Перейти к основному содержанию
5714 просмотров

Как долго будет востребована казахстанская нефть

И что может ее заменить

Фото: Shutterstock.com

Несмотря на сегодняшний активный спрос на нефть, век нефтяной индустрии идет к своему закату. В мире наблюдается тенденция к замене топлива из углеводородного сырья на более легкие, возобновляемые источники энергии. Какую стратегию развития должен выбрать Казахстан, чтобы не отстать от мирового прогресса и не потерять доходы от своего главного экспортного продукта?

Прошлое и настоящее

По итогам 2018 года нефтегазовый комплекс обеспечил более 20% ВВП республики, две третьих поступлений в Национальный фонд, около 62% товарного экспорта и половину прямых иностранных инвестиций. При этом, по данным British Petroleum (BP), Казахстан в числе первых пяти стран, которые c 1990-го по 2018 год нарастили добычу нефти более чем в три раза. По информации же ОПЕК, РК входит в топ-10 стран-экспортеров нефти. 

«Главной тенденцией мирового рынка является рост спроса на углеводороды. Долгосрочные прогнозы всех ведущих энергетических компаний мира также демонстрируют сохранение ведущей роли нефти и газа в структуре энергоресурсов планеты в обозримой перспективе», – сказал заместитель председателя Ассоциации «Kazenergy» Узакбай Карабалин, выступая на международной научно-практической конференции «Казахстанская нефть: прошлое, настоящее и будущее», прошедшей 1 сентября в Атырау. К примеру, согласно исследованиям BP, доля нефти и газа в спросе на энергоресурсы в 2040 году составит более 53%.

Между тем в мире наблюдается тенденция завершения периода легкоизвлекаемой нефти. По прогнозу другой нефтегазовой компании – Exxon Mobil и Общества инженеров-нефтяников (SPE), к 2030 году только половина жидких углеводородов будет производиться из традиционных месторождений на суше. Другая половина придется на низкопроницаемые коллектора, шельфовые и глубоководные месторождения. По данным исследовательской и консалтинговой группы по энергетике Wood Mackenzie, с 1990 года морские проекты обеспечивают около 20% прироста запасов нефти на планете.

«При этом практически каждое недавно открытое месторождение обладает набором проблемных факторов, значительно увеличивающих финансовые и временные затраты», – отмечает Узакбай Карабалин.

К примеру, при реализации Кашаганского проекта консорциум недропользователей столкнулся с необходимостью применения принципиально новых технологических решений и вложения значительных инвестиций, а также коллизией вокруг статуса Каспия. Все это в совокупности не позволило приступить к масштабному освоению в сжатые сроки. Эксперт считает, что опыт Кашагана станет отправной точкой для реализации других потенциально крупных проектов на шельфе Каспия.

Кому нужна нефть

С 1996 года наблюдается последовательный рост потребления нефти со стороны развивающихся стран. В 2014 году эти государства опередили страны-участницы Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) по спросу на нефть, в 2017 году – побили рекорд ОЭСР по максимальному показателю. Определяющим фактором в такой динамике являются объемы спроса со стороны Китая и Индии. По данным Международного энергетического агентства, если десять лет назад Китай потреблял менее 9 млн баррелей нефти в сутки, то в 2019 году ожидается около 13,5 млн. Похожая ситуация наблюдается в Индии, где спрос вырос с 3 млн до 5 млн баррелей в сутки.

8941498.jpg

Уже не топливо, но продукт

Вместе с тем во всем мире идет процесс постепенного перехода от главенства применения нефти и газа в транспортной сфере в сторону промышленности. То есть нефть становится интересна как сырье для производства не только топлива, но и продукции нефтехимии.

«Емкость глобального химического рынка сейчас составляет порядка $4,5 трлн, что сопоставимо с ВВП Японии. Между тем в ближайшие 15 лет ожидается удвоение размера данного рынка», – отмечает Узакбай Карабалин.

По его данным, за последние 40 лет спрос на пластик в мире вырос практически в 10 раз. По данным Международного энергетического агентства, в ближайшие 30 лет производство базовой нефтехимии – олефинов и ароматических веществ – в Азиатско-Тихоокеанском регионе достигнет 300 млн т в год против 160 млн т сегодня. В Северной Америке произойдет рост с 60 млн т до 90 млн т, на Ближнем Востоке – с 40 млн т до 110 млн т. 

При этом Казахстан определенно отстает в вопросе формирования нефтегазохимического комплекса. Текущие объемы экспорта базовой нефтехимии составляют около $70 млн. Доля производства нефтепереработки и нефтехимии в ВВП страны ниже 2%. Валовая добавленная стоимость и производительность труда в нефтегазохимии составляет $17 тыс. на человека в год. Возможно, ситуация изменится с вводом в эксплуатацию интегрированного газохимического комплекса в Атырауской области, строительство которого ведется на данный момент.

До 2080 года

Аналогичного мнения придерживается и другой эксперт – Арман Сатимов, советник председателя Ассоциации «Kazenergy». По его словам, потребление нефти снизится в транспорте, а в нефтехимии увеличится. Следующие 30 лет суточное потребление нефти вырастет с 94 млн баррелей до 110 млн.

«Необходимо учитывать, что практически любые металлы будущего для автомобилей и самолетов будут представлять собой не металл, а композитный пластик», – отмечает спикер. 

В связи с сильной конкуренцией со стороны газа и других источников энергии потребление угля снизится с 5,6 млрд т до 3,5–4,5 млрд т в год. Потребление газа вырастет на 30–40% – с 3 трлн куб. м до 5 трлн куб. м в год. Вырастет и спрос на атомную энергию. К уже действующим и строящимся 350 атомным электростанциям (АЭС) добавятся еще 150 АЭС.

Однако, по данным эксперта, к 2030 году ожидается снижение потребления нефти. Согласно прогнозу концерна Shell, разработанному до 2100 года, по так называемому «небесному сценарию» потребность в нефти будет существовать у людей приблизительно до 2080 года. Наступает эра возобновляемых источников энергии. 

353 просмотра

Почему риелторы Лондона ожидают отмены налога на наследство

Знает партнер Scot Holland | CBRE в Казахстане и Центральной Азии

Фото: Shutterstock.com

Вложения в недвижимость в Лондоне и Нью-Йорке всегда считались беспроигрышным вариантом: цены в этих городах до недавних пор только росли. 

Первый серьезный «звонок» случился в 2009 году, когда из-за невозможности найти финансирование рынок сильно просел: недвижимость месяцами не находила своих покупателей, скидки и снижение цен стали нормой. 

Спустя несколько лет инвесторы снова поверили в недвижимость – к 2014 году стоимость «квадрата» вернулась к пиковым показателям 2007–2008 годов и продолжила свой рост. 

Однако пять лет назад правительства многих стран, в первую очередь Великобритании и Австралии, стали громко заявлять, что иностранные покупатели задирают цены и выдавливают местное население с рынка недвижимости, покупая все подряд. В первую очередь речь шла о покупателях из Китая, которые активно наращивали вложения в недвижимость в Лондоне, Сиднее, Нью-Йорке. Ответным шагом правительств западных стран стало ужесточение условий приобретения недвижимости для иностранцев.

Во-первых, повысились налоговые ставки для иностранных покупателей. Сейчас в Лондоне при покупке недвижимости иностранец платит до 15% единовременного сбора, и, возможно, в следующем году этот сбор увеличится до 18%, а еще 10 лет назад он составлял 2–3%. Во-вторых, был введен 28%-ный налог на прибыль для нерезидентов, продающих недвижимость. В-третьих, местные банки ужесточили правила или ввели полный запрет (некоторые территории в Австралии) на получение ипотеки для иностранцев. Кроме того, резко ужесточилась проверка покупателей на финансовую прозрачность и коррупционную составляющую. Сегодня практически невозможно купить недвижимость в западных странах при недоказанном происхождении капитала. Более того, в Англии приняли пакет законов, дающих право конфисковать недвижимость и активы у иностранцев, не проживающих в ЕС, при наличии у них аффилированности с политическими фигурами и при невозможности доказать источники финансирования. 

Все эти меры к 2017 году начали приносить свои плоды. Несмотря на феноменальную ликвидность и доступность кредитов и ипотеки, инвесторов, стремящихся вкладывать в недвижимость, сильно поубавилось. Цены на недвижимость пошли вниз, средний срок экспозиции объектов значительно увеличился. Все, кто купил недвижимость в Нью-Йорке после 2016 года, сейчас находятся в отрицательной зоне из-за снижения цен. В Лондоне больше 70% выставленной на продажу недвижимости не может найти покупателя в первые три месяца. 

Эта ситуация выглядит странной из-за потенциально высокого спроса на рынке: в Великобритании наблюдается катастрофическая нехватка жилья; стало нормой, что молодые люди живут с родителями до 25–30 лет. Поэтому популярные предвыборные обещания для электората – это резкое увеличение строительства домов, в первую очередь для молодых семей.

Масла в огонь добавляет неоп­ределенность на политическом рынке: нескончаемые голосования в парламенте по поводу Brexit сильно поубавили оптимизма у европейских покупателей лондонской недвижимости.

В Лондоне первыми жертвами спада спроса стали агентства недвижимости. Одно из крупнейших агентств, Foxtons, впервые за свою историю показало годовые убытки и провело масштабные сокращения. Агентство Knight Frank закрыло офис в центре Лондона, Вестминстере, и перевело текущих клиентов на обслуживание в соседний, более успешный офис в Белгравии. И такая ситуа­ция наблюдается практически у всех игроков на рынке.

Правительства западных стран резко взяли курс на искусственное охлаждение рынков недвижимости, чтобы сделать рынок еще более доступным для местных жителей. Это похоже на искусственное сжатие пружины. Рванет ли пружина вверх или так и продолжит сжиматься под давлением новых законов? Облегчат ли правительства условия приобретения недвижимости для зарубежных покупателей или зарубежные клиенты примут новые правила и вернутся на рынок? 

В этой ситуации неопределенности есть лишь одна потенциально позитивная новость для иностранных инвесторов в британскую недвижимость – если консерваторы выиграют предстоящие выборы, то в следующем году они могут отменить исторический 40%-ный налог на наследство. Это добавит уверенности иностранным покупателям в том, что их вложения в лондонскую недвижимость останутся в семье и последующие поколения продолжат получать выгоду от такой собственности.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance