Перейти к основному содержанию
2346 просмотров

Когда Казахстан перестанет покупать «ножки Буша»

На данный момент производство мяса птицы только наполовину покрывает внутреннюю потребность

Автор: David Tadevosian

Министерство сельского хозяйства обещает обеспечить импортозамещение по мясу птицы к 2021 году, птицеводы отодвигают достижение этой цели до 2023 года и настаивают на дополнительной господдержке.

Избавиться от «ножек Буша» за два года пообещал глава Минсельхоза Сапархан Омаров, хотя пока производство мяса птицы в Казахстане только наполовину покрывает внутреннюю потребность. Программа развития отрасли предусматривает, что к 2021 году объем производства достигнет 300 тыс. т – это почти весь объем потребления республики. А в 2027 году, согласно той же программе, производство мяса птицы в РК вырастет до 740 тыс. т, из них 150 тыс. т уйдет на экспорт. Для сравнения: экспорт мяса птицы в 2017 году составлял 11 тыс. т.

Справедливости ради стоит отметить, что производство мяса птицы в стране действительно растет, но не так быстро, какпредусмотрено отраслевой программой. Запланированный объем производства на 2018 год – 220 тыс. т, реальный – 190 тыс. По оценке главы Союза птицеводов РК Руслана Шарипова, казахстанские производители все-таки достигнут показателя в 200 тыс. т.

«Будет запущена крупная фабрика в Алматы «КазРосбройлер», она будет давать 30 тыс. т мяса птицы. Есть еще три-четыре инвестора, которые хотят строить новые производства – крупные птицефабрики. Макинская птицефабрика сейчас вторую очередь заводит. Поэтому я считаю, что в ближайшие три-четыре года мы будем полностью себя обеспечивать мясом птицы», – говорит Шарипов.

Отраслевая программа развития птицеводства предполагала, что в 2019 году в стране будет произведено 274 тыс. т мяса птицы.

Почему курица важнее яйца 

По оценке мировых экспертов, с 2010 по 2050 год объем производства мяса в мире увеличится на 70% и составит 505 млн т. При этом прогнозируемый рост объемов производства для свинины – 59,3%, для говядины – 28%, а для птицы – 122,5%. 

«Мясо птицы в мире по потреблению вышло на первое место в мире еще в 2016 году. В 2017 году в мире произведено 122 млн т мяса птицы, свинина на втором месте – 119 млн, говядина только 66 млн и баранина – 9 млн т – такие цифры приводит президент Евразийской птицеводческой ассоциации Владимир Фисинин

Он отмечает, что сейчас в глобальных масштабах ставка действительно делается на развитие птицеводства, но обращает внимание, что вызовом для отрасли станет сокращение кормовой базы на фоне нехватки плодородных земель. Второй вызов для отрасли, по его мнению, – необходимость диверсификации кормов: пшеница идет на биотоп­ливо, поэтому нужно наращивать производство кукурузы и сои как альтернативы. Эта задача актуальна и для России, и для Казахстана. Еще одна нерешенная проблема связана с биобезопасностью. 

«Болезни птиц кочуют вместе с родительскими стадами повсеместно», – констатирует Фисинин. По мнению эксперта, здесь должно помочь выведение собственных пород – в России на эти цели выделено около 5 млрд рублей, в Казахстане этот вопрос на государственном уровне не поднимался. 

Чем «птичий грипп» в России чреват для Казахстана

Необходимость собственного племенного птицеводства обозначил и Руслан Шарипов. 

«У нас нет своих племенных репродукторов, прародителей – мы закупаем их за рубежом. А когда закупаешься за границей, всю заразу завозишь оттуда, и с каждым завозом мы садимся на иглу вакцинации», – говорит глава отраслевого союза. Шарипов напоминает, что в Казахстане были свои по­роды – несушка породы «Алатау» стойко переносила не только  суровые климатические условия, но и нарушения в режиме кормления или в рационе. Импортные курицы в таких случаях перестают нестись на два-три месяца, а «Алатау» способна была восстанавливаться за считаные дни. 

Несколько казахстанских компаний сейчас пытаются заниматься разведением племенных пород и даже экспортируют цыплят в соседние страны. Но при этом, по словам Светланы Ивановой, директора ТОО «Когер», это как раз одно из таких предприятий – ждут государственной поддержки. Сейчас репродуктор «Когер» производит около 2,5 млн цыплят в год, 60% из них уходит на экспорт.

«В Казахстане племенных предприятий, по большому счету, нет. Мы одни из первых открывали репродуктор 10 лет назад, – говорит Иванова. – Сейчас наш племенной репродуктор широко известен в Таджикистане, могу сказать с уверенностью: 85% рынка Таджикистана – это наши цыплята. Мы успешно экспортируем цыплят, а в своей стране должной поддержки не находим».

Вариант поддержки со стороны государства она видит в возврате НДС за поставки племенных цыплят и в установлении зеленого коридора при прохождении таможенной очистки на границе. Узбекская таможня, транзитом через которую казахстанский товар идет в Таджикистан, обеспечивает казахстанскому производителю досмотр за 15 минут, а казахстанская, по словам Ивановой, растягивает процедуру на часы. 

В то же время директор ТОО «Когер» констатирует: первые меры поддержки в пользу отечественного репродуктора приняты – государство ввело дотацию для покупателя при покупке цыплят у местного производителя. 

856849158.jpg

И снова фуражный фонд

Следующим шагом, по мнению птицеводов, должно стать появление фуражного фонда объемом как минимум в 300 тыс. т. Идея 10-летней давности реанимирована из-за скачка цен на зерно – оно занимает около 70% в себестоимости мяса птицы и яйца. 

«Цена на зерно и жмых возросла по сравнению с прошлым годом вдвое, – рассказывал директор ТОО «Фирма Алекри» Александр Прядко. – Еще до нового года мы закупали зерновые по 30–35 тыс. тенге, сейчас – по 65–70 тыс. за тонну. Удорожание – просто фатальная необходимость, никогда себестоимость яйца еще не подходила к 18–20 тенге за штуку, а для того чтобы нам развиваться, рентабельность должна быть не менее 20–25%. Мы сейчас продаем яйца по 22 тенге за штуку», – поясняет он. 

По словам производителя, птицеводы могли бы оставить цены при гарантии сохранения низких осенних цен на кормовые в течение всего года. Закупать корма впрок птицеводы не могут: нет ни оборотных средств, ни площадей для хранения. Поэтому стать таким закупщиком, по мнению птицеводов, должно государство.

Управляющий директор – член правления АО «НК «Продовольственная контрактная корпорация» Сабит Кашкимбаев в интервью «Курсиву» заявлял, что проблему нехватки «оборотки» для закупа фуража и недостаточности мощностей для его круглогодичного хранения может решить и «Продкорпорация», если ей выделят на это бюджетные средства. Правда, Кашкимбаев при этом акцентировал внимание на необходимости гарантий по полному освоению заготовленного объема. 

В 2018 году импорт мяса птицы в Казахстан из США, по данным ITC, составил 106 тыс. т, это примерно треть объема потребления страны. Судя по складывающимся в отрасли тенденциям, мясу птицы казахстанского производства будет непросто вытеснить с рынка дешевые «ножки Буша».

banner_wsj.gif

1075 просмотров

Как пандемия повлияла на трафик бизнес-джетов в Казахстане

Эксперты пророчат рынку чартерной и деловой авиации более быстрое восстановление, чем регулярному авиасообщению

Фото: Олег Спивак. Коллаж: Вадим Квятковский

Изменения на казахстанском рынке частных самолетов стали заметны в начале весны.

«В марте мы ощутили значительное снижение перевозок. Обычно в этот период клиенты летают на отдых и в деловые поездки. В марте большая часть рейсов была отменена, так как почти все бизнес-мероприятия были перенесены в связи с распространением коронавируса», – сообщил «Курсиву» директор Air Charter Service в Казахстане Евгений Галкин.

Air Charter Service – крупный игрок мирового рынка чартерной авиации, основные направления деятельности компании – это бизнес-авиация, групповые пассажирские и грузовые авиа­перевозки. В то же время, отмечают в компании, именно на март – на те дни, когда был объявлен режим чрезвычайного положения, – пришелся рост заказов на перелеты, поскольку многие постоянные клиенты бизнес-джетов эвакуировали себя и свои семьи частными рейсами в Казахстан из-за границы.

Период оживления оказался коротким: в апреле, когда в республике действовал режим ЧП, все чартерные рейсы внутри РК были запрещены, рассказывают в казахстанском представительстве Air Charter Service. Исключение составляли перевозки пациентов в критическом состоянии и пассажиров, у которых была государственная аккредитация (например, представителей строительных компаний, возводящих стратегические объекты).

Возможность путешествовать частными самолетами за границу сохранилась, но только у иностранных граждан, которые имеют право улететь из Казахстана в другую страну. Другими словами, пока возможно выполнение исключительно репатриационных рейсов. Та же Air Charter Service в Казахстане организовывала, например, эвакуацию граждан Узбекистана и США. Эвакуация граждан Казахстана из-за границы частными рейсами также возможна, но представители отрасли отмечают, что репатриационные рейсы требуют индивидуального согласования с государственными органами по противодействию COVID-19 и организуются крайне сложно.

Набор мер предосторожности на частном авиарейсе в период пандемии, рассказывает Евгений Галкин, выглядит так:

«Стало нормой спрашивать у пассажиров актуальный тест на коронавирус, пассажиры в свою очередь спрашивают отрицательный тест на COVID у всех членов экипажа. После каждого рейса происходит обязательная обработка салона самолета, специальными средствами обрабатываются все поверхности кресел и панелей».

На официальном сайте одного из участников казахстанского рынка частных авиаперевозок, компании Astana Business Aviation, представлен перечень направлений, популярных у их клиентов, и расценки на такие перелеты. Перелет на Мальдивы и обратно обойдется в сумму от $85 тыс., а путешествие из Нур-Султана в Москву с возвращением – от $33 тыс. В Air Charter Service, комментируя вопрос о стоимости чартерных перевозок в период пандемии, отметили, что цены заметно снизились, так спрос на услуги авиакомпаний сократился: «Мы видим значительную конкуренцию среди авиаперевозчиков. В среднем тарифы авиакомпаний снизились на 15–20%».

kak-pandemiya-povliyala-na-trafik-biznes-dzhetov-v-kazaxstane0001.jpg

Авиаперевозчик, который работает на рынке чартерной и деловой авиации уже 30 лет, рассчитывает, что летом и осенью 2020 года пассажиры будут чаще выбирать чартерные рейсы и таким образом компании удастся восполнить снижение перелетов, которое наблюдалось в апреле и мае текущего года. Евгений Галкин прогнозирует:

«Мы полагаем, что часть пассажиров сократит свои расходы и снизит частоту полетов на бизнес-джетах. К сожалению, еще часть клиентов перестанет заказывать частные самолеты. Но при этом появятся люди, которые раньше не рассматривали для себя перелеты на бизнес-джетах, но у них были на это деньги, а сейчас крайне актуальным становится вопрос заботы о здоровье. Очевидно, люди будут опасаться летать вместе с 150 пассажирами в замкнутом пространстве, так как в этом случае риск заражения COVID-19 значительно выше. За последние два месяца у нас были заявки от клиентов, которые впервые заказали частный борт в связи с вынужденными обстоятельствами в отсутствие регулярных рейсов».

Похожие выводы на основании опроса своих клиентов делает Private Jet Card Comparisons – своего рода гид по предложениям от компаний, специализирующихся на частных авиаперевозках. Если до пандемии коронавируса 46% респондентов ожидали, что увеличат количество летных часов, которые они проведут в бизнес-джетах, то после пандемии их число сократилось. Но 33% респондентов по-прежнему планируют чаще летать на частных самолетах в 2020-м, чем годом ранее. Для еще трети постоянных клиентов частной авиации объем потребления таких услуг останется на прежнем уровне. 37% продолжат пользоваться услугами чартерной и деловой авиации, но реже, и только 3% заявили, что откажутся от такого способа передвижения.

И даже спад в бизнесе не станет поводом для отказа от частных авиаперелетов, показывают ответы участников исследования Private Jet Card Comparisons на вопрос «Что, скорее всего, повлияет на ваши частные поездки в течение следующих шести месяцев?». 77% выбрали вариант «снижение потенциального воздействия коронавируса», который означает как раз использование бизнес-джетов. И только 22% поставили в приоритет «опасения по поводу личных активов или продаж компании и ее прибыли по сравнению со стоимостью полета в частном порядке».

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png