47816 просмотров

В Казахстане обещают рекордно дорогое зерно

Что происходит на полях страны

В этом году в зерносеющих регионах Казахстана уборочные работы начались раньше обычных сроков. Причина – засуха в июле. Так, к примеру, в Актюбинской области из-за жары сегодня лишь 30% посевов зерновых находятся в хорошем состоянии. 

По предварительным прогнозам, на севере страны урожайность зерновых составит около 12,8 ц/га. А вот на востоке прогнозируют урожай до 16 ц/га. На западе РК наблюдается сокращение площадей зерновых культур. Здесь крестьянские хозяйства отдают предпочтение овощным и бахчевым культурам. Главный месседж с полей: зерна мало, и оно будет рекордно дорогим.

В Казахстане цена на пшеницу может вырасти в два раза по сравнению с 2018 годом. Сельские предприниматели не исключают дефицита зерна из-за низкого урожая. Высокий спрос может увеличить стоимость пшеницы до 90 тыс. тенге за тонну.

Зерно на убыль

Этой осенью хлеборобы Западно-Казахстанской области соберут сравнительно небольшой урожай пшеницы. Сейчас с полей 20 крупных зерносеющих крестьянских хозяйств намолачивают, в среднем, по 10,4 центнера с гектара. Для сравнения: средняя урожайность озимых зерновых в 2018 году составила 11,7 ц/га, в 2017 году – 24,3 ц/га, в 2016 году – 26,6ц/га. 

К тому же площади зерновых культур сокращаются. Согласно данным управления сельского хозяйства, за последние пять лет в ЗКО (а область является зоной рискованного земледелия) площади зерновых сократились почти на 71 тыс. га. В 2014 году зерновые тут засеивали на 320,9 тыс. га. В 2018 году территория зерновых составляла 277 тыс. га. В этом году – 249,3 тыс. га. 

Пшенице отведено 184,8 тыс. га (в 2018 году – 200 тыс. га), площадь масличных культур составила 78,9 тыс. га, а площадь кормовых культур – 178,1 тыс. га. 

Сокращенные площади пшеницы крестьянские хозяйства отдают под картофель и овощебахчевые культуры. Их в этом году посадили на 9,6 тыс. га: картофель засеян на 4,1 тыс. га, овощные культуры – на 3,7 тыс. га и бахчевые – на 1,8 тыс. га. Эти культуры дают неплохую урожайность и не сильно зависят от погоды, говорят фермеры. Например, картофель в этом году собирают по 132,5 ц/га, овощные культуры – по 132,5 ц/га и бахчевые – по 120,8 ц/га. 

При этом годовая потребность ЗКО в продовольственном зерне составляет около 112 тыс. т, а в фуражном – не менее 181 тыс. т. По оперативным данным управления сельского хозяйства, на 14 августа 2019 года хлеборобы области убрали 89,8 тыс. га., собрав 93,2 тыс. т зерна. 

По информации начальника отдела правового и информационного обеспечения управления сельского хозяйства Ахмета Ихсангали, закуп пшеницы в стабфонд пока не производится. «Но закупаются социально значимые продовольственные товары по 19 наименованиям, в том числе мука первого сорта. На мукомольных предприятиях области продовольственную пшеницу сегодня закупают (с учетом НДС) по цене от 58 тыс. до 68 тыс. тенге за тонну – в зависимости от качества зерна», – сообщил «Курсиву» Ахмет Ихсангали. 

0001.jpg

Прорастет зерно ценою

Баланс спроса и предложения на рынке зерновых культур обеспечит сам рынок, считает глава крупного крестьянского хозяйства Таскалинского района Улукбек Султан. По его оценке, к концу уборочной кампании внутренние цены на зерно в Казахстане могут достичь максимально рекордного уровня за последние пять лет – стоимость тонны пшеницы повысится до 90 тыс. тенге.

Предприниматель имеет контракт с Китаем на поставку 300 тыс. т пшеницы, ячменя и семян подсолнуха и внимательно следит за движениями на рынке зерна.

«В ЗКО урожай неважный по сравнению с прошлым годом. В России урожай лучше, но тоже ниже уровня прошлого года. Но и без этих показателей цена на хлеб и муку поднимется, потому что ГСМ дорогие. Если в прошлом году мы их покупали по 128 тенге, то сейчас по 170 тенге за литр. Цена солярки опять поползет вверх. Сегодня пятый класс пшеницы продают по 55 тыс. тенге за тонну, третий класс – по 65 тыс. тенге за тонну. В прошлом году цена была 40 тыс. и 50 тыс. тенге за тонну соответственно», – говорит предприниматель. 

Спикер полагает, крестьяне будут придерживать зерно и ждать хорошую цену. Сейчас продажи пшеницы идут лишь потому, что нужно покрывать платежи по лизингу, кредиту и закрывать текущие расходы.

«Хлеборобы, другие игроки зернового рынка ожидают, что в этом году в Казахстане, из-за засухи в Костанайской области, где сгорело более 500 тыс. га и очень много хозяйств оказались в кризисе, третий класс пшеницы будет стоить 90 тыс. за тонну. Соответственно повысится цена на муку и следом – на хлеб», – говорит Улукбек Султан.

Согласно официальным данным, запасы пшеницы в АО «НК «Продкорпорация» составляют порядка 500 тыс. т зерновых. Этого, по мнению главы крестьянского хозяйства, хватит примерно на месяц сдерживания цен. 

«Нужно как минимум около 3–4 млн т, чтобы продержать сезон со стабильными ценами. Государство, конечно, выход найдет. Будут субсидировать, закупать. Но, скорее всего, в итоге холдинг «КазАгро» получит убытки – покупать пшеницу они вынуждены будут дорого, а продавать – дешево. Этот сценарий наиболее вероятный. Продкорпорация для безопасности должна закупать до 5 млн т пшеницы. Потом частями сбрасывать, плюс есть государственные обязательства на поставку зерна другим странам, которые нужно выполнять», – предложил свой сценарий развития событий Улукбек Султан.

В официальных структурах к прогнозам итогов уборочной кампании подходят осторожно, предпочитая ждать окончательного сценария развития событий. Но к росту цен на пшеницу уже готовятся все. 

«Мы планируем осуществить реализацию муки в случае принятия акиматом области решения о проведении товарной интервенции – чтобы сбить ажиотаж и не допустить повышения рыночных цен. Сегодня в стабфонде области есть 200 т муки. Розничная цена будет ясна в момент принятия решения», – рассказали «Курсиву» в социально-предпринимательской корпорации (СПК) «Орал».

Неустойчивая погода весной и засушливое лето дали повод поволноваться всем крестьянам Восточно-Казахстанской области. Ожидается, что в некоторых районах урожай зерновых культур будет несколько ниже, чем в последние три года. Однако, по прогнозам сельхозтоваропроизводителей ВКО, объемы собранного на их полях зерна будут на уровне 2018 года и составят около 16 ц/га.

Аграрии ВКО ожидают урожая зерновых до 880 тыс. т

По информации исполняющего обязанности руководителя отдела растениеводства, земледелия, механизации и мелиорации управления сельского хозяйства ВКО Карлыгаш Нурихановой, в 2019 году посевные площади области были увеличены на 38 тыс. га и составили 1356,2 тыс. га. 

Благодаря субсидированию со стороны государства аграрии стали отдавать предпочтение посеву зерновых культур первого и второго классов. По данным управления сельского хозяйства ВКО, именно эти сорта заняли долю в 91% от общего количества посевного материала. При этом 65% семян относятся к категориям элиты, первой, второй и третьей репродукции. 

Однако погода внесла свои существенные коррективы в прогнозы на урожай 2019 года.

«В этом году была долгая холодная весна. Дождливая погода продержалась до конца июня. Зато июль был очень жарким и засушливым. За весь месяц выпало совсем незначительное количество осадков. Все это повлияло на урожай. Пшеница пересохла», – рассказал «Курсиву» руководитель отдела сельского хозяйства Бородулихинского района ВКО Ахмет Байжуманов.

По его словам, по итогам двух недель уборочной страды показатель урожайности района составил только 7 ц/га по яровым культурам и 15 ц/га по озимым. Хотя в последние годы крестьянские хозяйства, например Бородулихинского района, который всегда считался житницей Восточного Казахстана, добивались урожая зерновых до 12 ц/га по яровым.
 
На текущий момент здесь убрали лишь 25 тыс. га, или 16% от посевных площадей. В этом году было засеяно 320 тыс. га полей, из которых 150 тыс. были отданы под зерновые культуры: пшеницу, рожь, овес, гречиху и зерновую кукурузу. На 126 тыс. га произрастают такие масличные культуры, как подсолнечник, рапс, лен, чечевица и соя. Остальные 44 тыс. га заняли посевы многолетних трав и бахчевых культур.

В среднем, по прогнозам специалистов, к концу уборочной кампании в Бородулихинском районе будет собрано от 120 до 130 тыс. т зерновых. Для сравнения: в прошлом году было собрано 150 тыс. т.

Впрочем, по данным управления сельского хозяйства ВКО, урожай области может составить 880 тыс. т при средней урожайности 16 ц/га. Объем валового сбора зерновых останется на уровне прошлого года. 
 
Что же касается масличных культур, то здесь урожай прогнозируют даже больше прошлогоднего показателя: 582 тыс. т против 550 тыс. т соответственно.

Внутренний рынок в приоритете

Основной объем произведенной продукции главы крестьянских хозяйств ВКО направляют на внутренний рынок. В области работают семь хлебоприемных предприятий – элеваторов и мукомольно-комбикормовых производств, которые расположены в Усть-Каменогорске, Семее, а также в районах: Алтай, Шемонаихинский и Бородулихинский.

Излишки зерна экспортируются за рубеж. По информации, предоставленной «Курсиву» филиалом АО «КТЖ – Грузовые перевозки» – «Восточно-Казахстанское отделение грузовых перевозок», в период с 2017-го по 2019 год объем отгрузки зерна товаропроизводителями ВКО только возрастает. Так, если в 2017 году грузооборот зерновых кластеров ВКО составлял 2 409 млн т/км нетто, то в 2018 году он возрос до 2 543 млн т/км нетто. За семь месяцев 2019 года объем грузовых перевозок зерна достиг показателя 1 456,9 млн т/км нетто.

Казахстан экспортирует зерно в США, Нидерланды, Бельгию, Корею, Испанию, Турцию, Вьетнам, Беларусь, Украину и Россию. 

«По состоянию на 14 августа в ВКО убрано 71,3 тыс. га, или 13% полей, засеянных зерновыми культурами. В прошлом году на этот же период было убрано 62,5 тыс. га, или 11,6%. Валовой сбор составил 133,1 тыс. т при средней урожайности 18,7 ц/га. В 2018 году он был на уровне 94,7 тыс. т при средней урожайности 15,2 ц/га», – сообщила «Курсиву» Карлыгаш Нуриханова.

На юге Костанайской области собирают рекордно низкие три центнера пшеницы 

В этом году яровой сев в Костанайской области составил 4,7 млн га, из них 84% занимают зерновые культуры. Однако, несмотря на огромную посевную площадь, местные хлеборобы не ждут в этом году солидного сбора. Причина такой ситуации в затяжной засухе – дневные температуры больше месяца держались в пределах +40 градусов. Дождей выпало почти на 40% меньше, чем обычно. Как итог – пятая часть всей площади зерновых культур сейчас в неудовлетворительном состоянии, 46% – в удовлетворительном, 34% – в хорошем. В регионе на месяц раньше начали уборочную кампанию, и аграрии намерены убрать все, что выросло.

В восьми районах области, где уборочная уже идет, озвучили результаты первых намолотов. К примеру, глава ТОО «Алтынсарино» в Камыстинском районе Борис Князев сетует, что сейчас собирают лишь по 3 центнера с га. При этом зерно с полей идет некачественное, а убирать низкорослые, изреженные посевы технологически крайне сложно и затратно. «После 1975 года это худший год в моей практике. Мы молотим все. Если не зерно, то хоть фураж соберем. 

Зерно низкое, щуплое, плохо вымолачивается. Мы добавляем оборот, но таким образом увеличивается до 12% количество дробленого зерна. Есть большая опасность, что мы не сможем получить хорошие семена. Их выход на спецучастках низкий – 55% всего», – рассказал корреспонденту «Курсива» Борис Князев.

По его словам, в хозяйстве уже принято решение недостаток семенного материала восполнять за счет товарного зерна. Но при этом возникает опасность низкой всхожести и жизнеспособности семян нового урожая. Поэтому все, что засыпается сейчас в закрома ТОО «Алтынсарино», проверяется на качество. Уже заключены договоры с лабораториями.

Что посеем в 2020-м?

О возможном дефиците семян говорят и в областном управлении сельского хозяйства и земельных отношений Костанайской области. Всего региону на 2020 год нужно 530 тыс. тонн, но уже сейчас сельхозтоваропроизводители Камыстинского, Денисовского, Аулиекольского районов прогнозируют нехватку. Речь может идти о 60 тыс. тонн.

«В связи с низкой урожайностью в хозяйствах юго-западных районов возможен недобор посевного материала. Поэтому уже сейчас необходимо заключать договоры по недостающим объемам с работающими в северных и центральных районах области элитно-семеноводческими хозяйствами», – отметил руководитель госоргана Жансултан Таукенов.

При этом чиновник подчеркивает, что в этом году сельские предприятия все агротехнологические мероприятия провели на должном уровне: и закрытие влаги, и предпосевную обработку.

«Было внесено почти 45 тыс. тонн минеральных удобрений на площади 805 тыс. га, что вдвое больше, чем в 2018 году. Все семена были кондиционными. Высеяно семян высших репродукций 223 тыс. тонн, второй и третьей репродукций высеяно 278 тыс. тонн, или 51%. Посев произведен в оптимальные сроки – с 15 мая по 3 июля. Повсеместно в хозяйствах были получены дружные всходы»,– перечислил Жансултан Таукенов.

Ситуацию еще не называют критической, но аким области Архимед Мухамбетов на последней встрече с аграриями поручил тщательно вести учет посевного материала и в случае, если в хозяйствах будут лишние семена, договариваться о продаже их внутри области, а не за ее пределами. 

Зерна меньше, цены выше

Лучше складывается прогноз на урожай в северных районах области. Там хлеборобы рассчитывают собрать примерно 10 центнеров с га и получить существенную прибыль. Уже сейчас озвучиваются высокие закупочные цены. По официальным данным акимата Костанайской области, стартовая цена на пшеницу третьего класса формируется в районе 80 тыс. тенге, на масличные – 100–130 тыс. тенге. По прогнозам специалистов регионального управления сельского хозяйства цены на зерно будут только расти. Об этом говорят с оглядкой на ситуацию в России, где в центральной черноземной части, на Среднем Поволжье, в Оренбургской и Челябинской областях тоже случилась засуха. 

Большинство костанайских аграриев не комментируют ход уборочной кампании. Говорят, что при благоприятной погоде планируют завершить ее в течение 30 дней, а о полученном урожае расскажут лишь тогда, когда он окажется у них в закромах.

На одном рисе и без воды

В Кызылординской области, являющейся главным производителем риса в стране, не могут увеличить его посевы из-за недостатка воды и ограниченных площадей орошаемых земель. Селекционная работа, несмотря на растущий спрос на зерно, перестала финансироваться. 

Воды мало – земли много 

При растущем спросе и наличии свободных земель в Кызылординской области невозможно сразу увеличить посевные площади под рис. Одна из главных причин – нехватка поливной воды. По словам исполняющего обязанности начальника управления сельского хозяйства Кызылординской области Сеилбека Нурымбетова, в регионе ограниченные надземные водные ресурсы и существует зависимость от объема воды, поступающей из соседних государств.

«Единственный источник воды у нас – это река Сырдарья. Мы находимся в низовье реки. Сток формируется в Кыргызстане, идет через Узбекистан, где много посевных площадей, больше население», – пояснил спикер.

На сегодня в Коксарайском и Шардаринском водохранилище накоплено около 7 млрд кубов. Помимо кызылординцев, этими запасами воды пользуются дехкане Туркестанской области. Выделенного объема хватит на полив 88 тыс. га риса и других сельхозкультур. В 2018 году воды было на 1 млрд кубов меньше, в результате чего дефицит коснулся 2,5 тыс. га. На еще 600 га, куда вода не дошла, рис не созрел. В этом году воды достаточно, и это позволило увеличить площадь посевов на 1 тыс. га – до 88 тыс.

Как отметил собеседник, есть еще одна проблема, препятствующая увеличению посевов риса. В регионе 240–250 тыс. га орошаемых земель, из них около 50 тыс. по разным причинам не используются. В советское время часть этих земель поливали с помощью насосов. Сегодня, при существующих ценах на ГСМ, использовать насосы затратно. Поэтому весь рис в регионе поливается самотеком. Используется 180–190 тыс. га. 

Чтобы постепенно довести площадь посевных земель до 300 тыс. га, в 2020 году планируется начать строительство двух водохранилищ для сбора воды в осенне-зимний период общим объемом свыше 2 млрд кубов. 

Рентабельно

Сегодня сумма затрат на 1 га риса составляет в среднем 250–300 тыс. тенге. Согласно нормативам КазНИИ рисоводства им. И. Жахаева, в эту сумму входят зарплата, затраты на семена, ГСМ, удобрения, гербициды, фунгициды, амортизацию, ремонт и запчасти, электричество, воду, транспортные услуги (посев и подкормку с помощью авиации). При условии, что с 1 га соберут 45–50 центнеров риса.

«Если с 1 га мы получим 4,5–5 тонн риса сырца, после обработки останется около 2–2,5 тонн крупы, отнимаем затраты на переработку и упаковку, умножаем на 180–200 тенге за килограмм, получается 450–500 тыс. тенге. Плюс производители выигрывают объемом посевов и реализацией других продуктов переработки риса – муки, сечки и т. д. Но не все хозяйства имеют возможность переработать рис. Многие фермеры реализуют рис-шала, который стоит от 65 тенге за килограмм и выше», – представил расчеты спикер.

Рис – по науке

В НИИ рассказали еще об одной проблеме в сфере рисоводства: с 2017 года в Кызылординской области приостановлено финансирование селекции риса. Как поведал исполняющий обязанности генерального директора института Бахытжан Дуйсембеков, в 2018 году из-за погодных условий в Приаралье у многих фермеров не созрело около 40% риса. По большей части это российские сорта «Лидер», «Янтарь», которыми засеяны 70–75% посевных земель. Они созревали дольше, чем длились жаркие дни в прошлом году.

«В Приаралье изменяется климат. В 2018 году из-за затяжной весны рис сеяли в мае, хотя всегда начинали сеять в апреле. В полях стоял хороший урожай, но он не созрел полностью к началу уборки. «Лидер» созревает 125 дней, а нам нужен сорт с более короткой вегетацией в 105–110 дней», – комментирует ученый.

До 2006 года в регионе сеяли сорт «Маржан». Но несоблюдение агротехнологий выращивания привело к тому, что он заболел пирикуляриозом. Фермеры в погоне за прибылью и экономией стали нарушать технологию севооборота. 

Появившийся с 2008 года «Лидер» тоже стал болеть из-за несоблюдения технологии выращивания. 

К слову, российские сорта «Лидер», «Янтарь», «Новатор» способны дать при соблюдении агротехнологий до 90 центнеров с гектара. Кызылординцы каждые три года закупают в России элитные семена на 140 млн тенге, плюс платят 5% роялти. 

Фактически при наличии в регионе целого НИИ рисоводства, который раньше обеспечивал семенами хозяйства, в республике прекратили финансирование селекции риса, отдав предпочтение трансферу технологий.

«И это вместо того, чтобы развивать семеноводство и селекцию риса в Кызылординской области. В 2017 году работы по селекции остались без финансирования, в рамках объявленного конкурса. Хотя прежде существовал целевой заказ от государства», – сетует г-н Дуйсембеков. 

Впрочем, несмотря на отсутствие достаточных средств, ученые самостоятельно разрабатывают новые сорта риса. Так, появились три новых сорта – «Сыр сулуы», «Айгерим», «Салима-1».«У «Сыр сулуы» срок вегетации 110–115 дней, что вызвало большой интерес местных аграриев. Сегодня «Красавицу Сыр» посеяли пять хозяйств, чтобы получить семена. Укос отечественного сорта начнется 23 августа», – делится ученый.

В 2018 году из-за холодного лета его уборка началась 5 сентября. Всего было произведено 181 тыс. тонн риса, 86 тыс. из них ушли на экспорт в восемь соседних стран. В этом году рис созрел в срок.

banner_wsj.gif

123 просмотра

Сокращение добычи помогло повысить цены на нефть

По мнению финансиста и экономиста Мурата Темирханова, в этом году ВВП Казахстана должен сократиться на 4%

Фото: КМГ

Соглашение о коллективном сокращении добычи нефти положительно отразилось на ее стоимости. Цена на Brent с начала вступ­ления в силу сделки ОПЕК+ выросла более чем на 60%, хотя не все страны стопроцентно выполнили свои обязательства.

Сделка Организации стран – экспортеров нефти и государств, не входящих в картель, о коллективном сокращении добычи на 9,7 млн баррелей в сутки сыграла важную роль в поддержании стабильности на рынке нефти, считают в ОПЕК. И это несмотря на то, что в мае общее соответствие принятым обязательствам по сокращению добычи составило 87%. По данным Международного энергетического агентства (МЭА), мировые поставки нефти в мае упали на 11,8 млн баррелей в сутки. 

Помимо альянса добычу снизили США, Канада и другие экспортеры углеводородного сырья. Казахстан выполнил свои обязательства на 71%.

Спрос и предложение

В ОПЕК+ подсчитали, кто и насколько снизил производство нефти в первом месяце сделки, вступившей в силу 1 мая. Общее соответствие квоте за прошедший месяц составило 87%. В частности, Россия выполнила условия соглашения на 94%, Конго – на 72%, Казахстан и Ангола – на 71%, Нигерия – на 57%, Ирак – на 46%.

Соглашение о коллективном сокращении добычи страны – экспортеры нефти заключили 12 апреля. Продиктовано оно было сильным падением спроса на энергоносители в I квартале. Согласно договору в мае-июне этого года производство нефти должно было уменьшиться на 9,7 млн баррелей в сутки, на 7,7 млн – в течение второго полугодия и на 5,8 млн – с 1 января 2021 года по 30 апреля 2022 года. Исходным показателем для расчета корректировок для участников сделки (за исключением Саудовской Аравии и России) стал уровень октября 2018 года. Казахстан взял на себя обязательства сократить суточную добычу на 390 тыс. баррелей. При этом республике пришлось снижать добычу с гораздо более высоких уровней, чем этом было осенью позапрошлого года. Суточная добыча тогда составляла 1,7 млн баррелей, а в I квартале этого года – 1,88 млн. Практически страна должна снизить добычу более чем на полмиллиона баррелей в сутки. В итоге совокупное перепроизводство нефти в республике в первые 12 дней мая составило 3,13 млн баррелей в сутки и связано это «с инертностью отрасли», сообщил в ходе заседания комитета по мониторингу ОПЕК+, прошедшего 18 июня, министр энергетики РК Нурлан Ногаев. По его словам, компенсация невыполненного объема запланирована на август и сентябрь. Получается, что в этот период, с учетом компенсируемых объемов, суточная добыча должна упасть и вовсе до 1,26 млн баррелей.

Эксперты отмечают, что рес­публика сейчас использует старую тактику, когда пытается перенести сокращение на более поздний срок, который к тому же может совпасть с периодом проведения плановых ремонтных работ на Тенгизе, Кашагане и Карачаганаке либо на других крупных месторождениях. Аналогичным образом поступают многие экспортеры нефти, в том числе и Россия.

При этом постановление «О введении временных ограничений на пользование участками недр для средних, крупных и гигантских месторождений пропорционально экспортным объемам» правительство приняло буквально на этой неделе, 23 июня.

А как же ВВП?

Выполнение условий сделки может отрицательно отразиться на состоянии экономики респуб­лики. Финансист и экономист Мурат Темирханов отмечает, что в прошлом году в Казахстане было добыто 90,5 млн т нефти. В этом году после падения спроса в Минэнерго снизили прогноз по добыче до 86 млн т. По расчетам эксперта, если республика будет полноценно соблюдать требования ОПЕК+, то добыча должна снизиться до около 81 млн т, если не меньше. До 86 млн т добыча может снизиться в результате естественного падения производства на старых и дорогих по себестоимости месторождениях в условиях низких цен на нефть. 

С другой стороны, если мы будем выполнять требования ОПЕК+, то это нанесет двойной удар по росту ВВП. Во-первых, в марте-апреле из-за введения режима ЧП и карантинных мер половина экономики республики остановилась, что сильно отразит­ся на ВВП. «Честно говоря, я немного удивлен статистикой, которая показывает гораздо меньшее падение. В той же Европе за этот период произошло значительное падение экономик. По моим ожиданиям, в мае падение ВВП должно было быть не 1,7%, как говорят в правительстве, а гораздо больше», – поясняет Темирханов. До апреля был рост около 3%, а в апреле, наоборот, ВВП сократился на 0,2%. В мае вдруг темпы падения резко замедлились, хотя карантин был в полном разгаре. Статистические данные по падению ВВП в мае у эксперта вызывают большие сомнения.

«Во-вторых, сильно повлияют на экономику страны низкие цены на нефть и сокращение объемов ее добычи. По моей оценке, в целом по году ВВП Казахстана должен сократиться на 4%, и это с учетом того, что до конца марта у нас экономика выросла примерно на 3% в годовом выражении», – говорит Темирханов.

sokrashhenie-dobychi-pomoglo-povysit-ceny-na-neft-2.jpgФото: КМГ

Застрахованная Мексика

В целом, по данным МЭА, в мае страны – участницы соглашения ОПЕК+ сократили поставки нефти на 9,4 млн баррелей в сутки. Другие мировые производители сырья, не участвующие в сделке, с начала года снизили ежесуточную добычу на 4,5 млн баррелей. 

В начале июня члены альянса договорились продлить условия соглашения за первые два месяца еще и на июль. Решение было принято из-за сохраняющегося переизбытка сырья на рынке. По сведениям исследовательской компании Rystad Energy, в мае спрос на автомобильное топливо упал на 19,9%, до 38 млн баррелей в сутки. Тяжелая ситуация сохраняется в авиационном секторе, отмечает МЭА. Данные Международной ассоциации воздушного транспорта демонстрируют, что пассажиропоток в этом году будет почти на 55% ниже, чем в прошлом. Чтобы ускорить процесс восстановления спроса, экспортеры нефти, участники альянса приняли дополнительное соглашение. За исключением Мексики, которая решила выйти из соглашения ОПЕК+. В мае она выполнила свою квоту на 93%. В апреле, когда участники альянса обговаривали условия сделки, Мексике предложили сократить добычу на 400 тыс. баррелей. Тогда она отказалась, и часть ее квоты в размере 300 тыс. баррелей взяли на себя США.

По данным Bloomberg, правительство Мексики застраховало в американских банках свои поставки нефти по цене в $49 за баррель, поэтому она не идет на сделку с остальными производителями нефти и не ограничивает добычу. Хеджирование позволит этой стране получить около $6,2 млрд в результате падения цен на нефть в этом году. За последние 20 лет хедж защищал Мексику от каждого серьезного кризиса. В 2009 году, во время мирового финансового кризиса, когда цены на нефть также сильно упали, она получила $5,1 млрд, а при нефтяном кризисе 2015–2016 годов – $9,1 млрд.

Могут ли аналогичным образом поступить другие производители нефти, такие как Россия и Казахстан? Заместитель начальника департамента Государственной информационной системы топливно-энергетического комплекса (ГИС ТЭК) Российского энергетического агентства, эксперт «Русского гео­графического общества» (РГО) Наталья Гриб считает, что вопрос, надо ли России страховать свою добычу, дискуссионный. Потому что у нее бюджет сверстан, исходя из $42 за баррель. «И несмотря на обнуление мировых цен на нефть в апреле, у меня есть ожидания, что этот уровень рынок вернет себе уже в августе», – говорит эксперт. Она отмечает, что Россия была готова к данному спаду цен: есть фонд с запасом финансовых ресурсов, есть активные игроки, кто участвовал во всех этих играх ОПЕК+. И есть существенные политические выгоды в международных отношениях на высшем уровне.

Для Казахстана все зависит от уровня цен на нефть, заложенного в республиканский бюджет. С одной стороны, Казахстан – средний по объему игрок на мировом рынке. И страховка какой-то части добычи была бы нелишней. С другой – речь идет о довольно существенных платежах на постоянной основе страховым институтам. То есть о перекладывании на них ответственности за прогноз и всех рисков.

«Я бы сказала, что сегодня важнее модернизировать фонд скважин и применить новые технологии, позволяющие останавливать и вводить добычные скважины так же оперативно и без последствий обводнения, как это делают саудиты», – считает Наталья Гриб.

По ее словам, прямого ответа на вопрос, нужно ли Казахстану хеджировать риски, не существует. Когда ты доверяешь собственному планированию и прогнозу, то в этом нет необходимости, но если сохраняется слишком много факторов неизвестности, то можно попробовать застраховать какую-то часть.

Цены и запасы

Заключение сделки ОПЕК+ о сокращении добычи оказало положительное влияние на стоимость нефти в мае. Но ситуация на нефтяном рынке улучшилась не только благодаря сокращению добычи, но и росту потребления нефти, который произошел на фоне ослабления карантинных мер. В Китае в марте-апреле наблюдалось общее восстановление спроса, а в Индии в мае произошел резкий рост потреб­ления топлива. Об увеличении продаж нефтепродуктов объявили на неделе Великобритания и Италия. 23 июня нефть марки Brent на международных рынках продавалась уже по $43 за баррель. 

Первого мая, в первый день вступления в силу соглашения ОПЕК+, она торговалась по $26 за баррель. Стоимость WTI за этот же период выросла с $19 до 39 за бочку.

По прогнозу управления энергетической информации (EIA) Минэнерго США ежемесячные цены на Brent во втором полугодии составят в среднем $37 за баррель и вырастут до $48 в следующем году. EIA ожидает, что высокие запасы сырой нефти в хранилищах государств ограничат повышение цен в ближайшие месяцы, но по мере их сокращения в 2021 году рост цен будет увеличиваться.

В Rystad Energy считают, что общее потребление нефти восстановится не скоро. К примеру, в США в этом году спрос на нефть сократится на 2,4 млн баррелей в сутки, до 18,1 млн баррелей, что на 11,8% меньше, чем в прошлом году. В Европе суточная потребность в углеводородном сырье снизится на 2,2 млн баррелей, или до 12 млн баррелей, что на 15,6% меньше по сравнению с 2019 годом. В целом в этом году мировой спрос снизится на 11,8%, или на 11,7 млн баррелей, до 87,8 млн баррелей в сутки. При этом последствия сегодняшних сокращений добычи могут отрицательно сказаться на объемах производства нефти в будущем.

Эксперты ожидают, что глобальные расходы в нефтедобычу в этом году упадут до $383 млрд, что является самым низким показателем за последние 15 лет. По сравнению с прошлым годом затраты сократятся на 29%, или на $156 млрд. Уменьшение инвестиций в разведку и добычу приведет к снижению мировых запасов углеводородного сырья примерно на 282 млрд баррелей. Глобальные извлекаемые запасы нефти уменьшатся до 1,9 трлн баррелей.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер