Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


3113 просмотров

Почему нефтяной регион Казахстана не может обеспечить себя электроэнергией

Разбирался корреспондент «Курсива»

Фото: Shutterstock.com

В Атырау второй год подряд летний период сопровождается повальными отключениями электроэнергии. Перебои с поставками электричества связаны с нехваткой мощностей местной энерговырабатывающей организации и с недопоставками со стороны производителей соседних областей. Чтобы компенсировать нехватку электроэнергии, местные власти договариваются с промышленными предприятиями.

Сбой в системе

В июне текущего года, когда температура воздуха поднялась до +40°С, в Атырау, как и в 2018 году, снова начались отключения электроэнергии.

«В связи с наступлением аномально жаркой погоды по Атырау­ской области резко увеличилось потребление электрической энергии. Основной источник генерации электрической энергии, АО «Атырауская ТЭЦ», работает в режиме максимально возможной выдачи мощности», – сообщили тогда прессе представители АО «Атырау Жарык», энергопередающей организации, занимающей доминирующее положение на рынке.

Как пояснила компания, прием электроэнергии в регион со стороны ЗКО ограничен пропускной способностью линии электропередачи Уральск – Атырау. При достижении величины 130 МВт⋅ч срабатывает противоаварийная автоматика – система автоматического отключения нагрузки.

В свою очередь руководитель управления энергетики и ЖКХ Атырауской области Мурат Игалиев сообщил «Курсиву», что по области фактический объем выработки электроэнергии составляет 740 МВт и области не хватает 200–300 МВт. При этом региону приходится просить помощи у промышленных предприятий, которые имеют свои электростанции и вырабатывают энергию для производственных нужд.

Согласно статистике управления энергетики и ЖКХ Атырауской области, на сегодняшний день в регионе работают пять компаний, вырабатывающих электроэнергию в промышленных масштабах. Самая большая установленная мощность генерации электроэнергии у ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО) – 480 МВт. При этом максимально электростанция ТШО может производить 440 МВт, а реальная ежечасная потребность предприятия составляет 223 МВт. Второй по объему мощностью обладает АО «Атырауская теплоэлектроцентраль» (АТЭЦ) – предприятие поставляет электроэнергию населению области. Установленная мощность ТЭЦ достигает 414 МВт, а ежечасно она вырабатывает 261 МВт. И третьим крупным производителем электроэнергии является «Норт Каспиан Оперейтинг Компани» (НКОК) – 330 МВт установленной генерирующей мощности. Также по 26 и 9 МВт могут производить для собственных нужд ТОО «Атырауский НПЗ» и ТОО «Sagat Energy». Вместе с тем ТШО, НКОК и АНПЗ потребляют электроэнергии больше, чем производят, на 5, 63 и 90 МВт соответственно.

Есть еще ветроэлектростанция (ВЭС) мощностью 52 МВт, построенная в селе Манаш Исатайского района, что приблизительно в 200 км от областного центра. Однако, по словам Мурата Игалиева, на данный момент станция не готова действовать на полную мощность и вырабатывает всего 10–12 МВт в час. Помимо этого местные власти ведут переговоры с представителями СЭЗ «Национальный индустриальный нефтехимический технопарк», на территории которой строится газотурбинная электростанция мощностью 310 МВт, чтобы они в ближайшие 2–3 года компенсировали региону недостающие мощности.

Проблемы крупным планом

Между тем договоренность о поставках может быть нарушена. Как пояснил «Курсиву» заместитель руководителя управления энергетики и ЖКХ Атырауской области Данияр Мукишев, летом МАЭК недопоставил электроэнергию в Атырау из-за того, что в этот период и в Мангистауской области тоже резко повысилась температура и потребление электричества увеличилось.

Из-за жары не могла работать на полную мощность и Атырауская ТЭЦ. По словам президента АО «Атырауская ТЭЦ» Айвара Рахманова, на сегодня реальный объем электроэнергии, которую может выдавать населению предприятие, составляет: в зимний период – 325 МВт⋅ч, в летний – 275 МВ⋅ч.

«Зимой температура воды, охлаждающей турбины, низкая, поэтому мы можем производить больше. А летом, когда температура воды поднимается, у нас наступают ограничения по работе турбин», – говорит он.

Стоит отметить, что Атырау­ская ТЭЦ была введена в эксплуатацию в 1963 году. Тогда она имела мощность 24 МВт. Предприятие производит не только электричество, но и тепло. Согласно технологии производства ТЭЦ берет воду из канала Перетаска (рукав Урала) и нагревает ее в специальных котлах до парообразного состояния. Далее этот пар по трубам идет в турбины, крутит их, заставляя вырабатывать электричество. В зимний период часть пара уходит по трубам на отопление города, а часть возвращается обратно в котлоагрегаты, по пути проходя через систему охлаждения, которая превращает пар в конденсат. Так вот, в летний период из-за того, что город не забирает выработанное тепло, весь пар идет обратно в котлы, не успев толком охладиться. Кроме того, внешняя вода, поступающая в систему охлаждения, из-за жары сама оказывается нагретой до 30 градусов, а должна быть не более 20°С.

«При такой температуре пар не успевает превратиться снова в конденсат. И в итоге турбина не может выйти на свою номинальную мощность», – поясняет Айвар Рахманов.

Из-за низкой производительности конденсатора турбина, вырабатывающая зимой 60 МВт, летом может производить только до 30 МВт.

Проблему можно было бы решить, охладив эту речную воду. И руководство предприятия обсуждало этот вопрос с различными проектными институтами. Украинские проектировщики, например, сказали, что это невыгодное занятие. Поскольку та мощность, которая будет уходить на охлаждение необходимого объема воды, будет равноценна мощности станции. И тем не менее ТЭЦ не оставляет попыток решить эту задачу. Сейчас ведутся переговоры с алматинским институтом КазНИПИЭнергопром, чьи специалисты обещают придумать технологию, которая снизит температуру воды, забираемой из Урала.

Но основное мероприятие, которое решит проблему нехватки мощностей и увеличит объем производства электроэнергии, связано с монтажом новой газотурбинной установки мощностью 60 МВт и вводом в эксплуатацию еще одного турбоагрегата силой 65 МВт. 

«Газотурбинную установку мы собираемся ввести к концу этого года, а паровую турбину – к концу следующего года», – обещает глава АТЭЦ.

Всего в год предприятие забирает из Урала 80 млн м3 воды, 60 млн м3 из которых возвращает обратно. В год ТЭЦ потребляет 900 млн м3 газа. В резервуарах хранится 5,8 тыс. т мазута в виде резервного топлива на случай перебоев с поставками газа.

За последние десять лет АТЭЦ ввела в эксплуатацию четыре котла и четыре турбины, еще несколько реконструировала, что позволило увеличить мощности на 199 МВт/ч. В общей сложности предприятие вложило в это свыше 41 млрд тенге.

Однако численность населения города и области растет, промышленность развивается, потребление электричества, соответственно, увеличивается. Кроме того, в регионе наблюдается повышение летней температуры. Как сообщили «Курсиву» в Атырауском филиале РГП «Казгидромет», последние пять лет самая высокая температура воздуха в летний период в городе Атырау и области достигает +40…+45°С. В 2018 году самая высокая температура была зафиксирована в Курмангазинском районе, она составила +44,8°С. Не исключено, что и в будущем году у АТЭЦ могут возникнуть проблемы с охлаждением воды.


603 просмотра

Финансирование «зеленых» проектов: опыт Китая и глобальные планы ООН

Что мешает реализации такой стратегии в Казахстане

Фото: Shutterstock / A. and I. Kruk

В соседнем Китае государство подталкивает банки к финансированию «зеленых» проектов и проектов по повышению энергоэффективности регуляторными мерами.

Недоступность заемных средств – одна из основных причин, почему «зеленые» проекты в РК так и остаются в стадии проектов. Те, которые реализуются, в большинстве случаев используют деньги институтов развития, а если берут кредиты в банках, то при условии субсидирования процентной ставки. 

Главное – привлечь инвестора

Например, субсидии на удешевление на 10% банковской ставки по кредитам при реализации энергоэффективных и энергосберегающих проектов в Казахстане сейчас выделяются по программе «Устойчивые города для низкоуглеродного развития», финансирование идет за счет грантов Программы развития ООН. На стандартных банковских условиях инвесторы практически не идут в проекты по повышению энергоэффективности, особенно если речь идет о ЖКХ, модернизации тепло- и водоснабжения жилых домов. 

Программа субсидирования процентной ставки по кредитам на повышение энергоэффективности от ПРООН будет продолжаться до 2021 года, на нее выделено $3 млн. На эти деньги, говорит координатор проектов ПРООН в Казахстане Александр Белый, весь жилой фонд Казахстана не модернизируешь. Расчет, скорее, на то, что реализованные кейсы по повышению энергоэффективности подтолкнут к появлению в стране рынка энергосервисных компаний, которые будут зарабатывать не на продаже оборудования и технологий, а на их дальнейшем обслуживании.

Схема работы энергосервисной компании: вложился в модернизацию жилого дома или производственного объекта сейчас, а потом годами возвращаешь свои деньги за счет сокращения затрат на эксплуатацию. Чтобы энергосервисные компании в РК стали явлением массовым, ПРООН сейчас пытается убедить банки в том, что подобного рода заемщиков нельзя рассматривать на общих основаниях. «Казахстанские банки только учатся участвовать в такого рода проектах и нуждаются в некотором обучении для принятия решений по таким проектам. И мы сейчас сосредоточены на проведении обучающих тренингов для инвесторов и банков в вопросе продвижения таких проектов», – сообщил национальный координатор ПРООН.

Драконовское озеленение кредитов

В соседнем Китае вопрос кредитования «зеленых» проектов решен регуляторно, поделился директор исследовательского центра по развитию зеленых финансов Университета Цинхуа Ма Джун. «У нас на ежеквартальной основе Центробанк требует отчетность от банков по «зеленому» финансированию. Одновременно банки обязаны подавать отчетность об экологическом и экономическом эффектах от реализации финансируемых ими проектов. Таким образом, они должны досконально знать всю подноготную этих проектов не только на стадии финансирования, но и на стадии эксплуатации», – рассказал Джун в интервью «Курсиву». По словам эксперта, в настоящее время «зеленое» финансирование включено в общую оценку состояния банка: чем больше «зеленых» проектов банк финансирует, тем выше его оценка и тем ниже ставка, по которой этот банк привлекает займы от государства. 

Одновременно регулируется кредитование экологически рискованных областей «коричневой» экономики. Существует перечень высокоуглеродных секторов, в отношении которых установлены пределы либо по объему их финансирования, либо по доле таких кредитов в портфеле банка. «С каждым годом эти лимиты сокращаются, невыполнение этих требований влечет за собой штрафные санкции, которые делают бессмысленным финансирование таких проектов сверх установленного лимита: банк, который профинансирует строительство угольной ТЭЦ, просто будет работать на государство, – поясняет Джун. – В результате банки сосредоточиваются на «зеленых» проектах, разрабатывая для них новые продукты самостоятельно. Фактически у банков не остается выбора, кроме как уходить в эту сферу, причем даже на уровне потребительских займов. Например, условия кредита, выданного на покупку «зеленого» холодильника, должны быть выгоднее, чем на покупку обычного».

Весь мир свернет на тропу дракона

22 сентября ООН планирует подписать соглашение с 126 ведущими банками мира, которое должно заложить принципы культуры ответственного банкинга. «Зеленое» финансирование в этом документе тоже упомянуто, говорит координационный менеджер финансовой инициативы ПРООН по окружающей среде Юки Ясуи. «Мы собираемся создавать культуру ответственного банкинга. Первый такой набор принципов будет подписан банками, которые аккумулируют почти треть финансовых активов мира. Это достаточно большое сообщество, включая крупнейшие китайские, американские, европейские и азиатские банки», – отмечает Ясуи.

По словам эксперта ПРООН, пример Китая, который добился значительных успехов в развитии финансовой подпитки «зеленой» экономики, выглядит вдохновляюще и может стать прототипом глобального подхода к развитию «зеленого» кредитования. Одной из мер, которой банки будут стимулировать к переходу на «зеленую» сторону, может стать доступ к международным источникам. «Международные институты, такие как АБР и ЕБРР, также уже интересуются «зеленой» составляющей в деятельности банков той или иной страны, и доступ к международным финансам в скором времени будет также зависеть от «зеленой» составляющей в банковских портфелях», – утверждает Ясуи.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций