Перейти к основному содержанию

6040 просмотров

Как долго будет востребована казахстанская нефть

И что может ее заменить

Фото: Shutterstock.com

Несмотря на сегодняшний активный спрос на нефть, век нефтяной индустрии идет к своему закату. В мире наблюдается тенденция к замене топлива из углеводородного сырья на более легкие, возобновляемые источники энергии. Какую стратегию развития должен выбрать Казахстан, чтобы не отстать от мирового прогресса и не потерять доходы от своего главного экспортного продукта?

Прошлое и настоящее

По итогам 2018 года нефтегазовый комплекс обеспечил более 20% ВВП республики, две третьих поступлений в Национальный фонд, около 62% товарного экспорта и половину прямых иностранных инвестиций. При этом, по данным British Petroleum (BP), Казахстан в числе первых пяти стран, которые c 1990-го по 2018 год нарастили добычу нефти более чем в три раза. По информации же ОПЕК, РК входит в топ-10 стран-экспортеров нефти. 

«Главной тенденцией мирового рынка является рост спроса на углеводороды. Долгосрочные прогнозы всех ведущих энергетических компаний мира также демонстрируют сохранение ведущей роли нефти и газа в структуре энергоресурсов планеты в обозримой перспективе», – сказал заместитель председателя Ассоциации «Kazenergy» Узакбай Карабалин, выступая на международной научно-практической конференции «Казахстанская нефть: прошлое, настоящее и будущее», прошедшей 1 сентября в Атырау. К примеру, согласно исследованиям BP, доля нефти и газа в спросе на энергоресурсы в 2040 году составит более 53%.

Между тем в мире наблюдается тенденция завершения периода легкоизвлекаемой нефти. По прогнозу другой нефтегазовой компании – Exxon Mobil и Общества инженеров-нефтяников (SPE), к 2030 году только половина жидких углеводородов будет производиться из традиционных месторождений на суше. Другая половина придется на низкопроницаемые коллектора, шельфовые и глубоководные месторождения. По данным исследовательской и консалтинговой группы по энергетике Wood Mackenzie, с 1990 года морские проекты обеспечивают около 20% прироста запасов нефти на планете.

«При этом практически каждое недавно открытое месторождение обладает набором проблемных факторов, значительно увеличивающих финансовые и временные затраты», – отмечает Узакбай Карабалин.

К примеру, при реализации Кашаганского проекта консорциум недропользователей столкнулся с необходимостью применения принципиально новых технологических решений и вложения значительных инвестиций, а также коллизией вокруг статуса Каспия. Все это в совокупности не позволило приступить к масштабному освоению в сжатые сроки. Эксперт считает, что опыт Кашагана станет отправной точкой для реализации других потенциально крупных проектов на шельфе Каспия.

Кому нужна нефть

С 1996 года наблюдается последовательный рост потребления нефти со стороны развивающихся стран. В 2014 году эти государства опередили страны-участницы Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) по спросу на нефть, в 2017 году – побили рекорд ОЭСР по максимальному показателю. Определяющим фактором в такой динамике являются объемы спроса со стороны Китая и Индии. По данным Международного энергетического агентства, если десять лет назад Китай потреблял менее 9 млн баррелей нефти в сутки, то в 2019 году ожидается около 13,5 млн. Похожая ситуация наблюдается в Индии, где спрос вырос с 3 млн до 5 млн баррелей в сутки.

8941498.jpg

Уже не топливо, но продукт

Вместе с тем во всем мире идет процесс постепенного перехода от главенства применения нефти и газа в транспортной сфере в сторону промышленности. То есть нефть становится интересна как сырье для производства не только топлива, но и продукции нефтехимии.

«Емкость глобального химического рынка сейчас составляет порядка $4,5 трлн, что сопоставимо с ВВП Японии. Между тем в ближайшие 15 лет ожидается удвоение размера данного рынка», – отмечает Узакбай Карабалин.

По его данным, за последние 40 лет спрос на пластик в мире вырос практически в 10 раз. По данным Международного энергетического агентства, в ближайшие 30 лет производство базовой нефтехимии – олефинов и ароматических веществ – в Азиатско-Тихоокеанском регионе достигнет 300 млн т в год против 160 млн т сегодня. В Северной Америке произойдет рост с 60 млн т до 90 млн т, на Ближнем Востоке – с 40 млн т до 110 млн т. 

При этом Казахстан определенно отстает в вопросе формирования нефтегазохимического комплекса. Текущие объемы экспорта базовой нефтехимии составляют около $70 млн. Доля производства нефтепереработки и нефтехимии в ВВП страны ниже 2%. Валовая добавленная стоимость и производительность труда в нефтегазохимии составляет $17 тыс. на человека в год. Возможно, ситуация изменится с вводом в эксплуатацию интегрированного газохимического комплекса в Атырауской области, строительство которого ведется на данный момент.

До 2080 года

Аналогичного мнения придерживается и другой эксперт – Арман Сатимов, советник председателя Ассоциации «Kazenergy». По его словам, потребление нефти снизится в транспорте, а в нефтехимии увеличится. Следующие 30 лет суточное потребление нефти вырастет с 94 млн баррелей до 110 млн.

«Необходимо учитывать, что практически любые металлы будущего для автомобилей и самолетов будут представлять собой не металл, а композитный пластик», – отмечает спикер. 

В связи с сильной конкуренцией со стороны газа и других источников энергии потребление угля снизится с 5,6 млрд т до 3,5–4,5 млрд т в год. Потребление газа вырастет на 30–40% – с 3 трлн куб. м до 5 трлн куб. м в год. Вырастет и спрос на атомную энергию. К уже действующим и строящимся 350 атомным электростанциям (АЭС) добавятся еще 150 АЭС.

Однако, по данным эксперта, к 2030 году ожидается снижение потребления нефти. Согласно прогнозу концерна Shell, разработанному до 2100 года, по так называемому «небесному сценарию» потребность в нефти будет существовать у людей приблизительно до 2080 года. Наступает эра возобновляемых источников энергии. 

638 просмотров

МЭА прогнозирует рекордное снижение спроса на нефть в 2020 году

В связи с этим в Казахстане могут сократить объемы добычи

Фото: Shutterstock

Замедление экономики Китая из-за коронавируса в январе привело к падению спроса на нефть, а потом и снижению ее стоимости на 20%, или до $55 за баррель. ОПЕК призывает страны-производители сократить объемы добычи нефти, чтобы избежать переизбытка предложения и дальнейшего падения цен.

Вспышка коронавируса (Covid-19) в Китае и последовавшее за ней снижение экономической активности в этой стране оказали существенное влияние на спрос и цены на углеводородное сырье. Стоимость нефти марки Brent упала примерно на $10 за 1 баррель, или на 20%, до уровня ниже $55, сообщает Международное энергетическое агентство (МЭА) в своем февральском отчете. Еще до эпидемии вируса рынок был обеспокоен переизбытком предложения в 1 млн баррелей в сутки, которое прогнозировалось в первой половине 2020 года из-за продолжающегося роста добычи в США, Бразилии, Канаде и Норвегии. Даже угрозы безопасности поставок, например, из-за напряженностей в Ираке, падения добычи нефти в Ливии (из-за войны) на 1 млн баррелей в сутки и форс-мажорные обстоятельства, объявленные для некоторых нигерийских грузов, не повлияли на рост цен.

Ожидается, что в I квартале 2020 года спрос сократится на 435 тыс. баррелей в день, и это станет первым квартальным сокращением за последние 10 лет. Исходя из сложившейся ситуации, МЭА решило снизить прогноз роста спроса на нефть в 2020 году до 825 тыс. баррелей в день, самого низкого уровня с 2011 года.

«Эпидемия атипичной пневмонии, произошедшая в 2003 году, широко используется в качестве ориентира для анализа Covid-19, хотя Китай с тех пор сильно изменился», – поясняют эксперты агентства.

Если в 2003-м спрос на нефть в Поднебесной составлял 5,7 млн баррелей в сутки, то к 2019 году он вырос более чем в два раза – до 13,7 млн, что равнозначно 14% от общемирового объема потребления.

В прошлом году на долю этой страны пришлось более трех четвертей роста мирового спроса на нефть. 

Еще до кризиса Covid-19 прогнозировалось, что баланс спроса и предложения восстановится во второй половине текущего года. Этому должны были способствовать сокращения производства, осуществленные в начале года членами ОПЕК и странами-экспортерами нефти, не входящими в картель, а также ожидаемый рост спроса. Теперь же из-за влияния коронавируса, по мнению МЭА, производители (ОПЕК и другие страны) вынуждены будут принять решение о дополнительном сокращении добычи нефти на 0,6 млн баррелей в сутки в качестве чрезвычайной меры сверх 1,7 млн баррелей в сутки, которая действует до апреля 2020 года.

По итогам внеочередного заседания Объединенного технического комитета ОПЕК, прошедшего 4–6 февраля в Вене, картель предложил продлить срок действия соглашения до конца года. Рекомендации основаны на снижении спроса на нефть, которое произошло из-за эпидемии коронавируса. Министр энергетики Алжира и президент конференции ОПЕК Мохамед Аркаб отметил, что эпидемия оказывает негативное влияние на экономическую деятельность, особенно на транспорт, туризм и промышленность, в первую очередь в Китае, а также все чаще в азиатском регионе и постепенно в мире. Он считает, что корректировка объемов добычи в интересах всех стран-производителей нефти: как членов ОПЕК, так и стран, не входящих в организацию.

Напомним, что в рамках договоренностей с картелем нынешний уровень добычи нефти в Казахстане составляет 1,84 млн баррелей в сутки. В Министерстве энергетики РК не исключают, что этот объем может быть пересмотрен в сторону сокращения. Решение будет принято по итогам министерской встречи ОПЕК, которая состоится в конце февраля или начале марта этого года.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif