Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1812 просмотров

Когда Казахстан перестанет покупать «ножки Буша»

На данный момент производство мяса птицы только наполовину покрывает внутреннюю потребность

Автор: David Tadevosian

Министерство сельского хозяйства обещает обеспечить импортозамещение по мясу птицы к 2021 году, птицеводы отодвигают достижение этой цели до 2023 года и настаивают на дополнительной господдержке.

Избавиться от «ножек Буша» за два года пообещал глава Минсельхоза Сапархан Омаров, хотя пока производство мяса птицы в Казахстане только наполовину покрывает внутреннюю потребность. Программа развития отрасли предусматривает, что к 2021 году объем производства достигнет 300 тыс. т – это почти весь объем потребления республики. А в 2027 году, согласно той же программе, производство мяса птицы в РК вырастет до 740 тыс. т, из них 150 тыс. т уйдет на экспорт. Для сравнения: экспорт мяса птицы в 2017 году составлял 11 тыс. т.

Справедливости ради стоит отметить, что производство мяса птицы в стране действительно растет, но не так быстро, какпредусмотрено отраслевой программой. Запланированный объем производства на 2018 год – 220 тыс. т, реальный – 190 тыс. По оценке главы Союза птицеводов РК Руслана Шарипова, казахстанские производители все-таки достигнут показателя в 200 тыс. т.

«Будет запущена крупная фабрика в Алматы «КазРосбройлер», она будет давать 30 тыс. т мяса птицы. Есть еще три-четыре инвестора, которые хотят строить новые производства – крупные птицефабрики. Макинская птицефабрика сейчас вторую очередь заводит. Поэтому я считаю, что в ближайшие три-четыре года мы будем полностью себя обеспечивать мясом птицы», – говорит Шарипов.

Отраслевая программа развития птицеводства предполагала, что в 2019 году в стране будет произведено 274 тыс. т мяса птицы.

Почему курица важнее яйца 

По оценке мировых экспертов, с 2010 по 2050 год объем производства мяса в мире увеличится на 70% и составит 505 млн т. При этом прогнозируемый рост объемов производства для свинины – 59,3%, для говядины – 28%, а для птицы – 122,5%. 

«Мясо птицы в мире по потреблению вышло на первое место в мире еще в 2016 году. В 2017 году в мире произведено 122 млн т мяса птицы, свинина на втором месте – 119 млн, говядина только 66 млн и баранина – 9 млн т – такие цифры приводит президент Евразийской птицеводческой ассоциации Владимир Фисинин

Он отмечает, что сейчас в глобальных масштабах ставка действительно делается на развитие птицеводства, но обращает внимание, что вызовом для отрасли станет сокращение кормовой базы на фоне нехватки плодородных земель. Второй вызов для отрасли, по его мнению, – необходимость диверсификации кормов: пшеница идет на биотоп­ливо, поэтому нужно наращивать производство кукурузы и сои как альтернативы. Эта задача актуальна и для России, и для Казахстана. Еще одна нерешенная проблема связана с биобезопасностью. 

«Болезни птиц кочуют вместе с родительскими стадами повсеместно», – констатирует Фисинин. По мнению эксперта, здесь должно помочь выведение собственных пород – в России на эти цели выделено около 5 млрд рублей, в Казахстане этот вопрос на государственном уровне не поднимался. 

Чем «птичий грипп» в России чреват для Казахстана

Необходимость собственного племенного птицеводства обозначил и Руслан Шарипов. 

«У нас нет своих племенных репродукторов, прародителей – мы закупаем их за рубежом. А когда закупаешься за границей, всю заразу завозишь оттуда, и с каждым завозом мы садимся на иглу вакцинации», – говорит глава отраслевого союза. Шарипов напоминает, что в Казахстане были свои по­роды – несушка породы «Алатау» стойко переносила не только  суровые климатические условия, но и нарушения в режиме кормления или в рационе. Импортные курицы в таких случаях перестают нестись на два-три месяца, а «Алатау» способна была восстанавливаться за считаные дни. 

Несколько казахстанских компаний сейчас пытаются заниматься разведением племенных пород и даже экспортируют цыплят в соседние страны. Но при этом, по словам Светланы Ивановой, директора ТОО «Когер», это как раз одно из таких предприятий – ждут государственной поддержки. Сейчас репродуктор «Когер» производит около 2,5 млн цыплят в год, 60% из них уходит на экспорт.

«В Казахстане племенных предприятий, по большому счету, нет. Мы одни из первых открывали репродуктор 10 лет назад, – говорит Иванова. – Сейчас наш племенной репродуктор широко известен в Таджикистане, могу сказать с уверенностью: 85% рынка Таджикистана – это наши цыплята. Мы успешно экспортируем цыплят, а в своей стране должной поддержки не находим».

Вариант поддержки со стороны государства она видит в возврате НДС за поставки племенных цыплят и в установлении зеленого коридора при прохождении таможенной очистки на границе. Узбекская таможня, транзитом через которую казахстанский товар идет в Таджикистан, обеспечивает казахстанскому производителю досмотр за 15 минут, а казахстанская, по словам Ивановой, растягивает процедуру на часы. 

В то же время директор ТОО «Когер» констатирует: первые меры поддержки в пользу отечественного репродуктора приняты – государство ввело дотацию для покупателя при покупке цыплят у местного производителя. 

856849158.jpg

И снова фуражный фонд

Следующим шагом, по мнению птицеводов, должно стать появление фуражного фонда объемом как минимум в 300 тыс. т. Идея 10-летней давности реанимирована из-за скачка цен на зерно – оно занимает около 70% в себестоимости мяса птицы и яйца. 

«Цена на зерно и жмых возросла по сравнению с прошлым годом вдвое, – рассказывал директор ТОО «Фирма Алекри» Александр Прядко. – Еще до нового года мы закупали зерновые по 30–35 тыс. тенге, сейчас – по 65–70 тыс. за тонну. Удорожание – просто фатальная необходимость, никогда себестоимость яйца еще не подходила к 18–20 тенге за штуку, а для того чтобы нам развиваться, рентабельность должна быть не менее 20–25%. Мы сейчас продаем яйца по 22 тенге за штуку», – поясняет он. 

По словам производителя, птицеводы могли бы оставить цены при гарантии сохранения низких осенних цен на кормовые в течение всего года. Закупать корма впрок птицеводы не могут: нет ни оборотных средств, ни площадей для хранения. Поэтому стать таким закупщиком, по мнению птицеводов, должно государство.

Управляющий директор – член правления АО «НК «Продовольственная контрактная корпорация» Сабит Кашкимбаев в интервью «Курсиву» заявлял, что проблему нехватки «оборотки» для закупа фуража и недостаточности мощностей для его круглогодичного хранения может решить и «Продкорпорация», если ей выделят на это бюджетные средства. Правда, Кашкимбаев при этом акцентировал внимание на необходимости гарантий по полному освоению заготовленного объема. 

В 2018 году импорт мяса птицы в Казахстан из США, по данным ITC, составил 106 тыс. т, это примерно треть объема потребления страны. Судя по складывающимся в отрасли тенденциям, мясу птицы казахстанского производства будет непросто вытеснить с рынка дешевые «ножки Буша».


763 просмотра

Производители угля в Казахстане ищут новые рынки через Китай

Угольная отрасль РК видит рынки сбыта в Юго-Восточной Азии, Японии и Корее

Фото: Shutterstock/Mark Agnor

Письмо с просьбой о содействии на межправительственном уровне представители угольной отрасли РК отправили на имя премьер-министра страны Аскара Мамина (редакция «Курсива» располагает копией документа). В письме прямо указывается на необходимость переориентации экспорта на новые для казахстанского угля рынки сбыта: в страны Юго-Восточной Азии и Индийского субконтинента, Японию и Южную Корею.

«Учитывая проблемы c доступом к услугам перевалки в морских портах Дальнего Востока Российской Федерации, одним из возможных решений задачи по обеспечению экспорта казахстанского угля на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона является организация перевозок через Китай с использованием транзитного коридора из Казахстана в порт Ляньюньган через погранпереход Достык/Алашанкой», – говорится в документе.

Падение экспорта – падение производства

Причина географической переориентации – казахстанские угольщики теряют традиционные рынки сбыта в Европе и на постсоветском пространстве. И это в то время, когда добыча угля внутри страны растет: по официальным данным, в 2018 году объем добычи составил в натуральном выражении 113 млн 702 тыс. т, что на 6,5% больше, чем в 2017 году, и на 16% – чем в 2016-м. 

Среднесрочные прогнозы Министерства индустрии и инфраструктурного развития предполагали, что уменьшения объемов добычи угля в ближайшие пять-шесть лет в стране не случится. Но не далее как во вторник, 10 сентября, министр национальной экономики Руслан Даленов сообщил: по итогам января – августа 2019 года сокращение добычи угля по сравнению с аналогичным периодом прошлого года составило 3%. По данным Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий РК (АГМП), на те же 3% в первом полугодии сократился объем экспорта. В прошлом году экспорт составил четвертую часть от всей добычи – 29 млн 192 тыс. т, поэтому падение угольного экспорта с высокой вероятностью приведет к дальнейшему сокращению добычи.

Удары по казахстанским поставкам одновременно наносят и Европа, и Россия. Северный сосед давно настроен на импортозамещение и перевод своих станций, ранее потреблявших экибастузский уголь, на уголь Кузбасса. Генерирующие компании РФ до 2020 года планируют сократить мощности, работающие на казахстанском угле, примерно на 20%.

Враг №1 – квоты

В то же время из-за действий российских властей Казахстан теряет и ряд других рынков, поставки на которые идут транзитом через территорию РФ. Речь идет прежде всего о поставках казахстанского угля в Украину. В начале этой недели заместитель исполнительного директора АГМП Максим Кононов заявил, что казахстанские угольщики потеряли около 60% от совокупного объема запланированного транзита через Россию в Украину из-за того, что россияне не выделили соответствующие квоты. «С июля по сентябрь 2019 года казахстанскими угледобывающими компаниями были заявлены поставки в Украину через РФ в объеме 584,12 тыс. т. Министерством экономического развития России было согласовано 233,5 тыс. т, отклонены заявки на 350,62 тыс. т. Таким образом, потери в экспорте угля в Украину транзитом через Россию составили 60% от совокупного запланированного объема», – цитирует Кононова агентство «Интерфакс-Казахстан».

Напомним, что в середине апреля 2019 года российский премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление, ограничивающее экспорт угля в Украину. Данным документом определен перечень товаров, которые с 1 июня можно вывозить в Украину только на основании отдельных разрешений, в эту категорию включены отдельные виды нефтепродуктов, а также уголь.

Враг №2 – озеленение

Немногим лучше обстоят дела и на европейском направлении. Во-первых, туда казахстанский уголь идет исключительно транзитом через РФ, и в случае обострения отношений России с ЕС не исключено повторение истории с квотами на транзит в Украину. К тому же Европа сама снижает потребление казахстанского угля, переходя на газ и альтернативные источники энергии.

О том, что экспорт казахстанского угля в Европу становится невыгодным, еще в начале лета заявил обозреватель российского угольного рынка ArgusMedia Юрий Онышкив. Аналитик сообщил, что в апреле цены в Европе на энергетический уголь достигли минимумов за последние 32 месяца: цена за тонну угля в Европейском союзе фиксировалась ниже $52 за тонну, хотя в ноябре она достигала $91 за тонну. 

2342342342.jpg

«Цены на энергетический уголь в ЕС упали ниже $60 за тонну из-за нескольких факторов, – пояснял эксперт. – Во-первых, на европейских складах накопились большие запасы и сложился профицит этого вида топлива. Кроме того, цены на газ на спотовом рынке достигли пятилетних минимумов, что стимулировало газовую генерацию. Вместе с тем давление на угольную цену и спрос оказали ветряные ВИЭ, которые производят все больше электроэнергии в Европе. В итоге сжигание угля в Испании, Германии, Франции и Великобритании снизилось с начала года», – добавил он.

Хотя Онышкив не исключает, что к концу года, то есть к разгару отопительного сезона, цены на уголь в Европе вновь вырастут, в АГМП считают, что тренд на сокращение потребления угля в европейских странах сохранится. Из-за ощутимого падения цен на газ и ужесточения экологических требований в первом полугодии 2019 года угольная энергогенерация в странах ЕС сократилась на 19%.

«Падение спроса на уголь оказало негативное воздействие на экспорт казахстанского угля в Европу, – констатирует Максим Кононов в интервью «Курсиву». – Так, в первом полугодии 2019 года был прекращен экспорт казахстанского угля в Финляндию при том, что в аналогичном периоде 2018 года объем экспорта угля в Финляндию составил в натуральном выражении 695,1 тыс. т. Экспорт угля в Польшу за шесть месяцев 2019 года сократился почти наполовину по сравнению с аналогичным периодом прошлого года», – добавил он.

Европейское направление занимало 14% в общем экспорте страны за последние три года (с 2016 по 2018 год Казахстан отправил на европейские рынки 11 млн т угля). Потерянная Финляндия была лидером по потреблению казахстанского угля на европейском направлении – эта страна закупила 6,5 млн т, или 59% от совокупного объема угольного экспорта в Европу за последние три года. Второй была Швейцария с показателем в 2 млн 446 тыс. т, или 22%. Третье место среди европейских стран – потребителей казахстанского угля  – занимала Украина с показателем 1,3 млн т в год, или 12% от общего объема. Помимо этого относительно крупными покупателями были Кипр – 409,6 тыс. т (4%) и Великобритания – 254,2 тыс. т (2%). И теперь все эти объемы нужно постепенно перенаправлять на другие рынки.

Почему целью стала Юго-Восточная Азия

«Сейчас спрос на уголь растет в большей части Азии. Например, в Индии наблюдается самый большой прирост потребления среди всех стран, он составляет 3,9% в год, – объясняет выбор нового экспортного направления Кононов. – Значительный рост использования угля также ожидается в Индонезии, Вьетнаме, Филиппинах, Малайзии и в Пакистане. Поскольку угольная генерация исторически считается наиболее доступной, способной удовлетворить потребности растущих экономик и населения, в данных странах проектируются и строятся новые угольные электростанции», – добавляет он. 

Объемы вложений в новые угольные станции оцениваются во Вьетнаме в $40 млрд, на Филиппинах – в $30 млрд, в Индонезии – в $50 млрд. Но формирующиеся стабильные рынки сбыта требуют поставок по морю. Казахстанские угольщики планируют организовать их через порт Ляньюньган. Выбор в пользу транспортировки через Китай, а не через Дальний Восток, сделан из-за того, что в настоящее время доступ к перевозке угля через восточные порты России ограничен – идут работ по расширению Байкало-Амурской магистрали. К тому же один из российских портов, Восточный, находится на реконструкции. Ляньюньган же технически вполне готов к приемке казахстанского угля. 

«Предварительные переговоры, проведенные с представителями китайских логистических компаний, подтверждают наличие в порту Ляньюньган технических и технологических возможностей для перевалки угля, а также заинтересованность стивидорных компаний – операторов угольных терминалов в порту Ляньюнган, в перевалке казахстанского угля при его поставках в страны АТР транзитом через порт Ляньюньган», – утверждает Кононов. По его словам, казахстанские угольщики готовы обеспечить заполняемость данного маршрута: только АО «Шубарколь комир» намерено экспортировать по данному маршруту до 3 млн т в год. Но для организации этого маршрута необходимо решить ряд правовых, тарифных, технических и технологических вопросов – и с учетом специфики работы китайских железных дорог, которые являются государственными, без содействия со стороны казахстанского правительства в этом вопросе не обойтись, отмечают в АГМП.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций