Перейти к основному содержанию
949 просмотров

Вертикально интегрируйся, или проиграешь

Задача «Тау-Кен Самрук» - создание условий для долгорочного развития горнорудной отрасли

Фото: «Тау-Кен Самрук»

Горнодобывающий сектор - один из «китов» казахстанской экономики. Отрасль отличается длинными циклами и дальними горизонтами планирования – основа для успешной работы в будущем закладывается на годы и десятилетия вперед. Прежде всего, речь идет о восполнении минерально-сырьевой базы и подготовке кадров. Можно ли говорить о том, что страна «проедает» старое наследие или, напротив, ведется планомерное создание надежного фундамента для долгосрочного развития? Об этом «Курсив» поговорил с председателем правления национальной горнорудной компании «Тау-Кен Самрук» Қанатом Құдайбергеном.

Юниоры идут в разведку 

- Қанат Жақыпұлы, в последние годы неоднократно говорилось о том, что горнодобывающие компании пренебрегают геологоразведочными работами и используют сырьевую базу, подготовленную тридцать-сорок лет назад. Это может привести к тому, что исчерпанные месторождения не будут вовремя восполнены новыми запасами. Насколько критична ситуация в отрасли? 

02.jpg

– Действительно, проблем тут много. Крупным компаниям часто невыгодно вкладывать большие средства в геологоразведку. Это снижает текущую прибыль и может негативно сказаться на капитализации компаний в краткосрочной перспективе. Бизнесу хочется заработать больше и быстрее. Как отметил недавно президент Касым-Жомарт Токаев, на долю отечественных компаний приходится только пятая часть геофизических и геологических работ. Эта ситуация создает определенные стратегические риски в части экономического контроля над сырьевыми запасами. Именно поэтому государство столь пристальное внимание уделяет развитию геологоразведки. В начале нынешнего сентября президент поручил правительству разработать до марта программу геологической разведки. Она должна учитывать прогноз спроса на минерально-сырьевые ресурсы в мире и потребности отечественных предприятий. Часто говорят, что в наших недрах лежит вся таблица Менделеева. Однако производим мы лишь несколько видов металлов. Наша задача – выяснить, где именно что лежит, просчитать экономическую целесообразность добычи полезных ископаемых и определить требуемые для этого ресурсы.

- Программа - это хорошо. Но как она будет реализована, если крупные компании не склонны инвестировать в геологоразведку?

- Мировой опыт показывает, что в геологоразведке в настоящее время лидируют так называемые «юниоры» - это сравнительно небольшие компании, которые не боятся рискнуть. Вы скажете, что такие компании зачастую испытывают дефицит собственных средств, и будете правы. Поэтому мы разработали специальную программу «От юниора до чемпиона». 

Компаниям, ориентированным на геологоразведку, предлагается поддержка: финансовая, маркетинговая и экспертная. 

Финансирование на выгодных для юниоров условиях может быть осуществлено как за счёт собственных средств национальной компании или капитала наших стратегических партнеров, так и  с привлечением заемного финансирования, выбор зависит от финансовой ёмкости проекта. 

07.jpg

«Тау-Кен Самрук» будет сопровождать геологоразведочный проект до определённой запланированной стадии: это может быть утверждение запасов по JORC, завершение разработки ТЭО, либо запуск производства. Очевидно, что участие крупного игрока, каким является национальная компания, существенно снизит риски, придаст уверенности бизнесу и финансовым институтам. Для возврата вложенных инвестиций предусмотрено несколько сценариев: это может быть продажа доли участия, выход на IPO или получение дивидендов, в зависимости от финансовых возможностей проекта. Таким образом, государство, как миноритарный участник, частично берёт на себя риски, при этом уверенно рассчитывая на получение прибыли. Если вы ведете разведку на одном участке, вы можете выиграть или проиграть. Если вы работаете сразу на многих участках, итоговый выигрыш гарантирован: доходы от эксплуатации одного интересного месторождения многократно перекрывают затраты на геологоразведку на многих участках. 

Союз ученого с производственником 

- Одних денег мало. Что насчёт технологического отставания казахстанских компаний от зарубежных конкурентов. Мы проигрываем конкурентную гонку?

- Я бы не сказал, что мы проигрываем гонку – все-таки у нас отличная школа геологоразведки. Наши специалисты постоянно общаются с западными коллегами, существует много совместных проектов. Но делать вид, что все хорошо, тоже не стоит. Предприятия, работающие в горно-металлургическом комплексе, сталкиваются с целым рядом технических, технологических и экономических проблем. Решение многих из них лежит в научной плоскости. 

– Можно привести примеры?

– В Казахстане остро не хватает, например, современного кернохранилища. Как библиотека собирает книги, так кернохранилище собирает, документирует и систематизирует керны- образцы пород. Часто невозможно целиком обработать данные с одного разведываемого участка. Бывает, что компания ищет, например, цинк, а в образцах обнаруживается, допустим, молибден. Конкретно этой компании он не нужен, но через несколько лет он может понадобится другому предприятию. Кернохранилище позволяет резко ускорить исследовательские работы, сэкономить и время, и деньги. 

Значит, мы будем делать кернохранилище, создавать необходимую инфраструктуру и готовить специалистов для работы в нем, осваивать технологии. Это относится не только к кернохранилищу – задачи по отрасли, конечно, гораздо шире. 

– Что с кадровыми ресурсами? Есть в Казахстане требуемые специалисты?

–  Проблема не столько в нехватке специалистов, сколько в отсутствии интегрированной работы ученых, технологов и производственников. Поэтому в минувшем мае мы подписали соглашение о создании совместного предприятия с Satbayev University (бывший Казахский национальный технический университет им. К.И. Сатпаева). Это будет научно-исследовательский центр, НИЦ. В рамках этого центра специалисты «Тау-Кен Самрук» и ученые университета направят свои усилия на разработку и внедрение инновационных технологий в геологоразведку, добычу и переработку сырья. Это первый, но очень важный шаг на пути решения поставленной президентом задачи. 

Специалисты НИЦ на опытно-промышленной базе будут  проводить научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по принципу «единого окна», обеспечивая сопровождение всех этапов, от геологоразведки до промышленной переработки. Любая компания сможет обратиться в НИЦ и не тратить больше время и деньги на привлечение экспатов или отправку геологических образцов за рубеж. 

Это очень амбициозный проект. Для его реализации будут созданы работающие в режиме тестовых центров опытно-промышленные участки –  обогатительный, гидрометаллургический, пирометаллургический. Мы создадим и сертифицируем по международным стандартам исследовательские лаборатории (аналитическую, горных технологий и геотехнологических процессов, физико-химических методов анализа, минералогическую, рудоподготовки и обогащения, гидрометаллургии и пирометаллургии).  Кстати, кернохранилище, о котором я говорил, тоже будет создано в рамках НИЦ. То есть мы на этом этапе говорим уже о выстраивании вертикальной интеграции, формировании полноценной инфраструктуры для горнорудной отрасли.

- В последнее время звучат опасения, что объединение активов государства в единый вертикально-интегрированный холдинг создаст препятствия для конкуренции и вынудит небольшие компании уйти с рынка. Насколько это мнение обосновано?

- Это абсолютно не соответствует действительности. Вертикальная интеграция не будет работать в узкокорпоративных интересах и препятствовать адекватной конкуренции на рынке. Напротив, это создаст дополнительные стимулы для развития здоровой конкурентной среды. Мы, как национальная компания, своей главной задачей видим формирование комфортных условий для всех предприятий, как крупных, так и небольших. Образно говоря, мы создаём добротную широкую дорогу, беспрепятственно пользоваться которой смогут все участники рынка. 

09.jpg

В конечном итоге, это будет выгодно всем: во-первых, предприятия смогут снизить себестоимость добычи за счет существенного удешевления соответствующих международным стандартам исследований.  Это очень важно, особенно для юниоров, о которых мы уже упоминали. Во-вторых, объединение научного потенциала Satbayev University и практического опыта компании Тау-Кен Самрук обещает дать серьезные подвижки в развитии прикладной науки, а это, в свою очередь, усилит инновационно-технологический потенциал всего горнорудного сектора. 

Казахстанской «горнорудке» уже двести лет. Можно уверенно сказать, что, окрыленный новыми технологиями и поддержанный силой кооперации, горнорудный сектор подтвердит статус системообразующей отрасли национальной экономики.

353 просмотра

Почему риелторы Лондона ожидают отмены налога на наследство

Знает партнер Scot Holland | CBRE в Казахстане и Центральной Азии

Фото: Shutterstock.com

Вложения в недвижимость в Лондоне и Нью-Йорке всегда считались беспроигрышным вариантом: цены в этих городах до недавних пор только росли. 

Первый серьезный «звонок» случился в 2009 году, когда из-за невозможности найти финансирование рынок сильно просел: недвижимость месяцами не находила своих покупателей, скидки и снижение цен стали нормой. 

Спустя несколько лет инвесторы снова поверили в недвижимость – к 2014 году стоимость «квадрата» вернулась к пиковым показателям 2007–2008 годов и продолжила свой рост. 

Однако пять лет назад правительства многих стран, в первую очередь Великобритании и Австралии, стали громко заявлять, что иностранные покупатели задирают цены и выдавливают местное население с рынка недвижимости, покупая все подряд. В первую очередь речь шла о покупателях из Китая, которые активно наращивали вложения в недвижимость в Лондоне, Сиднее, Нью-Йорке. Ответным шагом правительств западных стран стало ужесточение условий приобретения недвижимости для иностранцев.

Во-первых, повысились налоговые ставки для иностранных покупателей. Сейчас в Лондоне при покупке недвижимости иностранец платит до 15% единовременного сбора, и, возможно, в следующем году этот сбор увеличится до 18%, а еще 10 лет назад он составлял 2–3%. Во-вторых, был введен 28%-ный налог на прибыль для нерезидентов, продающих недвижимость. В-третьих, местные банки ужесточили правила или ввели полный запрет (некоторые территории в Австралии) на получение ипотеки для иностранцев. Кроме того, резко ужесточилась проверка покупателей на финансовую прозрачность и коррупционную составляющую. Сегодня практически невозможно купить недвижимость в западных странах при недоказанном происхождении капитала. Более того, в Англии приняли пакет законов, дающих право конфисковать недвижимость и активы у иностранцев, не проживающих в ЕС, при наличии у них аффилированности с политическими фигурами и при невозможности доказать источники финансирования. 

Все эти меры к 2017 году начали приносить свои плоды. Несмотря на феноменальную ликвидность и доступность кредитов и ипотеки, инвесторов, стремящихся вкладывать в недвижимость, сильно поубавилось. Цены на недвижимость пошли вниз, средний срок экспозиции объектов значительно увеличился. Все, кто купил недвижимость в Нью-Йорке после 2016 года, сейчас находятся в отрицательной зоне из-за снижения цен. В Лондоне больше 70% выставленной на продажу недвижимости не может найти покупателя в первые три месяца. 

Эта ситуация выглядит странной из-за потенциально высокого спроса на рынке: в Великобритании наблюдается катастрофическая нехватка жилья; стало нормой, что молодые люди живут с родителями до 25–30 лет. Поэтому популярные предвыборные обещания для электората – это резкое увеличение строительства домов, в первую очередь для молодых семей.

Масла в огонь добавляет неоп­ределенность на политическом рынке: нескончаемые голосования в парламенте по поводу Brexit сильно поубавили оптимизма у европейских покупателей лондонской недвижимости.

В Лондоне первыми жертвами спада спроса стали агентства недвижимости. Одно из крупнейших агентств, Foxtons, впервые за свою историю показало годовые убытки и провело масштабные сокращения. Агентство Knight Frank закрыло офис в центре Лондона, Вестминстере, и перевело текущих клиентов на обслуживание в соседний, более успешный офис в Белгравии. И такая ситуа­ция наблюдается практически у всех игроков на рынке.

Правительства западных стран резко взяли курс на искусственное охлаждение рынков недвижимости, чтобы сделать рынок еще более доступным для местных жителей. Это похоже на искусственное сжатие пружины. Рванет ли пружина вверх или так и продолжит сжиматься под давлением новых законов? Облегчат ли правительства условия приобретения недвижимости для зарубежных покупателей или зарубежные клиенты примут новые правила и вернутся на рынок? 

В этой ситуации неопределенности есть лишь одна потенциально позитивная новость для иностранных инвесторов в британскую недвижимость – если консерваторы выиграют предстоящие выборы, то в следующем году они могут отменить исторический 40%-ный налог на наследство. Это добавит уверенности иностранным покупателям в том, что их вложения в лондонскую недвижимость останутся в семье и последующие поколения продолжат получать выгоду от такой собственности.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance