Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Почему крупные недропользователи в Казахстана выбирают иностранных поставщиков

Разбирался корреспондент «Курсив»

Фото: Shutterstock.com

По данным Казахстанского центра индустрии и экспорта, в 2018 году объем частных закупок товаров и услуг в Казахстане составил 16,7 трлн тенге. При этом доля отечественного содержания сложилась на уровне 50,6%, иностранного – 49,4%. Как правило, крупные недропользователи закупают из-за рубежа машины, механизмы, электротехническое оборудование, транспорт, а также химическую продукцию. 

Дорогие стандарты 

Одна из причин, по которым крупные предприятия выбирают иностранных поставщиков, – несоответствие местных товаров международным стандартам. Между тем получить сертификат качества небольшим предприятиям часто бывает не по карману. Сертификация на поставку только одного вида продукции может стоить $30 тыс., а стоимость сертификации системы производства – достигать $150 тыс. 

По словам заместителя председателя правления АО «QazIndustry» Турара Жолмагамбетова, оказать поддержку в этом направлении может государство, возместив до половины затрат на сертификацию. В текущем году на эти цели было выделено 60 млн тенге, в следующем сумму планируют увеличить.

«Скоро совместно со Всемирным банком начнем воплощать проект по поддержке местных поставщиков, который предусматривает меры поддержки на сумму около 1 млрд тенге. В следующие два года будем проводить отбор предприятий и содействовать, чтобы они становились крупными поставщиками, повышали качество деятельности, менеджмента и продукции», – говорит Жолмагамбетов. 

Выбор по цене

Крупные недропользователи выбирают иностранных поставщиков и по причине более низкой цены. Представители карагандинских предприятий недоумевают, почему продукция примерно одинакового качества имеет разную себестоимость. 

По мнению менеджера по координации и развитию программы «Казахстанское содержание» АО «АрселорМиттал Темиртау» Андрея Блейха, причиной этому служит отсутствие дотаций на развитие металлургии и машиностроения со стороны государства, в то время как подобные меры поддержки активно внедряются в соседнем Китае. 

8941984.jpg

«Чтобы приобрести заготовку из легированной стали, нашему машиностроителю нужно прежде всего купить либо машину, либо вагон за границей. Легированный металл в Казахстане не производится. Поэтому затраченные деньги он закладывает в стоимость и не может продать готовое изделие дешевле», – утверждает собеседник. 

Вместе с тем местные производители сетуют, что купить металл для изготовления продукции у АО «АрселорМиттал Темиртау» дороже, чем за границей или у других местных компаний. 

В списке проблем, которые озвучивают представители местных предприятий, недоступность полной информации о частных закупках. По словам вице-президента Балхашского завода обработки цветных металлов Сергея Агафонова, нередко полного объема заказов на соответствующих сайтах не видно. Эту проблему, по мнению представителей НПП «Атамекен», должно решить «Единое окно закупок». Портал заработал в Казахстане 1 августа и должен сделать процесс закупок более прозрачным и доступным для всех. 

Свое или чужое?

Как считает экономист Петр Своик, государственная программа индустриализации, направленная на увеличение доли импортозамещения, задумана правильно, но исполняется не совсем верно, а меры по возмещению затрат – не самые действенные. 

«По факту ФИИР – это не индустриализация, а поддержка банков. Вместе с тем сама система государственного управления выстроена под внешний интерес, правительство обслуживает внешних поставщиков готовых товаров, экспортеров», – полагает эксперт.

Чтобы внешний рынок перестал диктовать свои условия, а доля местного содержания на внутреннем рынке увеличилась, по мнению Петра Своика, власть должна переориентироваться на большую поддержку отечественных производителей.

638 просмотров

МЭА прогнозирует рекордное снижение спроса на нефть в 2020 году

В связи с этим в Казахстане могут сократить объемы добычи

Фото: Shutterstock

Замедление экономики Китая из-за коронавируса в январе привело к падению спроса на нефть, а потом и снижению ее стоимости на 20%, или до $55 за баррель. ОПЕК призывает страны-производители сократить объемы добычи нефти, чтобы избежать переизбытка предложения и дальнейшего падения цен.

Вспышка коронавируса (Covid-19) в Китае и последовавшее за ней снижение экономической активности в этой стране оказали существенное влияние на спрос и цены на углеводородное сырье. Стоимость нефти марки Brent упала примерно на $10 за 1 баррель, или на 20%, до уровня ниже $55, сообщает Международное энергетическое агентство (МЭА) в своем февральском отчете. Еще до эпидемии вируса рынок был обеспокоен переизбытком предложения в 1 млн баррелей в сутки, которое прогнозировалось в первой половине 2020 года из-за продолжающегося роста добычи в США, Бразилии, Канаде и Норвегии. Даже угрозы безопасности поставок, например, из-за напряженностей в Ираке, падения добычи нефти в Ливии (из-за войны) на 1 млн баррелей в сутки и форс-мажорные обстоятельства, объявленные для некоторых нигерийских грузов, не повлияли на рост цен.

Ожидается, что в I квартале 2020 года спрос сократится на 435 тыс. баррелей в день, и это станет первым квартальным сокращением за последние 10 лет. Исходя из сложившейся ситуации, МЭА решило снизить прогноз роста спроса на нефть в 2020 году до 825 тыс. баррелей в день, самого низкого уровня с 2011 года.

«Эпидемия атипичной пневмонии, произошедшая в 2003 году, широко используется в качестве ориентира для анализа Covid-19, хотя Китай с тех пор сильно изменился», – поясняют эксперты агентства.

Если в 2003-м спрос на нефть в Поднебесной составлял 5,7 млн баррелей в сутки, то к 2019 году он вырос более чем в два раза – до 13,7 млн, что равнозначно 14% от общемирового объема потребления.

В прошлом году на долю этой страны пришлось более трех четвертей роста мирового спроса на нефть. 

Еще до кризиса Covid-19 прогнозировалось, что баланс спроса и предложения восстановится во второй половине текущего года. Этому должны были способствовать сокращения производства, осуществленные в начале года членами ОПЕК и странами-экспортерами нефти, не входящими в картель, а также ожидаемый рост спроса. Теперь же из-за влияния коронавируса, по мнению МЭА, производители (ОПЕК и другие страны) вынуждены будут принять решение о дополнительном сокращении добычи нефти на 0,6 млн баррелей в сутки в качестве чрезвычайной меры сверх 1,7 млн баррелей в сутки, которая действует до апреля 2020 года.

По итогам внеочередного заседания Объединенного технического комитета ОПЕК, прошедшего 4–6 февраля в Вене, картель предложил продлить срок действия соглашения до конца года. Рекомендации основаны на снижении спроса на нефть, которое произошло из-за эпидемии коронавируса. Министр энергетики Алжира и президент конференции ОПЕК Мохамед Аркаб отметил, что эпидемия оказывает негативное влияние на экономическую деятельность, особенно на транспорт, туризм и промышленность, в первую очередь в Китае, а также все чаще в азиатском регионе и постепенно в мире. Он считает, что корректировка объемов добычи в интересах всех стран-производителей нефти: как членов ОПЕК, так и стран, не входящих в организацию.

Напомним, что в рамках договоренностей с картелем нынешний уровень добычи нефти в Казахстане составляет 1,84 млн баррелей в сутки. В Министерстве энергетики РК не исключают, что этот объем может быть пересмотрен в сторону сокращения. Решение будет принято по итогам министерской встречи ОПЕК, которая состоится в конце февраля или начале марта этого года.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif