Перейти к основному содержанию

2036 просмотров

Когда Казахстан перестанет покупать «ножки Буша»

На данный момент производство мяса птицы только наполовину покрывает внутреннюю потребность

Автор: David Tadevosian

Министерство сельского хозяйства обещает обеспечить импортозамещение по мясу птицы к 2021 году, птицеводы отодвигают достижение этой цели до 2023 года и настаивают на дополнительной господдержке.

Избавиться от «ножек Буша» за два года пообещал глава Минсельхоза Сапархан Омаров, хотя пока производство мяса птицы в Казахстане только наполовину покрывает внутреннюю потребность. Программа развития отрасли предусматривает, что к 2021 году объем производства достигнет 300 тыс. т – это почти весь объем потребления республики. А в 2027 году, согласно той же программе, производство мяса птицы в РК вырастет до 740 тыс. т, из них 150 тыс. т уйдет на экспорт. Для сравнения: экспорт мяса птицы в 2017 году составлял 11 тыс. т.

Справедливости ради стоит отметить, что производство мяса птицы в стране действительно растет, но не так быстро, какпредусмотрено отраслевой программой. Запланированный объем производства на 2018 год – 220 тыс. т, реальный – 190 тыс. По оценке главы Союза птицеводов РК Руслана Шарипова, казахстанские производители все-таки достигнут показателя в 200 тыс. т.

«Будет запущена крупная фабрика в Алматы «КазРосбройлер», она будет давать 30 тыс. т мяса птицы. Есть еще три-четыре инвестора, которые хотят строить новые производства – крупные птицефабрики. Макинская птицефабрика сейчас вторую очередь заводит. Поэтому я считаю, что в ближайшие три-четыре года мы будем полностью себя обеспечивать мясом птицы», – говорит Шарипов.

Отраслевая программа развития птицеводства предполагала, что в 2019 году в стране будет произведено 274 тыс. т мяса птицы.

Почему курица важнее яйца 

По оценке мировых экспертов, с 2010 по 2050 год объем производства мяса в мире увеличится на 70% и составит 505 млн т. При этом прогнозируемый рост объемов производства для свинины – 59,3%, для говядины – 28%, а для птицы – 122,5%. 

«Мясо птицы в мире по потреблению вышло на первое место в мире еще в 2016 году. В 2017 году в мире произведено 122 млн т мяса птицы, свинина на втором месте – 119 млн, говядина только 66 млн и баранина – 9 млн т – такие цифры приводит президент Евразийской птицеводческой ассоциации Владимир Фисинин

Он отмечает, что сейчас в глобальных масштабах ставка действительно делается на развитие птицеводства, но обращает внимание, что вызовом для отрасли станет сокращение кормовой базы на фоне нехватки плодородных земель. Второй вызов для отрасли, по его мнению, – необходимость диверсификации кормов: пшеница идет на биотоп­ливо, поэтому нужно наращивать производство кукурузы и сои как альтернативы. Эта задача актуальна и для России, и для Казахстана. Еще одна нерешенная проблема связана с биобезопасностью. 

«Болезни птиц кочуют вместе с родительскими стадами повсеместно», – констатирует Фисинин. По мнению эксперта, здесь должно помочь выведение собственных пород – в России на эти цели выделено около 5 млрд рублей, в Казахстане этот вопрос на государственном уровне не поднимался. 

Чем «птичий грипп» в России чреват для Казахстана

Необходимость собственного племенного птицеводства обозначил и Руслан Шарипов. 

«У нас нет своих племенных репродукторов, прародителей – мы закупаем их за рубежом. А когда закупаешься за границей, всю заразу завозишь оттуда, и с каждым завозом мы садимся на иглу вакцинации», – говорит глава отраслевого союза. Шарипов напоминает, что в Казахстане были свои по­роды – несушка породы «Алатау» стойко переносила не только  суровые климатические условия, но и нарушения в режиме кормления или в рационе. Импортные курицы в таких случаях перестают нестись на два-три месяца, а «Алатау» способна была восстанавливаться за считаные дни. 

Несколько казахстанских компаний сейчас пытаются заниматься разведением племенных пород и даже экспортируют цыплят в соседние страны. Но при этом, по словам Светланы Ивановой, директора ТОО «Когер», это как раз одно из таких предприятий – ждут государственной поддержки. Сейчас репродуктор «Когер» производит около 2,5 млн цыплят в год, 60% из них уходит на экспорт.

«В Казахстане племенных предприятий, по большому счету, нет. Мы одни из первых открывали репродуктор 10 лет назад, – говорит Иванова. – Сейчас наш племенной репродуктор широко известен в Таджикистане, могу сказать с уверенностью: 85% рынка Таджикистана – это наши цыплята. Мы успешно экспортируем цыплят, а в своей стране должной поддержки не находим».

Вариант поддержки со стороны государства она видит в возврате НДС за поставки племенных цыплят и в установлении зеленого коридора при прохождении таможенной очистки на границе. Узбекская таможня, транзитом через которую казахстанский товар идет в Таджикистан, обеспечивает казахстанскому производителю досмотр за 15 минут, а казахстанская, по словам Ивановой, растягивает процедуру на часы. 

В то же время директор ТОО «Когер» констатирует: первые меры поддержки в пользу отечественного репродуктора приняты – государство ввело дотацию для покупателя при покупке цыплят у местного производителя. 

856849158.jpg

И снова фуражный фонд

Следующим шагом, по мнению птицеводов, должно стать появление фуражного фонда объемом как минимум в 300 тыс. т. Идея 10-летней давности реанимирована из-за скачка цен на зерно – оно занимает около 70% в себестоимости мяса птицы и яйца. 

«Цена на зерно и жмых возросла по сравнению с прошлым годом вдвое, – рассказывал директор ТОО «Фирма Алекри» Александр Прядко. – Еще до нового года мы закупали зерновые по 30–35 тыс. тенге, сейчас – по 65–70 тыс. за тонну. Удорожание – просто фатальная необходимость, никогда себестоимость яйца еще не подходила к 18–20 тенге за штуку, а для того чтобы нам развиваться, рентабельность должна быть не менее 20–25%. Мы сейчас продаем яйца по 22 тенге за штуку», – поясняет он. 

По словам производителя, птицеводы могли бы оставить цены при гарантии сохранения низких осенних цен на кормовые в течение всего года. Закупать корма впрок птицеводы не могут: нет ни оборотных средств, ни площадей для хранения. Поэтому стать таким закупщиком, по мнению птицеводов, должно государство.

Управляющий директор – член правления АО «НК «Продовольственная контрактная корпорация» Сабит Кашкимбаев в интервью «Курсиву» заявлял, что проблему нехватки «оборотки» для закупа фуража и недостаточности мощностей для его круглогодичного хранения может решить и «Продкорпорация», если ей выделят на это бюджетные средства. Правда, Кашкимбаев при этом акцентировал внимание на необходимости гарантий по полному освоению заготовленного объема. 

В 2018 году импорт мяса птицы в Казахстан из США, по данным ITC, составил 106 тыс. т, это примерно треть объема потребления страны. Судя по складывающимся в отрасли тенденциям, мясу птицы казахстанского производства будет непросто вытеснить с рынка дешевые «ножки Буша».

895 просмотров

Должна ли индустрия ископаемого топлива возмещать климатический ущерб

Зависит от того, насколько оправданно сравнение топливной отрасли с табачной промышленностью

Иллюстрация: Mitch Blunt

В последнее время можно наблюдать нескончаемый поток судебных исков против индустрии ископаемого топлива от городов, округов и штатов США. Истцы пытаются взыскать ущерб, который они, по их словам, понесли в результате изменения климата.

Некоторые юристы обвиняют крупные нефтяные компании в мошенничестве с ценными бумагами. По их заявлениям, компании десятилетиями знали, что изменение климата представляет существенный риск для их бизнеса, но скрывали это от инвесторов. Другие юристы мотивируют иски тем, что добыча и продажа нефти и газа – это источник общественного вреда, так как эта деятельность ведет к выбросам парниковых газов и в итоге выливается в пагубные последствия изменения климата.

Пока что ни один из этих исков не увенчался успехом, а какие-то из них федеральный суд вовсе отказался рассматривать. Но все же некоторым таким делам был дан ход.

Те, кто считают, что нефтегазовая индустрия несет какую-то финансовую ответственность за ущерб, нанесенный изменением климата, приводят аналогию с табачными компаниями. Так же, как табачники долгое время тщательно скрывали вред курения от потребителей, топливные компании предвидели ущерб от использования их продуктов. Однако они не приняли никаких мер для предотвращения вреда и не предупредили о нем общественность.

Их оппоненты отвергают сравнение с табачной промышленностью: по их словам, ископаемое топливо, в отличие от табачных изделий, является насущной необходимостью для всех без исключения. Они утверждают, что сокращение выбросов парниковых газов – это не тот вопрос, который должен решаться в суде. Это вопрос государственной политики.

Джастин Гундлах, адвокат Института добросовестной политики в Школе юридических наук Нью-Йоркского университета, считает, что компании, добывающие ископаемое топливо, должны нести ответственность за свой разрушительный вклад в климатический кризис.

Линда Келли, старший вице-президент, главный советник и корпоративный секретарь в Национальной ассоциации производителей США, приводит аргументы против.

ДА: Эти компании знали об ущербе, который наносит использование ископаемого топлива

Автор: Джастин Гундлах

Когда компании производят и продают вредные продукты, то даже если вся опасность изначально неизвестна, они обязаны платить, чтобы исправить нанесенный ущерб.

Пример этого принципа в действии: Генеральное соглашение об урегулировании претензий 1998 года, согласно которому производители сигарет обязались бессрочно выплатить в государственную казну миллиарды долларов – чтобы помочь покрыть расходы на общественное здравоохранение, которые повлекло курение табака.

Другой пример: в 1980 году вступил в действие так называемый закон «О суперфонде», вводящий ответственность за неправильную утилизацию опасных веществ – даже если утилизация произошла до 1980 года.

Топливные компании вовсе не особенные, не является какой-то особенной и их продукция, так что ничто не освобождает их от действия этого принципа и не снимает с них ответственности за разрушительное влияние на климат. Даже наоборот. Крупнейшие компании топливной промышленности еще в начале 1980-х гг. предвидели с пугающей точностью, насколько их продукты увеличат содержание углекислого газа в атмосфере. Они также предвидели, что растущие выбросы парниковых газов приведут к опасному повышению средней температуры и уровня моря, а также другим серьезным последствиям. Согласно недавним судебным заключениям федеральных судов, эти компании предвидели вред и в то же время не сделали ничего для его предотвращения. Вместо этого они принялись за маркетинг и лоббистские кампании, чтобы потребители и власти не могли добраться до истины – связи между потреблением ископаемого топлива, выбросами парниковых газов и изменением климата.

Некоторые будут спорить, что несправедливо возлагать на одну отрасль ответственность за поставки товара, который весь мир жадно требовал и широко использовал. В конце концов, по их словам, в настоящее время мы полагаемся на ископаемое топливо по мириадам причин, а еще оно буквально послужило топливом для экономического развития.

Однако экономические выгоды от сжигания угля, газа и нефти необходимо соотносить с целым рядом расходов, включая наводящую ужас цену возможной дестабилизации климата. А в этом отношении вклад корпораций и частных лиц был далеко не одинаковым, если уж решать, кто должен нести финансовую ответственность.

Учтите, что физические лица, полагающиеся на ископаемое топливо для получения электроэнергии и передвижения, обычно не имеют выбора. Их потребление угля, газа или нефтепродуктов обусловлено решениями по устройству электроэнергетических и дорожных систем, которые за годы и даже десятилетия до этого сделали другие люди. Да, у отдельных людей есть выбор, но в нашем обществе этот выбор структурирован.

Есть несколько способов, которыми можно заставить компании платить за вклад в изменение климата: какие-то с участием судов, другие – с участием законодательных и регулирующих органов.

Например, суд может сослаться на нарушение закона о ценных бумагах в связи с сокрытием от инвесторов рисков, которые для активов и доходов представляет изменение климата: по требованию суда топливным компаниям придется платить штрафы и раскрывать информацию. Или, ссылаясь на принципы общего права, суд может постановить, чтобы одна или несколько компаний возместили истцам причиненный им ущерб.

Между тем власти штатов или федеральные власти могут ввести пошлины, чтобы перенаправить прибыли от продаж угля, нефти и газа на климатические инициативы или на поддержку зарождающихся отраслей экономики, которые, возможно, заменят отрасли, зависимые от ископаемого топлива. Эти и другие методы не являются взаимоисключающими.

И то, что сегодня мы повсеместно используем ископаемое топливо в различных секторах экономики, не освобождает топливные компании от необходимости платить за климатический ущерб. Однако потенциально это усложняет вопрос о том, как и до какой степени они должны этот ущерб возмещать. Например, самые явные осложнения включают вопрос о том, что делать с прошлыми или существующими государственными лицензиями и присутствием других компаний в цепочках поставок, через которые проходит ископаемое топливо. Но и в этом случае табачное соглашение 1998 года и закон о суперфонде доказывают, что общество и раньше сталкивалось с подобными проблемами.

Решения здесь необходимо принимать тщательно, чтобы общество могло признать их последствия законными. И какие бы при этом ни возникли проблемы, они не должны служить оправданием для топливных компаний.

dolzhna-li-industriya-iskopaemogo-topliva-vozmeshchat-klimaticheskij-ushcherb.png

НЕТ: Изменение климата – вопрос государственной политики, а не судебных тяжб

Автор: Линда Келли

В течение 150 лет нефть, газ и другие источники энергии давали нам электричество, питали наши заводы, транспортные системы, охлаждали и согревали наши дома, наращивали экономическую независимость Америки и улучшали уровень жизни по всему миру.

Так что, оценивая, должны ли производители энергии теперь отвечать за изменение климата, федеральный судья в Калифорнии недавно задал ключевой вопрос: «После получения всех выгод от данного исторического прогресса будет ли справедливо теперь игнорировать нашу собственную ответственность за использование ископаемого топлива и обвинять в глобальном потеплении тех, кто поставлял продукт, который мы требовали?».

Ответ – нет, решил федеральный судья Уильям Элсап, когда отклонил иск, касающийся изменения климата.

Использование ископаемого топлива законно, строго регламентировано и, хочется некоторым это признавать или нет, все еще необходимо для нашего существования. Города США, которые подают эти климатические иски вместе с самыми упорными активистами, выступающими против угля, газа и нефти, не смогли бы выжить и дня без использования этих видов топлива. Как и все остальные, они полагаются на эти источники энергии, и при этом они пытаются взыскать компенсацию с их поставщиков.

Делать одну-единственную отрасль козлом отпущения – не только несправедливо, но и непродуктивно, особенно если указанная отрасль уже работает над инновационными решениями климатического кризиса. Так же, как все мы внесли свой вклад в этот кризис, наша общая обязанность теперь – выяснить, как и дальше добиваться экономического и общественного прогресса при снижении выбросов парниковых газов.

Федеральные суды неоднократно отклоняли попытки навесить на компании ответственность за изменение климата. Там поняли, что решение этой проблемы не может быть найдено через судебные тяжбы о материальной ответственности, что это – общественный вопрос, который должны решать Конгресс и исполнительная власть. Правовая система США не предусматривает ответственности за производство законных продуктов, которые работают именно так, как предполагалось. А нет никаких сомнений, что уголь, газ и нефть питают семьи и предприятия Америки так, как предполагалось.

Чтобы обойти этот факт стороной, изобретательные юристы истцов и эко-активисты придумали новый вид судебного разбирательства. Они предъявляют иски местным властям и иным лицам, утверждая, что несмотря на то, что топливо необходимо и выгодно в современном мире, тем не менее реклама и продажа топлива юридически является «источником общественного вреда». То есть необоснованным вмешательством в права широкой общественности. Однако теория общественного вреда не имеет ничего общего с регулированием глобального энергоснабжения. А представление о том, что эти сообщества имеют право требовать финансовой компенсации и в то же время использовать те самые продукты, которые они злостно очерняют в своих исках, просто лишено смысла.

Пришло время прекратить попытки этих деятелей нашуметь в СМИ, которые ничего не меняют. В том числе пора прекратить делать не относящиеся к делу заявления, что энергетические компании каким-то образом устраивали кампании, вводящие общественность в заблуждение касательно изменения климата. Эти аргументы служат для того, чтобы отвлекать СМИ и общественность от бессмысленности этих судебных исков. Дела об общественном вреде не имеют ничего общего с чьей-то публичной или политической повесткой.

Вместо того, чтобы играть в эту лицемерную игру «Найди виноватого» и позволять юристам истцов, гонящихся за наживой, определять федеральную энергетическую политику США, мы должны предпринять шаги для введения политики, которая поспособствует внедрению инноваций для решения этого общего глобального кризиса.

Изменение климата – самое важное испытание современности, и производители стремятся проложить путь через него благодаря инновациям. Мы также осознаем сложность причин и последствий изменения климата, поэтому Национальная ассоциация производителей США призвала представителей власти принять ;законодательство, касающееся изменения климата, а также возобновить присутствие США на международной арене, чтобы достичь справедливого климатического соглашения.

Производители уже работают над решением проблемы и сотрудничают с лидерами как демократов, так и республиканцев. А кто за этим не замечен, так это адвокаты истцов-стяжателей и активисты, которые стремятся превратить глобальную проблему в предмет судебных разбирательств.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций