Перейти к основному содержанию
2346 просмотров

Когда Казахстан перестанет покупать «ножки Буша»

На данный момент производство мяса птицы только наполовину покрывает внутреннюю потребность

Автор: David Tadevosian

Министерство сельского хозяйства обещает обеспечить импортозамещение по мясу птицы к 2021 году, птицеводы отодвигают достижение этой цели до 2023 года и настаивают на дополнительной господдержке.

Избавиться от «ножек Буша» за два года пообещал глава Минсельхоза Сапархан Омаров, хотя пока производство мяса птицы в Казахстане только наполовину покрывает внутреннюю потребность. Программа развития отрасли предусматривает, что к 2021 году объем производства достигнет 300 тыс. т – это почти весь объем потребления республики. А в 2027 году, согласно той же программе, производство мяса птицы в РК вырастет до 740 тыс. т, из них 150 тыс. т уйдет на экспорт. Для сравнения: экспорт мяса птицы в 2017 году составлял 11 тыс. т.

Справедливости ради стоит отметить, что производство мяса птицы в стране действительно растет, но не так быстро, какпредусмотрено отраслевой программой. Запланированный объем производства на 2018 год – 220 тыс. т, реальный – 190 тыс. По оценке главы Союза птицеводов РК Руслана Шарипова, казахстанские производители все-таки достигнут показателя в 200 тыс. т.

«Будет запущена крупная фабрика в Алматы «КазРосбройлер», она будет давать 30 тыс. т мяса птицы. Есть еще три-четыре инвестора, которые хотят строить новые производства – крупные птицефабрики. Макинская птицефабрика сейчас вторую очередь заводит. Поэтому я считаю, что в ближайшие три-четыре года мы будем полностью себя обеспечивать мясом птицы», – говорит Шарипов.

Отраслевая программа развития птицеводства предполагала, что в 2019 году в стране будет произведено 274 тыс. т мяса птицы.

Почему курица важнее яйца 

По оценке мировых экспертов, с 2010 по 2050 год объем производства мяса в мире увеличится на 70% и составит 505 млн т. При этом прогнозируемый рост объемов производства для свинины – 59,3%, для говядины – 28%, а для птицы – 122,5%. 

«Мясо птицы в мире по потреблению вышло на первое место в мире еще в 2016 году. В 2017 году в мире произведено 122 млн т мяса птицы, свинина на втором месте – 119 млн, говядина только 66 млн и баранина – 9 млн т – такие цифры приводит президент Евразийской птицеводческой ассоциации Владимир Фисинин

Он отмечает, что сейчас в глобальных масштабах ставка действительно делается на развитие птицеводства, но обращает внимание, что вызовом для отрасли станет сокращение кормовой базы на фоне нехватки плодородных земель. Второй вызов для отрасли, по его мнению, – необходимость диверсификации кормов: пшеница идет на биотоп­ливо, поэтому нужно наращивать производство кукурузы и сои как альтернативы. Эта задача актуальна и для России, и для Казахстана. Еще одна нерешенная проблема связана с биобезопасностью. 

«Болезни птиц кочуют вместе с родительскими стадами повсеместно», – констатирует Фисинин. По мнению эксперта, здесь должно помочь выведение собственных пород – в России на эти цели выделено около 5 млрд рублей, в Казахстане этот вопрос на государственном уровне не поднимался. 

Чем «птичий грипп» в России чреват для Казахстана

Необходимость собственного племенного птицеводства обозначил и Руслан Шарипов. 

«У нас нет своих племенных репродукторов, прародителей – мы закупаем их за рубежом. А когда закупаешься за границей, всю заразу завозишь оттуда, и с каждым завозом мы садимся на иглу вакцинации», – говорит глава отраслевого союза. Шарипов напоминает, что в Казахстане были свои по­роды – несушка породы «Алатау» стойко переносила не только  суровые климатические условия, но и нарушения в режиме кормления или в рационе. Импортные курицы в таких случаях перестают нестись на два-три месяца, а «Алатау» способна была восстанавливаться за считаные дни. 

Несколько казахстанских компаний сейчас пытаются заниматься разведением племенных пород и даже экспортируют цыплят в соседние страны. Но при этом, по словам Светланы Ивановой, директора ТОО «Когер», это как раз одно из таких предприятий – ждут государственной поддержки. Сейчас репродуктор «Когер» производит около 2,5 млн цыплят в год, 60% из них уходит на экспорт.

«В Казахстане племенных предприятий, по большому счету, нет. Мы одни из первых открывали репродуктор 10 лет назад, – говорит Иванова. – Сейчас наш племенной репродуктор широко известен в Таджикистане, могу сказать с уверенностью: 85% рынка Таджикистана – это наши цыплята. Мы успешно экспортируем цыплят, а в своей стране должной поддержки не находим».

Вариант поддержки со стороны государства она видит в возврате НДС за поставки племенных цыплят и в установлении зеленого коридора при прохождении таможенной очистки на границе. Узбекская таможня, транзитом через которую казахстанский товар идет в Таджикистан, обеспечивает казахстанскому производителю досмотр за 15 минут, а казахстанская, по словам Ивановой, растягивает процедуру на часы. 

В то же время директор ТОО «Когер» констатирует: первые меры поддержки в пользу отечественного репродуктора приняты – государство ввело дотацию для покупателя при покупке цыплят у местного производителя. 

856849158.jpg

И снова фуражный фонд

Следующим шагом, по мнению птицеводов, должно стать появление фуражного фонда объемом как минимум в 300 тыс. т. Идея 10-летней давности реанимирована из-за скачка цен на зерно – оно занимает около 70% в себестоимости мяса птицы и яйца. 

«Цена на зерно и жмых возросла по сравнению с прошлым годом вдвое, – рассказывал директор ТОО «Фирма Алекри» Александр Прядко. – Еще до нового года мы закупали зерновые по 30–35 тыс. тенге, сейчас – по 65–70 тыс. за тонну. Удорожание – просто фатальная необходимость, никогда себестоимость яйца еще не подходила к 18–20 тенге за штуку, а для того чтобы нам развиваться, рентабельность должна быть не менее 20–25%. Мы сейчас продаем яйца по 22 тенге за штуку», – поясняет он. 

По словам производителя, птицеводы могли бы оставить цены при гарантии сохранения низких осенних цен на кормовые в течение всего года. Закупать корма впрок птицеводы не могут: нет ни оборотных средств, ни площадей для хранения. Поэтому стать таким закупщиком, по мнению птицеводов, должно государство.

Управляющий директор – член правления АО «НК «Продовольственная контрактная корпорация» Сабит Кашкимбаев в интервью «Курсиву» заявлял, что проблему нехватки «оборотки» для закупа фуража и недостаточности мощностей для его круглогодичного хранения может решить и «Продкорпорация», если ей выделят на это бюджетные средства. Правда, Кашкимбаев при этом акцентировал внимание на необходимости гарантий по полному освоению заготовленного объема. 

В 2018 году импорт мяса птицы в Казахстан из США, по данным ITC, составил 106 тыс. т, это примерно треть объема потребления страны. Судя по складывающимся в отрасли тенденциям, мясу птицы казахстанского производства будет непросто вытеснить с рынка дешевые «ножки Буша».

banner_wsj.gif

2076 просмотров

В Восточном Казахстане обещают завершить инфраструктурные и социальные долгострои

Уже в этом году

Фото: Ирина Осипова

2020 год для Восточного Казахстана должен стать годом оправданных надежд. В регионе обещают завершить инфраструктурные и социальные долгострои. 

Восток кормит обещаниями

Во-первых, это долгожданный для усть-каменогорцев Иртышский мост, который монтируют вот уже более пяти лет. Большую стройку обещали подвести к финалу в 2016, 2018, 2019 годах. Дедлайн в очередной раз перенесен, теперь – на весну 2020 года. Согласно информации акима Усть-Каменогорска Жаксылыка Омара, до сих пор не завершены работы по обустройству съездов, пока нет нового асфальта. И по документам мост не сдан приемочной комиссии. Хотя все восемь полос открыты для движения.

На последней сессии областного маслихата выяснилось, что акимат региона снял более 447 млн тенге с данного проекта. По словам акима ВКО Даниала Ахметова, это связано с тем, что «мы боимся давать подрядчику, он весь в судах, идут специальные процедуры». Речь о судебных исках, поданных городским отделом ЖКХ, пассажирского транспорта и автомобильных дорог к ТОО «Мостостроительный отряд №25 им. Рязанова». Горакимат требует от строителей законсервировать уже открытый объект, вернуть его заказчику, а с ним и последний аванс – 92 млн тенге. Одну из самых крупных мостростроительных компаний предлагают признать недобросовестным участником госзакупок.

Что касается положения подрядчика, то, исходя из данных справочника судебных решений, ТОО «Мостостроительный отряд №25 им. Рязанова» действительно находится в затруднительном положении. Накопились долги перед субподрядчиками, поставщиками цемента, партнерами за оказание услуг по осуществлению лабораторного контроля стройматериалов.

Во-вторых, в следующем году хеппи-эндом должна закончиться скандальная история строительства в Усть-Каменогорске Межрегионального центра подготовки кадров для машиностроительной отрасли на 700 мест. Проведено техническое обследование центра, на финишной прямой – работы по созданию ПСД. Объект стоимостью около 4 млрд тенге, из-за которого в тюрьму сели экс-вице-министр образования Саят Шаяхметов, генподрядчик Алексей Тутубалин и директор ТОО «Дирекция строящихся объектов образования и науки РК» Александр Пак, теперь станет физико-математической школой.

Об этом во время брифинга в Службе центральных коммуникаций заявил глава региона. Обещано, что новое образовательное учреждение станет лучшим, преподавать туда пригласят самых талантливых педагогов. Для учителей намерены построить дом на сто квартир. 

Единственное, что вызывает сомнения в этой истории, – сроки. Дело в том, что техобследование было обещано провести еще в середине 2018 года. Согласно условиям конкурса, на это победителям было отведено два месяца. С того времени прошло уже 16 месяцев. Исходя из уровня системных нарушений, допущенных при строительстве – а именно обвала перекрытия в одном из корпусов, претензий экспертов к качеству использованных материалов, – средства на завершение строительства будут исчисляться сотнями миллионов тенге. Учитывая, что ПСД еще не прошло госэкспертизу, нет точной суммы на завершение строительства, к тому же бюджет следующего года уже практически сверстан, открытие физматшколы может быть перенесено с 2020-го на последующие годы.

Долгая история

Отдельную главу хотелось бы посвятить событиям, которых в 2020 году восточноказахстанцы очень ждут, но не дождутся. Самым главным чаяниям жителей областного центра – улучшению экологической обстановки в городе – не суждено воплотиться в реальность. Это стало ясно после того, как в ноябре в областном маслихате был утвержден проект Стратегии развития Усть-Каменогорска до 2050 года. 

Данный документ хоть и носит декларативный характер, но в нем обозначены главные стратегические пункты развития города. И самое важное в данном аспекте значение имеют планы и перспективы гигантов металлургической промышленности. Все они – ТОО «Казцинк», АО «УМЗ», АО «УК ТМК» – продолжат наращивать объемы, развивать новые направления. К сожалению, о техническом перевооружении, установке новых экологически безвредных установок, котлов в документе ничего не написано. Нет таких пунктов и в проекте Комплексного плана мероприятий по оздоровлению окружающей среды ВКО на 2019–2022 годы, разрабатываемого специалистами Центра экологической безопасности.

Во время своего выступления перед журналистами республиканских СМИ Даниал Ахметов вскользь упомянул о том, что компания «Казцинк» разрабатывает беспрецедентную экологическую программу. До тех пор, пока документ не пройдет госэкспертизу в Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов РК, информация о ней будет недоступна.

Несмотря на многочисленные обещания, не закончат в следующем году строительство скандально известного Центра ядерной медицины в Семее. Казахстанцам, нуждающимся в радиотерапии, все также придется за свой счет ездить на лечение в другие страны. Долгострой с 15-летней историей для Восточного Казахстана стал памятником коррупции и бюрократии. За несколько лет недостроенный центр стал объектом рассмотрения в 16 различных уголовных и гражданских делах. 

В этом году, когда в Верховном суде, казалось бы, поставили точку в этой истории и принудили подрядчиков демонтировать дефектную систему жидких радиоактивных отходов, исполнить это решение некому. Генподрядчик признан банкротом, директор субподрядной организации, устанавливавшей систему ЖРО, находится в международном розыске. А взять и просто вынести оборудование ЖРО стоимостью около двух миллиардов тенге невозможно, так как вопрос его принадлежности также решается в суде. Только после того, как будут решены все юридические проблемы данного дела, начнется разработка, обсуждение вопросов финансирования.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png