Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


7233 просмотра

Черешня стала новым экспортным брендом Узбекистана

«Курсив» разбирался в тонкостях успеха аграриев соседней страны

Фото: Shutterstock.com

За несколько лет Узбекистану удалось войти в четверку крупнейших экспортеров черешни в мире.

От Сеула до Лондона

В мае текущего года в лондонских магазинах впервые появилась черешня из Узбекистана. На самом крупном оптовом рынке Лондона пятикилограммовую коробку узбекской черешни можно было купить за £35 (около 3,3 тыс. тенге за килограмм). Розничная цена заморского продукта в столице Туманного Альбиона составила £9,99 за килограмм (4,8 тыс. тенге). Незадолго до этого узбекскую черешню начали продавать в Шанхае, а также в магазинах Южной Кореи. В прошлом году география поставок расширилась на страны Ближнего Востока – Египет, ОАЭ. До конца года Узбекистан планирует получить добро на экспорт черешни от карантинных служб Японии, Вьетнама, Таиланда, Иордании и Марокко.

По оценкам отраслевых экспертов, гектар хлопка приносит $25–50 прибыли, гектар пшеницы – $150, а продукты садоводства – от $600 до $3500 с гектара в зависимости от вида. Именно поэтому в стране было решено стимулировать выращивание абрикосов, персиков, винограда, черешни, дынь – в общем, всего того, чем издревле славится узбекская земля. И значительная часть продукции должна уйти на экспорт.

Есть еще ягоды в столицах

Прилавки стран СНГ узбекская черешня завоевала давным-давно. В советские годы главным поставщиком черешни были предприимчивые жители Ферганской долины: там ягода поспевает раньше, чем в других районах Узбекистана.

Экспорт в страны дальнего зарубежья начался только в 2012 году. Объем экспорта тогда составил 5 тыс. тонн. Первую партию узбекской ягоды закупила Южная Корея, с тех пор поставки не прерываются и к списку импортеров добавляются все новые страны. Согласно данным ресурса EastFruit.com, только в 2016 году было экспортировано узбекской черешни на сумму более $50 млн. В 2017 году страна экспортировала 32 тыс. тонн черешни, а в 2018 году – 34 тыс. тонн.

Официальные данные не слишком разнятся с оценками независимых экспертов. По данным компании «Узбекозиковкатхолдинг», с конца апреля по начало июня 2017 года на экспорт ушло 18,9 тыс. тонн черешни на сумму $44,23 млн, а за тот же период прошлого года – 24,5 тыс. тонн черешни на сумму более $103,96 млн. С учетом того, что поставки ведутся и в другое время года, к тому же есть и «серый» вывоз, всего в прошлом году Узбекистан отправил за рубеж около 45–50 тыс. тонн черешни. Для сравнения: ближайший конкурент – Турция – стабильно отгружает на экспорт от 65 до 80 тыс. тонн черешни ежегодно.

По оценкам аналитического портала EastFruits.com, в 2019 году объемы экспорта черешни из Узбекистана могут вырасти приблизительно на 10%, достигнув 50–55 тыс. тонн. Для сравнения: по данным на 1 июля 2019 года из Узбекистана было экспортировано 17 тыс. тонн черешни, 8,3 тыс. тонн персиков, 50 тыс. тонн абрикосов и 15 тыс. тонн сливы. Ожидается, что по-прежнему как минимум две трети экспортируемой черешни будет попадать на рынок России, преимущественно не напрямую, а через Казахстан и Кыргызстан.

Впрочем, на самом деле экспорт может и упасть: как сообщал в интервью Кun.uz начальник управления по переработке сельскохозяйственных продуктов и развития инфраструктуры Минсельхоза РУз Саидкарим Махмудов, неблагоприятные погодные условия (лето выдалось дождливым) могут сократить урожай до 50%. Но все равно планы у чиновников амбициозные. Только в Китай должно быть поставлено 20 тыс. тонн черешни. Пробная партия черешни была доставлена в Поднебесную в мае текущего года. В частности, китайцы планируют реализовать узбекскую черешню на площадке популярного китайского интернет-магазина Tmall.

Рахмат господину Трампу

Стоит отметить, что поставки узбекской черешни в Китай начались на фоне торговой войны КНР с США. Буквально пару лет назад американцы полностью доминировали на рынке Поднебесной. В 2018 году, по данным Reuters, их доля упала до 80%, а в этом году – до 38%. Их место постепенно занимают поставщики из Узбекистана, доля которого, по прогнозам, к концу года может составить 50% (стартовав с нуля).

По словам эксперта агропромышленного портала Agromart.uz Акмалхона Олимхонова, первое место в мире по объему экспорта черешни занимает Чили, на втором – США, а на третьем – Турция. Узбекистан по итогам 2018 года оказался четвертым.

«Конкурентных преимуществ у узбекской продукции несколько. У нас она поспевает быстрее, и мы можем поставить раньше, чем другие. Это с середины мая до конца июня. Турецкая и американская черешня поспевает через 15–20 дней», – отмечает Олимхонов.

Эксперты полагают, что ягода из Узбекистана выигрывает также и по вкусовым качествам, и по цене, в том числе за счет низкой стоимости рабочей силы. На китайском рынке продукция из Узбекистана в мае – июне 2019 года продавалась вдвое дешевле американской: около 70–80 юаней за килограмм, а американская – около 160 ($22,6).

Как и у конкурентов, узбекская черешня доставляется покупателям автотраспортом – в страны СНГ, самолетами – в дальнее зарубежье. Минусом является отсутствие доступа к морским коммуникациям. Но черешня – продукт нежный, и ее все экспортеры стараются доставлять побыстрее.

Главное – подготовить почву

Как рассказал «Курсиву» эксперт агропромышленного портала Agromart.uz Акмалхон Олимхонов, в стране созданы благоприятные условия для экспортеров сельскохозяйственной продукции. В частности, предельно упрощены экспортные процедуры. Все данные по экспорту можно занести в режиме онлайн, отменено требование регистрации экспортных контрактов в банке.

«Сейчас за один час можно отправить продукцию на экспорт, нет никаких проблем», – отмечает он.

Далеко не вся черешня продается за рубеж. Сейчас в садах страны выращивается около 200 тыс. тонн черешни, в прошлом году этот показатель составлял 170 тыс. тонн. Планируется, что к 2021 году в республике будет собрано 250 тыс. тонн черешни, из них на экспорт пойдет 100 тыс. тонн. То есть по мере увеличения производства доля экспорта должна вырасти с примерно 25% до одной трети от урожая.

За ростом экспорта стоят инвестиции в сектор. За последние три года в агропромышленный сектор было вложено $750 млн. Например, в Наманганской области осуществляется проект Uzbek cherry стоимостью $45 млн, где до конца текущего года общая площадь интенсивных садов черешни достигнет 1 тыс. гектаров. Всего в Узбекистане площадь, выделенная под садоводство, составляет 269,5 тыс. гектаров. Из них 118 тыс. гектаров (44%) – яблоневые сады.

Отлетай, подорожало

Быстрое наращивание интенсивных садовых полей, развитие агрокластеров и упрощение экспортных процедур позволили нарастить экспорт черешни в десятки раз в течение 5–6 лет. Но весной 2018 года правительство решило пойти на новую меру поддержки отрасли и ограничило минимальную экспортную цену черешни $4. Чиновники опасались, что иначе фермеры будут вынуждены отдавать ягоду посредникам за бесценок. В результате цена у производителей для торговых компаний на внутреннем рынке составила около 50–60 центов за килограмм.

Независимые экономисты и бизнесмены раскритиковали введение пороговой цены. Основатель крупнейшей в стране сети супермаркетов Korzinka.uz Зафар Хашимов на своей странице в Facebook подчеркнул, что частные компании имеют право продавать свою продукцию по своим ценам.

«Разумеется, государство вправе устанавливать общие правила процедуры экспорта, назначать и устанавливать правила валютного, тарифного и налогового регулирования, все это уже имеется. Но почему-то опять государство рвется устанавливать цены… Приведу один пример. В прошлом году (в 2018 году. – «Курсив») был очень хороший урожай черешни. Садоводы были в восторге, предвкушая щед­рый сезон. Но тогда государство запретило экспорт черешни по цене ниже чем $4 за килограмм. Но внешняя конъюнктура цен на черешню была совсем другой. Я лично купил черешню в российском супермаркете по цене 190 рублей за килограмм, или $3. То есть черешня в Москве в рознице стоила $3, а наши чиновники не разрешали экспортировать ее по цене ниже $4», – заметил Зафар Хашимов.

В результате из-за того, что черешня после созревания не может храниться долго, узбекским фермерам пришлось реализовывать большую часть свежего урожая на внутреннем рынке по 5–7 тыс. сумов, то есть меньше чем $1. Более того, по словам бизнесмена, сложившейся ситуацией воспользовались перекупщики из кавказских стран, которые скупали черешню по $0,5–0,8 и организовывали перевозку продукции в соседние страны окольными путями, вывозили товар в Кыргызстан и Казахстан, а оттуда везли товар в Россию или перепродавали там же, но уже по ценам на порядок выше.

В конце лета государство отменило порядок регулирования экспортных цен.

Маржинальный плод

Экономист из Ташкента на условиях анонимности в беседе с «Курсивом» отметил, что некоторые чиновники в правительстве все еще не оставляют попытки контролировать экспортные потоки и прошлогодний случай с установлением порога экспортных цен – яркое тому подтверждение.

«Это приводит к падению цен на рынке до минимума, а компании, имеющие связи в нужных местах, скупают товар по дешевке и вывозят его на экспорт, получая сверхприбыли! Доходило до того, что разрешение на экспорт тех или иных плодоовощных продуктов получали только определенные компании», – отмечает эксперт.

По его словам, все, что требуется сейчас от государства, – это не мешать частному сектору, тем же фермерам самостоятельно принимать решения, что выращивать, куда, кому и по каким ценам продавать свой товар.

«Только таким образом мы можем создать по-настоящему рыночную экономику, к которой должны прийти в конечном итоге», – резюмирует экономист из Ташкента.

Сохранение мер господдержки аграрного сектора и реализованные правительством меры по либерализации доступа на внешние рынки плюс невмешательство в ценовую политику стали оптимальным рецептом стимулирования экспорта. По крайней мере, на рынке черешни. Если этот тренд сохранится, то ягода будет приносить все большую прибыль стране. По данным Госкомстата РУз, в прошлом году Узбекистан отправил на экспорт 1,23 млн тонн плодоовощной продукции, выручив за нее $874,5 млн. Экспорт 50 тыс. тонн черешни может принести Узбекистану более $200 млн.


405 просмотров

В Приаралье фермеров лишают возможности пользоваться субсидиями

При закупке техники в лизинг они должны перечислить средства финансисту, иначе придется платить штрафы

Фото: Shutterstock

У фермеров Кызылординской области возникли проблемы с АО «КазАгроФинанс» по одному из пунктов договора лизинга сельскохозяйственной техники. Речь идет о принятых в 2018 году «Правилах субсидирования по возмещению части расходов, понесенных субъектом АПК, при инвестиционных вложениях» МСХ РК. Согласно им, между фермером и КАФ заключается договор лизинга, определяется срок, составляется график погашения. Затем государство через Минсельхоз выплачивает фермеру компенсацию – от 25 до 50% от стоимости техники.

Но в договоре есть пункт, обязывающий фермера перечислить полученные субсидии фининституту в течение 15 рабочих дней. Как говорят в КАФ, это делается для уменьшения основной суммы долга. Между тем, как считает начальник отдела АПК РПП «Атамекен» Кызылординской области Жасулан Сериков, эти деньги пригодились бы самому фермеру в разгар весенне-полевых работ.

«Ситуация вызывает недоумение. Летом 2018 года в эти правила были внесены изменения. В частности, о том, что сумма инвестиционных субсидий перечисляется рабочим органом на расчетный счет инвестора или с согласия инвестора в фин­институт в счет погашения основного долга. То есть фермеры могут оставить деньги себе или, подчеркну, добровольно перечислить лизингодателю. Кроме того, если фермеру понадобятся деньги на весенне-полевые работы или другие срочные нужды, в случае выплаты субсидий КАФ придется кредитоваться еще где-то. Хотя он мог рассчитывать на сумму компенсации», – отметил в комментариях «Курсиву» Жасулан Сериков.

Неизменный пункт

Несмотря на внесенные изменения и в нарушение распоряжения министра, практика заключения договоров с обязательным перечислением субсидий на счет КАФ продолжилась. 

«В конце 2018 года к нам пришли несколько предпринимателей, которые сообщили, что они заключили договоры с КАФ, где был прописан этот пункт. Мы написали письмо в центральный аппарат НПП, они – руководству КАФ. Откуда пришел ответ, что раз договор подписан, фермеры обязаны выполнять его. И в случае неисполнения обязательств их ждут штрафы. Но в конце добавили, что «в отдельных случаях АО «КАФ» готово рассмотреть возможность направления инвестиционных субсидий на прочие мероприятия по хозяйственной деятельности, при обоснованном предложении заемщика. Однако это нигде не прописано официально, и кто сможет воспользоваться такой привилегией, неизвестно», – говорит представитель РПП.

Нуждающихся больше

По словам одного из сельхозпроизводителей, которому грозят штрафы от КАФ, в августе 2018 года он заключил договор лизинга на приобретение техники на сумму 151,8 млн тенге. При этом ему полагалась субсидия в размере 42 млн тенге. После вмешательства РПП и переговоров с КАФ их удалось направить на нужды хозяйства.

Другому фермеру повезло меньше. Получив инвестсубсидии в размере 80 млн тенге, он вложил деньги в развитие хозяйства. Но ему грозит штраф из-за пункта об обязательном перечислении субсидий на счет КАФ.

Кстати, как предполагает руководитель отдела РПП, вероятно, этот не соответствующий приказу министра сельского хозяйства пункт присутствует во всех типовых договорах дочерних предприятий НУХ «КазАгро». «У фермера есть график погашения, по которому он регулярно платит. Зачем его еще чем-то грузить – тем же штрафом?! Почему бы обязательный пункт не сделать рекомендательным: мол, если в следующем году, возможно, будет неурожай, перечисли субсидии нам, уменьши сумму долга. Тогда не было бы претензий», – считает Жасулан Сериков. 

Всего по программе инвестсубсидий за два последних года в регионе были заключены соглашения на сумму свыше 10 млрд тенге. Из них 2,5 млрд тенге – это сумма возмещения КАФ.

Свои нюансы

В кызылординском филиале АО «КАФ» на вопросы «Курсива» заявили, что за два года существования программы инвествложений они еще никого не штрафовали. Как подчеркнул директор филиала Оразбек Каракожаев, такой пункт действительно есть в договоре, но его никто не выполняет.

«Как можно подписывать договор о лизинге на 150 млн тенге, не прочитав его?! Вы попробуйте взять деньги в банке, а затем опротестовать это: мол, был невнимателен при подписании. Договор лизинга на сотни миллионов тенге – это вам не кредит на 5 млн. Фермеры прекрасно знали, что они подписывали», – возмутился собеседник. 

Он подчеркнул, что ни один фермер в Приаралье не был оштрафован. «Для того чтобы наложить штраф, предусмотренный договором, я должен знать о том, что фермеру поступили субсидии. Да, я понимаю, что он получил деньги, но у меня нет доказательств. Соответственно, не могу подсчитать, каким должен быть размер штрафа. Мы просили у сельхозуправления информацию о выплатах субсидий, но нам отказали. Сами фермеры также не спешат сообщать, что они получили компенсацию за технику», – отметил Оразбек Каракожаев.

Он также уточнил, что сельхозпроизводители получают компенсацию не только по программе инвестсубсидий, но и по другим программам. 

Поэтому, зная о поступлении денег, фин­иститут не может претендовать на эти средства, так как они могут относиться к другой программе или являться только их частью.

Стоит отметить, что Кызылординская область входит в пятерку лидеров по закупу сельскохозяйственной техники в республике. В 2018 году через филиал КАФ местные сельчане закупили более 80 единиц техники (комбайны, тракторы, лазерные выравниватели) на сумму около 6 млрд тенге. 

За два последних года, в рамках подпадающей под инвестсубсидии программы, были закуплены около 200 единиц техники для более 130 крестьянских хозяйств Приаралья на сумму свыше 11 млрд тенге. А за 10 лет с момента появления КАФ в регионе местные аграрии закупили 1700 единиц техники. Всего с 2000 по 2019 год через КАФ было закуплено около 46 тыс. единиц техники по всей стране.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

b2-uchet_kursiv.png

 

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций