Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


7245 просмотров

Черешня стала новым экспортным брендом Узбекистана

«Курсив» разбирался в тонкостях успеха аграриев соседней страны

Фото: Shutterstock.com

За несколько лет Узбекистану удалось войти в четверку крупнейших экспортеров черешни в мире.

От Сеула до Лондона

В мае текущего года в лондонских магазинах впервые появилась черешня из Узбекистана. На самом крупном оптовом рынке Лондона пятикилограммовую коробку узбекской черешни можно было купить за £35 (около 3,3 тыс. тенге за килограмм). Розничная цена заморского продукта в столице Туманного Альбиона составила £9,99 за килограмм (4,8 тыс. тенге). Незадолго до этого узбекскую черешню начали продавать в Шанхае, а также в магазинах Южной Кореи. В прошлом году география поставок расширилась на страны Ближнего Востока – Египет, ОАЭ. До конца года Узбекистан планирует получить добро на экспорт черешни от карантинных служб Японии, Вьетнама, Таиланда, Иордании и Марокко.

По оценкам отраслевых экспертов, гектар хлопка приносит $25–50 прибыли, гектар пшеницы – $150, а продукты садоводства – от $600 до $3500 с гектара в зависимости от вида. Именно поэтому в стране было решено стимулировать выращивание абрикосов, персиков, винограда, черешни, дынь – в общем, всего того, чем издревле славится узбекская земля. И значительная часть продукции должна уйти на экспорт.

Есть еще ягоды в столицах

Прилавки стран СНГ узбекская черешня завоевала давным-давно. В советские годы главным поставщиком черешни были предприимчивые жители Ферганской долины: там ягода поспевает раньше, чем в других районах Узбекистана.

Экспорт в страны дальнего зарубежья начался только в 2012 году. Объем экспорта тогда составил 5 тыс. тонн. Первую партию узбекской ягоды закупила Южная Корея, с тех пор поставки не прерываются и к списку импортеров добавляются все новые страны. Согласно данным ресурса EastFruit.com, только в 2016 году было экспортировано узбекской черешни на сумму более $50 млн. В 2017 году страна экспортировала 32 тыс. тонн черешни, а в 2018 году – 34 тыс. тонн.

Официальные данные не слишком разнятся с оценками независимых экспертов. По данным компании «Узбекозиковкатхолдинг», с конца апреля по начало июня 2017 года на экспорт ушло 18,9 тыс. тонн черешни на сумму $44,23 млн, а за тот же период прошлого года – 24,5 тыс. тонн черешни на сумму более $103,96 млн. С учетом того, что поставки ведутся и в другое время года, к тому же есть и «серый» вывоз, всего в прошлом году Узбекистан отправил за рубеж около 45–50 тыс. тонн черешни. Для сравнения: ближайший конкурент – Турция – стабильно отгружает на экспорт от 65 до 80 тыс. тонн черешни ежегодно.

По оценкам аналитического портала EastFruits.com, в 2019 году объемы экспорта черешни из Узбекистана могут вырасти приблизительно на 10%, достигнув 50–55 тыс. тонн. Для сравнения: по данным на 1 июля 2019 года из Узбекистана было экспортировано 17 тыс. тонн черешни, 8,3 тыс. тонн персиков, 50 тыс. тонн абрикосов и 15 тыс. тонн сливы. Ожидается, что по-прежнему как минимум две трети экспортируемой черешни будет попадать на рынок России, преимущественно не напрямую, а через Казахстан и Кыргызстан.

Впрочем, на самом деле экспорт может и упасть: как сообщал в интервью Кun.uz начальник управления по переработке сельскохозяйственных продуктов и развития инфраструктуры Минсельхоза РУз Саидкарим Махмудов, неблагоприятные погодные условия (лето выдалось дождливым) могут сократить урожай до 50%. Но все равно планы у чиновников амбициозные. Только в Китай должно быть поставлено 20 тыс. тонн черешни. Пробная партия черешни была доставлена в Поднебесную в мае текущего года. В частности, китайцы планируют реализовать узбекскую черешню на площадке популярного китайского интернет-магазина Tmall.

Рахмат господину Трампу

Стоит отметить, что поставки узбекской черешни в Китай начались на фоне торговой войны КНР с США. Буквально пару лет назад американцы полностью доминировали на рынке Поднебесной. В 2018 году, по данным Reuters, их доля упала до 80%, а в этом году – до 38%. Их место постепенно занимают поставщики из Узбекистана, доля которого, по прогнозам, к концу года может составить 50% (стартовав с нуля).

По словам эксперта агропромышленного портала Agromart.uz Акмалхона Олимхонова, первое место в мире по объему экспорта черешни занимает Чили, на втором – США, а на третьем – Турция. Узбекистан по итогам 2018 года оказался четвертым.

«Конкурентных преимуществ у узбекской продукции несколько. У нас она поспевает быстрее, и мы можем поставить раньше, чем другие. Это с середины мая до конца июня. Турецкая и американская черешня поспевает через 15–20 дней», – отмечает Олимхонов.

Эксперты полагают, что ягода из Узбекистана выигрывает также и по вкусовым качествам, и по цене, в том числе за счет низкой стоимости рабочей силы. На китайском рынке продукция из Узбекистана в мае – июне 2019 года продавалась вдвое дешевле американской: около 70–80 юаней за килограмм, а американская – около 160 ($22,6).

Как и у конкурентов, узбекская черешня доставляется покупателям автотраспортом – в страны СНГ, самолетами – в дальнее зарубежье. Минусом является отсутствие доступа к морским коммуникациям. Но черешня – продукт нежный, и ее все экспортеры стараются доставлять побыстрее.

Главное – подготовить почву

Как рассказал «Курсиву» эксперт агропромышленного портала Agromart.uz Акмалхон Олимхонов, в стране созданы благоприятные условия для экспортеров сельскохозяйственной продукции. В частности, предельно упрощены экспортные процедуры. Все данные по экспорту можно занести в режиме онлайн, отменено требование регистрации экспортных контрактов в банке.

«Сейчас за один час можно отправить продукцию на экспорт, нет никаких проблем», – отмечает он.

Далеко не вся черешня продается за рубеж. Сейчас в садах страны выращивается около 200 тыс. тонн черешни, в прошлом году этот показатель составлял 170 тыс. тонн. Планируется, что к 2021 году в республике будет собрано 250 тыс. тонн черешни, из них на экспорт пойдет 100 тыс. тонн. То есть по мере увеличения производства доля экспорта должна вырасти с примерно 25% до одной трети от урожая.

За ростом экспорта стоят инвестиции в сектор. За последние три года в агропромышленный сектор было вложено $750 млн. Например, в Наманганской области осуществляется проект Uzbek cherry стоимостью $45 млн, где до конца текущего года общая площадь интенсивных садов черешни достигнет 1 тыс. гектаров. Всего в Узбекистане площадь, выделенная под садоводство, составляет 269,5 тыс. гектаров. Из них 118 тыс. гектаров (44%) – яблоневые сады.

Отлетай, подорожало

Быстрое наращивание интенсивных садовых полей, развитие агрокластеров и упрощение экспортных процедур позволили нарастить экспорт черешни в десятки раз в течение 5–6 лет. Но весной 2018 года правительство решило пойти на новую меру поддержки отрасли и ограничило минимальную экспортную цену черешни $4. Чиновники опасались, что иначе фермеры будут вынуждены отдавать ягоду посредникам за бесценок. В результате цена у производителей для торговых компаний на внутреннем рынке составила около 50–60 центов за килограмм.

Независимые экономисты и бизнесмены раскритиковали введение пороговой цены. Основатель крупнейшей в стране сети супермаркетов Korzinka.uz Зафар Хашимов на своей странице в Facebook подчеркнул, что частные компании имеют право продавать свою продукцию по своим ценам.

«Разумеется, государство вправе устанавливать общие правила процедуры экспорта, назначать и устанавливать правила валютного, тарифного и налогового регулирования, все это уже имеется. Но почему-то опять государство рвется устанавливать цены… Приведу один пример. В прошлом году (в 2018 году. – «Курсив») был очень хороший урожай черешни. Садоводы были в восторге, предвкушая щед­рый сезон. Но тогда государство запретило экспорт черешни по цене ниже чем $4 за килограмм. Но внешняя конъюнктура цен на черешню была совсем другой. Я лично купил черешню в российском супермаркете по цене 190 рублей за килограмм, или $3. То есть черешня в Москве в рознице стоила $3, а наши чиновники не разрешали экспортировать ее по цене ниже $4», – заметил Зафар Хашимов.

В результате из-за того, что черешня после созревания не может храниться долго, узбекским фермерам пришлось реализовывать большую часть свежего урожая на внутреннем рынке по 5–7 тыс. сумов, то есть меньше чем $1. Более того, по словам бизнесмена, сложившейся ситуацией воспользовались перекупщики из кавказских стран, которые скупали черешню по $0,5–0,8 и организовывали перевозку продукции в соседние страны окольными путями, вывозили товар в Кыргызстан и Казахстан, а оттуда везли товар в Россию или перепродавали там же, но уже по ценам на порядок выше.

В конце лета государство отменило порядок регулирования экспортных цен.

Маржинальный плод

Экономист из Ташкента на условиях анонимности в беседе с «Курсивом» отметил, что некоторые чиновники в правительстве все еще не оставляют попытки контролировать экспортные потоки и прошлогодний случай с установлением порога экспортных цен – яркое тому подтверждение.

«Это приводит к падению цен на рынке до минимума, а компании, имеющие связи в нужных местах, скупают товар по дешевке и вывозят его на экспорт, получая сверхприбыли! Доходило до того, что разрешение на экспорт тех или иных плодоовощных продуктов получали только определенные компании», – отмечает эксперт.

По его словам, все, что требуется сейчас от государства, – это не мешать частному сектору, тем же фермерам самостоятельно принимать решения, что выращивать, куда, кому и по каким ценам продавать свой товар.

«Только таким образом мы можем создать по-настоящему рыночную экономику, к которой должны прийти в конечном итоге», – резюмирует экономист из Ташкента.

Сохранение мер господдержки аграрного сектора и реализованные правительством меры по либерализации доступа на внешние рынки плюс невмешательство в ценовую политику стали оптимальным рецептом стимулирования экспорта. По крайней мере, на рынке черешни. Если этот тренд сохранится, то ягода будет приносить все большую прибыль стране. По данным Госкомстата РУз, в прошлом году Узбекистан отправил на экспорт 1,23 млн тонн плодоовощной продукции, выручив за нее $874,5 млн. Экспорт 50 тыс. тонн черешни может принести Узбекистану более $200 млн.


527 просмотров

ВОЛС станет базой для интернета на селе в Казахстане

К концу 2020 года в стране будет построено около 16 тыс. километров линий

Фото: АО «Казахтелеком»

Проект строительства волоконно-оптических линий связи (ВОЛС) в сельских населенных пунктах в Казахстане реализуется по модели государственно-частного партнерства, принятой во всем мире, но при этом имеет социальную направленность, отличающую его от аналогичных проектов в других странах. 

К пониманию важности социальной составляющей проекта ВОЛС соседние с Казахстаном государства подходят только сейчас, говоря о необходимости развития на базе общестрановой магистрали зональных участков такой линии, которая предоставит жителям сельских населенных пунктов равные с городским населением возможности за счет доступа к высокоскоростному интернету. В нашей стране эта часть проекта ВОЛС уже реализуется: к концу 2020 года в Казахстане будет построено суммарно около 16 тыс. километров линий, которые позволят жителям села получать те же услуги, что и жителям города, включая доступ к сетям 4G. 

О том, как реализуется этот проект и какие задачи компании «Казахтелеком» предстоит решить в ходе его реализации, в интервью изданию рассказал главный технический директор «Казахтелекома» Александр Лезговко.

Лезговко А.В..png

- Александр Владимирович, «Казахтелеком» в настоящее время реализует амбициозный проект по строительству волоконно-оптических линий связи в Казахстане. Насколько сложен проект с технической точки зрения, насколько он затратный и когда «Казахтелеком» рассчитывает получить отдачу от этого проекта?

- С точки зрения исполнения проект, скажем так, реализуется средней сложности, потому он подразумевает набор стандартных технических решений, включающих в себя прокладку волоконно-оптических линий связи, установку оборудования, в том числе на магистральном и на распределительном уровне, также установку клиентского оборудования непосредственно в государственных органах для подключения абонентских сетей и потребителя. Вместе с тем, большой объем строительно-монтажных работ и кратчайшие сроки реализации требуют серьезной мобилизации ресурсов всех участников проекта. Затраты – около 48 млрд тенге, по отдаче – понятно, что проект долгосрочный, рассчитанный на 14 лет. Он и выполняется по программе ГЧП по причине достаточно длительного срока окупаемости. Но, тем не менее, за счет гарантированной оплаты за услуги со стороны государства мы считаем этот проект экономически целесообразным для нашей компании.  

- Ранее в одном из интервью Вы говорили о том, что в планах компании обеспечить высокоскоростным интернетом 2,5 млн сельских жителей. Сколько это сел – и правильно ли будет утверждать, что оптика придет во все села страны?

- Нет, оптика затронет всего лишь 828 сельских населенных пункта, в которых будет подключено 2 тыс. 496 государственных органов. Всего же у нас в Казахстане более 6 тыс. сел, при этом часть сельских населенных пунктов уже находится на волокне, их около 1 тыс. 200 сейчас, а после реализации проекта станет около 2 тыс. 

- А как отбирались эти населенные пункты? По количеству жителей?

- Списки СНП формировались профильным министерством: отбирались крупные села, в которых есть государственные органы, школы, больницы - там есть разное количество жителей в этих населенных пунктах, но в основном, конечно, больше, чем 250 человек. Основным критерием являлось наличие государственных органов и бюджетных учреждений.

- А что будет с селами с меньшим населением? 

- Эта категория населенных пунктов также получит свои выгоды от строительства ВОЛС: планируется к созданной по проекту кабельной инфраструктуры подключать базовые станции в стандарте LTE800 и таким образом обеспечивать доступ к высокоскоростному интернету для не попавших в программу сел. То есть мы доводим оптику до крупного села, а затем за счет базовых станций LTE сможем обеспечить и подключение сел близлежащих. 

DSC_4403.jpg

- Сколько сел удастся подключить к высокоскоростному интернету таким образом? 

- За счет этого инфраструктурного решения планируем подключить еще 3 – 3,5 тыс. сел через систему радиодоступа по технологии LTE800, но это уже в рамках отдельного проекта. Важно другое: реализуя один проект, по строительству ВОЛС, мы одновременно создаем инфраструктуру для будущих подключений по другим технологиям. ВОЛС становится базовой инфраструктурой, на основе которой можно будет затем варьировать технические решения, использовать другие типы оборудования для различных типов подключений населения других сельских населенных пунктов.  

- Когда проект будет завершен? 

- Если говорить о проекте ВОЛС, то его инвестиционная часть – два года, этот и следующий. За это время мы должны построить волоконно-оптические линии до 828 сельских населенных пунктов. Последующие 14 лет – это срок действия договора ГЧП, согласно которому, государство гарантирует нам выплату за предоставленные услуги. То есть строительство базовой инфраструктуры завершится уже к концу следующего года. 

- Требует ли реализация программы проведения каких-то еще технических мероприятий, кроме прокладки ВОЛС?

- Ну, конечно, это же комплекс работ: прокладка зоновых и сельских ВОЛС, развитие магистральной сети для пропуска дополнительного трафика, установка систем электроснабжения, подключение государственных органов с установкой оборудования непосредственно в точках подключения. Это большой комплексный проект. 

- Целью нынешнего проекта названо устранение цифрового неравенства, что отражает его социальную составляющую. Расскажите подробнее, что под этим следует понимать? 

- Получая доступ в интернет любой абонент получает полный комплекс услуг и сервисов, которые можно через эти каналы коммуникаций предоставить. Школы получают интернет доступ к образовательной сети, ко всем программам, которые реализуются министерством образования. Государственные органы тоже получают возможность предоставлять сервисы для клиентов: выдавать справки, документы оперативно и на месте, а не отсылая человека в город или в райцентр. Помимо этого, любой человек, пользуясь высокоскоростным интернетом, может получить доступ к любому объему информации, что является большим прорывом для наших отдаленных сельских населенных пунктов и живущих в них людей. Которые сейчас не могут воспользоваться тем, что для горожан является обыденностью: билет по интернету заказать, к примеру. 

- ВОЛС позволит реализовывать и другие инновационные услуги, например, обеспечить село видеонаблюдением. Так ли это? 

- Ну, технически да, другой вопрос - насколько это актуально в селе. Но сельчане как минимум получат три наших базовых услуги: это цифровая телефония, это высокоскоростной доступ в интернет, и это ID-телевидение.   То есть они будут иметь такой же базовый набор услуг, как и любой абонент в городе. А там, дополнительно, если кто-то захочет установить видеонаблюдение через интернет за своим домом – пожалуйста, можно получить и такой набор услуг. То же самое по возможности снимать показания со счетчиков дистанционно – мы создаем транспортную среду, которая позволяет это делать в принципе. А дальше это вопрос потребителя и поставщика услуг, нужно ли им этой возможностью пользоваться. Если нужно – такая возможность есть.    

- Очевидно, строительство ВОЛС станет подспорьем для разворачивания сетей стандарта 4G и 5G? Как разворачивание ВОЛС в целом скажется на распространении мобильного интернета в стране? 

- В зонах, охваченных данным проектом проживает более 3,5 млн человек, в настоящее время они фактически не имеют доступа к сотовой связи, и точно не имеют доступа к широкополосному интернету через девайсы и мобильные устройства. После полной реализации проекта плюс после установки базовых станций ЛТЕ800 они получат полный комплекс сервисов стандарта 4G. 

DSC_4331 (1).jpg

- Предполагается ли создание новых рабочих мест при реализации проекта по строительству ВОЛС? 

- При работе над проектом будут привлечены проектные и подрядные организации, таким образом, работу при реализации проекта получит несколько тысяч человек. И надо учитывать, что это казахстанские компании это 100% казахстанское содержание, это очень важно с социальной точки зрения, с точки зрения привлечения нашей дополнительной рабочей силы. Мы же используем все казахстанское, включая кабель, полиэтиленовую трубу, вспомогательные материалы – это все производят казахстанские предприятия, поэтому и на них существенно увеличится нагрузка. Другой вопрос, что оборудование в основном импортного производства, но и в этом случае, монтаж этого оборудования будут производить казахстанские специалисты, поэтому от проекта выиграют все.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций