернета в стране? 

- В зонах, охваченных данным проектом проживает более 3,5 млн человек, в настоящее время они фактически не имеют доступа к сотовой связи, и точно не имеют доступа к широкополосному интернету через девайсы и мобильные устройства. После полной реализации проекта плюс после установки базовых станций ЛТЕ800 они получат полный комплекс сервисов стандарта 4G. 

DSC_4331 (1).jpg

- Предполагается ли создание новых рабочих мест при реализации проекта по строительству ВОЛС? 

- При работе над проектом будут привлечены проектные и подрядные организации, таким образом, работу при реализации проекта получит несколько тысяч человек. И надо учитывать, что это казахстанские компании это 100% казахстанское содержание, это очень важно с социальной точки зрения, с точки зрения привлечения нашей дополнительной рабочей силы. Мы же используем все казахстанское, включая кабель, полиэтиленовую трубу, вспомогательные материалы – это все производят казахстанские предприятия, поэтому и на них существенно увеличится нагрузка. Другой вопрос, что оборудование в основном импортного производства, но и в этом случае, монтаж этого оборудования будут производить казахстанские специалисты, поэтому от проекта выиграют все.


1585 просмотров

Что происходит на рынке ферросплавов в Казахстане

Выяснял «Курсив»

Фото: Shutterstock.com

Ферросплавы используются в мире повсеместно. Это элементы, которые повышают качество металлоконструкций при промышленном и гражданском строительстве, применяются при прокладке новых железных дорог, при производстве высокоточных хирургических инструментов, при возведении мостов и туннелей, создании самолетов и автомобилей. Что сегодня происходит на рынке ферросплавов в Казахстане, выяснял «Курсив».

Около 200 т ферромарганца выпускает в месяц ТОО «Стекло К». Это небольшие объемы даже в масштабах страны. Так, металлургический завод в Таразе производит около 1000–1200 т ферросиликомарганца в месяц. Но в Казахстане есть и такие крупные предприятия, как: Аксуский завод ферросплавов – филиал АО «Транснациональная компания «Казхром», входящего в состав Евразийской Группы (ERG); Актюбинский завод ферросплавов и Темиртауский электрометаллургический комбинат, занимающийся добычей марганцевой руды и известняка и производством из них ферросплавов и карбида кальция. В июне текущего года в Караганде был открыт завод по производству высокомарочного ферросилиция (FeSi75), который является одним из важнейших элементов при производстве и легировании стали.

Согласно данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, производство ферросплавов в Казахстане в январе-августе 2019 года составило 1,5 млн т. По данным МНЭ за 2018 год, производство ферросплавов в январе-июне составило 1,014 млн т и выросло на 4,5% по сравнению с аналогичным показателем 2017 года. 

И юг не лыком шит

Казахстанские металлургические заводы-гиганты по сути являются прямыми конкурентами компании «Стекло К». Но у них другие, несопоставимые с шымкентским ТОО, масштабы. О плюсах и минусах производства рассказал «Курсиву» директор завода ферросплавов Хондамир Юлдашев.

«В Шымкенте четыре металлургических завода: «Феррум Втор», ТОО «Shymkent Temir», ТОО «АМИР-А», ТОО «Гермес». И каждый из них, с 2018 года и по сегодняшний день, увеличил выпуск продукции вдвое. Все изготавливают блюм, катанку, арматуру, уголки. Из этих четырех заводов двум мы поставляем свой продукт. Два других у нас покупают ферросплавы периодически, предпочитая завозить их из Китая. Сейчас они уже ставят собственные печи по производству ферросплавов. Но мне рынка хватает. Готовую продукцию мы продаем в Павлодар и на север Казахстана, крупным заводам. Также экспортируем в Узбекистан, Кыргызстан», – рассказал Хондамир Юлдашев. 

По его мнению, в небольших размерах завода есть свои положительные стороны. Можно быть более маневренным, гибким, быстрее реагировать на изменения рынка.

«Крупные заводы ставят цену в 520 тыс. тенге за тонну, я могу снизить ценовую планку до 490 тыс. тенге. Потому что я вижу, что зарабатываю на этом. А у больших предприятий много издержек. Гибкие цены привлекают ко мне покупателей», – делится глава предприятия.

Сегодня его завод производит два продукта – ферросиликомарганец и ферромарганец. Последний продается по 540 тыс. тенге за тонну. Для сравнения: на рынках ЕС цена ферромарганца 78% (Mn в/у) на 27 августа 2019 года составляла $1056–1089 за тонну; на рынке КНР – $1035–1063 за тонну; в экспорт из РФ – $979 за тонну.

«Даже Россия с ее мощностями дает цену выше. Большому заводу, чтобы перейти с одного вида продукта на другой, требуется два-три дня и значительные средства. Это сотни тысяч и миллионы долларов потерь. Я же перехожу с производства одного сплава на другой в течение полусуток. Без брака», – говорит глава ТОО «Стекло К». 

Кадры решают все

По словам Хондамира Юлдашева, при строительстве металлургического предприятия руководство компании столкнулось с кадровой проблемой.

«В Шымкенте нет специалистов-ферросплавщиков. Есть металлурги, свинцевики, а других – нет. На предприятии «Таукент Темир» нашел украинского специалиста, которого и переманил к себе. Сейчас он у нас главный технолог, обучил и воспитал 70 человек – плавильщиков, горновых, механиков. Этот человек пришел со своими идеями и знаниями, которые в совокупности и помогли снизить себестоимость конечного продукта», – делится опытом работы Хондамир Юлдашев.

По его словам, он готов платить молодым профессионалам среднюю заработную плату в размере 200 тыс. тенге. Возможно и больше, если работник окажется полезным компании. Но нехватка квалифицированных кадров, по словам Юлдашева, ощущается практически на всех позициях, начиная от рабочих плавильного цеха и заканчивая сбытом продукции.

«Не хватает грамотных специалистов с огнем в глазах. Пока мы заключили контракт со студентами кафедры металлургии ЮКГУ. Мы готовы дать им зарплату на 20% выше, чем у плавильщика без образования. Но после двух-трех посещений предприятия студенты, проходившие у нас производственную практику, переставали на нее ходить. Потому в планах у меня – обучить и воспитать своих специалистов», – рассказывает глава предприятия. 

Свой рынок

Потребность казахстанского рынка в ферросплавах, по оценке экспертов, около 100 тыс. т в год. На производство ферросплавов сильное влияние оказывает мировая конъюнктура. В 1996 году Казахстан выпускал более полумиллиона тонн ферросплавов, однако спустя два десятка лет объем произведенных в 2016 году ферросплавов в натуральном выражении составил 1 816,2 тыс. т, что на 4,3% больше, чем в 2015 году. Это увеличение обусловлено ростом производства ферросиликохрома на 26,6%, до 94,5 тыс. т, и феррохрома на 7,8%, до 1 525,2 тыс. т. Объем производства ферросиликомарганца, напротив, сократился на 23,3%, до 125,9 тыс. т. 

По данным аналитика АО «Рейтинговое агентство «РФЦА» Айгерим Медетбековой, за девять месяцев 2017 года объем производства черной металлургии вырос по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 39%, достигнув уровня в 1127,5 млрд тенге. Рост был обусловлен увеличением объемов производства почти по всем продуктам черной металлургии, включая ферросплавы. Объем их производства за три квартала 2018 года вырос на 8,8%, составив 1454,4 тыс. т, за счет увеличения производства ферросиликомарганца на 10,1%, до 101,1 тыс. т и феррохрома на 9,5%, до 1227,2 тыс. т.

Из всех видов ферросплавов, производимых в Казахстане, наибольшую долю в 2017 году занимал феррохром – 84%. Для сравнения: доля этого вида продукции в 2015 году составляла 81,2%.

«Производство других сплавов, в частности ферросиликомарганца и ферросиликохрома, значительно уступает производству феррохрома, однако их доли в структуре производства выделяются на фоне остальных видов ферросплавов – 6,9% (2015 год – 9,4%) и 5,2% (2015 год – 4,3%), соответственно. Остальные ферросплавы занимают 3,9% (2015 год – 5,1%) от производства ферросплавов», – отмечала аналитик РФЦА. 

Взгляд с высоты

Казахстан играет заметную роль в мировом производстве и экспорте ферросплавов. Основным производителем компонентов металлургического производства в РК является ТНК «Казхром». В корпорацию входят три крупнейших казахстанских завода – Аксуский завод ферросплавов, АО «Феррохром», АО «Донской ГОК», суммарной мощностью более 1 тыс. MBA, 42 электропечами и возможностью выпуска более 1 млн т ферросплавов.

В планах «Казхрома» в ближайшие пять лет провести реновацию цеха № 6 Аксуского завода ферросплавов с улучшением ТЭП за счет применения предварительного подогрева шихты теплом от сжигания отходящих ферросплавных газов печи. Кроме того, планируется модернизация печи 43 на Аксуском заводе ферросплавов с переходом на технологию производства ферросиликохрома без использования кокса. «Казхром» запланировал также строительство утилизационной электростанции на ферросплавном газе на базе плавильного цеха № 4 Актюбинского завода ферросплавов.

Если говорить об экспортном потенциале ферросплавов, то он, с точки зрения казахстанских аналитиков, достаточно высок. В I квартале текущего года АО ТНК «Казхром» увеличило экспорт ферросплавов на 6,4%. По информации компании, в январе-марте 2019 года было экспортировало 404 тыс. т ферросплавов.

«В основном ферросплавы АО «ТНК «Казхром» импортируются ведущими производителями нержавеющей стали из Китая, Японии, США, стран Европейского союза и Юго-Восточной Азии», – уточняют в пресс-службе компании, отвечая на вопросы казахстанских СМИ.

В январе текущего года Украина импортировала из ряда стран 2,7 тыс. т ферросплавов на сумму $11,7 млн, в том числе из Казахстана (18,8%), Италии (40,2%), Китая (12,05%).

Согласно исследованиям агентства Energyprom.kz, за I квартал 2017 года в металлургической продукции экспорт металлопроката увеличился в 3,5 раза, экспорт ферросплавов – на 86%.

Очевидно, что главным экспортным продуктом РК по-прежнему остается нефть. Но в топ-3 также входят медь и ферросплавы, сообщает Energyprom.kz. Так, по данным МНЭ РК, в 2017 году было экспортировано 370,1 тыс. т на сумму $546,3 млн. В 2018 году – 410,1 тыс. т на сумму $579,3 млн. 

На перспективу

В ТОО «Стекло К» планируют построить еще один завод, но уже с объемом готовой продукции до 600 т в месяц. Совокупно на двух заводах будут производить 800 т ферросплавов в месяц.

«У меня стратегия. Мы планируем запустить марганцевую линейку, какую не производят нигде в Казахстане, России и даже в Украине. Большие заводы на это не идут, потому что это большие инвестиции и большие риски. Если крупные заводы ставят, к примеру, электропечи 63 МВт час, то я 6,3 МВт. Но при этом у меня будут работать четыре печи и выпускать всю линейку продукции. Печи небольшие, но их мы сможем использовать для получения сразу двух продуктов. Если заработают 10 печей, то получим 20 продуктов. Разных. Сможем полностью закрыть по спецметаллам казахстанский рынок. Будем выходить на Узбекистан, Россию, Иран. Цель нашей компании – быть уникальным ферросплавным заводом», – рассказывает Хондамир Юлдашев. 

Для снижения зависимости от поставщиков, уменьшения себестоимости конечного продукта, расширения ассортимента, компания получает лицензию на разработку своего месторождения марганца. 

Кстати, в апреле текущего года на очередной отраслевой конференции по металлургической отрасли, организованной промышленным блоком Евразийской экономической комиссии, было отмечено, что в рамках научно-технического и инновационного сотрудничества комиссия сформировала Евразийскую технологическую платформу «Технологии металлургии и новых материалов». Одно из направлений ее работы – совместное создание технологий производства комплексных ферросплавов и других инновационных технологий в металлургии. По словам заместителя директора департамента промышленной политики ЕЭК Тиграна Арутюняна, в ЕАЭС уже существуют примеры успешного двустороннего и многостороннего сотрудничества.

«Производители из России и Казахстана сотрудничают в производстве высокогерметичных резьбовых соединений для нефтегазовой отрасли; России, Казахстана и Кыргызстана – ферросплавов; Казахстана, Беларуси и Армении с Россией – металлопродукции высоких переделов», – рассказал Арутюнян.

chto-proiskhodit-na-rynke-ferrosplavov-v-kazahstane.png

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций