Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2663 просмотра

Казахстанские угольщики просят помощи государства

Они ссылаются на опыт соседней России

Фото: Vyacheslav Svetlichnyy

Казахстан входит в первую десятку стран по запасам угля. Согласно официальным данным, этот показатель составляет 33,9 млрд тонн. При этом угольная отрасль нуждается в поддержке правительства. О проблемах казахстанских шахтеров «Курсиву» рассказал председатель ОО «Отраслевой профессиональный союз работников угольной промышленности» Михаил Никифоров. 

Согласно официальной статистике, угольная отрасль обеспечивает выработку порядка 70% электроэнергии, 100%-ную загрузку коксохимического производства, полностью удовлетворяет потребности в топливе коммунально-бытового сектора и населения. Только в прошлом году компании этого сектора добыли 113,7 млн тонн угля (без учета концентрата), что на 5,4% больше по сравнению с 2017 годом.

Доля угля в энергобалансе планеты снижается, однако энергии в мире требуется все больше, поэтому в будущем общий объем потребления угля, как минимум, останется на сегодняшнем уровне, а в абсолютном выражении, возможно, увеличится, считают аналитики. 

«Вот почему, к примеру, в России президент поручил правительству принять кардинальные шаги по улучшению состояния отрасли. Так, в соседней стране синхронизируют планы развития международных пунктов пропуска, а также автомобильных и железнодорожных подъездов к ним с планами экспорта угля», – рассказал подробности председатель ОО «Отраслевой профессиональный союз работников угольной промышленности» Михаил Никифоров. 

Казахстанский товар последнее десятилетие экспортируется в страны ЕС, но в Северо-Западной Европе с начала года стоимость угля упала на 33%, поэтому поиск новых рынков сбыта и диверсификация маршрутов поставок становятся одной из задач отрасли.

«Новыми направлениями могли бы стать страны Юго-Восточной Азии и Индийского субконтинента, Япония, Южная Корея», – говорит заместитель исполнительного директора Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Максим Кононов.

Поэтому ассоциация обратилась к правительству с просьбой помочь проработать с китайской стороной возможности экспорта казахстанского угля на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. 

«Необходимо решить вопросы по тарифам, технические и технологические вопросы для организации перевозок угля из Казахстана через порт Ляньюнган. Также ощутимое влияние на отрасль оказывают железнодорожные тарифы, поскольку для нас железные дороги – это практически безальтернативный вид транспорта. Однако в 2019 году в стране увеличились тарифы на пользование магистральными железнодорожными сетями и услугами железной дороги», – сообщил заместитель исполнительного директора АГМП. 

В связи с этим ассоциация выступает за пересмотр тарифной политики КТЖ, чтобы избежать дальнейшего повышения тарифов. Другой путь снижения затрат на транспортировку и сдерживания цен для конечных потребителей на внутреннем рынке страны – развитие частных железнодорожных перевозчиков. Кстати, с 1 ноября прошлого года такие начали работать. 

«За короткий срок они уже успели продемонстрировать большую эффективность, достигнув снижения затрат на перевозки до 10% по сравнению с тарифами КТЖ», – привел статистику Максим Кононов.

Большие перспективы развития отрасли связаны с глубокой переработкой угля и развитием углехимии (производством жидкого топлива, коксового газа, каменноугольной смолы и других продуктов). 

«В общей сложности путем переработки угля можно получить более 400 различных продуктов, стоимость которых в 20–25 раз выше стоимости самого угля, а побочные продукты, получаемые на коксохимических заводах, превосходят по стоимости сам кокс. Между тем в 2018 году в Казахстане из угля было произведено 2796 тыс. тонн кокса и полукокса, что составляет лишь 0,2% от общего объема добычи угля», – рассказал подробности заместитель исполнительного директора АГМП.

По его словам, отрасль до сих пор не включена в перечень приоритетных видов деятельности для реализации инвестиционных проектов, утвержденный правительством страны. К примеру, в соседней РФ разработана специальная программа развития угольной отрасли до 2030 года.

В ней прописаны такие инструменты, как стимулирование создания необходимой для развития рынков российского угля транспортной и портовой инфраструктуры, стимулирование потребления высококачественных энергетических углей в электро- и теплоэнергетике.

«Проводя параллель, следует отметить, что и для отечественной угольной отрасли необходима разработка долгосрочной программы развития. Мы предлагаем разработать долгосрочную Стратегию развития угольной промышленности до 2040 года», – рассказали в пресс-службе АГМП.

Ассоциация также инициировала внесение ряда дополнений и изменений в проект «Дорожной карты по развитию угольной отрасли РК на 2019–2021 годы». К примеру, в числе первоочередных мер предложено включить пункт об определении прогноза потребления угля энергопроизводящими предприятиями и коммунально-бытовым сектором, что позволит более точно планировать горные работы, обновлять основное горнотехническое оборудование на долгосрочные периоды.

Вместе с тем ассоциация разрабатывает профессиональные стандарты в угольной промышленности. В рамках проведенного анализа горно-металлургической отрасли республики определены востребованные виды деятельности, по которым разрабатываются профессиональные стандарты.


2597 просмотров

Когда закончится эпоха легкой нефти

Рассказали эксперты

В день, когда в Атырау праздновали 120-летие казахстанской нефти и на совещании с участием президента Токаева обсуждали перспективы развития нефтегазовой отрасли, на другом конце Евразийского континента строили прогнозы относительно будущего нефтедобывающих стран.

Крыница-Здруй, Польша

Курортный городок Крыница-Здруй на юге Польши в начале века был излюбленным местом отдыха польской элиты и самого маршала Юзефа Пилсудского, возглавившего страну после возрождения ее независимости в 1918 году. Двадцать девять лет назад, после распада социалистического лагеря, в Крынице опять собралась элита – политическая, экономическая, интеллектуальная, – чтобы обсудить, куда двигаться дальше. Дискуссии оказались настолько интересными и плодотворными, что решено было проводить форум ежегодно в начале сентября. Постепенно расширялась география участников, проблематика обсуждений, и в итоге экономический форум в Крынице стал де-факто европейским мини-Давосом.

Крыница без нас

С начала 2000-х в Крыницу начали приглашать политиков, экспертов и журналистов из Казахстана. В декабре 2005 года в рамках экономического форума прошел даже специализированный форум «Казахстан – Польша». Уровень представительства был довольно высок: казахстанскую делегацию, в которую вошли министры, депутаты парламента, независимые эксперты, возглавил вице-спикер мажилиса Сергей Дьяченко.

На том форуме обсуждались пути активизации двустороннего торгово-экономического сотрудничества, трансферта технологий и обмена опытом. Отдельные панельные дискуссии были посвящены роли Казахстана как поставщика нефти в обеспечении энергетической безопасности ЕС.

Однако после этого интерес наших чиновников к форуму в Крынице неожиданно стал падать, приглашенные спикеры по тем или иным причинам вежливо отказывались, и страну на форуме чаще всего представлял посол Казахстана в Варшаве.

На форуме 2019 года Казахстан вообще не звучал ни в ходе пленарного заседания, ни в дискуссиях. Хотя тематика форума была широчайшей и включала в себя вопросы не только политики и экономики, но и кибербезопасности, зеленой энергии, развития местного самоуправления и так далее. А у Украины в этом году был даже отдельный «Украинский дом», где с утра до ночи кипели горячие дискуссии.

Все это наводит на мысль, что каждый по прошествии времени выбрал свой путь движения: Польша – на Запад, в сторону единой Европы, Казахстан – на Север и Восток, в направлении Китая и России.

Эпоха «легкой нефти» закончилась

На расширенном совещании по вопросам развития нефтегазовой отрасли страны в Атырау 5 августа под руководством Касым-Жомарта Токаева министр энергетики Канат Бозумбаев обозначил стратегическую цель: довести добычу нефти в Казахстане к 2025 году до 105 миллионов тонн. Основной прирост должны дать три нефтегазовых гиганта: Кашаган, Тенгиз и Карачаганак, где идут или запланированы масштабные проекты расширения. Цель вполне выполнимая, однако станет ли результат драйвером экономического роста страны и улучшения благосостояния ее граждан? Не опоздали ли мы?

В этот же день в Крынице проходила одна из интереснейших дискуссий под заголовком «Россия на распутье: варианты развития», в которой приняли участие авторитетные московские эксперты. Причем прозвучавшие в ходе нее мнения и выводы применимы не только к нашему северному соседу, но и к нам, учитывая схожую структуру наших экономик и фатальную зависимость от нефти.

Что же ожидает Россию и ее нефтегазовую отрасль в обозримом будущем? По словам главного докладчика, известного эксперта, партнера аналитической компании RusEnergy Михаила Крутихина, ничего хорошего. «Золотой век» у нефтяников уже был, и цену в $100 за баррель мы не увидим уже никогда. А вот $40 – вполне может быть. Наиболее реальный ценовой коридор в ближайшие годы, по его мнению, – $40-$60, но возможно, и $20-$30. Тому причина не только избыток предложения на мировом рынке, что толкает цены вниз, но и грядущая декарбонизация мировой экономики, которая, по мнению Крутихина, наберет силу после 2030 года. Именно тогда одновременно замедлятся темпы роста китайской экономики – основного потребителя углеводородов,  – значительно подешевеет энергия, полученная альтернативным способом, и широкое развитие получат электромобили, которые заменят двигатели внутреннего сгорания. После 2030-го нефти на рынке будет много, а покупателей значительно меньше, чем сегодня, что должно обрушить цены на углеводороды.

Михаил Крутихин считает, что российские чиновники лукавят, говоря, что цена в $40 вполне комфортна для бюджета, так как цена отсечения – $42. Грубо говоря, все, что свыше $40, в России не тратится, а откладывается для будущих поколений в аналог нашего Национального фонда. Но дело в том, считает эксперт, что $42 за баррель не оставляют возможности нефтегазовым компаниям инвестировать в разведку и разработку новых месторождений, учитывая, что сейчас надо идти и бурить на арктический шельф или на большие глубины, где себестоимость и разведки, и добычи несоизмеримо больше.

В Казахстане проблема с восполнением запасов стоит, пожалуй, еще более остро, чем в России.

После Кашагана, открытого 19 лет назад, не было найдено ни одного нового месторождения с более-менее приличными запасами ни на шельфе, ни на суше. А патриарх казахстанской нефтянки, бывший министр нефти и газа Узакбай Карабалин еще восемь лет назад предупреждал: эпоха легко извлекаемой нефти закончена.

Советник генерального директора московской компании «Открытие Брокер» Сергей Хестанов согласен с мнением коллеги. Если посмотреть графики среднегодовых цен на нефть в ретроспективе, то нетрудно заметить, что их рост чередуется с падением и последующей рецессией.

Наиболее масштабные падения выпали на 1986 год, когда нефть в считаные месяцы подешевела в четыре раза (и тогда это закончилось распадом Советского Союза). Следующее крутое пике – 1997 год, что привело к большим экономическим проблемам в бывших советских нефтедобывающих республиках, в том числе и в Казахстане. Потом был 2008 год с его общемировым кризисом. Нетрудно заметить некую цикличность: «черные дни» для нефти наступают раз в 11 лет. А значит, в 2019-20 годах следует ожидать, по словам эксперта, очередного резкого снижения нефтяных котировок. Насколько длительным будет спад, сказать сложно. Но, по мнению г-на Хестанова, если он затянется года на три, то последствия могут быть совершенно непредсказуемыми.

По оценкам, прозвучавшим в ходе дискуссии, доходы от нефти составляют около 30% поступлений в российский бюджет. В то же время доля импорта в России – тоже порядка 30%. И чтобы нивелировать выпадающие от дешевеющей нефти доходы, правительству РФ не остается ничего другого, как плавно проводить девальвацию рубля. Параллели более чем очевидны, особенно если учесть, что у нас в Казахстане и зависимость от нефти, и зависимость от импорта больше как минимум в полтора-два раза. И плавное снижение курса тенге – лучшее тому подтверждение.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций