Перейти к основному содержанию

945 просмотров

Машиностроители надеются на длинные деньги от государства

Соответствующее льготное финансирование будет выдавать Фонд развития промышленности

Фото: Shutterstock.com

Фонд развития промышленности, созданный согласно зарубежному опыту, сможет выдавать кредиты и финансировать лизинг под 1-4% годовых, сообщил глава Союза машиностроителей Казахстана Мейрам Пшембаев.

«Дорожной картой (развития машиностроения) предусмотрен пункт, инициирующий создание Фонда развития промышленности Республики Казахстан при министерстве индустрии и инфраструктурного развития. Следует отметить, что подобные фонды уже несколько лет успешно действуют в России, Беларуси, странах ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития). Эти фонды предоставляют займы по ставке 1-4% годовых на проекты лизинга, и процентная ставка на заем составляет 1%, на научно-технические разработки, увеличение производительности труда, увеличение инновационных продуктов», – сказал он на пресс-конференции 1 августа.

К примеру, по его словам, в России подобный фонд направляет свои средства на финансирование станкостроения, конверсии, транспортного машиностроения, судостроения, инноваций в авиастроении и так далее.

Пшембаев считает, что эффективность деятельности фонда будет обусловлена тем, что общая политика поддержки промышленности будет сконцентрирована в одних руках при министерстве.

«Будет проводиться четкий мониторинг. Это доступные процентные ставки, длинные деньги, поскольку машиностроение является капиталоемкой отраслью, создаст более благоприятные условия для отечественных предпринимателей внедрять и развивать новые проекты в машиностроении и в целом в обрабатывающем секторе промышленности», – пояснил он.

Пшембаев также прокомментировал обсуждавшиеся в последнее время в обществе вопросы по необходимости развития сельхозмашиностроения. По его мнению, развитие сельхозмашиностроения в Казахстане является приоритетной задачей для государства и в сегодняшней дорожной карте развития машиностроения оно находит особую для себя роль.

«Для него будут созданы все условия, чтобы дальше повышать локализацию на казахстанских предприятиях. У нас имеются десятки заводов в Казахстане, которые производят комбайны, тракторы, почвообрабатывающую технику, посевные комплексы, жатки, различное оборудование, которое необходимо для технологического процесса возделывания сельскохозяйственных культур. И локализация на некоторых предприятиях доходит до 100%, некоторых – 40%, некоторые предприятия находятся еще в фазе становления, но процесс этот идет, и он идет очень активно, и мы надеемся, что объем производства сельхозмашиностроения, который в прошлом году составил 27 млрд тенге, в рамках реализации дорожной карты развития машиностроения будет доведен как минимум до 60-70 млрд тенге», – сказал Пшембаев.

При этом в перспективе пяти-шести лет, если будут реализованы меры господдержки и бизнес выполнит взятые на себя обязательства, объемы производства сельхозтехники могут достичь 100 млрд тенге в год. Поэтому, полагает он, необходимо поддержать развитие сельхозмашиностроения.

«Мы должны поддерживать только отечественного производителя, поскольку у нас достаточно людей, ресурсов в аграрном секторе, потребителей данной продукции», – заявил спикер.

Вице-министр индустрии и инфраструктурного развития Аманияз Ержанов поддержал Пшембаева.

«На самом деле у нас есть скептики, которые говорят: зачем нам развивать сельскохозяйственное машиностроение, когда можно купить импортную технику у того же JohnDeer, Claas? Но Казахстан является аграрной страной, и развивать сельское хозяйство, не имея собственное сельхозмашиностроение, совершенно неправильно», – сказал он.

«Поэтому мы вместе с Союзом машиностроителей этот вопрос продвигаем, практически чуть ли не каждый день споря с нашими оппонентами из других общественных объединений, которые никакого отношения не имеют, например, к растениеводству. Когда они приводят аргументы, что якобы увеличится цена из-за того, что мы будем сельхозмашиностроение развивать, что увеличится цена на продукцию мясного или другого направления. Это тоже неправильный подход», – отметил вице-министр.

Ранее экс-министр сельского хозяйства, а ныне аким Туркестанской области Умирзак Шукеев назвал местных производителей сельхозтехники «мошенниками».

«Я всегда говорил, что нет у нас производства сельхозтехники. Привезли трактор или комбайн по частям, собрали здесь и еще льготы хотят от государства. Это мошенники, хотят заработать на фермере», – сказал он 25 июля во время встречи с аграриями Байдибекского района Туркестанской области.

В ответ на это 26 июля Союз машиностроителей Казахстана выразил недоумение высказыванием экс-главы МСХ. В СМК отметили, что данная информация не соответствует действительности и наносит урон не только репутации целой отрасли отечественных производителей, но и дискредитирует государственную политику индустриализации в целом.

«Еще большее недоумение вызывает тот факт, что в прошлом году, посещая завод АО «Агромашхолдинг», руководство минсельхоза, наоборот, отмечало высокую степень локализации и организацию производства», – напомнили в СМК.

И действительно, в августе 2018 года Шукеев в должности министра сельского хозяйства в ходе визита на АО «Агромашхоллдинг» похвалил предприятие, которое заявляло уже тогда об уровне локализации комбайнов в 60,4%.

«Мы удешевляем фактически на 52% для наших крестьян сельхозтехнику. Поэтому мы должны требовать локализацию от производителей. Как вы считаете? Будет контракт, и те ребята, которые просто привозят и собирают, в него не войдут. Мы будем все отслеживать, и работать только с теми, кто занимается реальным производством, такими, как Агромашхолдинг KZ», – сказал тогда Умирзак Шукеев.

По итогам первого полугодия 2019 года машиностроительные предприятия Казахстана произвели продукции на общую сумму 553 млрд тенге.

«В Казахстане производят целый спектр сельскохозяйственной техники. Лисаковское предприятие «Дон Мар» производит зерновые жатки, которые практически на 100% локализованы в РК. Костанайское предприятие «Агромашхолдинг» имеет 90% локализацию в производимых сеялках, свыше 40% в производимых комбайнах и до 100% в выпускаемых узлах и агрегатах», – сообщили в СМК.

В Союзе отметили, что предприятия подписали соглашение о промышленной сборке, которое налагает на сельхозмашиностроителей взаимные обязательства по локализации взамен на преференции. В случае невыполнения требований по локализации предприятия обязаны вернуть все полученные государственные преференции.

810 просмотров

Крупнейшие нефтяные компании мира теряют деньги

Chevron, ExxonMobil и Shell почти одновременно отчитались об итогах деятельности за прошедший год и единогласно констатировали резкое сокращение доходов

Фото: Shutterstock

Слабый рост глобальной экономики и падение спроса на нефтепродукты не позволили нефтяным гигантам подтянуть прибыль даже до уровня предыдущего года.

К примеру, Chevron в сегменте «разведка и добыча» получил прибыль в пять раз меньше, чем за предыдущий год – $2,5 млрд, а в переработке и сбыте – $2,4 млрд (-34% к 2018 г.). Общая выручка за год уменьшилась на 11%, а чистая прибыль концерна сократилась в пять раз: с $14,8 млрд в 2018 году до $2,9 млрд в 2019-м. При этом среднегодовая добыча нефти в компании выросла на 4% – до 3,06 млн баррелей в сутки.

Падение прибыли в компании прежде всего связывают со снижением стоимости и списаниями активов на $10,4 млрд в проектах по добыче сланцевого газа в бассейне Appalachia в США, по производству сжиженного попутного газа в Kitimat в Канаде и нефтяном проекте Big Foot в Мексиканском заливе. Chevron пересмотрел свои планы и сокращает финансирование проектов по производству газа и сосредоточится на глубоковод­ных проектах в Мексиканском заливе, на сланцевых активах в Permian и увеличении добычи на Тенгизе. Капитальные затраты корпорации на развитие производства в 2020 году составят $20 млрд. «Мы считаем, что наилучшее использование нашего капитала – это инвестиции в наши наиболее выгодные активы», – объясняет действия компании председатель совета директоров и генеральный директор Chevron Майкл Вирт.

В Казахстане американской компании принадлежит 50% доли в ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), разрабатывающем Тенгизское и Королевское месторождения с общими разведанными запасами в 3,4 млрд т. Помимо этого Chevron имеет 18% доли участия в проекте по разработке Карачаганакского газоконденсатного месторождения, где оператором выступает «Карачаганак Петролиум Оперей­тинг» (КПО), владеет 15% акций АО «Каспийский трубопроводный консорциум» (КТК), эксплуатирующее нефтепровод «Тенгиз – Новороссийск» протяженностью более 1,5 тыс. км.
Другой участник Тенгизского проекта – американская ExxonMobil, правда, с долей намного ниже – в 25%, также объявила о снижении доходов.

Чистая прибыль нефтяной компании в 2019 году по сравнению с предыдущим упала на 31,2%, до $14,3 млрд. Прибыль в сфере разведки и добычи выросла на 2,6%, но в переработке и сбыте сократилась в 2,6 раза. Потери в основном связаны со снижением маржи на промышленное топливо, которое произошло из-за сезонных падений спроса на этот продукт и увеличения предложения на рынке. Кроме того, в IV квартале стало больше планового техобслуживания неф­теперерабатывающих заводов (НПЗ), включая капремонты на семи НПЗ компаний, расположенных в США, Австралии, Великобритании, Канаде и Таиланде.

В Казахстане ExxonMobil также имеет долю (16,81%) в Северо-Каспийском проекте (СКП), в рамках которого разрабатываются четыре морских месторождения, в том числе и Кашаган.

Еще один крупный участник казахстанской нефтянки – англо-голландская Shell объявила о снижении чистой прибыли по итогам прошедшего года на 32%, до $15,8 млрд. В разведке и добыче прибыль компании упала на 38%, а в переработке и сбыте – на 17%. Сокращение доходов в концерне связывают с низкими ценами на нефть. Если в 2018 году компания продавала свою нефть в среднем по $71 за баррель, то в 2019-м цена упала до $64. Кроме того, низкие темпы роста глобальной экономики, дисбаланс спроса и предложения оказали отрицательное влияние на маржинальность продуктов нефтепереработки и нефтехимии. При этом в Shell уверены, что в ближайшем будущем начнут приносить прибыль активы, которые ранее были проинвестированы компанией. Одним из таких активов является Кашаганский проект, где компания имеет долю в 16,81%. В Казахстане Shell также участвует в разработке Карачаганакского месторождения (29,25%), имеет долю (55%) в проекте «Жемчужина» – лицензионном участке, расположенном на шельфе Каспия. В октябре прош­лого года концерн отказался от совместного с NCOC освоения месторождений Хазар и Каламкас-море. По заявлению Shell проект был признан «недостаточно конкурентным по отношению к другим проектам в глобальном портфеле инвестиций концерна». По некоторым сведениям, стоимость разработки этих двух месторождений оценивалась в $4 млрд. 

Прошедший год для всех трех нефтяных гигантов стал финансово неудачным в основном из-за низких цен на углеводородное сырье и снижение спроса на неф­тепродукты.

0001 (2)_1.jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif