2347 просмотров

В Приаралье фермеров лишают возможности пользоваться субсидиями

При закупке техники в лизинг они должны перечислить средства финансисту, иначе придется платить штрафы

Фото: Shutterstock

У фермеров Кызылординской области возникли проблемы с АО «КазАгроФинанс» по одному из пунктов договора лизинга сельскохозяйственной техники. Речь идет о принятых в 2018 году «Правилах субсидирования по возмещению части расходов, понесенных субъектом АПК, при инвестиционных вложениях» МСХ РК. Согласно им, между фермером и КАФ заключается договор лизинга, определяется срок, составляется график погашения. Затем государство через Минсельхоз выплачивает фермеру компенсацию – от 25 до 50% от стоимости техники.

Но в договоре есть пункт, обязывающий фермера перечислить полученные субсидии фининституту в течение 15 рабочих дней. Как говорят в КАФ, это делается для уменьшения основной суммы долга. Между тем, как считает начальник отдела АПК РПП «Атамекен» Кызылординской области Жасулан Сериков, эти деньги пригодились бы самому фермеру в разгар весенне-полевых работ.

«Ситуация вызывает недоумение. Летом 2018 года в эти правила были внесены изменения. В частности, о том, что сумма инвестиционных субсидий перечисляется рабочим органом на расчетный счет инвестора или с согласия инвестора в фин­институт в счет погашения основного долга. То есть фермеры могут оставить деньги себе или, подчеркну, добровольно перечислить лизингодателю. Кроме того, если фермеру понадобятся деньги на весенне-полевые работы или другие срочные нужды, в случае выплаты субсидий КАФ придется кредитоваться еще где-то. Хотя он мог рассчитывать на сумму компенсации», – отметил в комментариях «Курсиву» Жасулан Сериков.

Неизменный пункт

Несмотря на внесенные изменения и в нарушение распоряжения министра, практика заключения договоров с обязательным перечислением субсидий на счет КАФ продолжилась. 

«В конце 2018 года к нам пришли несколько предпринимателей, которые сообщили, что они заключили договоры с КАФ, где был прописан этот пункт. Мы написали письмо в центральный аппарат НПП, они – руководству КАФ. Откуда пришел ответ, что раз договор подписан, фермеры обязаны выполнять его. И в случае неисполнения обязательств их ждут штрафы. Но в конце добавили, что «в отдельных случаях АО «КАФ» готово рассмотреть возможность направления инвестиционных субсидий на прочие мероприятия по хозяйственной деятельности, при обоснованном предложении заемщика. Однако это нигде не прописано официально, и кто сможет воспользоваться такой привилегией, неизвестно», – говорит представитель РПП.

Нуждающихся больше

По словам одного из сельхозпроизводителей, которому грозят штрафы от КАФ, в августе 2018 года он заключил договор лизинга на приобретение техники на сумму 151,8 млн тенге. При этом ему полагалась субсидия в размере 42 млн тенге. После вмешательства РПП и переговоров с КАФ их удалось направить на нужды хозяйства.

Другому фермеру повезло меньше. Получив инвестсубсидии в размере 80 млн тенге, он вложил деньги в развитие хозяйства. Но ему грозит штраф из-за пункта об обязательном перечислении субсидий на счет КАФ.

Кстати, как предполагает руководитель отдела РПП, вероятно, этот не соответствующий приказу министра сельского хозяйства пункт присутствует во всех типовых договорах дочерних предприятий НУХ «КазАгро». «У фермера есть график погашения, по которому он регулярно платит. Зачем его еще чем-то грузить – тем же штрафом?! Почему бы обязательный пункт не сделать рекомендательным: мол, если в следующем году, возможно, будет неурожай, перечисли субсидии нам, уменьши сумму долга. Тогда не было бы претензий», – считает Жасулан Сериков. 

Всего по программе инвестсубсидий за два последних года в регионе были заключены соглашения на сумму свыше 10 млрд тенге. Из них 2,5 млрд тенге – это сумма возмещения КАФ.

Свои нюансы

В кызылординском филиале АО «КАФ» на вопросы «Курсива» заявили, что за два года существования программы инвествложений они еще никого не штрафовали. Как подчеркнул директор филиала Оразбек Каракожаев, такой пункт действительно есть в договоре, но его никто не выполняет.

«Как можно подписывать договор о лизинге на 150 млн тенге, не прочитав его?! Вы попробуйте взять деньги в банке, а затем опротестовать это: мол, был невнимателен при подписании. Договор лизинга на сотни миллионов тенге – это вам не кредит на 5 млн. Фермеры прекрасно знали, что они подписывали», – возмутился собеседник. 

Он подчеркнул, что ни один фермер в Приаралье не был оштрафован. «Для того чтобы наложить штраф, предусмотренный договором, я должен знать о том, что фермеру поступили субсидии. Да, я понимаю, что он получил деньги, но у меня нет доказательств. Соответственно, не могу подсчитать, каким должен быть размер штрафа. Мы просили у сельхозуправления информацию о выплатах субсидий, но нам отказали. Сами фермеры также не спешат сообщать, что они получили компенсацию за технику», – отметил Оразбек Каракожаев.

Он также уточнил, что сельхозпроизводители получают компенсацию не только по программе инвестсубсидий, но и по другим программам. 

Поэтому, зная о поступлении денег, фин­иститут не может претендовать на эти средства, так как они могут относиться к другой программе или являться только их частью.

Стоит отметить, что Кызылординская область входит в пятерку лидеров по закупу сельскохозяйственной техники в республике. В 2018 году через филиал КАФ местные сельчане закупили более 80 единиц техники (комбайны, тракторы, лазерные выравниватели) на сумму около 6 млрд тенге. 

За два последних года, в рамках подпадающей под инвестсубсидии программы, были закуплены около 200 единиц техники для более 130 крестьянских хозяйств Приаралья на сумму свыше 11 млрд тенге. А за 10 лет с момента появления КАФ в регионе местные аграрии закупили 1700 единиц техники. Всего с 2000 по 2019 год через КАФ было закуплено около 46 тыс. единиц техники по всей стране.

banner_wsj.gif

108 просмотров

Сокращение добычи помогло повысить цены на нефть

По мнению финансиста и экономиста Мурата Темирханова, в этом году ВВП Казахстана должен сократиться на 4%

Фото: КМГ

Соглашение о коллективном сокращении добычи нефти положительно отразилось на ее стоимости. Цена на Brent с начала вступ­ления в силу сделки ОПЕК+ выросла более чем на 60%, хотя не все страны стопроцентно выполнили свои обязательства.

Сделка Организации стран – экспортеров нефти и государств, не входящих в картель, о коллективном сокращении добычи на 9,7 млн баррелей в сутки сыграла важную роль в поддержании стабильности на рынке нефти, считают в ОПЕК. И это несмотря на то, что в мае общее соответствие принятым обязательствам по сокращению добычи составило 87%. По данным Международного энергетического агентства (МЭА), мировые поставки нефти в мае упали на 11,8 млн баррелей в сутки. 

Помимо альянса добычу снизили США, Канада и другие экспортеры углеводородного сырья. Казахстан выполнил свои обязательства на 71%.

Спрос и предложение

В ОПЕК+ подсчитали, кто и насколько снизил производство нефти в первом месяце сделки, вступившей в силу 1 мая. Общее соответствие квоте за прошедший месяц составило 87%. В частности, Россия выполнила условия соглашения на 94%, Конго – на 72%, Казахстан и Ангола – на 71%, Нигерия – на 57%, Ирак – на 46%.

Соглашение о коллективном сокращении добычи страны – экспортеры нефти заключили 12 апреля. Продиктовано оно было сильным падением спроса на энергоносители в I квартале. Согласно договору в мае-июне этого года производство нефти должно было уменьшиться на 9,7 млн баррелей в сутки, на 7,7 млн – в течение второго полугодия и на 5,8 млн – с 1 января 2021 года по 30 апреля 2022 года. Исходным показателем для расчета корректировок для участников сделки (за исключением Саудовской Аравии и России) стал уровень октября 2018 года. Казахстан взял на себя обязательства сократить суточную добычу на 390 тыс. баррелей. При этом республике пришлось снижать добычу с гораздо более высоких уровней, чем этом было осенью позапрошлого года. Суточная добыча тогда составляла 1,7 млн баррелей, а в I квартале этого года – 1,88 млн. Практически страна должна снизить добычу более чем на полмиллиона баррелей в сутки. В итоге совокупное перепроизводство нефти в республике в первые 12 дней мая составило 3,13 млн баррелей в сутки и связано это «с инертностью отрасли», сообщил в ходе заседания комитета по мониторингу ОПЕК+, прошедшего 18 июня, министр энергетики РК Нурлан Ногаев. По его словам, компенсация невыполненного объема запланирована на август и сентябрь. Получается, что в этот период, с учетом компенсируемых объемов, суточная добыча должна упасть и вовсе до 1,26 млн баррелей.

Эксперты отмечают, что рес­публика сейчас использует старую тактику, когда пытается перенести сокращение на более поздний срок, который к тому же может совпасть с периодом проведения плановых ремонтных работ на Тенгизе, Кашагане и Карачаганаке либо на других крупных месторождениях. Аналогичным образом поступают многие экспортеры нефти, в том числе и Россия.

При этом постановление «О введении временных ограничений на пользование участками недр для средних, крупных и гигантских месторождений пропорционально экспортным объемам» правительство приняло буквально на этой неделе, 23 июня.

А как же ВВП?

Выполнение условий сделки может отрицательно отразиться на состоянии экономики респуб­лики. Финансист и экономист Мурат Темирханов отмечает, что в прошлом году в Казахстане было добыто 90,5 млн т нефти. В этом году после падения спроса в Минэнерго снизили прогноз по добыче до 86 млн т. По расчетам эксперта, если республика будет полноценно соблюдать требования ОПЕК+, то добыча должна снизиться до около 81 млн т, если не меньше. До 86 млн т добыча может снизиться в результате естественного падения производства на старых и дорогих по себестоимости месторождениях в условиях низких цен на нефть. 

С другой стороны, если мы будем выполнять требования ОПЕК+, то это нанесет двойной удар по росту ВВП. Во-первых, в марте-апреле из-за введения режима ЧП и карантинных мер половина экономики республики остановилась, что сильно отразит­ся на ВВП. «Честно говоря, я немного удивлен статистикой, которая показывает гораздо меньшее падение. В той же Европе за этот период произошло значительное падение экономик. По моим ожиданиям, в мае падение ВВП должно было быть не 1,7%, как говорят в правительстве, а гораздо больше», – поясняет Темирханов. До апреля был рост около 3%, а в апреле, наоборот, ВВП сократился на 0,2%. В мае вдруг темпы падения резко замедлились, хотя карантин был в полном разгаре. Статистические данные по падению ВВП в мае у эксперта вызывают большие сомнения.

«Во-вторых, сильно повлияют на экономику страны низкие цены на нефть и сокращение объемов ее добычи. По моей оценке, в целом по году ВВП Казахстана должен сократиться на 4%, и это с учетом того, что до конца марта у нас экономика выросла примерно на 3% в годовом выражении», – говорит Темирханов.

sokrashhenie-dobychi-pomoglo-povysit-ceny-na-neft-2.jpgФото: КМГ

Застрахованная Мексика

В целом, по данным МЭА, в мае страны – участницы соглашения ОПЕК+ сократили поставки нефти на 9,4 млн баррелей в сутки. Другие мировые производители сырья, не участвующие в сделке, с начала года снизили ежесуточную добычу на 4,5 млн баррелей. 

В начале июня члены альянса договорились продлить условия соглашения за первые два месяца еще и на июль. Решение было принято из-за сохраняющегося переизбытка сырья на рынке. По сведениям исследовательской компании Rystad Energy, в мае спрос на автомобильное топливо упал на 19,9%, до 38 млн баррелей в сутки. Тяжелая ситуация сохраняется в авиационном секторе, отмечает МЭА. Данные Международной ассоциации воздушного транспорта демонстрируют, что пассажиропоток в этом году будет почти на 55% ниже, чем в прошлом. Чтобы ускорить процесс восстановления спроса, экспортеры нефти, участники альянса приняли дополнительное соглашение. За исключением Мексики, которая решила выйти из соглашения ОПЕК+. В мае она выполнила свою квоту на 93%. В апреле, когда участники альянса обговаривали условия сделки, Мексике предложили сократить добычу на 400 тыс. баррелей. Тогда она отказалась, и часть ее квоты в размере 300 тыс. баррелей взяли на себя США.

По данным Bloomberg, правительство Мексики застраховало в американских банках свои поставки нефти по цене в $49 за баррель, поэтому она не идет на сделку с остальными производителями нефти и не ограничивает добычу. Хеджирование позволит этой стране получить около $6,2 млрд в результате падения цен на нефть в этом году. За последние 20 лет хедж защищал Мексику от каждого серьезного кризиса. В 2009 году, во время мирового финансового кризиса, когда цены на нефть также сильно упали, она получила $5,1 млрд, а при нефтяном кризисе 2015–2016 годов – $9,1 млрд.

Могут ли аналогичным образом поступить другие производители нефти, такие как Россия и Казахстан? Заместитель начальника департамента Государственной информационной системы топливно-энергетического комплекса (ГИС ТЭК) Российского энергетического агентства, эксперт «Русского гео­графического общества» (РГО) Наталья Гриб считает, что вопрос, надо ли России страховать свою добычу, дискуссионный. Потому что у нее бюджет сверстан, исходя из $42 за баррель. «И несмотря на обнуление мировых цен на нефть в апреле, у меня есть ожидания, что этот уровень рынок вернет себе уже в августе», – говорит эксперт. Она отмечает, что Россия была готова к данному спаду цен: есть фонд с запасом финансовых ресурсов, есть активные игроки, кто участвовал во всех этих играх ОПЕК+. И есть существенные политические выгоды в международных отношениях на высшем уровне.

Для Казахстана все зависит от уровня цен на нефть, заложенного в республиканский бюджет. С одной стороны, Казахстан – средний по объему игрок на мировом рынке. И страховка какой-то части добычи была бы нелишней. С другой – речь идет о довольно существенных платежах на постоянной основе страховым институтам. То есть о перекладывании на них ответственности за прогноз и всех рисков.

«Я бы сказала, что сегодня важнее модернизировать фонд скважин и применить новые технологии, позволяющие останавливать и вводить добычные скважины так же оперативно и без последствий обводнения, как это делают саудиты», – считает Наталья Гриб.

По ее словам, прямого ответа на вопрос, нужно ли Казахстану хеджировать риски, не существует. Когда ты доверяешь собственному планированию и прогнозу, то в этом нет необходимости, но если сохраняется слишком много факторов неизвестности, то можно попробовать застраховать какую-то часть.

Цены и запасы

Заключение сделки ОПЕК+ о сокращении добычи оказало положительное влияние на стоимость нефти в мае. Но ситуация на нефтяном рынке улучшилась не только благодаря сокращению добычи, но и росту потребления нефти, который произошел на фоне ослабления карантинных мер. В Китае в марте-апреле наблюдалось общее восстановление спроса, а в Индии в мае произошел резкий рост потреб­ления топлива. Об увеличении продаж нефтепродуктов объявили на неделе Великобритания и Италия. 23 июня нефть марки Brent на международных рынках продавалась уже по $43 за баррель. 

Первого мая, в первый день вступления в силу соглашения ОПЕК+, она торговалась по $26 за баррель. Стоимость WTI за этот же период выросла с $19 до 39 за бочку.

По прогнозу управления энергетической информации (EIA) Минэнерго США ежемесячные цены на Brent во втором полугодии составят в среднем $37 за баррель и вырастут до $48 в следующем году. EIA ожидает, что высокие запасы сырой нефти в хранилищах государств ограничат повышение цен в ближайшие месяцы, но по мере их сокращения в 2021 году рост цен будет увеличиваться.

В Rystad Energy считают, что общее потребление нефти восстановится не скоро. К примеру, в США в этом году спрос на нефть сократится на 2,4 млн баррелей в сутки, до 18,1 млн баррелей, что на 11,8% меньше, чем в прошлом году. В Европе суточная потребность в углеводородном сырье снизится на 2,2 млн баррелей, или до 12 млн баррелей, что на 15,6% меньше по сравнению с 2019 годом. В целом в этом году мировой спрос снизится на 11,8%, или на 11,7 млн баррелей, до 87,8 млн баррелей в сутки. При этом последствия сегодняшних сокращений добычи могут отрицательно сказаться на объемах производства нефти в будущем.

Эксперты ожидают, что глобальные расходы в нефтедобычу в этом году упадут до $383 млрд, что является самым низким показателем за последние 15 лет. По сравнению с прошлым годом затраты сократятся на 29%, или на $156 млрд. Уменьшение инвестиций в разведку и добычу приведет к снижению мировых запасов углеводородного сырья примерно на 282 млрд баррелей. Глобальные извлекаемые запасы нефти уменьшатся до 1,9 трлн баррелей.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg