Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1812 просмотров

Когда Казахстан перестанет покупать «ножки Буша»

На данный момент производство мяса птицы только наполовину покрывает внутреннюю потребность

Автор: David Tadevosian

Министерство сельского хозяйства обещает обеспечить импортозамещение по мясу птицы к 2021 году, птицеводы отодвигают достижение этой цели до 2023 года и настаивают на дополнительной господдержке.

Избавиться от «ножек Буша» за два года пообещал глава Минсельхоза Сапархан Омаров, хотя пока производство мяса птицы в Казахстане только наполовину покрывает внутреннюю потребность. Программа развития отрасли предусматривает, что к 2021 году объем производства достигнет 300 тыс. т – это почти весь объем потребления республики. А в 2027 году, согласно той же программе, производство мяса птицы в РК вырастет до 740 тыс. т, из них 150 тыс. т уйдет на экспорт. Для сравнения: экспорт мяса птицы в 2017 году составлял 11 тыс. т.

Справедливости ради стоит отметить, что производство мяса птицы в стране действительно растет, но не так быстро, какпредусмотрено отраслевой программой. Запланированный объем производства на 2018 год – 220 тыс. т, реальный – 190 тыс. По оценке главы Союза птицеводов РК Руслана Шарипова, казахстанские производители все-таки достигнут показателя в 200 тыс. т.

«Будет запущена крупная фабрика в Алматы «КазРосбройлер», она будет давать 30 тыс. т мяса птицы. Есть еще три-четыре инвестора, которые хотят строить новые производства – крупные птицефабрики. Макинская птицефабрика сейчас вторую очередь заводит. Поэтому я считаю, что в ближайшие три-четыре года мы будем полностью себя обеспечивать мясом птицы», – говорит Шарипов.

Отраслевая программа развития птицеводства предполагала, что в 2019 году в стране будет произведено 274 тыс. т мяса птицы.

Почему курица важнее яйца 

По оценке мировых экспертов, с 2010 по 2050 год объем производства мяса в мире увеличится на 70% и составит 505 млн т. При этом прогнозируемый рост объемов производства для свинины – 59,3%, для говядины – 28%, а для птицы – 122,5%. 

«Мясо птицы в мире по потреблению вышло на первое место в мире еще в 2016 году. В 2017 году в мире произведено 122 млн т мяса птицы, свинина на втором месте – 119 млн, говядина только 66 млн и баранина – 9 млн т – такие цифры приводит президент Евразийской птицеводческой ассоциации Владимир Фисинин

Он отмечает, что сейчас в глобальных масштабах ставка действительно делается на развитие птицеводства, но обращает внимание, что вызовом для отрасли станет сокращение кормовой базы на фоне нехватки плодородных земель. Второй вызов для отрасли, по его мнению, – необходимость диверсификации кормов: пшеница идет на биотоп­ливо, поэтому нужно наращивать производство кукурузы и сои как альтернативы. Эта задача актуальна и для России, и для Казахстана. Еще одна нерешенная проблема связана с биобезопасностью. 

«Болезни птиц кочуют вместе с родительскими стадами повсеместно», – констатирует Фисинин. По мнению эксперта, здесь должно помочь выведение собственных пород – в России на эти цели выделено около 5 млрд рублей, в Казахстане этот вопрос на государственном уровне не поднимался. 

Чем «птичий грипп» в России чреват для Казахстана

Необходимость собственного племенного птицеводства обозначил и Руслан Шарипов. 

«У нас нет своих племенных репродукторов, прародителей – мы закупаем их за рубежом. А когда закупаешься за границей, всю заразу завозишь оттуда, и с каждым завозом мы садимся на иглу вакцинации», – говорит глава отраслевого союза. Шарипов напоминает, что в Казахстане были свои по­роды – несушка породы «Алатау» стойко переносила не только  суровые климатические условия, но и нарушения в режиме кормления или в рационе. Импортные курицы в таких случаях перестают нестись на два-три месяца, а «Алатау» способна была восстанавливаться за считаные дни. 

Несколько казахстанских компаний сейчас пытаются заниматься разведением племенных пород и даже экспортируют цыплят в соседние страны. Но при этом, по словам Светланы Ивановой, директора ТОО «Когер», это как раз одно из таких предприятий – ждут государственной поддержки. Сейчас репродуктор «Когер» производит около 2,5 млн цыплят в год, 60% из них уходит на экспорт.

«В Казахстане племенных предприятий, по большому счету, нет. Мы одни из первых открывали репродуктор 10 лет назад, – говорит Иванова. – Сейчас наш племенной репродуктор широко известен в Таджикистане, могу сказать с уверенностью: 85% рынка Таджикистана – это наши цыплята. Мы успешно экспортируем цыплят, а в своей стране должной поддержки не находим».

Вариант поддержки со стороны государства она видит в возврате НДС за поставки племенных цыплят и в установлении зеленого коридора при прохождении таможенной очистки на границе. Узбекская таможня, транзитом через которую казахстанский товар идет в Таджикистан, обеспечивает казахстанскому производителю досмотр за 15 минут, а казахстанская, по словам Ивановой, растягивает процедуру на часы. 

В то же время директор ТОО «Когер» констатирует: первые меры поддержки в пользу отечественного репродуктора приняты – государство ввело дотацию для покупателя при покупке цыплят у местного производителя. 

856849158.jpg

И снова фуражный фонд

Следующим шагом, по мнению птицеводов, должно стать появление фуражного фонда объемом как минимум в 300 тыс. т. Идея 10-летней давности реанимирована из-за скачка цен на зерно – оно занимает около 70% в себестоимости мяса птицы и яйца. 

«Цена на зерно и жмых возросла по сравнению с прошлым годом вдвое, – рассказывал директор ТОО «Фирма Алекри» Александр Прядко. – Еще до нового года мы закупали зерновые по 30–35 тыс. тенге, сейчас – по 65–70 тыс. за тонну. Удорожание – просто фатальная необходимость, никогда себестоимость яйца еще не подходила к 18–20 тенге за штуку, а для того чтобы нам развиваться, рентабельность должна быть не менее 20–25%. Мы сейчас продаем яйца по 22 тенге за штуку», – поясняет он. 

По словам производителя, птицеводы могли бы оставить цены при гарантии сохранения низких осенних цен на кормовые в течение всего года. Закупать корма впрок птицеводы не могут: нет ни оборотных средств, ни площадей для хранения. Поэтому стать таким закупщиком, по мнению птицеводов, должно государство.

Управляющий директор – член правления АО «НК «Продовольственная контрактная корпорация» Сабит Кашкимбаев в интервью «Курсиву» заявлял, что проблему нехватки «оборотки» для закупа фуража и недостаточности мощностей для его круглогодичного хранения может решить и «Продкорпорация», если ей выделят на это бюджетные средства. Правда, Кашкимбаев при этом акцентировал внимание на необходимости гарантий по полному освоению заготовленного объема. 

В 2018 году импорт мяса птицы в Казахстан из США, по данным ITC, составил 106 тыс. т, это примерно треть объема потребления страны. Судя по складывающимся в отрасли тенденциям, мясу птицы казахстанского производства будет непросто вытеснить с рынка дешевые «ножки Буша».


2597 просмотров

Когда закончится эпоха легкой нефти

Рассказали эксперты

В день, когда в Атырау праздновали 120-летие казахстанской нефти и на совещании с участием президента Токаева обсуждали перспективы развития нефтегазовой отрасли, на другом конце Евразийского континента строили прогнозы относительно будущего нефтедобывающих стран.

Крыница-Здруй, Польша

Курортный городок Крыница-Здруй на юге Польши в начале века был излюбленным местом отдыха польской элиты и самого маршала Юзефа Пилсудского, возглавившего страну после возрождения ее независимости в 1918 году. Двадцать девять лет назад, после распада социалистического лагеря, в Крынице опять собралась элита – политическая, экономическая, интеллектуальная, – чтобы обсудить, куда двигаться дальше. Дискуссии оказались настолько интересными и плодотворными, что решено было проводить форум ежегодно в начале сентября. Постепенно расширялась география участников, проблематика обсуждений, и в итоге экономический форум в Крынице стал де-факто европейским мини-Давосом.

Крыница без нас

С начала 2000-х в Крыницу начали приглашать политиков, экспертов и журналистов из Казахстана. В декабре 2005 года в рамках экономического форума прошел даже специализированный форум «Казахстан – Польша». Уровень представительства был довольно высок: казахстанскую делегацию, в которую вошли министры, депутаты парламента, независимые эксперты, возглавил вице-спикер мажилиса Сергей Дьяченко.

На том форуме обсуждались пути активизации двустороннего торгово-экономического сотрудничества, трансферта технологий и обмена опытом. Отдельные панельные дискуссии были посвящены роли Казахстана как поставщика нефти в обеспечении энергетической безопасности ЕС.

Однако после этого интерес наших чиновников к форуму в Крынице неожиданно стал падать, приглашенные спикеры по тем или иным причинам вежливо отказывались, и страну на форуме чаще всего представлял посол Казахстана в Варшаве.

На форуме 2019 года Казахстан вообще не звучал ни в ходе пленарного заседания, ни в дискуссиях. Хотя тематика форума была широчайшей и включала в себя вопросы не только политики и экономики, но и кибербезопасности, зеленой энергии, развития местного самоуправления и так далее. А у Украины в этом году был даже отдельный «Украинский дом», где с утра до ночи кипели горячие дискуссии.

Все это наводит на мысль, что каждый по прошествии времени выбрал свой путь движения: Польша – на Запад, в сторону единой Европы, Казахстан – на Север и Восток, в направлении Китая и России.

Эпоха «легкой нефти» закончилась

На расширенном совещании по вопросам развития нефтегазовой отрасли страны в Атырау 5 августа под руководством Касым-Жомарта Токаева министр энергетики Канат Бозумбаев обозначил стратегическую цель: довести добычу нефти в Казахстане к 2025 году до 105 миллионов тонн. Основной прирост должны дать три нефтегазовых гиганта: Кашаган, Тенгиз и Карачаганак, где идут или запланированы масштабные проекты расширения. Цель вполне выполнимая, однако станет ли результат драйвером экономического роста страны и улучшения благосостояния ее граждан? Не опоздали ли мы?

В этот же день в Крынице проходила одна из интереснейших дискуссий под заголовком «Россия на распутье: варианты развития», в которой приняли участие авторитетные московские эксперты. Причем прозвучавшие в ходе нее мнения и выводы применимы не только к нашему северному соседу, но и к нам, учитывая схожую структуру наших экономик и фатальную зависимость от нефти.

Что же ожидает Россию и ее нефтегазовую отрасль в обозримом будущем? По словам главного докладчика, известного эксперта, партнера аналитической компании RusEnergy Михаила Крутихина, ничего хорошего. «Золотой век» у нефтяников уже был, и цену в $100 за баррель мы не увидим уже никогда. А вот $40 – вполне может быть. Наиболее реальный ценовой коридор в ближайшие годы, по его мнению, – $40-$60, но возможно, и $20-$30. Тому причина не только избыток предложения на мировом рынке, что толкает цены вниз, но и грядущая декарбонизация мировой экономики, которая, по мнению Крутихина, наберет силу после 2030 года. Именно тогда одновременно замедлятся темпы роста китайской экономики – основного потребителя углеводородов,  – значительно подешевеет энергия, полученная альтернативным способом, и широкое развитие получат электромобили, которые заменят двигатели внутреннего сгорания. После 2030-го нефти на рынке будет много, а покупателей значительно меньше, чем сегодня, что должно обрушить цены на углеводороды.

Михаил Крутихин считает, что российские чиновники лукавят, говоря, что цена в $40 вполне комфортна для бюджета, так как цена отсечения – $42. Грубо говоря, все, что свыше $40, в России не тратится, а откладывается для будущих поколений в аналог нашего Национального фонда. Но дело в том, считает эксперт, что $42 за баррель не оставляют возможности нефтегазовым компаниям инвестировать в разведку и разработку новых месторождений, учитывая, что сейчас надо идти и бурить на арктический шельф или на большие глубины, где себестоимость и разведки, и добычи несоизмеримо больше.

В Казахстане проблема с восполнением запасов стоит, пожалуй, еще более остро, чем в России.

После Кашагана, открытого 19 лет назад, не было найдено ни одного нового месторождения с более-менее приличными запасами ни на шельфе, ни на суше. А патриарх казахстанской нефтянки, бывший министр нефти и газа Узакбай Карабалин еще восемь лет назад предупреждал: эпоха легко извлекаемой нефти закончена.

Советник генерального директора московской компании «Открытие Брокер» Сергей Хестанов согласен с мнением коллеги. Если посмотреть графики среднегодовых цен на нефть в ретроспективе, то нетрудно заметить, что их рост чередуется с падением и последующей рецессией.

Наиболее масштабные падения выпали на 1986 год, когда нефть в считаные месяцы подешевела в четыре раза (и тогда это закончилось распадом Советского Союза). Следующее крутое пике – 1997 год, что привело к большим экономическим проблемам в бывших советских нефтедобывающих республиках, в том числе и в Казахстане. Потом был 2008 год с его общемировым кризисом. Нетрудно заметить некую цикличность: «черные дни» для нефти наступают раз в 11 лет. А значит, в 2019-20 годах следует ожидать, по словам эксперта, очередного резкого снижения нефтяных котировок. Насколько длительным будет спад, сказать сложно. Но, по мнению г-на Хестанова, если он затянется года на три, то последствия могут быть совершенно непредсказуемыми.

По оценкам, прозвучавшим в ходе дискуссии, доходы от нефти составляют около 30% поступлений в российский бюджет. В то же время доля импорта в России – тоже порядка 30%. И чтобы нивелировать выпадающие от дешевеющей нефти доходы, правительству РФ не остается ничего другого, как плавно проводить девальвацию рубля. Параллели более чем очевидны, особенно если учесть, что у нас в Казахстане и зависимость от нефти, и зависимость от импорта больше как минимум в полтора-два раза. И плавное снижение курса тенге – лучшее тому подтверждение.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций