Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


829 просмотров

Вертикально интегрируйся, или проиграешь

Задача «Тау-Кен Самрук» - создание условий для долгорочного развития горнорудной отрасли

Фото: «Тау-Кен Самрук»

Горнодобывающий сектор - один из «китов» казахстанской экономики. Отрасль отличается длинными циклами и дальними горизонтами планирования – основа для успешной работы в будущем закладывается на годы и десятилетия вперед. Прежде всего, речь идет о восполнении минерально-сырьевой базы и подготовке кадров. Можно ли говорить о том, что страна «проедает» старое наследие или, напротив, ведется планомерное создание надежного фундамента для долгосрочного развития? Об этом «Курсив» поговорил с председателем правления национальной горнорудной компании «Тау-Кен Самрук» Қанатом Құдайбергеном.

Юниоры идут в разведку 

- Қанат Жақыпұлы, в последние годы неоднократно говорилось о том, что горнодобывающие компании пренебрегают геологоразведочными работами и используют сырьевую базу, подготовленную тридцать-сорок лет назад. Это может привести к тому, что исчерпанные месторождения не будут вовремя восполнены новыми запасами. Насколько критична ситуация в отрасли? 

02.jpg

– Действительно, проблем тут много. Крупным компаниям часто невыгодно вкладывать большие средства в геологоразведку. Это снижает текущую прибыль и может негативно сказаться на капитализации компаний в краткосрочной перспективе. Бизнесу хочется заработать больше и быстрее. Как отметил недавно президент Касым-Жомарт Токаев, на долю отечественных компаний приходится только пятая часть геофизических и геологических работ. Эта ситуация создает определенные стратегические риски в части экономического контроля над сырьевыми запасами. Именно поэтому государство столь пристальное внимание уделяет развитию геологоразведки. В начале нынешнего сентября президент поручил правительству разработать до марта программу геологической разведки. Она должна учитывать прогноз спроса на минерально-сырьевые ресурсы в мире и потребности отечественных предприятий. Часто говорят, что в наших недрах лежит вся таблица Менделеева. Однако производим мы лишь несколько видов металлов. Наша задача – выяснить, где именно что лежит, просчитать экономическую целесообразность добычи полезных ископаемых и определить требуемые для этого ресурсы.

- Программа - это хорошо. Но как она будет реализована, если крупные компании не склонны инвестировать в геологоразведку?

- Мировой опыт показывает, что в геологоразведке в настоящее время лидируют так называемые «юниоры» - это сравнительно небольшие компании, которые не боятся рискнуть. Вы скажете, что такие компании зачастую испытывают дефицит собственных средств, и будете правы. Поэтому мы разработали специальную программу «От юниора до чемпиона». 

Компаниям, ориентированным на геологоразведку, предлагается поддержка: финансовая, маркетинговая и экспертная. 

Финансирование на выгодных для юниоров условиях может быть осуществлено как за счёт собственных средств национальной компании или капитала наших стратегических партнеров, так и  с привлечением заемного финансирования, выбор зависит от финансовой ёмкости проекта. 

07.jpg

«Тау-Кен Самрук» будет сопровождать геологоразведочный проект до определённой запланированной стадии: это может быть утверждение запасов по JORC, завершение разработки ТЭО, либо запуск производства. Очевидно, что участие крупного игрока, каким является национальная компания, существенно снизит риски, придаст уверенности бизнесу и финансовым институтам. Для возврата вложенных инвестиций предусмотрено несколько сценариев: это может быть продажа доли участия, выход на IPO или получение дивидендов, в зависимости от финансовых возможностей проекта. Таким образом, государство, как миноритарный участник, частично берёт на себя риски, при этом уверенно рассчитывая на получение прибыли. Если вы ведете разведку на одном участке, вы можете выиграть или проиграть. Если вы работаете сразу на многих участках, итоговый выигрыш гарантирован: доходы от эксплуатации одного интересного месторождения многократно перекрывают затраты на геологоразведку на многих участках. 

Союз ученого с производственником 

- Одних денег мало. Что насчёт технологического отставания казахстанских компаний от зарубежных конкурентов. Мы проигрываем конкурентную гонку?

- Я бы не сказал, что мы проигрываем гонку – все-таки у нас отличная школа геологоразведки. Наши специалисты постоянно общаются с западными коллегами, существует много совместных проектов. Но делать вид, что все хорошо, тоже не стоит. Предприятия, работающие в горно-металлургическом комплексе, сталкиваются с целым рядом технических, технологических и экономических проблем. Решение многих из них лежит в научной плоскости. 

– Можно привести примеры?

– В Казахстане остро не хватает, например, современного кернохранилища. Как библиотека собирает книги, так кернохранилище собирает, документирует и систематизирует керны- образцы пород. Часто невозможно целиком обработать данные с одного разведываемого участка. Бывает, что компания ищет, например, цинк, а в образцах обнаруживается, допустим, молибден. Конкретно этой компании он не нужен, но через несколько лет он может понадобится другому предприятию. Кернохранилище позволяет резко ускорить исследовательские работы, сэкономить и время, и деньги. 

Значит, мы будем делать кернохранилище, создавать необходимую инфраструктуру и готовить специалистов для работы в нем, осваивать технологии. Это относится не только к кернохранилищу – задачи по отрасли, конечно, гораздо шире. 

– Что с кадровыми ресурсами? Есть в Казахстане требуемые специалисты?

–  Проблема не столько в нехватке специалистов, сколько в отсутствии интегрированной работы ученых, технологов и производственников. Поэтому в минувшем мае мы подписали соглашение о создании совместного предприятия с Satbayev University (бывший Казахский национальный технический университет им. К.И. Сатпаева). Это будет научно-исследовательский центр, НИЦ. В рамках этого центра специалисты «Тау-Кен Самрук» и ученые университета направят свои усилия на разработку и внедрение инновационных технологий в геологоразведку, добычу и переработку сырья. Это первый, но очень важный шаг на пути решения поставленной президентом задачи. 

Специалисты НИЦ на опытно-промышленной базе будут  проводить научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по принципу «единого окна», обеспечивая сопровождение всех этапов, от геологоразведки до промышленной переработки. Любая компания сможет обратиться в НИЦ и не тратить больше время и деньги на привлечение экспатов или отправку геологических образцов за рубеж. 

Это очень амбициозный проект. Для его реализации будут созданы работающие в режиме тестовых центров опытно-промышленные участки –  обогатительный, гидрометаллургический, пирометаллургический. Мы создадим и сертифицируем по международным стандартам исследовательские лаборатории (аналитическую, горных технологий и геотехнологических процессов, физико-химических методов анализа, минералогическую, рудоподготовки и обогащения, гидрометаллургии и пирометаллургии).  Кстати, кернохранилище, о котором я говорил, тоже будет создано в рамках НИЦ. То есть мы на этом этапе говорим уже о выстраивании вертикальной интеграции, формировании полноценной инфраструктуры для горнорудной отрасли.

- В последнее время звучат опасения, что объединение активов государства в единый вертикально-интегрированный холдинг создаст препятствия для конкуренции и вынудит небольшие компании уйти с рынка. Насколько это мнение обосновано?

- Это абсолютно не соответствует действительности. Вертикальная интеграция не будет работать в узкокорпоративных интересах и препятствовать адекватной конкуренции на рынке. Напротив, это создаст дополнительные стимулы для развития здоровой конкурентной среды. Мы, как национальная компания, своей главной задачей видим формирование комфортных условий для всех предприятий, как крупных, так и небольших. Образно говоря, мы создаём добротную широкую дорогу, беспрепятственно пользоваться которой смогут все участники рынка. 

09.jpg

В конечном итоге, это будет выгодно всем: во-первых, предприятия смогут снизить себестоимость добычи за счет существенного удешевления соответствующих международным стандартам исследований.  Это очень важно, особенно для юниоров, о которых мы уже упоминали. Во-вторых, объединение научного потенциала Satbayev University и практического опыта компании Тау-Кен Самрук обещает дать серьезные подвижки в развитии прикладной науки, а это, в свою очередь, усилит инновационно-технологический потенциал всего горнорудного сектора. 

Казахстанской «горнорудке» уже двести лет. Можно уверенно сказать, что, окрыленный новыми технологиями и поддержанный силой кооперации, горнорудный сектор подтвердит статус системообразующей отрасли национальной экономики.


1585 просмотров

Что происходит на рынке ферросплавов в Казахстане

Выяснял «Курсив»

Фото: Shutterstock.com

Ферросплавы используются в мире повсеместно. Это элементы, которые повышают качество металлоконструкций при промышленном и гражданском строительстве, применяются при прокладке новых железных дорог, при производстве высокоточных хирургических инструментов, при возведении мостов и туннелей, создании самолетов и автомобилей. Что сегодня происходит на рынке ферросплавов в Казахстане, выяснял «Курсив».

Около 200 т ферромарганца выпускает в месяц ТОО «Стекло К». Это небольшие объемы даже в масштабах страны. Так, металлургический завод в Таразе производит около 1000–1200 т ферросиликомарганца в месяц. Но в Казахстане есть и такие крупные предприятия, как: Аксуский завод ферросплавов – филиал АО «Транснациональная компания «Казхром», входящего в состав Евразийской Группы (ERG); Актюбинский завод ферросплавов и Темиртауский электрометаллургический комбинат, занимающийся добычей марганцевой руды и известняка и производством из них ферросплавов и карбида кальция. В июне текущего года в Караганде был открыт завод по производству высокомарочного ферросилиция (FeSi75), который является одним из важнейших элементов при производстве и легировании стали.

Согласно данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, производство ферросплавов в Казахстане в январе-августе 2019 года составило 1,5 млн т. По данным МНЭ за 2018 год, производство ферросплавов в январе-июне составило 1,014 млн т и выросло на 4,5% по сравнению с аналогичным показателем 2017 года. 

И юг не лыком шит

Казахстанские металлургические заводы-гиганты по сути являются прямыми конкурентами компании «Стекло К». Но у них другие, несопоставимые с шымкентским ТОО, масштабы. О плюсах и минусах производства рассказал «Курсиву» директор завода ферросплавов Хондамир Юлдашев.

«В Шымкенте четыре металлургических завода: «Феррум Втор», ТОО «Shymkent Temir», ТОО «АМИР-А», ТОО «Гермес». И каждый из них, с 2018 года и по сегодняшний день, увеличил выпуск продукции вдвое. Все изготавливают блюм, катанку, арматуру, уголки. Из этих четырех заводов двум мы поставляем свой продукт. Два других у нас покупают ферросплавы периодически, предпочитая завозить их из Китая. Сейчас они уже ставят собственные печи по производству ферросплавов. Но мне рынка хватает. Готовую продукцию мы продаем в Павлодар и на север Казахстана, крупным заводам. Также экспортируем в Узбекистан, Кыргызстан», – рассказал Хондамир Юлдашев. 

По его мнению, в небольших размерах завода есть свои положительные стороны. Можно быть более маневренным, гибким, быстрее реагировать на изменения рынка.

«Крупные заводы ставят цену в 520 тыс. тенге за тонну, я могу снизить ценовую планку до 490 тыс. тенге. Потому что я вижу, что зарабатываю на этом. А у больших предприятий много издержек. Гибкие цены привлекают ко мне покупателей», – делится глава предприятия.

Сегодня его завод производит два продукта – ферросиликомарганец и ферромарганец. Последний продается по 540 тыс. тенге за тонну. Для сравнения: на рынках ЕС цена ферромарганца 78% (Mn в/у) на 27 августа 2019 года составляла $1056–1089 за тонну; на рынке КНР – $1035–1063 за тонну; в экспорт из РФ – $979 за тонну.

«Даже Россия с ее мощностями дает цену выше. Большому заводу, чтобы перейти с одного вида продукта на другой, требуется два-три дня и значительные средства. Это сотни тысяч и миллионы долларов потерь. Я же перехожу с производства одного сплава на другой в течение полусуток. Без брака», – говорит глава ТОО «Стекло К». 

Кадры решают все

По словам Хондамира Юлдашева, при строительстве металлургического предприятия руководство компании столкнулось с кадровой проблемой.

«В Шымкенте нет специалистов-ферросплавщиков. Есть металлурги, свинцевики, а других – нет. На предприятии «Таукент Темир» нашел украинского специалиста, которого и переманил к себе. Сейчас он у нас главный технолог, обучил и воспитал 70 человек – плавильщиков, горновых, механиков. Этот человек пришел со своими идеями и знаниями, которые в совокупности и помогли снизить себестоимость конечного продукта», – делится опытом работы Хондамир Юлдашев.

По его словам, он готов платить молодым профессионалам среднюю заработную плату в размере 200 тыс. тенге. Возможно и больше, если работник окажется полезным компании. Но нехватка квалифицированных кадров, по словам Юлдашева, ощущается практически на всех позициях, начиная от рабочих плавильного цеха и заканчивая сбытом продукции.

«Не хватает грамотных специалистов с огнем в глазах. Пока мы заключили контракт со студентами кафедры металлургии ЮКГУ. Мы готовы дать им зарплату на 20% выше, чем у плавильщика без образования. Но после двух-трех посещений предприятия студенты, проходившие у нас производственную практику, переставали на нее ходить. Потому в планах у меня – обучить и воспитать своих специалистов», – рассказывает глава предприятия. 

Свой рынок

Потребность казахстанского рынка в ферросплавах, по оценке экспертов, около 100 тыс. т в год. На производство ферросплавов сильное влияние оказывает мировая конъюнктура. В 1996 году Казахстан выпускал более полумиллиона тонн ферросплавов, однако спустя два десятка лет объем произведенных в 2016 году ферросплавов в натуральном выражении составил 1 816,2 тыс. т, что на 4,3% больше, чем в 2015 году. Это увеличение обусловлено ростом производства ферросиликохрома на 26,6%, до 94,5 тыс. т, и феррохрома на 7,8%, до 1 525,2 тыс. т. Объем производства ферросиликомарганца, напротив, сократился на 23,3%, до 125,9 тыс. т. 

По данным аналитика АО «Рейтинговое агентство «РФЦА» Айгерим Медетбековой, за девять месяцев 2017 года объем производства черной металлургии вырос по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 39%, достигнув уровня в 1127,5 млрд тенге. Рост был обусловлен увеличением объемов производства почти по всем продуктам черной металлургии, включая ферросплавы. Объем их производства за три квартала 2018 года вырос на 8,8%, составив 1454,4 тыс. т, за счет увеличения производства ферросиликомарганца на 10,1%, до 101,1 тыс. т и феррохрома на 9,5%, до 1227,2 тыс. т.

Из всех видов ферросплавов, производимых в Казахстане, наибольшую долю в 2017 году занимал феррохром – 84%. Для сравнения: доля этого вида продукции в 2015 году составляла 81,2%.

«Производство других сплавов, в частности ферросиликомарганца и ферросиликохрома, значительно уступает производству феррохрома, однако их доли в структуре производства выделяются на фоне остальных видов ферросплавов – 6,9% (2015 год – 9,4%) и 5,2% (2015 год – 4,3%), соответственно. Остальные ферросплавы занимают 3,9% (2015 год – 5,1%) от производства ферросплавов», – отмечала аналитик РФЦА. 

Взгляд с высоты

Казахстан играет заметную роль в мировом производстве и экспорте ферросплавов. Основным производителем компонентов металлургического производства в РК является ТНК «Казхром». В корпорацию входят три крупнейших казахстанских завода – Аксуский завод ферросплавов, АО «Феррохром», АО «Донской ГОК», суммарной мощностью более 1 тыс. MBA, 42 электропечами и возможностью выпуска более 1 млн т ферросплавов.

В планах «Казхрома» в ближайшие пять лет провести реновацию цеха № 6 Аксуского завода ферросплавов с улучшением ТЭП за счет применения предварительного подогрева шихты теплом от сжигания отходящих ферросплавных газов печи. Кроме того, планируется модернизация печи 43 на Аксуском заводе ферросплавов с переходом на технологию производства ферросиликохрома без использования кокса. «Казхром» запланировал также строительство утилизационной электростанции на ферросплавном газе на базе плавильного цеха № 4 Актюбинского завода ферросплавов.

Если говорить об экспортном потенциале ферросплавов, то он, с точки зрения казахстанских аналитиков, достаточно высок. В I квартале текущего года АО ТНК «Казхром» увеличило экспорт ферросплавов на 6,4%. По информации компании, в январе-марте 2019 года было экспортировало 404 тыс. т ферросплавов.

«В основном ферросплавы АО «ТНК «Казхром» импортируются ведущими производителями нержавеющей стали из Китая, Японии, США, стран Европейского союза и Юго-Восточной Азии», – уточняют в пресс-службе компании, отвечая на вопросы казахстанских СМИ.

В январе текущего года Украина импортировала из ряда стран 2,7 тыс. т ферросплавов на сумму $11,7 млн, в том числе из Казахстана (18,8%), Италии (40,2%), Китая (12,05%).

Согласно исследованиям агентства Energyprom.kz, за I квартал 2017 года в металлургической продукции экспорт металлопроката увеличился в 3,5 раза, экспорт ферросплавов – на 86%.

Очевидно, что главным экспортным продуктом РК по-прежнему остается нефть. Но в топ-3 также входят медь и ферросплавы, сообщает Energyprom.kz. Так, по данным МНЭ РК, в 2017 году было экспортировано 370,1 тыс. т на сумму $546,3 млн. В 2018 году – 410,1 тыс. т на сумму $579,3 млн. 

На перспективу

В ТОО «Стекло К» планируют построить еще один завод, но уже с объемом готовой продукции до 600 т в месяц. Совокупно на двух заводах будут производить 800 т ферросплавов в месяц.

«У меня стратегия. Мы планируем запустить марганцевую линейку, какую не производят нигде в Казахстане, России и даже в Украине. Большие заводы на это не идут, потому что это большие инвестиции и большие риски. Если крупные заводы ставят, к примеру, электропечи 63 МВт час, то я 6,3 МВт. Но при этом у меня будут работать четыре печи и выпускать всю линейку продукции. Печи небольшие, но их мы сможем использовать для получения сразу двух продуктов. Если заработают 10 печей, то получим 20 продуктов. Разных. Сможем полностью закрыть по спецметаллам казахстанский рынок. Будем выходить на Узбекистан, Россию, Иран. Цель нашей компании – быть уникальным ферросплавным заводом», – рассказывает Хондамир Юлдашев. 

Для снижения зависимости от поставщиков, уменьшения себестоимости конечного продукта, расширения ассортимента, компания получает лицензию на разработку своего месторождения марганца. 

Кстати, в апреле текущего года на очередной отраслевой конференции по металлургической отрасли, организованной промышленным блоком Евразийской экономической комиссии, было отмечено, что в рамках научно-технического и инновационного сотрудничества комиссия сформировала Евразийскую технологическую платформу «Технологии металлургии и новых материалов». Одно из направлений ее работы – совместное создание технологий производства комплексных ферросплавов и других инновационных технологий в металлургии. По словам заместителя директора департамента промышленной политики ЕЭК Тиграна Арутюняна, в ЕАЭС уже существуют примеры успешного двустороннего и многостороннего сотрудничества.

«Производители из России и Казахстана сотрудничают в производстве высокогерметичных резьбовых соединений для нефтегазовой отрасли; России, Казахстана и Кыргызстана – ферросплавов; Казахстана, Беларуси и Армении с Россией – металлопродукции высоких переделов», – рассказал Арутюнян.

chto-proiskhodit-na-rynke-ferrosplavov-v-kazahstane.png

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций