Перейти к основному содержанию

2546 просмотров

Нефтяные гиганты делают ставку на пластик

Chevron и Exxon фокусируют внимание на нефтехимии, поскольку спрос на углеводородное топливо падает

Фото: Shutterstock

Большой нефти нужен большой пластик. Такие компании, как Chevron и Exxon Mobil, называют нефтяными гигантами не напрасно. Однако по мере того, как рынок нефти становится менее прибыльным, и спрос на нее ослабевает, компании переключают инвестиционные потоки на другие направления.

Еще недавно таким альтернативным направлением был природный газ, который по сравнению с нефтью является более экологически чистым видом топлива. Однако поскольку сланцевой нефти в США добывается все больше, теперь стоит задача повысить ее ценность. Иными словами, учитывая значительные запасы этого сырья в Северной Америке, инвестиции в нефтехимию просто неизбежны.

Ирония лишь в том, что усиливающиеся опасения по поводу загрязнения пластиком окружающей среды могут сыграть злую шутку со спросом на такую продукцию, точно так же, как ужесточившиеся экологические правила негативно повлияли на спрос на нефть. Тем не менее рынок новых нефтехимических заводов быстро развивается. И это огромный шаг вперед по сравнению с ситуацией десятилетней давности – тогда в США любые подобные инвестиции считались откровенной глупостью.

В начале и середине 2000-х годов добыча углеводородов в США была дорогостоящим процессом и спрос серьезно опережал предложение. Сегодня компании, работающие со сланцем, стремятся обеспечить достаточный денежный поток, чтобы сохранить темпы роста в условиях, когда глобальная рецессия мировой экономики вынудила различные авторитетные организации, включая Международное энергетическое агентство (IEA), понизить прогнозы по спросу на нефть в текущем году. В долгосрочной перспективе сдвиг в сторону экологически чистого топлива способен приблизить время, когда, как считают некоторые эксперты, спрос на нефть достигнет своего пика. Впрочем, пока рост производства практически полностью обеспечивает нефть с традиционных месторождений, поскольку сланцевая индустрия в США требует постоянных реинвестиций.

Это отражается и на доходах больших нефтяных компаний. Так, по данным FactSet, доходность Exxon на инвестированный капитал упала с 27% в 2012 году до менее 10% в прошлом году. Теперь нефтяные гиганты начинают равняться на производителей химической продукции. Например, показатель прибыльности на инвестированный капитал у корпорации BASF за последние пять лет составил 11%.

Смирившись с падением доходов, вертикально интегрированные нефтяные компании видят выход в развитии бизнеса, который когда-то для них был второстепенным. Только за последние два года объем капиталовложений Exxon в химический бизнес превысил $6 млрд, что более чем в 4 раза больше аналогичных показателей в 2003 и 2004 финансовых годах.

Не так давно Exxon и государственная нефтехимическая компания из Саудовской Аравии договорились о строительстве в Техасе крупнейшей в мире установки парового крекинга этана. Другая американская компания, Chevron Phillips Chemical Co., которой совместно владеют Chevron и Phillips 66, также подписала с Qatar Petroleum соглашение о строительстве завода на побережье Мексиканского залива.

И это лишь начало. По данным Американского химического совета, с 2010 года только в США было заявлено 334 новых химических проекта. Если этот тренд сохранится, то спрос на базовые химикаты к 2030 году вырастет примерно на 30% и почти на 60% – к 2050 году, говорится в сообщении IEA. По оценкам агентства Wood Mackenzie, на долю химической промышленности сегодня приходится менее 15% спроса на нефтепродукты. Однако с середины 2020-х годов, когда этот сегмент обгонит сферу транспорта, он продемонстрирует наибольший рост спроса.

Конечно, существуют и риски, в первую очередь – если продолжится экономический спад. Так, во II квартале понизился индекс Dow Inc., поскольку рост предложения на рынке опередил спрос. Сохраняются и экологические проблемы.

Власти ряда стран, от Китая и Индии до Канады, и штата Калифорния пытаются административными методами решить проблему загрязнения окружающей среды одноразовыми пакетами и упаковкой. Также серьезной экологической проблемой остается сжигание попутного газа на американских месторождениях.

Впрочем, от пластика пока никто не отказывается. Даже если прогнозы относительно спроса окажутся преувеличенными, успешные производители будут «отъедать» долю тех, чей бизнес окажется менее эффективным с точки зрения управления издержками.

В этом отношении американское побережье Мексиканского залива является наиболее подходящим местом. Здесь нефтегазовые компании научились из «лимона» в виде проблем с избытком сырья делать метафорический «лимонад», а также вполне реальные пластиковые бутылки, в которых продаются различные напитки.

Перевод с английского языка – Танат Кожманов

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

810 просмотров

Крупнейшие нефтяные компании мира теряют деньги

Chevron, ExxonMobil и Shell почти одновременно отчитались об итогах деятельности за прошедший год и единогласно констатировали резкое сокращение доходов

Фото: Shutterstock

Слабый рост глобальной экономики и падение спроса на нефтепродукты не позволили нефтяным гигантам подтянуть прибыль даже до уровня предыдущего года.

К примеру, Chevron в сегменте «разведка и добыча» получил прибыль в пять раз меньше, чем за предыдущий год – $2,5 млрд, а в переработке и сбыте – $2,4 млрд (-34% к 2018 г.). Общая выручка за год уменьшилась на 11%, а чистая прибыль концерна сократилась в пять раз: с $14,8 млрд в 2018 году до $2,9 млрд в 2019-м. При этом среднегодовая добыча нефти в компании выросла на 4% – до 3,06 млн баррелей в сутки.

Падение прибыли в компании прежде всего связывают со снижением стоимости и списаниями активов на $10,4 млрд в проектах по добыче сланцевого газа в бассейне Appalachia в США, по производству сжиженного попутного газа в Kitimat в Канаде и нефтяном проекте Big Foot в Мексиканском заливе. Chevron пересмотрел свои планы и сокращает финансирование проектов по производству газа и сосредоточится на глубоковод­ных проектах в Мексиканском заливе, на сланцевых активах в Permian и увеличении добычи на Тенгизе. Капитальные затраты корпорации на развитие производства в 2020 году составят $20 млрд. «Мы считаем, что наилучшее использование нашего капитала – это инвестиции в наши наиболее выгодные активы», – объясняет действия компании председатель совета директоров и генеральный директор Chevron Майкл Вирт.

В Казахстане американской компании принадлежит 50% доли в ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), разрабатывающем Тенгизское и Королевское месторождения с общими разведанными запасами в 3,4 млрд т. Помимо этого Chevron имеет 18% доли участия в проекте по разработке Карачаганакского газоконденсатного месторождения, где оператором выступает «Карачаганак Петролиум Оперей­тинг» (КПО), владеет 15% акций АО «Каспийский трубопроводный консорциум» (КТК), эксплуатирующее нефтепровод «Тенгиз – Новороссийск» протяженностью более 1,5 тыс. км.
Другой участник Тенгизского проекта – американская ExxonMobil, правда, с долей намного ниже – в 25%, также объявила о снижении доходов.

Чистая прибыль нефтяной компании в 2019 году по сравнению с предыдущим упала на 31,2%, до $14,3 млрд. Прибыль в сфере разведки и добычи выросла на 2,6%, но в переработке и сбыте сократилась в 2,6 раза. Потери в основном связаны со снижением маржи на промышленное топливо, которое произошло из-за сезонных падений спроса на этот продукт и увеличения предложения на рынке. Кроме того, в IV квартале стало больше планового техобслуживания неф­теперерабатывающих заводов (НПЗ), включая капремонты на семи НПЗ компаний, расположенных в США, Австралии, Великобритании, Канаде и Таиланде.

В Казахстане ExxonMobil также имеет долю (16,81%) в Северо-Каспийском проекте (СКП), в рамках которого разрабатываются четыре морских месторождения, в том числе и Кашаган.

Еще один крупный участник казахстанской нефтянки – англо-голландская Shell объявила о снижении чистой прибыли по итогам прошедшего года на 32%, до $15,8 млрд. В разведке и добыче прибыль компании упала на 38%, а в переработке и сбыте – на 17%. Сокращение доходов в концерне связывают с низкими ценами на нефть. Если в 2018 году компания продавала свою нефть в среднем по $71 за баррель, то в 2019-м цена упала до $64. Кроме того, низкие темпы роста глобальной экономики, дисбаланс спроса и предложения оказали отрицательное влияние на маржинальность продуктов нефтепереработки и нефтехимии. При этом в Shell уверены, что в ближайшем будущем начнут приносить прибыль активы, которые ранее были проинвестированы компанией. Одним из таких активов является Кашаганский проект, где компания имеет долю в 16,81%. В Казахстане Shell также участвует в разработке Карачаганакского месторождения (29,25%), имеет долю (55%) в проекте «Жемчужина» – лицензионном участке, расположенном на шельфе Каспия. В октябре прош­лого года концерн отказался от совместного с NCOC освоения месторождений Хазар и Каламкас-море. По заявлению Shell проект был признан «недостаточно конкурентным по отношению к другим проектам в глобальном портфеле инвестиций концерна». По некоторым сведениям, стоимость разработки этих двух месторождений оценивалась в $4 млрд. 

Прошедший год для всех трех нефтяных гигантов стал финансово неудачным в основном из-за низких цен на углеводородное сырье и снижение спроса на неф­тепродукты.

0001 (2)_1.jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif