Перейти к основному содержанию
3172 просмотра

Казахстанские угольщики просят помощи государства

Они ссылаются на опыт соседней России

Фото: Vyacheslav Svetlichnyy

Казахстан входит в первую десятку стран по запасам угля. Согласно официальным данным, этот показатель составляет 33,9 млрд тонн. При этом угольная отрасль нуждается в поддержке правительства. О проблемах казахстанских шахтеров «Курсиву» рассказал председатель ОО «Отраслевой профессиональный союз работников угольной промышленности» Михаил Никифоров. 

Согласно официальной статистике, угольная отрасль обеспечивает выработку порядка 70% электроэнергии, 100%-ную загрузку коксохимического производства, полностью удовлетворяет потребности в топливе коммунально-бытового сектора и населения. Только в прошлом году компании этого сектора добыли 113,7 млн тонн угля (без учета концентрата), что на 5,4% больше по сравнению с 2017 годом.

Доля угля в энергобалансе планеты снижается, однако энергии в мире требуется все больше, поэтому в будущем общий объем потребления угля, как минимум, останется на сегодняшнем уровне, а в абсолютном выражении, возможно, увеличится, считают аналитики. 

«Вот почему, к примеру, в России президент поручил правительству принять кардинальные шаги по улучшению состояния отрасли. Так, в соседней стране синхронизируют планы развития международных пунктов пропуска, а также автомобильных и железнодорожных подъездов к ним с планами экспорта угля», – рассказал подробности председатель ОО «Отраслевой профессиональный союз работников угольной промышленности» Михаил Никифоров. 

Казахстанский товар последнее десятилетие экспортируется в страны ЕС, но в Северо-Западной Европе с начала года стоимость угля упала на 33%, поэтому поиск новых рынков сбыта и диверсификация маршрутов поставок становятся одной из задач отрасли.

«Новыми направлениями могли бы стать страны Юго-Восточной Азии и Индийского субконтинента, Япония, Южная Корея», – говорит заместитель исполнительного директора Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Максим Кононов.

Поэтому ассоциация обратилась к правительству с просьбой помочь проработать с китайской стороной возможности экспорта казахстанского угля на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. 

«Необходимо решить вопросы по тарифам, технические и технологические вопросы для организации перевозок угля из Казахстана через порт Ляньюнган. Также ощутимое влияние на отрасль оказывают железнодорожные тарифы, поскольку для нас железные дороги – это практически безальтернативный вид транспорта. Однако в 2019 году в стране увеличились тарифы на пользование магистральными железнодорожными сетями и услугами железной дороги», – сообщил заместитель исполнительного директора АГМП. 

В связи с этим ассоциация выступает за пересмотр тарифной политики КТЖ, чтобы избежать дальнейшего повышения тарифов. Другой путь снижения затрат на транспортировку и сдерживания цен для конечных потребителей на внутреннем рынке страны – развитие частных железнодорожных перевозчиков. Кстати, с 1 ноября прошлого года такие начали работать. 

«За короткий срок они уже успели продемонстрировать большую эффективность, достигнув снижения затрат на перевозки до 10% по сравнению с тарифами КТЖ», – привел статистику Максим Кононов.

Большие перспективы развития отрасли связаны с глубокой переработкой угля и развитием углехимии (производством жидкого топлива, коксового газа, каменноугольной смолы и других продуктов). 

«В общей сложности путем переработки угля можно получить более 400 различных продуктов, стоимость которых в 20–25 раз выше стоимости самого угля, а побочные продукты, получаемые на коксохимических заводах, превосходят по стоимости сам кокс. Между тем в 2018 году в Казахстане из угля было произведено 2796 тыс. тонн кокса и полукокса, что составляет лишь 0,2% от общего объема добычи угля», – рассказал подробности заместитель исполнительного директора АГМП.

По его словам, отрасль до сих пор не включена в перечень приоритетных видов деятельности для реализации инвестиционных проектов, утвержденный правительством страны. К примеру, в соседней РФ разработана специальная программа развития угольной отрасли до 2030 года.

В ней прописаны такие инструменты, как стимулирование создания необходимой для развития рынков российского угля транспортной и портовой инфраструктуры, стимулирование потребления высококачественных энергетических углей в электро- и теплоэнергетике.

«Проводя параллель, следует отметить, что и для отечественной угольной отрасли необходима разработка долгосрочной программы развития. Мы предлагаем разработать долгосрочную Стратегию развития угольной промышленности до 2040 года», – рассказали в пресс-службе АГМП.

Ассоциация также инициировала внесение ряда дополнений и изменений в проект «Дорожной карты по развитию угольной отрасли РК на 2019–2021 годы». К примеру, в числе первоочередных мер предложено включить пункт об определении прогноза потребления угля энергопроизводящими предприятиями и коммунально-бытовым сектором, что позволит более точно планировать горные работы, обновлять основное горнотехническое оборудование на долгосрочные периоды.

Вместе с тем ассоциация разрабатывает профессиональные стандарты в угольной промышленности. В рамках проведенного анализа горно-металлургической отрасли республики определены востребованные виды деятельности, по которым разрабатываются профессиональные стандарты.

banner_wsj.gif

1426 просмотров

Что ждет нефтегазовый сектор после пандемии коронавируса

McKinsey прогнозирует фундаментальные изменения в нефтяной отрасли

Фото: shutterstock/Jaochainoi1980

Несмотря на то, что глубина и продолжительность нынешнего нефтяного кризиса остаются неясными, исследования аналитиков показывают, что без фундаментальных изменений будет трудно вернуться к привлекательным показателям, которые исторически преобладали в нефтегазовой отрасли.

По своему текущему курсу и скорости отрасль может вступить в эпоху, определяемую интенсивной конкуренцией, устойчивым снижением спроса, скептицизмом инвесторов и усилением давления со стороны общественности и правительств в отношении воздействия на климат и окружающую среду, отмечает международная консалтинговая компания McKinsey в своей аналитической статье. Хотя нефть и газ, учитывая их роль в обеспечении доступной энергии, останутся рынком с многомиллионным оборотом в течение десятилетий.

Уроки прошлого

После кризиса в начале 1980 годов нефтяная отрасль создала исключительную акционерную стоимость. В период с 1990 по 2005 год совокупный доход акционеров во всех сегментах отрасли, кроме компаний по переработке и маркетингу, превышал аналогичные показатели индекса S&P 500. Спрос на нефть и газ вырос, а компании держали расходы на низком уровне. Новые, более крупные компании, образовавшиеся в результате поглощения менее крупных, создавали ценность на протяжении десятилетий.

В первые годы периода с 2005 по январь 2020 года структура прибыли отрасли была благоприятной. Спрос на нефть рос более чем на 1% в год, на сжиженный природный газ (СПГ) - на 3-5%. В связи со значительной высокой себестоимостью продукции, необходимой для удовлетворения спроса, рыночная клиринговая цена выросла. Воодушевленные этой весьма благоприятной отраслевой структурой, благодаря доступности низкопроцентного капитала, компании инвестировали значительные средства в добычу. Гонка за тем, чтобы быстрее добывать больше баррелей из более сложных ресурсов, привела к резкой инфляции затрат, особенно в проектировании и строительстве.

Значительные инвестиции были вложены в сланцевую нефть и газ, что имело несколько серьезных последствий. Они изменили структуру добывающей промышленности. Сланцевая нефть средней стоимости вытеснила гораздо более дорогостоящую добычу, такую как нефтеносные пески и угольный газ. В то время как с 2016 года ОПЕК сократила добычу нефти и природного газа на 5,2 млн баррелей в сутки, за этот же период сланцы добавили 7,7 млн.

В 2009-2010 и 2014-2016 годах рынки капитала были щедры по отношению к нефтяной промышленности. Многие инвесторы сосредоточились на росте объема, финансируемом за счет долга, а не на операционных потоках денежных средств и дисциплине капитала, полагая, что цены продолжат расти. В 2020 году падение спроса из-за COVID-19 и избыток предложения привели к беспрецедентному кризису в отрасли.

Теперь даже при наиболее благоприятном прогнозе цены на нефть до докризисных уровней от $50 до $60 за баррель могут восстановиться в 2021 или 2022 годах. При другом сценарии эти ценовые уровни могут быть достигнуты после 2024 года. В любом случае, в ближайшие несколько лет нефть будет переживать не лучшие времена.

Спрос на нефтепродукты снизился как минимум на 20%, что привело к кризису в переработке. Пройдет не менее двух лет, прежде чем спрос на бензин восстановится, а перспективы для авиатоплива особенно мрачны.

В McKinsey ожидают, что рост спроса на углеводороды, особенно на нефть, достигнет пика в 2030-х годах, а затем начнется медленное снижение.

Кризис как катализатор

В сегменте разведки и добычи, вероятно, произойдет слияние компаний. Выживут только крупные компании и более мелкие, по-настоящему ловкие и инновационные игроки. Широкая консолидация необходима для снижения удельных затрат за счет синергетического эффекта, считают эксперты.

Нефтеперерабатывающие заводы с высокими затратами или плохой близостью к растущим рынкам, не входящим в ОЭСР, закроются. Хотя в некоторых странах, как было в 1980 и 1990 годах, правительства могут вмешаться, чтобы поддержать неэффективные активы.

Нефтехимия была и может оставаться привлекательной отраслью для инвестиций и создания стоимости, особенно комплексные интегрированные нефтеперерабатывающие и нефтехимические установки.

Газ является наиболее быстро растущим ископаемым топливом, который необходим для перехода от угля к возобновляемым источникам энергии. Мировой спрос на газ достигнет своего пика в конце 2030 годов, поскольку электрификация отопления и развитие возобновляемых источников энергии могут привести к снижению спроса. В долгосрочной перспективе газ столкнется с тем же давлением, что и нефть.

Национальные нефтяные компании подвергнутся дополнительному давлению из-за их важной роли в качестве вкладчиков в государственные бюджеты и социальные потребности правительств. Сложный выбор между отраслевой дисциплиной снабжения и защитой доли рынка усилится. Для компаний, не имеющих ресурсов с наименьшими затратами, станет важной необходимость фундаментальных изменений, например, путем приватизации или переосмысления сотрудничества с международными компаниями.

В целом для большинства компаний мировой нефтегазовой отрасли изменение стратегии и, возможно, бизнес-модели является обязательным условием. Общим требованием является перераспределение капитала, основанное на глубоком понимании рыночных тенденций, готовности трансформировать существующие операционные модели.

Компании должны сделать жесткий и основополагающий выбор в отношении всей базы активов и перманентно перераспределять капитал от предприятий с более низкой прибылью к тем компаниям, которые лучше всего соответствуют будущим созданиям стоимости и источникам самобытности. Ряд компаний могут выбрать этот момент для ускорения движения к энергетическим технологиям будущего. Все это должно происходить в условиях, когда компаниям необходимо восстанавливать доверие на рынках капитала, обеспечивая привлекательный доход.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png