Перейти к основному содержанию

2567 просмотров

Нефтяные гиганты делают ставку на пластик

Chevron и Exxon фокусируют внимание на нефтехимии, поскольку спрос на углеводородное топливо падает

Фото: Shutterstock

Большой нефти нужен большой пластик. Такие компании, как Chevron и Exxon Mobil, называют нефтяными гигантами не напрасно. Однако по мере того, как рынок нефти становится менее прибыльным, и спрос на нее ослабевает, компании переключают инвестиционные потоки на другие направления.

Еще недавно таким альтернативным направлением был природный газ, который по сравнению с нефтью является более экологически чистым видом топлива. Однако поскольку сланцевой нефти в США добывается все больше, теперь стоит задача повысить ее ценность. Иными словами, учитывая значительные запасы этого сырья в Северной Америке, инвестиции в нефтехимию просто неизбежны.

Ирония лишь в том, что усиливающиеся опасения по поводу загрязнения пластиком окружающей среды могут сыграть злую шутку со спросом на такую продукцию, точно так же, как ужесточившиеся экологические правила негативно повлияли на спрос на нефть. Тем не менее рынок новых нефтехимических заводов быстро развивается. И это огромный шаг вперед по сравнению с ситуацией десятилетней давности – тогда в США любые подобные инвестиции считались откровенной глупостью.

В начале и середине 2000-х годов добыча углеводородов в США была дорогостоящим процессом и спрос серьезно опережал предложение. Сегодня компании, работающие со сланцем, стремятся обеспечить достаточный денежный поток, чтобы сохранить темпы роста в условиях, когда глобальная рецессия мировой экономики вынудила различные авторитетные организации, включая Международное энергетическое агентство (IEA), понизить прогнозы по спросу на нефть в текущем году. В долгосрочной перспективе сдвиг в сторону экологически чистого топлива способен приблизить время, когда, как считают некоторые эксперты, спрос на нефть достигнет своего пика. Впрочем, пока рост производства практически полностью обеспечивает нефть с традиционных месторождений, поскольку сланцевая индустрия в США требует постоянных реинвестиций.

Это отражается и на доходах больших нефтяных компаний. Так, по данным FactSet, доходность Exxon на инвестированный капитал упала с 27% в 2012 году до менее 10% в прошлом году. Теперь нефтяные гиганты начинают равняться на производителей химической продукции. Например, показатель прибыльности на инвестированный капитал у корпорации BASF за последние пять лет составил 11%.

Смирившись с падением доходов, вертикально интегрированные нефтяные компании видят выход в развитии бизнеса, который когда-то для них был второстепенным. Только за последние два года объем капиталовложений Exxon в химический бизнес превысил $6 млрд, что более чем в 4 раза больше аналогичных показателей в 2003 и 2004 финансовых годах.

Не так давно Exxon и государственная нефтехимическая компания из Саудовской Аравии договорились о строительстве в Техасе крупнейшей в мире установки парового крекинга этана. Другая американская компания, Chevron Phillips Chemical Co., которой совместно владеют Chevron и Phillips 66, также подписала с Qatar Petroleum соглашение о строительстве завода на побережье Мексиканского залива.

И это лишь начало. По данным Американского химического совета, с 2010 года только в США было заявлено 334 новых химических проекта. Если этот тренд сохранится, то спрос на базовые химикаты к 2030 году вырастет примерно на 30% и почти на 60% – к 2050 году, говорится в сообщении IEA. По оценкам агентства Wood Mackenzie, на долю химической промышленности сегодня приходится менее 15% спроса на нефтепродукты. Однако с середины 2020-х годов, когда этот сегмент обгонит сферу транспорта, он продемонстрирует наибольший рост спроса.

Конечно, существуют и риски, в первую очередь – если продолжится экономический спад. Так, во II квартале понизился индекс Dow Inc., поскольку рост предложения на рынке опередил спрос. Сохраняются и экологические проблемы.

Власти ряда стран, от Китая и Индии до Канады, и штата Калифорния пытаются административными методами решить проблему загрязнения окружающей среды одноразовыми пакетами и упаковкой. Также серьезной экологической проблемой остается сжигание попутного газа на американских месторождениях.

Впрочем, от пластика пока никто не отказывается. Даже если прогнозы относительно спроса окажутся преувеличенными, успешные производители будут «отъедать» долю тех, чей бизнес окажется менее эффективным с точки зрения управления издержками.

В этом отношении американское побережье Мексиканского залива является наиболее подходящим местом. Здесь нефтегазовые компании научились из «лимона» в виде проблем с избытком сырья делать метафорический «лимонад», а также вполне реальные пластиковые бутылки, в которых продаются различные напитки.

Перевод с английского языка – Танат Кожманов

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

1597 просмотров

Фактор газа

Кто построит газоперерабатывающий завод на Кашагане

Фото: Depositphotos/lagereek

Увеличение добычи нефти на Кашагане автоматически влечет за собой вопрос: что делать с попутным газом? Оператор месторождения предпочитает закачивать его обратно в пласт, а власти респуб­лики хотят, чтобы газ перерабатывали. Осталось решить, кто будет финансировать переработку.

Газ – сдерживающий фактор для увеличения добычи на Кашагане: его надо либо закачивать обратно в пласт, либо перерабатывать. В рамках расширения производства первого этапа освоения месторождения к 2022 году консорциум должен увеличить уровень добычи нефти с нынешних 380 тыс. до 420 тыс. баррелей в сутки. Чтобы поддерживать объем производства нефти на сегодняшнем уровне, NCOC приходится ежесуточно закачивать обратно в пласт около 12 млн куб. м попутного газа. При этом чем больше выкачивается нефти, тем больше попутного газа надо утилизировать. Казахстан же заинтересован в переработке газа, чтобы его поставлять на внутренний рынок или отправлять на экспорт.

Обсуждаем детали

Сейчас в правительстве создана рабочая группа, в которой заинтересованные стороны обсуждают детали строительства газоперерабатывающего завода (ГПЗ) мощностью 1 млрд куб. м газа. По сведениям Министерства энергетики РК, начало строительства ГПЗ запланировано на 2020 год, а общий период строительства займет 2,5 года. Разрабатывается проектно-сметная документация объекта, финансирование проекта будет осуществляться за счет инвестора и заемных средств. Завод в год будет выпускать до 700 млн куб. м товарного и около180 тыс. т сжиженного газа, а также серу и газовый конденсат. Поставят ГПЗ в 60 км от города Атырау и в 12 км от установки комплексной подготовки нефти и газа «Болашак» компании North Caspian Operating Company.

В январе на портале yicaiglobal.com появилась информация, что китайская China Oil HBP Science & Technology (HBP) выиграла тендер на строительство ГПЗ на  месторождении Кашаган стоимостью $242 млн. В сообщении  говорилось, что компания предоставит владельцу проекта Gas Processing Company подробный дизайн проекта и все навесное оборудование, а также руководоство по монтажу оборудования и вводу в эксплуатацию проекта.  Однако в Минэнерго эту информацию опровергли. «В настоящее время все вопросы по данному проекту находятся лишь в стадии рассмот­рения, и никаких договоренностей, тем более контрактов не заключалось», – сообщили в ведомстве. Аналогичный ответ дали «Курсиву» в ТОО «Gas Processing Company». К слову, это предприятие построило ГПЗ в Актюбинской области на месторождении Кожасай и закупило часть оборудования у HBP. 
   
В компании отметили, что к проекту ГПЗ на Кашагане имеет отношение ТОО «GPC Investment», и это другое юридическое лицо. Информация об учас­тии в проекте GPC Investment появилась в конце декабря, когда в Макатском районе Атырауской области, где и будет построен завод, были проведены общественные слушания по оценке воздействия на окружающую среду будущего объекта. Как раз там было объявлено, что финансирование ГПЗ берет на себя ТОО «GPC Investment». В компании «Курсиву» сказали, что до официального объявления уполномоченными органами решения по ГПЗ они не могут раскрывать деталей проекта.

Проблемы производства

Найти инвестора, который готов вкладывать свои средства в строительство ГПЗ в Казахстане, не слишком просто. 

Эксперты IHS Markit считают, что производство газа в республике невыгодно. Недропользователи вынуждены продавать газ по ценам, которые значительно ниже его себестоимости. Цены устанавливаются индивидуально путем переговоров между производителями и покупателями, прежде всего АО «КазТрансГаз» (КТГ), за которым закреплены монопольные полномочия, предполагающие наличие преимущественного права на приобретение попутного газа. В 2018 году средняя цена на газ, выплачиваемая казахстанским производителям, составляла 14,5 тыс. тенге за 1 тыс. куб. м, в 2019-м – 14,3 тыс. тенге. «Этого может оказаться достаточно для покрытия себестоимости сухого газа с небольшой глубиной залегания, но не хватает для покрытия себестоимости жирного попутного газа с высоким содержанием серы, который необходимо извлечь, подготовить и транспортировать к месту подачи в газопровод», – поясняют эксперты и отмечают, что, пока цены на газ остаются искусственно заниженными, инвестиций в его производство ожидать трудно.

Нужный продукт

При этом газ – довольно востребованный продукт, который необходим как для внутреннего потребления, так и для отправки на экспорт. 

Газ на внутренний рынок в основном поставляет КТГ – нацио­нальный оператор в сфере газа и газоснабжения. Хотя есть компании, продающие газ напрямую энерговырабатывающим предприятиям. «Тенгизшевройл», к примеру, в год поставляет на Атыраускую ТЭЦ около 1 млрд куб. м газа.

По предварительным данным, в прошлом году продажа 14 млрд куб. м газа населению нанесла КТГ ущерб в размере 101 млрд тенге, поскольку газ коммунально-бытовым потребителям продается по утвержденным Антимонопольным комитетом ценам. Но благодаря экспорту 9,6 млрд куб. м газа компания не только покрыла убыток, но и получила чистую прибыль в размере 330 млрд тенге. Такая схема субсидирования внутреннего рынка работала бы долго, если бы параллельно росту потребления рос еще и объем производства газа.

В целом коммерческие объемы газа, то есть валовая добыча за вычетом обратной закачки, в Казахстане растут. В 2018 году они составили около 36,4 млрд куб. м, что на 10% выше, чем в 2017-м. Но и внутреннее потреб­ление растет – приблизительно на 1 млрд куб. м в год. По прогнозу IHS Markit к 2040 году объем производства товарного газа в республике увеличится всего лишь на 3,6%, до 38 млрд куб. м, тогда как конечное потребление вырастет на 68% – до уровня 25,4 млрд куб. м.

В сложившейся ситуации в увеличении коммерческих объемов казахстанского газа, а значит и строительстве газоперерабатывающих заводов, должны быть заинтересованы «КазТрансГаз» и Китай. Казахстанский национальный оператор не захочет терять экспортную выручку. В 2018 году одним из основных направлений экспорта казахстанского газа стал Китай, куда ушло 5,2 млрд куб. м. КТГ получил свыше $2,4 млрд выручки ($1,7 млрд в 2017-м). Поднебесная заинтересована в том, чтобы объемы казахстанского газа позволили заполнить газопровод «Цент­ральная Азия – Китай». 

Рост поставок из нашей страны в предыдущем году увеличил загрузку газопровода до уровня свыше 90% от существующей пропускной способности, которая составляет 55 млрд куб. м в год. Поэтому в октябре 2018 года КТГ и Petro China International подписали пятилетний контракт об увеличении с 2019 года экспорта газа до 10 млрд куб. м в год.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif